19 октября 2015 Просмотров: 659 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 56

 

Гла­ва 56 - Жизнь, про­низан­ная лю­бовью

- Па­поч­ка! Па­поч­ка! – ед­ва Эд­вард вы­шел из ма­шины, как навс­тре­чу ему уже бе­жали двое из трех са­мых луч­ших на све­те лю­дей. Про­бира­ясь че­рез кус­ты роз, и щу­рясь от сол­нца, Ре­нес­ми и Эн­то­ни вы­бежа­ли к подъ­ез­дной до­рож­ке, навс­тре­чу от­цу.
- Зай­чи­ки! – Эд­вард опус­тился на кор­точки, при­нимая де­тей в объ­ятья, и по­оче­ред­но це­луя их го­ловы – Лю­бимые мои!
В его го­лове тут же всплы­ли вос­по­мина­ния, о том, как он об­ра­довал­ся, уз­нав о том, что Бел­ла бе­ремен­на. Это слу­чилось уже пос­ле то­го, как он поп­ра­вил­ся пос­ле по­жара в особ­ня­ке. На­до ска­зать, Бел­ла про­яви­ла ис­по­лин­ское тер­пе­ние, вы­хажи­вая его. Ко­неч­но, он по­нимал, что она бы в лю­бом слу­чае это де­лала, да­же ес­ли бы шан­сов на то что он сно­ва вста­нет на но­ги не бы­ло – она ведь его лю­бит, очень силь­но. Боль­ше собс­твен­ной жиз­ни: как и он её. Толь­ко её сло­ва, её при­кос­но­вения по­мога­ли ему тер­петь ту ужас­ную боль, при­чиня­емую каж­дым дви­жени­ем, не­об­хо­димым для ре­аби­лита­ции те­ла. Ког­да бы­ло сов­сем ху­до, он да­вал во­лю эмо­ци­ям. И она без ус­та­ли ути­рала его сле­зы до тех пор, по­ка боль не про­ходи­ла. День за днем, ночь за ночью – про­шел поч­ти год, преж­де чем он смог по­кинуть сте­ны боль­ни­цы, воз­вра­ща­ясь к нор­маль­ной жиз­ни. Он ис­полнил свою меч­ту, меч­ту во имя Бел­лы, и сра­зу же пос­ле выз­до­ров­ле­ния пе­ре­ехал с ней в но­вый дом на Италь­ян­ском по­бережье. Это был уже не особ­няк, не по­местье, не усадь­ба. Не­боль­шой дву­хэтаж­ный до­мик, вме­ща­ющий че­тыре спаль­ни, ка­бинет, нес­коль­ко ван­ных ком­нат, холл, кух­ню и сто­ловую. Не бы­ло зо­лото­го удуш­ли­вого цве­та, не бы­ло чер­но­го…Все бы­ло яр­ким, ра­дос­тным, счас­тли­вым. Как и их с Бел­лой жизнь.
Од­нажды, ког­да они бы­ли на пля­же, она опус­ти­лась с ним на пе­сок, прик­ла­дывая его ру­ки к сво­ему жи­воту, и улы­ба­лась. 
«- Что та­кое? – спро­сил он, не по­нимая в чем де­ло
- Это твой ре­бенок, Эд­вард – она улы­балась счас­тли­вой улыб­кой, а в гла­зах у неё сто­яли сле­зы. Кал­лен сна­чала не­пони­ма­юще смот­рел на неё, по­ка смысл толь­ко что ска­зан­ных слов до­ходил до его соз­на­ния. Ре­бенок.
- Ты…? – у не­го не хва­тило слов от вне­зап­ной вспыш­ки люб­ви в те­ле, да и Бел­ла быс­тро кив­ну­ла, под­тверждая его до­гад­ку.
- Лю­бимая, Бел­ла! – он быс­тро под­нялся с пес­ка, при­жимая её к се­бе, и це­луя её ли­цо, ру­ки, шею, пле­чи: все что ви­дел. Она улы­балась, и нег­ромко всхли­пыва­ла – от счастья – пе­реби­рая ру­ками его во­лосы, и вжи­ма­ясь в его те­ло.
По­ис­ти­не вряд ли ког­да-ни­будь муж­чи­на был так счас­тлив. Бел­ла бы­ла так счас­тли­ва. Её меч­та по­дарить Кал­ле­ну ре­бен­ка сбы­лась. Она бе­ремен­на. Она ста­нет ма­терью его де­тей, она про­живет с ним дол­гую и счас­тли­вую жизнь. Жизнь, пол­ную люб­ви.»
Эд­вард слад­ко улыб­нулся вос­по­мина­ни­ем, сле­дуя даль­ше, к тем, ког­да их де­ти впер­вые да­ли о се­бе знать, ше­велясь внут­ри де­вуш­ки. Ка­жет­ся, тог­да они пла­кали от счастья вмес­те – об­нявшись на бе­лос­нежной кро­вати, и об­ду­ва­емые ве­тер­ком из рас­пахну­тых окон, где си­яло Тос­кан­ское сол­нце. 
Ка­ким же бы­ло для них сюр­при­зом, ког­да вмес­то од­но­го, дол­гождан­но­го пер­венца они об­ре­ли сра­зу дво­их. Де­воч­ку и маль­чи­ка. Бь­юще­му в них клю­чу эмо­ций тог­да не бы­ло не пре­дела ни кон­ца….
Со­еди­нив име­на сво­их го­рячо лю­бимых ма­терей, Эд­вард и Бел­ла увен­ча­ли де­воч­ку име­нем Ре­нес­ми, а ини­ци­ати­ва наз­вать маль­чи­ка Эн­то­ни бы­ла выд­ви­нута Бел­лой. Сна­чала она об­ду­мыва­ла ва­ри­ант «Эд­вард», но ре­шила для мень­шей пу­тани­цы пе­рек­лю­чить свое вни­мание на вто­рое имя лю­бимо­го. Они вмес­те за­ранее зна­ли, что эти име­на при­несут уда­чу их ча­дам. Ник­то и ни­ког­да не лю­бил так, как лю­били они. Не у ко­го не бы­ло столь­ко го­рес­ти, му­чений и бо­ли в жиз­ни, как у них. Ре­нес­ми и Эн­то­ни не при­дет­ся рас­пла­чивать­ся за гре­хи ро­дите­лей, гре­хов боль­ше нет. Все ис­купле­ны.
Про­бега­ли ме­сяцы, счас­тли­вые го­ды, и их де­ти взрос­ле­ли. Прош­ло уже поч­ти во­семь лет с тех пор, как Эд­вард впер­вые уви­дел близ­не­цов. Во­семь лет не­видан­но­го счастья и ра­дос­ти. Ему бы­ло пле­вать на вре­мя – оно для не­го ос­та­нови­лось – он плыл в без­гра­нич­ной люб­ви и спо­кой­ствии, в бес­ко­неч­ном обо­жании, и пе­репол­ня­ющей его сер­дце неж­ности и за­боте. За­боте о Бел­ле, Ре­нес­ми и Эн­то­ни. Са­мых важ­ных для не­го лю­дей.
- Как хо­рошо, что ты вер­нулся, па­поч­ка! – поз­ва­ла Ре­нес­ми, улы­ба­ясь, и смот­ря на не­го. Кал­лен теп­ло улыб­нулся в от­вет. Те же са­мые что и у Бел­лы – ог­ромные, свя­тящи­еся ра­достью шо­колад­ные гла­за – изу­чали его, да­ря лишь лас­ку и неж­ность. Ре­нес­ми бы­ла оли­цет­во­рени­ем их обо­их – унас­ле­довав взгляд, бесс­тра­шие и пре­дан­ность ма­тери, она по­лучи­ла так же брон­зо­вые куд­ри, блед­ную ко­жу, и бес­ко­неч­ную лю­бовь от­ца. 
Эн­то­ни по­ходил на сес­тру во мно­гом – в раз­го­ворах, дви­жения, дей­стви­ях: слов­но бы от­ра­жение в зер­ка­ле, толь­ко вот смот­ря на не­го, Бел­ла ви­дела Эд­варда. Его ску­лы, его изум­рудные гла­за, но за­то свои каш­та­новые ло­коны, и не­видан­ную са­мос­то­ятель­ность. 
В их де­тях сли­лось луч­шее от сво­их ро­дите­лей. Не бы­ло зло­бы, вспыль­чи­вос­ти и сты­да. Лишь доб­ро­та, дру­желю­бие, сер­дечность, храб­рость и кра­сота. Луч­шие из черт ха­рак­те­ра, ко­торые мо­гут по­желать лю­бые су­щес­тва этой пла­неты.
- Ме­ня не бы­ло все­го час, крош­ка, - хмык­нул муж­чи­на, за­печат­ляя по­целуй на лбу до­чери – Все­го ча­сик…
- Мы сос­ку­чились, - от­ве­тил за сес­тру Эн­то­ни, от­ветно об­ни­мая от­ца, и ух­мы­ля­ясь его же кри­вова­той, оча­рова­тель­ной улыб­кой – Мы и ма­ма!
- У ма­мы для те­бя сюр­приз, - за­гадоч­но про­из­несла Нес­си, це­луя от­ца в ще­ку.
- Сюр­приз? – Эд­вард вздер­нул бровь, удив­ля­ясь та­кому раз­ви­тию со­бытий. Сюр­приз за час? Пот­ря­са­юще,…По­хоже, его жизнь, – ко­торая, как ему ка­залось, уже не мо­жет быть луч­ше – все ещё идет в го­ру, под наз­ва­ни­ем «Без­мерное счастье». 
- Пош­ли – Эн­то­ни по­тянул его за ру­ку, под­ни­мая, и ув­ле­кая за со­бой. Про­тянув дру­гую ру­ку Ре­нес­ми, Эд­вард от­пра­вил­ся вмес­те со сво­ими ма­лень­ки­ми ан­ге­лоч­ка­ми к вхо­ду в дом. 
- Эд­вард! – ед­ва он пе­ресек зе­леную по­лосу из тро­пичес­кой рас­ти­тель­нос­ти, ве­селый бо­евой клич Элис зас­та­вил его ос­та­новить­ся, и, вы­пус­тив ру­ки де­тей, об­нять сес­тру. 
Де­вуш­ка по­вис­ла на нем, креп­ко об­вив ру­ками за шею. – Бра­тик, я ску­чала!
- Элис! – те­перь в го­лосе муж­чи­ны бы­ло счас­тли­вое удив­ле­ние – Ты же, ка­жет­ся, не со­бира­лась при­ез­жать!
- Ты не рад мне? – де­вуш­ка, изоб­ра­жая оби­ду, нах­му­рилась, опус­ка­ясь на собс­твен­ные но­ги, и от­пуская шею муж­чи­ны
- Ко­неч­но же рад, - от­махнул­ся Эд­вард, уве­рен­но про­из­но­ся сло­ва – Очень рад! А где Джас­пер и Мэй­бл?
- Здесь, - пос­лы­шал­ся го­лос Хей­ла, вы­ходя­щего из не­боль­шой мра­мор­ной бе­сед­ки, и дер­жа на ру­ках из­ви­ва­ющу­юся де­воч­ку пя­ти лет. Оча­рова­тель­ный плод люб­ви его сес­тры и Джас­пе­ра. Уже по­женив­шихся, и пе­ре­ехав­ших сю­да же, в Тос­ка­ну. 
- Дя­дя Эд! – та­кой же звон­кий как у ма­тери го­лос Мэй­бл ра­зор­вал ут­реннюю тишь, и она ми­гом ока­залась у ног муж­чи­ны
- Как ты вы­рос­ла, ми­лая! – под­хва­тывая ре­бен­ка на ру­ки, и це­луя в ще­ку, зас­ме­ял­ся Кал­лен. Джас­пер счас­тли­во улыб­нулся ему из-за кро­ны сос­ны.
Эд­вард от­ветно улыб­нулся дру­гу. На­до же, все о чем они меч­та­ли столь­ко лет сбы­лось. Сбы­лось во­семь лет на­зад, ког­да по­яви­лась Бел­ла. Все со­бытия про­изош­ли с ней, и по её во­ле. Она со­еди­нила Джас­пе­ра и Элис, она ис­це­лила Эд­варда, и по­дари­ла ему де­тей. Их мир был иде­аль­ным, без грам­ма изъ­яна. Так и дол­жно бы­ло быть. Так и бу­дет. Веч­ность.
Хейл по­манил дру­га паль­цем, опус­тив на тра­ву Мэй­бл, Эд­вард кив­нул Элис.
- Ну что же, ма­лыш­ня, кто ме­ня об­го­нит? – хит­ро ух­мыль­ну­лась она, по оче­реди ог­ля­дывая Ре­нес­ми, Эн­то­ни и Мэй­бл – На старт, вни­мание, марш!
Де­ти и сес­тра Эд­варда ки­нулись бе­жать по во­об­ра­жа­емой ма­рафон­ской до­рож­ке выс­те­лен­ной зе­леной тра­вой, ког­да Эд­вард по­дошел к дру­гу.
- Очень рад что вы при­еха­ли, - про­гово­рил Эд­вард, об­ни­мая Джас­пе­ра при встре­че – Это и есть сюр­приз?
- Один из нем­но­гих, - хмык­нул Хейл, и дос­тал из кар­ма­на брюк слег­ка по­мятую бу­маж­ку.
- Что это? – удив­ленный Кал­лен раз­вернул до­кумент, за­дава­ясь воп­ро­сом о его наз­на­чении.
- Ко­пия при­гово­ра Чар­ли Сво­на и Та­ни Де­нали – ух­мыль­нул­ся Джас­пер, и вмес­те с Эд­вардом за­ново пог­ру­зил­ся в вос­по­мина­ния о бы­лом. Пос­ле то­го су­да Чар­ли и Та­ня сбе­жали. Сбе­жали вмес­те. Их ис­ка­ли по все­му США, по­ка не до­дума­лись что их след прос­тыл имен­но за гра­ницей, ско­рее все­го в Ев­ро­пе. Спус­тя три го­да их пой­ма­ли и ста­ли су­дить. Не­из­вес­тно как, им сно­ва уда­лось сбе­жать из под стра­жи, и да­же об­венчать­ся в ка­кой-то приб­режной де­ревуш­ке Чи­ли. И сно­ва бег­ле­цы бы­ли схва­чены, спус­тя три го­да. Да­лее ве­лось следс­твие, суд, и стро­жай­шее зак­лю­чение бе­жен­цев. Их дер­жа­ли бук­валь­но за семью зам­ка­ми ещё око­ло двух лет, и Эд­вард ка­жет­ся, уже за­был об этом прок­ля­том Сво­не, как Джас­пер по­казал ему по­жиз­ненный при­говор это­го не­нор­маль­но­го, и Та­ни.
- Это же прек­расно! – улы­ба­ясь, вос­клик­нул Кал­лен – Боль­ше он нам точ­но не по­меша­ет!
- На то и был рас­чет, - хмык­нул Хейл, пох­ло­пав дру­га по спи­не – Ну а те­перь иди, те­бя ждет Бел­ла – он кив­нул на вто­рой этаж до­ма, где ок­на их спаль­ни бы­ли рас­пахну­ты, и бе­лые кру­жев­ные за­навес­ки раз­ви­вались на вет­ру.
Кив­нув, Эд­вард улыб­нулся, и гля­дя на рез­вя­щих­ся вмес­те с Элис на лу­гу де­тей, нап­ра­вил­ся к вхо­ду в дом. Быс­тро под­нявшись по лес­тни­це, он рас­пахнул дверь в их спаль­ню, и при­ят­ный ве­терок об­ве­ял его те­ло.
- Сол­нышко, Бэм­би? – поз­вал он, ог­ля­дывая пус­ту­ющее по­меще­ние
- Я тут, Ко­роль Лев – от­клик­ну­лась Бел­ла, об­ви­вая его сза­ди за та­лию, и це­луя в пле­чо – Я тут!
Он с неж­ностью ра­зом­кнул ру­ки де­вуш­ки, по­вора­чива­ясь к ней ли­цом, и смот­ря на неё. То же что и столь­ко лет на­зад. Вре­мя не влас­тно над её кра­сотой. Зав­тра Бел­ле двад­цать семь, а она по-преж­не­му выг­ля­дит на сем­надцать. Та­кая прек­расная, юная, ми­лая де­вуш­ка. Его ма­лень­кая де­воч­ка – так всег­да бы­ло, есть и бу­дет. 
- Ка­кая ты кра­сивая, Бел­ла – Эд­вард наг­нулся к её гу­бам, нас­лажда­ясь их по­целу­ем, и чувс­твуя теп­ло, рас­те­ка­юще­еся по те­лу. На­вер­ное, он мог бы це­ловать её веч­но, сут­ки нап­ро­лет. Но­чи на про­лет. Она бы­ла так же­лан­на, так ма­няща, так неп­рости­тель­но хо­роша и ми­ла, что его сол­нечное спле­тение за­щем­ля­лось от од­но­го её взгля­да. Те же прек­расные гла­за, та же улыб­ка, та же по­ход­ка, сло­ва, дет­ская на­ив­ность. Она дей­стви­тель­но ве­лико­леп­на. Его мис­сис Кал­лен. Его же­на.
- Ль­стец, - хмык­ну­ла она, но все же от­ве­тила на его по­целуй, так же как и он нас­лажда­ясь мо­мен­том. Она то­же бы­ла счас­тли­ва. Бы­ла счас­тли­вее всех на све­те. Вспо­мина­лись дни её прош­ло­го, про­питан­но­го кош­ма­рами, пер­вая встре­ча с Эд­вардом, даль­ней­шая жизнь, то, как она уз­на­вала про ра­нимость и внут­реннюю кра­соту муж­чи­ны, то, как она де­лилась с ним сво­ими пе­режи­вани­ями, то, как влюб­ля­лась в не­го, хоть и одер­ги­вала се­бя.…То, как уз­на­ла про его дочь, ус­лы­шала его ис­то­рию, рас­ска­зала собс­твен­ную…
Они две по­ловин­ки од­но­го це­лого, друг без дру­га не­защи­щен­ные, и ни­чего не зна­чащие. Де­вуш­ка то­же пом­ни­ла, те труд­ные и бо­лез­ненны дни выз­до­ров­ле­ния Кал­ле­на. Его сто­ны от не­сус­ветной бо­левой пыт­ки, его сле­зы, его ис­ка­жен­ное стра­дани­ями ли­цо.…Но она бы­ла ря­дом, так, же как и он ког­да-то с ней. Бы­ла лас­ко­ва, неж­на, за­бот­ли­ва и по­нима­ющая. Иног­да ей хо­телось рвать на се­бе во­лосы, ког­да оче­ред­ная боль, буд­то бы стре­ла прон­за­ла те­ло муж­чи­ны. Ей хо­телось од­но­го – что бы его стра­дания кон­чи­лись – и это вско­ре слу­чилось. Все за­вер­ши­лось бла­гопо­луч­но…
Да­лее сле­дова­ла их без­за­бот­ная, страс­тная се­мей­ная жизнь, а по­том – по­том она уз­на­ла о сво­ей пер­вой бе­ремен­ности,…тог­да она го­това бы­ла вы­бежать на ули­цу, и кри­чать о сво­ем счастье так гром­ко, что бы ус­лы­шали все на­роды ми­ра, все лю­ди на зем­ле. 
- Мне ска­зали, что у те­бя есть для ме­ня сюр­приз? – отс­тра­ня­ясь от Бел­лы, и от­го­няя же­лание за­нять­ся с ней лю­бовь пря­мо сей­час, поз­вал муж­чи­на
- Есть, - де­вуш­ка так же за­гадоч­но как и Нес­си улыб­ну­лась, и взяв его за обе ру­ки, поп­ро­сила зак­рыть гла­за
- За­чем?
- Уз­на­ешь! - отоз­ва­лась де­вуш­ка, и мед­ленно нап­ра­вилась к ван­ной ком­на­те, не вы­пус­кая рук Кал­ле­на
- От­кры­вай! – ух­мыль­ну­лась она, ос­та­нав­ли­ва­ясь. Эд­вард пос­ле­довал её со­вету, и рас­пахнул ве­ки. Пе­ред его взгля­дом пред­ста­ла мра­мор­ная ра­кови­на, внут­ри ко­торой бы­ло че­тырь­мя ров­ны­ми ли­ни­ями вы­ложе­но че­тыре тес­та на бе­ремен­ность. Все по­ложи­тель­ные.
- Ре­бенок? – не ве­ря сво­ему но­вому счастью, ух­мыль­нул­ся Эд­вард
- Наш ре­бенок, - поп­ра­вила его Бел­ла, прик­ла­дывая ру­ки к сво­ему жи­воту, и пог­ла­живая его – Ещё од­но на­ше сол­нышко!
- Бэм­би… - муж­чи­на пе­ремес­тил взгляд на Бел­лу, кла­дя свои ру­ки по­верх её ла­доней к её жи­воту:
- Гос­по­ди, лю­бимая!
- Ты счас­тлив? – де­вуш­ка, лас­ко­во уб­рав од­ну ла­донь от жи­вота, при­ложи­ла её к ще­ке муж­чи­ны, тот­час приль­нув­ше­го к ней
- Ты ещё спра­шива­ешь! – по­журил он, сно­ва улы­ба­ясь, – Да я са­мый счас­тли­вый че­ловек на све­те! – хмык­нув, он об­вил её ру­ками, при­под­ни­мая, и при­каса­ясь сво­им лбом к её. Те­перь их гла­за бы­ли на од­ном уров­не.
- Как же я жил без те­бя? – ти­хо про­мол­вил он, смот­ря в свои са­мые лю­бимые шо­колад­ные гла­за – Как же я мог ды­шать без те­бя?
- Боль­ше на этот от­вет те­бе воп­ро­са ис­кать не при­дет­ся, я всег­да бу­ду с то­бой! – так же ти­хо, но лю­бяще про­шеп­та­ла Бел­ла, пог­ла­живая его ску­лы – Всег­да-всег­да!
- Боль­ше­го мне и не на­до, - удов­летво­рен­но про­из­нес муж­чи­на, и под­хва­тил Бел­лу на ру­ки, вы­нося из ван­ной. Они зак­ру­жились по ком­на­те, ве­село сме­ясь, и од­новре­мен­но сли­ва­ясь в по­целуе. 
- Го­луб­ки, мы ещё здесь! – пос­лы­шал­ся вор­чли­вый го­лосок Элис, с лу­жай­ки
- Об­ра­ду­ем их? – шеп­нул Кал­лен, гля­дя на рас­кры­тое ок­но
- Они уже зна­ют, сюр­приз ведь был для те­бя – зас­ме­ялась де­вуш­ка, иг­рая с ло­кона­ми муж­чи­ны
- Ка­кие вы все скрыт­ные, - хмык­нул Эд­вард, пок­репче при­жимая к се­бе Бел­лу, - Ну лад­но, я вас про­щаю, сюр­приз удал­ся!
Сно­ва зас­ме­яв­шись, он опус­тил Бел­лу на пол, и про­тянув ей ру­ку, нап­ра­вил­ся в сад. У две­рей на тер­ра­су уже жда­ли Хей­лы и Кал­ле­ны.
- Ну что, но­во­ис­пе­чен­ный па­паша, - ух­мыль­нув­шись, поз­вал Джас­пер – Как ощу­щения?
- Луч­ше не бы­ва­ет, - лас­ко­во об­ви­вая Бел­лу за та­лию, и це­луя в ви­сок, приз­нался муж­чи­на – Это прос­то пот­ря­са­юще!
- А ког­да у нас бу­дет бра­тик или сес­трич­ка? – хо­ром спро­сили Несс и Эн­то­ни, в упор смот­ря на ро­дите­лей
- Че­рез па­ру ме­сяцев, - пе­рег­ля­нув­шись, до­ложи­ли Бел­ла и Эд­вард, а по­том, гос­тепри­им­но рас­крыв объ­ятья, креп­ко об­ня­ли сво­их де­тей.
- Люб­лю те­бя, - про­гово­рил муж­чи­на, це­луя Бел­лу в гу­бы, од­новре­мен­но об­ни­мая близ­не­цов.
- Люб­лю те­бя! – так же лас­ко­во и лю­бяще, ма­няще и ис­крен­не про­из­несла де­вуш­ка, - Всег­да бу­ду лю­бить!
Они улыб­ну­лись, гля­дя в счас­тли­вые гла­за, друг дру­га, и бла­года­ря судь­бу, за то что со­еди­нила их, и по­дари­ла та­кую прек­расную семью, прек­расных де­тей, и прек­расную жизнь. Раз и нав­сегда. От­ны­не и на­веки. Те­перь уже нич­то и ни­ког­да не смо­жет ом­ра­чить их счастье, по­тому что оно всег­да бу­дет пре­ум­но­жать­ся, а лю­бовь этих муж­чи­ны и жен­щи­ны – Эд­варда и Бел­лы – от­го­нит лю­бые бе­ды от их семьи, лю­бые го­рес­ти – хо­тя, судь­ба уже и так ос­та­вила их в по­кое – они бы­ли уве­рены и убеж­де­ны, что их все­силь­ное чувс­тво, ко­торое на­веч­но в их сер­дцах, бь­ющих­ся в уни­сон, убе­режет всех их де­тей, вну­ков, прав­ну­ков, и их и са­мих да­же от смер­ти. Это уж точ­но!

Пос­лесло­вие:

Так счас­тли­во и за­кон­чи­лась эта ис­то­рия про Бел­лу и Эд­варда. Их жиз­ни на­веки свя­заны и не­раз­рывны. У них есть де­ти, есть бу­дущее, есть семья. Но са­мое глав­ное – они есть друг у дру­га. 
Прой­дя че­рез боль, че­рез стра­дания и ужа­сы, они за­ново об­ре­тали се­бя, учи­лись до­верять друг дру­гу, учи­лись лю­бить. Эта на­ука пос­тигну­та ими пол­ностью, и мож­но с уве­рен­ность ска­зать, что та­кая лю­бовь вряд ли где-то пов­то­рит­ся. 
Са­мое глав­ное – что бы­ло до­каза­но ими са­мими – уметь ве­рить, ждать, на­де­ять­ся и лю­бить.
Ведь лю­бовь уж точ­но смо­жет спас­ти мир. И она спа­са­ет. Каж­дый день, и каж­дый час. 
Уда­чи всем в этом неп­ростом, но та­ком за­меча­тель­ном чувс­тве.
В люб­ви. 

КОНЕЦ.

 

 

 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)