17 октября 2015 Просмотров: 592 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 9

 

Гла­ва 9 - Не­яс­ность

- Здравс­твуй, Бел­ла.
Ус­лы­шав свое имя, де­вуш­ка отор­ва­лась от чте­ния кни­ги на италь­ян­ском и пос­мотре­ла в двер­ной про­ем. Как глу­по, что сов­сем не­дав­но она все вре­мя за­пира­ла эту дверь. Те­перь нуж­ды в этом не бы­ло. Ей так стран­но и так грус­тно, что Altezzoso bellо у­ехал. Ин­те­рес­но, по­чему так про­ис­хо­дит? Что с ней та­кое?
Кро­хот­ный рос­то­чек на­деж­ды за­пол­нил её ду­шу, на­мекая на то, что Эд­вард вер­нулся рань­ше, но по­том соз­на­ние на­пом­ни­ло, что он у­ехал два дня на­зад и вер­нуть­ся так ра­но ни­как не мог, да и го­лос у не­го нем­но­го дру­гой… этот ка­кой-то… дев­ча­чий, что ли?
По­это­му слег­ка расс­тро­ен­ная де­вуш­ка уже не со­бира­лась здо­ровать­ся в от­вет, но её взгляд, вы­шед­ший из под кон­тро­ля, сколь­знул по ком­на­те и нат­кнул­ся на ма­лень­кую де­вуш­ку с чер­ны­ми то­пор­ща­щими­ся во­лоса­ми, ко­торая смот­ре­ла на неё. Воз­можно, она и поз­ва­ла её.
- Здравс­твуй­те, – ре­шила все-та­ки от­ве­тить Бел­ла.
- Ме­ня зо­вут Элис. Элис Кал­лен! – ух­мыль­ну­лась де­вуш­ка, и Бел­ла ед­ва не вы­рони­ла кни­гу. О бо­же! Эд­вард же­нат! У не­го есть же­на! Как она мог­ла… как пос­ме­ла ис­пы­тывать хоть ка­кую-то ми­нималь­ную при­вязан­ность к это­му муж­чи­не, ес­ли он уже влюб­лен в дру­гую… Но он был так не­жен с ней, и од­новре­мен­но так жес­ток, что она под­да­лась на его ча­ры, сов­сем чу­точ­ку, а выш­ло все так, как и пред­по­лага­лось из­на­чаль­но.
Хо­тя, Бел­ла и в страш­ном сне не мог­ла пред­ви­деть, что тот, кто за­пал ей в сер­дце, уже нас­лажда­ет­ся сер­дцем дру­гой…
Стран­ная боль и хо­лодок раз­ли­лись по её те­лу, де­лая мо­мент неп­ри­ят­ным, и Бел­ла пок­расне­ла, смот­ря на эти до­вер­чи­вые гла­за дру­гой де­вуш­ки, её со­пер­ни­цы.
На­до ска­зать, что Элис бы­ла очень кра­сивой, нес­мотря на «ёжик» из во­лос. У неё бы­ли мин­да­левид­ные се­рова­тые гла­за, пря­мой нос и пух­лые крас­но­ватые гу­бы. Она бы­ла блед­ной, но не блед­нее Кал­ле­на. Бы­ла строй­ной, но не ат­ле­тич­ной, и ка­залось, что бы­ла мо­ложе Эд­варда нас­толь­ко же, нас­коль­ко Бел­ла.
- Ра­да поз­на­комить­ся, мис­сис Кал­лен, – не сво­им го­лосом, пол­ным грус­ти, про­гово­рила Бел­ла, все же на­цеп­ляя на ли­цо вы­мучен­ную улыб­ку.
Се­реб­ря­ный смех Элис за­пол­нил ком­на­ту, и Бел­ла да­же не по­няла, что сде­лала не так, как че­рез се­кун­ду де­вуш­ка по­дош­ла к ней – да она да­же ни­же её! – и прис­таль­но пос­мотре­ла в гла­за:
- Я мисс Кал­лен, - ух­мыль­ну­лась Элис.
- Мисс… - в го­лосе Бел­лы бы­ло столь­ко дет­ско­го вос­торга, что Элис не­воль­но сно­ва рас­сме­ялась. Она не ви­дела бра­та мно­го лет, и ког­да ей поз­во­нил его бли­жай­ший друг Джас­пер, сна­чала да­же не хо­тела раз­го­вари­вать с ним, а по­том, ког­да он об­ри­совал ей си­ту­ацию, она прим­ча­лась сю­да, спа­сать Эд­варда от чар ка­кой-то под­за­бор­ной дев­чонки… но все ока­залось ина­че. Бел­ла бы­ла очень ми­лой, кра­сивой и скром­ной де­вуш­кой – по край­ней ме­ре, на пер­вый взгляд. И пусть Элис зли­лась на бра­та, но его вкус осуж­дать не мог­ла, по­тому что эта де­вуш­ка пон­ра­вилась ей с пер­во­го взгля­да, и она сра­зу ре­шила, что вмес­то то­го что­бы не­нави­деть её и пы­тать­ся вы­жить, поп­ро­бу­ет с ней под­ру­жить­ся.
- Эд­вард - мой брат, – под­держа­ла раз­го­вор Элис, при­сажи­ва­ясь в крес­ло и пред­ла­гая сесть Бел­ле. – Мы с ним дав­но в ссо­ре, но я да­же не по­доз­ре­вала, что за это вре­мя он най­дет се­бе та­кую кра­сивую и доб­ро­душ­ную де­вуш­ку. В кон­це кон­цов, пос­ле смер­ти Иза­бел­лы он зас­лу­жива­ет… - и тут до Элис дош­ло, что она не­сет, и де­вуш­ка быс­тро зат­кну­лась. Что она го­ворит? За­чем она рас­ска­зыва­ет это Бел­ле? Вот черт…
А Бел­ла бы­ла дей­стви­тель­но страш­но удив­ле­на та­ким по­воро­том со­бытий. О ка­кой Иза­бел­ле тол­ку­ет мисс Кал­лен? 
- В об­щем, я ра­да, что он встре­тил те­бя, – по­пыта­лась ис­пра­вить оп­лошность Элис и тут же пе­реш­ла к дру­гой те­ме, не да­вая опом­нить­ся сво­ей но­вой бу­дущей под­ружке:
- Мо­гу я по­любо­пытс­тво­вать, сколь­ко те­бе лет, Бел­ла? – спро­сила Элис у де­вуш­ки. Та, пы­та­ясь прий­ти в се­бя от не­ожи­дан­ной ого­вор­ки мисс Кал­лен, рас­се­яно кив­ну­ла и наз­ва­ла свой воз­раст:
- Сем­надцать, – про­гово­рила она, опус­кая гла­за. И она вов­ре­мя это сде­лала. Гла­за Элис рас­ши­рились от ти­хого и без­мол­вно­го ужа­са, но лишь на се­кун­ду. Она тут же спра­вилась со сво­им ли­цом, но за­была про кон­троль го­лоса, ко­торый и вы­дал её вол­не­ние:
- Сколь­ко? 
- Сем­надцать, – пов­то­рила Бел­ла и уже сме­лее взгля­нула на де­вуш­ку, ко­торая бы­ла яв­но по­теря­на. – А вам, мисс Кал­лен?
- Двад­цать шесть, – ти­хо от­ве­тила Элис, и по­том сно­ва на­дела улыб­чи­вую мас­ку. Она бы­ла по­хожа на сво­его бра­та, та­кая же ми­мика, по­хожее ли­цо. Сла­ва бо­гу, ха­рак­тер она пол­ностью унас­ле­дова­ла от ма­тери и вспыль­чи­вос­ти от­ца – Кар­лай­ла – у неё, в от­ли­чие от Эд­варда, не наб­лю­далось.
- По­чему бы нам не вы­пить ко­фе на ве­ран­де? – пред­ло­жила Элис, и Бел­ла сла­бо улыб­ну­лась. Она с са­мого сво­его при­ез­да не вы­ходи­ла на ули­цу, си­дя в этих че­тырех рос­кошных сте­нах.
- Хо­рошо, – толь­ко и смог­ла сог­ла­сить­ся она, ра­ду­ясь, что на­конец-то по­лучит свою пор­цию сол­нечной энер­гии. В кон­це кон­цов, на дво­ре ле­то!
На сол­нце и све­жем воз­ду­хе Бел­ла по­чувс­тво­вала дол­гождан­ную сво­боду и смог­ла ис­крен­не улыб­нуть­ся. Элис и она рас­по­ложи­лись на не­боль­ших ди­ван­чи­ках, и им при­нес­ли ко­фе с фран­цуз­ски­ми кру­аса­нами, ко­торые так нра­вились Элис, и о ко­торых по­нятия не име­ла Бел­ла.
Впро­чем, вско­ре и она ста­ла пок­лонни­цей этой фран­цуз­ской вы­печ­ки – бук­валь­но че­рез три се­кун­ды пос­ле то­го, как впер­вые поп­ро­бова­ла их.
- Ну, - на­чала Элис от­пи­вая из сво­ей чаш­ки. - Те­бе нра­вит­ся здесь?
Бел­ла не зна­ла, что от­ве­тить. Ска­зать прав­ду или сол­гать, при­ук­ра­сив свою жизнь тут?
- Не знаю… - про­тяну­ла она, ог­ля­дыва­ясь вок­руг. – Даль­ше сво­ей ком­на­ты я не бы­ла!
Элис ед­ва не вы­рони­ла чаш­ку, смот­ря на это соз­да­ние, си­дящее пе­ред ней и так спо­кой­но рас­сужда­ющее о ма­лень­кой ло­вуш­ке, в ко­торую она по­пала.
Эд­вард, что, с ума со­шел? По­чему он за­пира­ет её в этой ком­на­те?
Но се­год­ня ведь, ког­да она при­еха­ла, дверь бы­ла не за­пер­та! В чем же тут смысл?
- Эд­вард те­бя… не вы­пус­ка­ет? – толь­ко и смог­ла вы­мол­вить она, ак­ку­рат­но спра­шивая об этом но­вую под­ру­гу.
- Нет, я са­ма за­пира­лась, – уп­ря­мо по­кача­ла го­ловой Бел­ла, и Элис уви­дела то, что наб­лю­дала мно­го лет на­зад. Та­кая же уп­ря­мая Иза­бел­ла жи­ла в этом особ­ня­ке, прок­ли­ная биз­нес Кал­ле­на и обо­жая его са­мого… А что скры­ва­ет эта Бел­ла? Как она от­но­сит­ся к её бра­ту? Мо­жет быть, Джас­пер прав, и за ми­лой «скор­лупкой» Бел­лы скры­ва­ет­ся гнус­ная на­тура? 
Ну, ни­чего, у неё есть в за­пасе нес­коль­ко дней, и она обя­затель­но все вы­яс­нит до воз­вра­щения бра­та. А ведь ей нуж­но бу­дет и са­мой объ­яс­нить­ся с ним…
- За­чем? – не по­нима­ла Элис
- Эммм… – Бел­ла за­мялась. Что ска­зать этой де­вуш­ке? Что её брат вел се­бя как су­мас­шедший или ог­ра­ничить­ся сло­вами «при­дурок» и «иди­от»?
- Ну же… - де­лови­то нас­та­ива­ла Элис, же­лая до­копать­ся до ис­ти­ны, но не по­терять хруп­ко­го до­верия меж­ду ней и Бел­лой, ко­торое об­ра­зова­лось пос­ле то­го, как она ска­зала, что Эд­вард не же­нат, а она все­го лишь его сес­тра.
- Он вел се­бя иног­да… стран­но. – Бел­ла за­мени­ла сло­во «су­мас­шес­твие» на «стран­ность» и ос­та­лась впол­не до­воль­на со­бой. – По­нача­лу я его бо­ялась… - По­чему-то Бел­ла по­чувс­тво­вала, что мо­жет рас­ска­зать этой де­вуш­ке-эль­фу все, и не по­пасть по­том из-за это­го в неп­ри­ят­ности, по край­ней ме­ре, она так на­де­ялась.
- Бо­ялась? – не мог­ла по­нять Элис. С ка­ких пор Эд­вард стал та­ким страш­ным? Или ви­ной это­му та тра­гедия с Иза­бел­лой?
- Я и сей­час его бо­юсь… иног­да… - приз­на­лась Бел­ла и на се­кун­ду заж­му­рилась, а по­том ши­роко рас­пахну­ла свои шо­колад­ные гла­за, и та Бел­ла, ко­торая бы­ла сме­лой и ре­шитель­ной, спря­тала хруп­кую Бел­лу под свою обо­лоч­ку. – Хо­тя, есть ли смысл бо­ять­ся тех, кто не мо­жет при­чинить вам вред? – под­ве­ла итог она, и Элис бы­ла удив­ле­на из­ме­нени­ем в её по­веде­ние.
Оче­вид­но, что эта Бел­ла то­же пря­чет свое «Я» по­даль­ше от чу­жих глаз, пы­та­ясь от­го­родить­ся от бо­ли. Как и она. Как и Эд­вард. Как и они все.
- Смыс­ла нет, – улыб­ну­лась Элис и ре­шила по­гово­рить о чем-ни­будь дру­гом, да­бы не зат­ро­нуть боль­ных мест этой де­вуш­ки. Она хо­тела ви­деть её нас­то­ящую, а не спря­тав­шу­юся в свою ра­кови­ну под наз­ва­ни­ем «соз­на­ние».
- Ес­ли ты не вы­ходи­ла из ком­на­ты, то ты не ви­дела столь­ко все­го! – Элис вос­хи­щен­но об­ве­ла взгля­дом все вок­руг, и Бел­ла не­довер­чи­во взгля­нула на неё.
- Я те­бе все по­кажу, ми­лая, ты бу­дешь в вос­торге! – про­дол­жа­ла Элис и по­тихонь­ку бу­дила в ма­лень­кой Бел­ле ин­те­рес к собс­твен­ной пер­со­не и к это­му рос­кошно­му особ­ня­ку.
- Ну, что, мо­жет быть, ус­тро­им эк­скур­сию, – пог­ля­дывая на пус­тые чаш­ки из-под ко­фе и опус­тевшее блю­до с кру­аса­нами, с на­деж­дой пред­ло­жила мисс Кал­лен.
Бел­ла на се­кун­ду за­меш­ка­лась, а по­том мед­ленно кив­ну­ла. В лю­бом слу­чае, ос­та­ток жиз­ни она яв­но про­ведет тут, а зна­чит, неп­ло­хо бы­ло бы поз­на­комить­ся с этим мес­том и най­ти ка­кой-то уго­лок, где она смо­жет у­еди­нить­ся и стать са­мой со­бой вновь.
Элис же хмык­ну­ла и, по­доз­вав офи­ци­ан­тку в спе­ци­аль­ной уни­фор­ме, ве­лела ей все уб­рать, а по­том взя­ла Бел­лу под ру­ку и по­тащи­ла по вы­мощен­ным ка­мен­ным тро­пин­кам, пу­та­ющих­ся в зе­лени кус­тов, цве­тов, тра­вы.
Пер­вое, что Бел­ла уви­дела, ког­да выш­ла с ве­ран­ды на про­тиво­полож­ную сто­рону, с ко­торой её при­вели, это ог­ромный ла­биринт из жи­вой из­го­роди. Вы­сокие зе­леные кус­ты рас­по­лага­лись в стро­гом по­ряд­ке и от­то­го выг­ля­дели та­инс­твен­но и зах­ва­тыва­юще. Она ни­ког­да не ви­дела та­кой кра­соты, как се­год­ня.
И эта де­вуш­ка, Элис, она бы­ла не та­кой, как её брат сна­чала, а бо­лее ми­лой и бо­лее ра­дос­тной. Бел­ла вновь пе­реб­ра­ла в па­мяти мо­мен­ты, ког­да встре­чалась с Эд­вардом ли­цом к ли­цу: пер­вое зна­комс­тво воз­ле это­го ве­личес­твен­но­го особ­ня­ка, ког­да он был груб; его ноч­ной ви­зит в ее спаль­ню с пос­ле­ду­ющей по­пыт­кой ус­по­ко­ить; про­тивос­то­яние в сто­ловой и чуть не со­вер­шенное Эд­вардом убий­ство ох­ранни­ка, ко­торо­го она смог­ла спас­ти; по­меша­тель­ство мис­те­ра Кал­ле­на, а по­том пред­ло­жение, что­бы она са­ма зас­тре­лила Altezzoso bellо. А что сто­ит сов­сем не­дав­нее со­бытие, ког­да пе­ред отъ­ез­дом он при­шел поп­ро­щать­ся с ней и, ка­жет­ся, да­же… об­ра­довал­ся, ког­да она лишь на се­кун­ду по­каза­ла, как ей не хо­чет­ся ос­та­вать­ся здесь од­ной…
По­луча­ет­ся, не толь­ко она к не­му при­вяза­лась, но и он к ней?
А мо­жет быть, то, что они чувс­тву­ют, это не при­вязан­ность, а прос­тое вза­имо­ува­жение? Бел­ла не зна­ла, она прос­то шла по са­ду за Элис и на­де­ялась, что изу­чив все вок­руг, смо­жет луч­ше по­нять Хо­зя­ина это­го мес­та, к ко­торо­му она ис­пы­тыва­ла стран­ные, ском­канные и не­понят­ные чувс­тва…
Но са­мое стран­ное бы­ло то, что эти чувс­тва мог­ли ока­зать­ся вза­им­ны­ми!

В это вре­мя Эд­вард, нам­но­го силь­нее ску­ча­ющий по Бел­ле, не­жели она, дол­жен был на­ходить­ся здесь, в да­леком от Нью-Й­ор­ка Па­риже, и под­пи­сывать раз­личные до­гово­ры с фир­ма­ми, бук­валь­но вы­рывая их из рук кон­ку­рен­тов.
На­мере­ния Джас­пе­ра он раз­га­дал сра­зу и так же быс­тро пос­лал его и Бар­ба­ру, ко­торую тот при­тащил с ни­ми в ка­чес­тве «де­лово­го пар­тне­ра», по­даль­ше, к от­да­лен­ным ре­ги­онам, раз­би­рать­ся с по­луче­ни­ем на­логов и зак­лю­чать кон­трак­ты с на­лого­выми ас­со­ци­аци­ями.
На­ив­ный Джас­пер ду­мал, что Кал­лен смо­жет за­быть Бел­лу, ед­ва Бар­ба­ра ока­жет­ся в его пос­те­ли… Иди­от! Как мо­жет эта ра­зук­ра­шен­ная «Бар­би» зат­мить его храб­рую, хруп­кую и та­кую юную Бел­лу, к ко­торой он ис­пы­тывал сме­шан­ное чувс­тво бла­годар­ности, не­навис­ти и при­вязан­ности…
А ес­ли это и на­зыва­ют лю­бовью?
Он быс­тро по­качал го­ловой, ски­дывая на­важ­де­ние и воз­вра­ща­ясь к сво­им бу­магам, ко­торые гро­моз­ди­лись ку­чами у не­го на сто­ле. Но он быс­тро по­нял, что нас­та­ло вре­мя пе­реры­ва от всей этой не­нуж­ной, не­зап­ла­ниро­ван­ной ра­боты.
Впер­вые за пос­ледние семь лет он лич­но ус­тро­ил се­бе пе­рерыв! Впер­вые за семь лет ему на­до­ела его ра­бота, ко­торая бы­ла спа­сени­ем от бо­ли и оди­ночес­тва!
Те­перь он хо­тел ту­да, в Нью-Й­орк, к Бел­ле… Толь­ко что он бу­дет там де­лать? Она да­же от­ка­зыва­ет­ся вы­ходить из сво­ей ком­на­ты, что же го­ворить о том, что бы про­гулять по пар­ку с ним?
А, мо­жет, Элис её пе­ре­убе­дит?
Элис…
Он тут же по­чувс­тво­вал, как оче­ред­ной ру­бец на его из­бо­лев­шемся сер­дце за­пуль­си­ровал. Столь­ко лет прош­ло, но она ни ра­зу не поз­во­нила ему, прос­то что­бы он знал, что она жи­ва и здо­рова. С той но­чи у не­го не ос­та­лось ни­кого род­но­го ря­дом; Элис мог­ла бы ока­зать ему под­дер­жку, но она у­еха­ла, толь­ко бы у­ехать…
Он ожи­дал, что она вско­ре вер­нется, но ни че­рез год, ни че­рез два, ни да­же че­рез пять это­го не про­изош­ло. Она не зво­нила, не пи­сала… Она выб­ро­сила его из сво­ей жиз­ни. Но те­перь он прос­то обя­зан был по­пытать­ся вер­нуть сес­тру в свой мир, в свой дом, по­тому что она его час­ти­ца, и он ни­ког­да не смо­жет за­быть её или пе­рес­тать лю­бить.
Он при­нял­ся хо­дить по сво­ему ка­бине­ту и, на­конец, ос­та­новив­шись у ок­на, вдох­нул пол­ной грудью сла­дос­тный лет­ний воз­дух. В его во­об­ра­жении всплы­ла кар­тинка, то ли ре­зуль­тат буй­ной фан­та­зии, то ли ва­ри­ант воз­можно­го бу­дуще­го: Бел­ла - эта ма­лень­кая, храб­рая де­воч­ка - сто­ит в свет­ло-крас­ном платье, и её во­лосы раз­ве­ва­ют­ся на вет­ру. Её гла­за, шо­колад­ные ому­ты, блес­тят от ра­дос­ти, и она, за­видев его, иду­щего от­ку­да-то со сто­роны ле­са у особ­ня­ка, бро­са­ет­ся в его объ­ятья…
От кар­тинки на ду­ше у Кал­ле­на по­теп­ле­ло, но он по­качал го­ловой, ски­дывая на­важ­де­ние и не же­лая под­да­вать­ся нап­расным на­деж­дам. Он ни­ког­да не смо­жет быть лю­бим, и сам вряд ли по­любит…
Бел­ла нуж­на ему, как воз­дух, как во­да для пус­тынно­го пут­ни­ка, как пу­тевод­ная звез­да для заб­лу­див­ше­гося ка­пита­на даль­не­го пла­вания…
Толь­ко вот ну­жен ли он Бел­ле?
Нуж­но ли ей, в её свет­лой юнос­ти и мо­лодос­ти, ис­пы­тав­шей боль от по­тери ма­тери по его ви­не, его же раз­би­тое, рас­ко­лотое на ку­соч­ки и став­шее ру­ина­ми сер­дце?
Ко­му он ну­жен на этом све­те?
Да­же род­ная сес­тра бро­сила его!..
А уж Бел­ла, ко­торую он си­лой зас­тавля­ет ос­та­вать­ся ря­дом с со­бой… За­чем он ей, та­кой жес­то­кий, мер­зкий и слом­ленный?
А мо­жет быть, его на­деж­ды не нап­расны? Мо­жет быть, ког­да-ни­будь она за­хочет ви­деть ря­дом его?
Пус­тые меч­ты…
Он бы за­гадал лишь од­но единс­твен­ное же­лание, будь у не­го вол­шебное зер­ка­ло или вол­шебный цве­ток. Он за­гадал бы, что­бы Бел­ла по­люби­ла его та­ким, ка­кой он есть… И что­бы она не бро­сила его и не раз­би­ла его и без то­го пов­режден­ное сер­дце сно­ва… Он не пе­режи­вет эту боль во вто­рой раз, он не смо­жет жить с этой болью…
Он вы­давил улыб­ку и, сев в крес­ло, про­шеп­тал в сто­рону рас­кры­того ок­на с та­кой уве­рен­ностью, буд­то Бел­ла мог­ла его ус­лы­шать или по­чувс­тво­вать:
- Сбе­реги мое сер­дце, Бел­ла, я ос­та­вил его с то­бой! – и он сим­во­лич­но при­ложил ру­ку к гру­ди, а по­том про­тянул к от­кры­тому ок­ну, умо­ляя Бо­га, что­бы его са­мые сок­ро­вен­ные меч­ты ста­ли явью, и преж­ний Эд­вард – за­бот­ли­вый, доб­рый и ра­дос­тный – вер­нулся вмес­то се­год­няшне­го – мрач­но­го, мол­ча­ливо­го, жес­то­кого и… скор­бя­щего.
…Аминь.

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)