17 октября 2015 Просмотров: 777 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 6

 

Гла­ва 6 - Ле­карс­тво от гне­ва

Бел­ла все же ус­ну­ла, и ос­та­ток но­чи про­шел без про­ис­шес­твий, ес­ли не счи­тать то­го, что Эд­вард не мог сом­кнуть глаз, прис­лу­шива­ясь к каж­до­му шо­роху в сво­ем собс­твен­ном до­ме…

На­ут­ро все на­ходи­лись в стран­ном пред­вку­шении че­го-то но­вого, по­тому что, по сло­вам Лей­лы, ночью про­изош­ло мно­го че­го ин­те­рес­но­го, и те­перь де­вуш­ка, ко­торую при­вез Хо­зя­ин, дол­жна на­конец-то вый­ти из сво­ей ком­на­ты, где она про­вела боль­ше двух су­ток, и по­есть.
Ник­то не ви­дел нез­на­ком­ку, кро­ме Лей­лы, но по её сло­вам труд­но бы­ло что-то по­нять, раз­ве что - дев­чонка сов­сем мо­лодень­кая, да­же не­совер­шенно­лет­няя!
Вот это и по­кати­лось вол­ной по всей прис­лу­ге, ведь рань­ше им при­ходи­лось угож­дать как ми­нимум во­сем­надца­тилет­ним осо­бам.
Те­перь же в особ­ня­ке Кал­ле­на про­ис­хо­дили ог­ромные пе­реме­ны, и преж­де все­го они про­ис­хо­дили в са­мом Эд­варде. По сло­вам Лей­лы, она ни­ког­да ни­чего по­доб­но­го не ви­дела, и тем бо­лее та­кого по­веде­ния их бос­са.
Все с не­тер­пе­ни­ем жда­ли, ког­да же де­вуш­ка и Хо­зя­ин спус­тятся на зав­трак, и бы­ло яс­но, кто от­ны­не но­вая фа­ворит­ка все­могу­щего Эд­варда Кал­ле­на.
Эд­вард же прос­нулся в ка­ком-то стран­ном воз­бужде­нии и с тру­дом сдер­жи­вал се­бя, да­бы не ки­нуть­ся по ко­ридо­ру и пред­стать пе­ред ми­лой де­вуш­кой, ко­торая ещё вче­ра ночью бы­ла так на­пуга­на не­из­вес­тно чь­им при­сутс­тви­ем.
А мо­жет она не­нор­маль­ная? Или он су­мас­шедший? Кто их зна­ет…
Бел­ла в сво­ей ком­на­те то­же бы­ла в за­меша­тель­стве, ей хо­телось спус­тить­ся вниз, ведь ей нуж­но бы­ло как-то от­пра­вить пись­мо сво­ей ма­тери… А мо­жет поп­ро­сить Altezzoso bello? Нет, ис­клю­чено. Он при­вез её сю­да и не поз­во­ля­ет уй­ти. Зна­чит, он и пись­мо по­лучить Ре­не не поз­во­лит… Жаль, а вче­ра он вел се­бя так че­ловеч­но, что она да­же поп­ро­бова­ла до­верить­ся ему и по­кину­ла пол… А ещё он не по­гасил свет, так как по­нял, что ей страш­но в тем­но­те…
Кто же он та­кой?
Или это все ил­лю­зии её боль­но­го во­об­ра­жения? Мо­жет, и не бы­ло его здесь вче­ра, мо­жет быть, ей прис­ни­лось?
В лю­бом слу­чае, спус­тить­ся сто­ит, от то­го, что она си­дит вза­пер­ти, они не по­дума­ют вы­пус­кать её от­сю­да, а раз ей суж­де­но по­ка что жить тут, так по­чему бы не вос­поль­зо­вать­ся всей этой ерун­дой, ко­торой поль­зу­ют­ся они?
Она не со­бира­лась де­лать то, за­чем её сю­да при­тащи­ли, но ведь жить она име­ет пра­во? Она не бу­дет сле­довать их за­конам и по­ряд­кам, она ус­та­новит собс­твен­ные – для се­бя, ос­таль­ные пусть жи­вут, как хо­тят, и про­дол­жа­ют пок­ло­нять­ся сво­ему Хо­зя­ину.
Он ведь ей не хо­зя­ин, прав­да?
А вдруг нет? Вдруг, пос­ле вче­раш­не­го, он ре­шил, что она в его рас­по­ряже­нии?
Как бы там ни бы­ло, при­дет­ся ид­ти, и она сра­зу най­дет от­ве­ты на все воп­ро­сы.
Лег­ко ска­зать: ид­ти – а в чем ид­ти? На ней толь­ко то ста­рень­кое платье, в ко­тором её сю­да при­вез­ли. Ни­какой одеж­ды вок­руг боль­ше нет, да и в ко­моде пус­то…
Что же, при­дет­ся ид­ти, в чем есть.
Нас­пех приг­ла­див во­лосы, взгля­нув в зер­ка­ло, и умыв­шись, она па­ру раз глу­боко вдох­ну­ла и вы­дох­ну­ла, да­бы ус­по­ко­ить­ся, и нап­ра­вилась за дверь, ко­торая впер­вые бы­ла не за­пер­та ею са­мой.
Она сде­лала па­ру ша­гов по ко­ридо­ру, ог­ля­дыва­ясь, слов­но во­риш­ка, и пы­та­ясь вес­ти се­бя пос­ме­лее, но ме­шала об­ста­нов­ка… до­рогая и рос­кошная. Сно­ва вер­ну­лось чувс­тво, что она за­точе­на в Зо­лотой клет­ке…
Она сто­яла ми­нуту-дру­гую, раз­ду­мывая, что де­лать даль­ше: вер­нуть­ся в ком­на­ту, буд­то ни­чего и не бы­ло или спус­тить­ся вниз по лес­тни­це.
- Иза­бел­ла! – ра­дос­тный, хоть и сдер­жанный го­лос за её спи­ной от­ре­зал лю­бые пу­ти к от­ступ­ле­нию. Она сра­зу же уз­на­ла стран­ный ба­ритон Altezzoso bello, ко­торо­го счи­тала и Су­мас­шедшим, и че­ловеч­ным, и вся­ким, од­новре­мен­но…
- Мис­тер Кал­лен, – Бел­ла сдер­жа­но кив­ну­ла, буд­то бы и не удив­ленная его по­яв­ле­нию здесь. Он на се­кун­ду нах­му­рил­ся, но спус­тя миг на его ли­це сно­ва си­яла улыб­ка.
- Ду­маю, ты про­голо­далась, раз ре­шила по­кинуть свое ук­ры­тие, Бел­ла? – спро­сил он, чем вог­нал де­вуш­ку в крас­ку. Пы­та­ясь прий­ти в се­бя, Бел­ла рас­се­яно кив­ну­ла, ища хоть ка­кую-то под­дер­жку в об­ста­нов­ке, ко­торая не толь­ко не по­мога­ла, но да­же ско­рее ме­шала, да­вила на неё всей зем­ной тя­жестью.
- Нем­но­го, – про­лепе­тала Бел­ла, но тут же вспом­ни­ла, что нель­зя вес­ти се­бя как обыч­но, нель­зя боль­ше по­казы­вать сла­бость ни это­му че­лове­ку, ни ко­му-ли­бо дру­гому, ина­че её унич­то­жат, как унич­то­жили всех тут… И как она мог­ла поз­во­лить се­бе вче­ра раз­ры­дать­ся пе­ред ним? 
Ка­кой бы ни был кош­мар – он прош­лое, ко­торое не име­ет зна­чения, а бу­дущее - это то, во что нуж­но ве­рить и че­го нуж­но ждать, по­это­му она пок­ля­лась се­бе боль­ше ни­ког­да не по­казы­вать сла­бость пе­ред Эд­вардом Кал­ле­ном и дру­гими людь­ми.
- Тог­да не бу­ду те­бя за­дер­жи­вать, Бел­ла, мо­гу да­же про­водить! – он об­во­рожи­тель­но улыб­нулся ей, и она сос­тро­ила нес­ме­лую гри­мас­ку в от­вет. 
Эд­вард был при­ят­но удив­лен: се­год­ня она не ве­ла се­бя как пос­ледняя иди­от­ка, а бы­ла по­хожа на нор­маль­но­го че­лове­ка, с ко­торым мож­но об­щать­ся и до­бивать­ся вза­имо­пони­мания.
Он не со­бирал­ся ос­тавлять свою идею зас­та­вить её пок­ло­нять­ся ему и спать с ним, но ре­шил от­ло­жить это на по­том. Спер­ва до­верие, а по­том лич­ные при­тяза­ния – вот оно, кре­до для его за­во­ева­ния сер­дца этой дев­чонки, ко­торая пря­мо сей­час пок­расне­ла до кон­чи­ков ушей от од­но­го его взгля­да и сло­ва…
А она ми­лая… и ма­лень­кая – иде­аль­но! Та­кой лю­бов­ни­цы у не­го ещё не бы­ло. Мо­жет быть, она про­дер­жится доль­ше всех? Ведь зап­ретный плод вкус­нее все­го на све­те, не прав­да ли?
Но лю­бой едой мож­но пре­сытить­ся. Как бы ему не по­терять ин­те­рес к этой дев­чонке столь же быс­тро, как он об­рел его!
Ох, что за мыс­ли? Он ведь ещё не за­во­евал её!
- Лад­но… - кив­ну­ла Бел­ла на его пред­ло­жение про­водить её и пош­ла вслед за Кал­ле­ном по мра­мор­ным сту­пеням.
Он при­вел её в рос­кошную сто­ловую, сде­лан­ную то­же всю в зо­лоте и не­видан­ном ши­ке. Все как один, прис­лу­га ус­та­вилась в их сто­рону. 
Та де­вуш­ка, что вче­ра ночью при­ходи­ла вмес­те с Эд­вардом к ней, са­модо­воль­но ух­мы­ля­ясь, по­лиро­вала ог­ромный де­ревян­ный стол, за ко­торым, ка­жет­ся, мог умес­тить­ся це­лый ар­мей­ский полк, и там ос­та­лось бы ещё мес­то и для неё…
- Мис­тер Кал­лен, мисс Свон, – поп­ри­ветс­тво­вала их ми­лая жен­щи­на, от­ве­ча­ющая за зав­трак, обед и ужин в этом до­ме. – При­ветс­твую, и доб­ро­го ут­ра. Тра­пез­ни­чать бу­дете вдво­ем?
Бел­ла не­пони­ма­юще под­ня­ла гла­за на Кал­ле­на. Что эта за сло­во та­кое – «тра­пез­ни­чать»? Что оно зна­чит? И по­чему вдво­ем?
- Да, Ма­ри, – он улыб­нулся жен­щи­не, и та, кив­нув, скры­лась за по­рогом кух­ни, где шла пол­ным хо­дом под­го­тов­ка к та­кому важ­но­му в ис­то­рии это­го до­ма и все­го ро­да Кал­ле­нов зав­тра­ку, спо­соб­но­му из­ме­нить за­веден­ный здесь по­рядок раз и нав­сегда.
Эд­вард га­лан­тно зад­ви­нул за Бел­лой стул и толь­ко по­том дви­нул­ся к сво­ему мес­ту, уса­жива­ясь на не­го и смот­ря толь­ко на свою юную и оча­рова­тель­ную плен­ни­цу, от ко­торой не мог отор­вать­ся и с ко­торой был та­ким раз­ным в по­веде­нии, как ни с кем дру­гим.
Мрач­ный, мол­ча­ливый, ярос­тный или без­различ­ный… сей­час вся прис­лу­га ви­дела его улы­ба­ющим­ся, а все по­тому, что ря­дом бы­ла эта ми­ни­атюр­ная ша­тен­ка, си­дящая в прос­том и да­же ста­ром платье, ко­торое но­сили ещё в прош­лом сто­летии… Да кто же она та­кая?
Пе­ред Бел­лой и Эд­вардом пос­та­вили све­же­ис­пе­чен­ные штру­дели с виш­не­вым си­ропом и ом­лет с бе­коном и козь­им сы­ром. 
Де­вуш­ка не­довер­чи­во взгля­нула на всю эту ран­нее не­видан­ную еду, а по­том на Altezzoso bello, ища под­дер­жки. Он же, не от­ры­ва­ясь, смот­рел на неё, и это слег­ка пу­гало де­вуш­ку.
- Что это? – нег­ромко спро­сила она, по­тому что ка­залось, весь дом соб­рался тут, да­бы пос­мотреть на этот зав­трак.
- Еда, – улыб­нулся Кал­лен. – Штру­дель и ом­лет, поп­ро­буй, те­бе пон­ра­вит­ся! – за­верил он, и, са­ма не зная по­чему, она ему по­вери­ла, по­тому что че­рез па­ру се­кунд уже от­ре­зала но­жом не­боль­шой ку­сочек све­жевы­печен­но­го штру­деля и об­ма­кива­ла его в си­роп.
Мо­жет быть, этот Кал­лен и вир­ту­оз­ный лгун, но он был прав по по­воду еды – она бо­жес­твен­на! Та­кого она ни­ког­да не про­бова­ла, и это очень здо­рово, что ей пред­ста­вил­ся шанс оце­нить что-то в этом ро­де.
В этой жиз­ни ведь на­до все поп­ро­бовать, прав­да?
Ког­да зав­тра под­хо­дил к кон­цу, Бел­ла ре­шилась за­гово­рить с Кал­ле­ном, да­бы пе­редать ма­тери хо­тя бы пись­мо, так за­бот­ли­во на­писан­ное ей сов­сем не­дав­но.
- Эмм… Мис­тер Кал­лен? – не­лов­ко на­чала она, и Эд­вард под­нял на неё гла­за, удив­ленный та­ким по­воро­том де­ла. За­гадоч­ная кра­сави­ца не на­чина­ла с ним раз­го­вор с са­мого при­ез­да. Что же из­ме­нилось?
- Эд­вард, Иза­бел­ла, прос­то Эд­вард, – поп­ра­вил её муж­чи­на, на­де­ясь вте­реть­ся в до­верие да­же быс­трее, чем пла­ниро­вал.
- Эд­вард… - не­лов­ко про­из­несла Бел­ла, а по­том по­пыта­лась вспом­нить, о чем со­бира­лась го­ворить. – Я хо­тела бы, что­бы моя ма­ма зна­ла, что со мной все в по­ряд­ке. Вы ей это не пе­реда­дите? – она с на­деж­дой про­тяну­ла ему бе­лый кон­верт, ко­торый до это­го дер­жа­ла на сту­ле, то и де­ло, те­ребя ру­ками.
Кал­лен удив­ленно пос­мотрел на неё – та­кого он точ­но не ожи­дал! Со­об­щить Ре­не Свон о её до­чери? От­ку­да Бел­ла взя­ла бу­магу и кон­верт? Как она до это­го до­дума­лась? 
А эта де­вуш­ка ещё ин­те­рес­нее, чем он ду­мал!
- Я пе­редам, Бел­ла, но пре­дуп­реждаю… – он взял в ру­ки сал­фетку, уби­рая ос­татки си­ропа со сво­их губ. На кух­не в это вре­мя за­вис­тли­во вздох­ну­ла Лей­ла, ко­торая дав­но име­ла ви­ды на Кал­ле­на, а он её в упор не за­мечал. – Это пос­леднее, что по­лучит от те­бя твоя мать. Боль­ше вы ни­ког­да не уви­дитесь и не смо­жете по­гово­рить. Это мое ре­шение, и от­ны­не – ты моя… гостья, плен­ни­ца – на­зывай, как хо­чешь, но ты моя! – со­об­щил он, чем выз­вал вол­ну не­годо­вания в Иза­бел­ле, толь­ко что пы­тав­шей­ся до­верять ему… Он все ис­портил! За­чем он так с ней? Ей, что, и без это­го не боль­но?
- Я… - Бел­ла по­пыта­лась сглот­нуть ко­мок в гор­ле, ко­торый пред­ве­щал ры­дания, и по­кача­ла го­ловой, на­де­ясь скрыть боль и ски­нуть её, слов­но на­важ­де­ние.
Она вста­ла из-за сто­ла, под ещё бо­лее удив­ленный взгляд Эд­варда, и по­дош­ла чуть бли­же к его сту­лу, да­бы её сло­ва бы­ли луч­ше по­няты и за­пом­ни­лись ему:
– Ты… Да кто ты та­кой? Ка­кое ты име­ешь пра­во от­но­сить­ся ко мне, буд­то я вещь?
Вся прис­лу­га за­мер­ла от не­ожи­дан­ности и ус­та­вилась на сто­ловую, где впер­вые за всю ис­то­рию до­ма фа­ворит­ка ус­тра­ива­ла ис­те­рику са­мому Кал­ле­ну.
- Что?! – ярос­тно вос­клик­нул он, бе­зус­пешно пы­та­ясь сдер­жать свой вспыль­чи­вый ха­рак­тер.
- Ты не Бог, я уже это го­вори­ла! И ты ни­ког­да не по­лучишь ме­ня! Я - не твоя! Я те­бя не­нави­жу… Я толь­ко на­чала те­бе ве­рить, а ты… Я зна­ла, что ты та­кой, Кал­лен, зна­ла, что у те­бя же­лез­ное, неп­ро­бива­емое для чувств сер­дце, а с прит­ворс­твом нет проб­лем… Я пы­талась по­верить… Ну что же, боль­ше не бу­ду! Но мою судь­бу ты вер­шить не в си­лах! Ка­тись к чер­ту со сво­ими день­га­ми и властью! Я не твоя, и ни­ког­да не бу­ду! Я не бу­ду с то­бой спать, я не бу­ду те­бя раз­вле­кать, и я ни за что не бу­ду ТЕ­БЯ ЛЮ­БИТЬ! По­тому что от люб­ви к кам­ню и то бы­ло бы боль­ше поль­зы! - за­кон­чив свою пла­мен­ную ти­раду, она раз­верну­лась, что­бы уй­ти, но Эд­вард не мог вы­нес­ти та­кого по­зора на гла­зах все­го сво­его шта­та прис­лу­ги, по­это­му пой­мал её за ру­ку, до бо­ли сжи­мая неж­ную ко­жу и тон­кие ру­ки Иза­бел­лы.
- Ай! – вос­клик­ну­ла она, пы­та­ясь вы­дер­нуть ру­ку из цеп­ких паль­цев Кал­ле­на и при этом сох­ра­нить не­зави­симость и дос­то­инс­тво.
- Слу­шай ты… – на­чал Эд­вард, смот­ря пря­мо в гла­за дев­чонке и вста­вая со сту­ла, тем са­мым ста­новясь вы­ше её на це­лую го­лову, ес­ли не боль­ше. – Ты за­висишь от ме­ня! Твоя судь­ба, твоя жизнь, вся ты - в мо­их ру­ках! Я мо­гу де­лать с то­бой все что за­хочу, по­тому что ты при­над­ле­жишь мне! И своё «рав­нопра­вие по­лов» убе­ри по­даль­ше, яс­но? Пря­мо сей­час я мо­гу вы­вер­нуть те­бе ру­ку, а по­том свер­нуть шею, и ты не смо­жешь мне по­мешать! Ник­то не смо­жет! – он зло­рад­но ус­мехнул­ся, и Бел­ла ус­мехну­лась вслед за ним:
- Имен­но по­это­му у вас и нет семьи, вы уби­ли всех, кто хоть нем­но­го не слу­шал вас, так? – она зло­рад­но хмык­ну­ла, да­же не по­доз­ре­вая, что вон­за­ет нож в са­мое сер­дце Кал­ле­ну. Тот, чувс­твуя, как боль рас­те­ка­ет­ся по его сер­дцу и ду­ше, вы­пус­тил ру­ку де­вуш­ки из хват­ки и не­видя­щим взгля­дом пос­мотрел вок­руг се­бя. Он вспом­нил счас­тли­вые дни в кру­гу род­ных и дру­зей, смех сво­ей ма­лень­кой де­воч­ки и её счас­тли­вую улыб­ку…
Он по­терял все это! Иза­бел­ла пра­ва: он сам ви­новат в этом, и толь­ко он! 
Бел­ла же, ра­ду­ясь то­му, что её от­пусти­ли, все-та­ки на се­кун­ду за­меш­ка­лась, преж­де чем уй­ти. Ей по­чему-то вне­зап­но ста­ло жал­ко это­го ти­рана, но сло­ва, ска­зан­ные им, быс­тро вер­ну­ли её в ре­аль­ность, и, ярос­тно швыр­нув один из стуль­ев на пол, она бро­силась вон из ком­на­ты, в свою «тюрь­му».
За­пира­ясь там, она боль­но по­реза­ла ла­донь о не­пос­лушный за­мок и се­ла на ди­ван­чик, смот­ря на ок­ро­вав­ленную ру­ку, струй­ки кро­ви по ко­торой тек­ли точ­но вслед друг за дру­гом…
Как Эд­вард Кал­лен мог та­кое ска­зать ей? Да кем он се­бя во­зом­нил? При­дурок… Иди­от… Не­нор­маль­ный!

- Мис­тер Кал­лен, все в по­ряд­ке? – взвол­но­ван­ный го­лос Лей­лы пос­лы­шал­ся пря­мо над ухом, и это вы­вело Кал­ле­на из сту­пора, окон­ча­тель­но взбе­сив его и до­ведя до бе­лого ка­ления. Он всег­да от­го­ражи­вал­ся от бо­ли яростью. Так бы­ло про­ще: ник­то не тро­гал, ник­то не прис­та­вал, ник­то не пы­тал­ся за­ботить­ся…
- Пош­ли все вон! – за­орал он на прис­лу­гу, вста­вая со сво­его мес­та, пос­мотрел вслед убе­жав­шей де­вуш­ке и с не­навистью пе­ревел взгляд на кон­верт, ле­жащий на сто­ле.
Схва­тив его, он по­дошел к ка­мину, на­ходя­щему­ся в сто­ловой, и ки­нул бу­магу в огонь. Поч­ти мгно­вен­но пла­мя нав­сегда унич­то­жило сло­ва, на­писан­ные Иза­бел­лой для сво­ей ма­тери…
Прис­лу­га, при­вык­шая по пер­во­му тре­бова­нию вы­пол­нять при­казы, по­кину­ла сто­ловую, и толь­ко Лей­ла и Ма­ри тай­ком про­дол­жи­ли наб­лю­дать из кух­ни за каж­дым дей­стви­ем Хо­зя­ина. Ещё нем­но­го, и он дей­стви­тель­но бы убил эту дев­чонку.
Её уже все не­нави­дели, так как всем мог­ло не поз­до­ровить­ся от её не­об­ду­ман­но­го по­веде­ния, но ей кра­сотой, чес­тностью и храб­ростью в той же сте­пени и вос­хи­щались. Не каж­дый ре­шит­ся так вес­ти се­бя с Кал­ле­ном! 
Да ник­то бы не ре­шил­ся, кро­ме неё!
Она пер­вая и пос­ледняя… и, ско­рее все­го, она жес­то­ко поп­ла­тит­ся за со­де­ян­ное!
- Мис­тер Кал­лен… – про­из­несла сно­ва Лей­ла, вновь по­явив­шись в сто­ловой, чем выз­ва­ла в Эд­варде но­вую вол­ну злос­ти.
- Я же ска­зал, ос­тавь­те ме­ня в по­кое! – про­рычал Эд­вард и, раз­вернув­шись, вы­летел из по­меще­ния, под­ни­ма­ясь по лес­тни­це и нап­равля­ясь к сво­ему ка­бине­ту. Пло­хо бы­ло то, что да­бы по­пасть в не­го, нуж­но бы­ло прой­ти ми­мо две­ри Иза­бел­лы.
Он шел быс­тро и над­менно, но все-та­ки на миг за­мед­лился у две­рей, слов­но его при­нуди­ли это сде­лать… Он не знал, что сде­ла­ет с этой дев­чонкой, ед­ва она по­падет­ся ему на гла­за, но уже по­нимал, что без неё ему не жить, а, сле­дова­тель­но, ему нуж­но уй­ти ку­да-ни­будь, «ос­тыть» и толь­ко по­том вер­нуть­ся к ней для серь­ез­но­го раз­го­вора о том, кто он, а кто та­кая она, и кем она ста­нет, ес­ли не на­учит­ся вес­ти се­бя как по­доба­ет с ним.
Вне­зап­но в го­лове про­мель­кну­ла мысль, что он слиш­ком груб и жес­ток с ней, но он быс­тро от­бро­сил эти раз­мышле­ния. Глу­по сей­час ду­мать об этом!
Дер­жать власть мо­жет толь­ко силь­ный по ду­ху, а силь­ным его де­ла­ет имен­но жес­то­кость, жес­то­кость его пред­ков и его собс­твен­ная…
Он еще не знал, что все это ско­ро из­ме­нит­ся… И что же тог­да ста­нет с этой его жес­то­костью? 
Толь­ко од­но­му Бо­гу это из­вес­тно…
И те­перь Эд­вард Кал­лен гор­до сле­довал к сво­ему ка­бине­ту, а по­том ис­кал сре­ди раз­личных по­лок и до­кумен­тов кол­лекци­он­ный конь­як, быс­тро на­ливая его в бо­кал и пы­та­ясь спра­вить­ся с го­рем и ту­пыми раз­мышле­ни­ями…
Ал­ко­голь до­воль­но быс­тро за­тума­нил моз­ги, ли­шив воз­можнос­ти мыс­лить, и Эд­вард вздох­нул с об­легче­ни­ем – все прош­ло. Боль, со­жале­ние, раз­мышле­ния – те­перь он мо­жет от­дохнуть от все­го, что прес­ле­ду­ет его эти семь лет и не да­ет жить…
А как же Иза­бел­ла? Что бу­дет с ней?
Он не знал, но от гре­ха по­даль­ше за­пер дверь на за­мок, пред­ви­дя, что мо­жет на­нес­ти ей вред в та­ком сос­то­янии…
Он на­чинал за­ботить­ся о ком-то! Та­кой чес­ти не удос­та­ивал­ся ник­то пос­ле то­го зло­получ­но­го дня… Не­уже­ли Эд­вард Кал­лен сно­ва ста­нет та­ким, как преж­де? Как при сво­ей ма­лень­кой Иза­бел­ле?
Что ле­карс­твом от все­го прош­ло­го и боль­но­го ста­нет ны­неш­няя Иза­бел­ла, Бел­ла Свон?
Се­год­ня Эд­вард Кал­лен знал на­вер­ня­ка лишь то, что его сер­дце на­чина­ет от­та­ивать, пусть и мед­ленно, по от­но­шению к этой храб­рой и та­кой ма­лень­кой де­воч­ке Бел­ле…

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)