18 октября 2015 Просмотров: 605 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 51

 

Гла­ва 51 - Бу­маж­ная Ба­лери­на

- Эд­вард! – гром­кий, от­ча­ян­ный вопль пос­ре­ди но­чи раз­ру­шил мир сно­виде­ний Кал­ле­на, воз­вра­щая его в ре­аль­ность. Го­лова пуль­си­рова­ла пос­ле не­дав­не­го вы­пито­го вис­ки, и по­это­му крик не­веро­ят­но раз­дра­жал. Ес­ли бы он не раз­ли­чил в нем го­лос Бел­лы, на­вер­ное, прис­тре­лил бы по­мешав­ше­го ему че­лове­ка тут же – об­разно ко­неч­но – ско­рее все­го, он бы прос­то на­орал на не­го, и уво­лил. Но это бы­ла Бел­ла. Его ма­лень­кая де­воч­ка. И толь­ко по­это­му, бо­рясь с пуль­си­ру­ющей болью, он все же от­крыл гла­за, но не то­ропил­ся вста­вать с по­душ­ки, а лишь пы­тал­ся сфо­куси­ровать взгляд.
Вне­зап­ный вздох об­легче­ния ря­дом с ним зас­та­вил муж­чи­ну ог­ля­нуть­ся, и най­ти тем са­мым взгля­дом Бел­лу. Ему все вре­мя ме­шала ка­кая-то дым­ка, ца­рящая пе­ред гла­зами. Так по­хоже на ту­ман…глу­по, от­ку­да тут взять­ся ту­ману?
- Ты в по­ряд­ке? – над­ломлен­ный и хрип­лый го­лос де­вуш­ки об­ра­тил вни­мание Кал­ле­на на се­бя, зас­тавляя прий­ти в чувс­тво.
- А по­чему я дол­жен быть не в по­ряд… - для слов Эд­варду приш­лось наб­рать воз­ду­ха, а он вне­зап­но ока­зал­ся та­ким удуш­ли­вым, что фра­за муж­чи­ны обор­ва­лась ди­ким прис­ту­пом каш­ля. И в этот же мо­мент по­нял, что за дым­ка ви­тала по ком­на­те. Это вов­се не дым­ка, не ту­ман, это дым…нас­то­ящий дым, ис­хо­дящий от че­го-то го­ряще­го. Дым. Огонь. По­жар. Ло­гичес­кая це­поч­ка выс­тро­илась в го­лове муж­чи­ны так быс­тро, что сон мгно­вен­но спал с не­го, зас­тавляя рез­ко сесть на кро­вати, от­че­го го­лова за­пуль­си­рова­ла силь­нее, а пе­ред гла­зами все сли­лось в сплош­ное пят­но.
- Что про­ис­хо­дит? – он поз­вал Бел­лу, все ещё не за­мечая её сре­ди ды­ма, и чувс­твуя де­жавю. Все то­же, всё так же как и в тот день. Толь­ко те­перь он с Бел­лой, и он ни­ког­да не поз­во­лит ей сго­реть. Ни­ког­да.
- Не знаю! – от­ча­ян­но вос­клик­ну­ла де­вуш­ка, и че­рез се­кун­ду Кал­лен по­чувс­тво­вала, как её ру­ки об­хва­тили его, ища за­щиты.
- Все бу­дет хо­рошо, сол­нышко! – быс­тро и ре­шитель­но про­гово­рил он, зная, что те­перь нуж­но вы­бирать­ся. На­шарив ру­ками прос­ты­ни, он про­тянул од­ну Бел­ле, ве­лев при­ложить к ды­хатель­ным пу­тям
- За­чем?
- Что бы ни уме­реть от удушья, ды­ши как мож­но ре­же, но че­рез прос­тынь – от­дав ука­зания Бел­ле, он пос­ле­довал им же, ког­да нап­ра­вил­ся к две­ри, ве­дущей вон из ком­на­ты. Ис­точни­ка ог­ня в их спаль­не вид­но не бы­ло, со­от­ветс­твен­но, он где-то в ко­ридо­ре. Но ес­ли они не вы­берут­ся от­сю­да, им ко­нец. Со всей си­лы об­ру­шив удар на дверь, Кал­лен гром­ко поз­вал на по­мощь, по­нимая, что она за­пер­та с той сто­роны. Черт, ка­кой иди­от смог зак­рыть дверь? Кто пос­мел?
Но сей­час до этих воп­ро­сов не бы­ло де­ла, не бы­ло вре­мени. Бро­сив дверь, Эд­вард от­ча­ян­но мет­нулся к ок­ну, но и его створ­ки ока­зались креп­ко за­пер­ты­ми. Яс­но, что кто-то мог за­переть две­ри, но ок­на…, нет, та­кого не мо­жет быть.
Кал­ле­ну до сих пор ка­залось, что он прос­то в кош­ма­ре, что че­рез се­кун­ду он прос­нется, и все ста­нет как преж­де. Теп­лое тель­це Бел­лы ря­дом, её ми­лые каш­та­новые ло­коны, глу­бокие шо­колад­ные гла­за и об­во­рожи­тель­ная улыб­ка. 
Но он не про­сыпал­ся, лишь за­дыхал­ся. Но уже не от бо­ли или ис­те­рики, а от удуш­ли­вого, гро­зяще­го при­кон­чить их ды­ма. 
Ста­ло яс­но, что нуж­но раз­би­вать ок­но. Толь­ко чем? Что в этой ком­на­те он в сос­то­янии под­нять? Все сде­лано из крас­но­го де­рева, из ду­ба, а это не­подъ­ем­ные ве­щи для брос­ка…
И все же, ес­ли он хо­чет спас­ти их с Бел­лой жиз­ни, ему при­дет­ся по­пытать­ся. Ос­терве­нело об­хва­тив ру­ками один из жур­наль­ных сто­ликов, Кал­лен был вы­нуж­ден бро­сить на пол прос­тынь, что бы ос­во­бодить ла­дони. Те­перь ды­му ста­ло про­ще по­падать в его лег­кие, а это бы­ло слиш­ком опас­но. Но ку­да опас­нее тот факт, что его де­воч­ка мо­жет сго­реть так же, как и Белль. Так же, как и Джей­коб. Нет, не бы­вать это­му, ни­ког­да!
- Эд­вард! – да­вясь на­зой­ли­выми прис­ту­пами каш­ля, поз­ва­ла Бел­ла, не ви­дя его сре­ди гус­то­ты ды­ма. – Эд­вард!
- Я тут, - пос­лы­шалось со сто­роны ок­на, и Бел­ла все свои зри­тель­ные ре­цеп­то­ры нап­ра­вила ту­да. Проб­ле­ма бы­ла ещё и в том, что от ды­ма здо­рово сле­зились гла­за, и ес­ли Бел­ле, си­дящей на кро­вати это ме­шало раз­гля­деть Кал­ле­на, то ему са­мому это ме­шало по­нять, где имен­но ок­но, что бы бро­сить в не­го этот чер­тов стол.
Вол­не­ние за Эд­варда раз­би­рало Бел­лу буд­то бы по час­тям, де­лая её пре­быва­ние здесь не­выно­симым. Ну за­чем он ос­та­вил её здесь? Вдруг что-ни­будь слу­чит­ся? Она ведь да­же не ви­дит его, что бы ес­ли что по­мочь! Ох, бо­же, за что же им все это?
Но на са­мом де­ле она бы­ла на­пуга­на не толь­ко за Кал­ле­на. Она бы­ла на­пуга­на этим не­от­ку­да взяв­шимся пла­менем, и с дрожью вспо­мина­ла рас­сказ Эд­варда о смер­ти Белль. Бо­же…
Её мыс­ли прер­вал ог­лу­шитель­ный треск со сто­роны ок­на, и че­рез се­кун­ду она по­чувс­тво­вала, как что-то ос­трое впи­лось ей в пра­вую ру­ку, ле­жащую бли­же все­го к кро­вати. Но дым уже стал нас­толь­ко густ, что она не смог­ла уви­деть то­го, что трав­ми­рова­ло её, да и трав­ма эта бы­ла вов­се не опас­на.
- Эд­вард? – сно­ва, уже гром­че и от­ча­ян­нее поз­ва­ла она, вгля­дыва­ясь в по­меще­ние 
- Я в по­ряд­ке, - хрип­ло про­гово­рил тот, в ко­торый раз за­дыха­ясь от удушья, все­ля­емо­го ды­мом. Во рту бы­ло су­хо, в гор­ле пер­ши­ло, а гла­за сле­зились нас­толь­ко, что он уже с тру­дом ви­дел ту­ман­ные очер­та­ние кро­вати в этой за­дым­ленной ком­на­те. Толь­ко нем­но­го све­жего ве­тер­ка из ок­на да­ли ему кап­лю воз­ду­ха, зас­тавляя от­клик­нуть­ся Бел­ле. На ощупь он доб­рался до кро­вати, на­ходя её ру­ки, и бе­ря в свои. Она пос­лушно пос­ле­дова­ла за ним, все ещё при­жимая прос­тынь ко рту, и од­новре­мен­но ути­рая ею сле­зы, ка­тив­ши­еся по ще­кам из-за ды­ма.
Эд­вард же сфо­куси­ровал все си­лы и вни­мание на том, что бы спас­ти Бел­лу из этой ком­на­ты, и по­это­му кое-как смог доб­рать­ся до раз­би­того ок­на. Его ру­ки уве­рен­но об­хва­тили та­лию де­вуш­ки, под­ни­мая её на по­докон­ник.. 
- Пры­гай! – ве­лел Кал­лен, ког­да его ру­ки от­пусти­ли де­вуш­ку – Я сей­час!
И он ис­чез. Скрыл­ся. Бел­ла боль­ше не чувс­тво­вала его ла­доней на се­бе, не слы­шала его хрип­ло­го ды­хания. Ис­пу­гано ог­ля­нув­шись, она не наш­ла да­же его си­лу­эта сре­ди ды­ма.
- Я без те­бя не прыг­ну! – ис­те­ричес­ки зак­ри­чала она, вды­хая воз­ду­ха с ули­цы.
- Ни к че­му тут твоё уп­рямс­тво, пры­гай! – пос­лы­шал­ся гром­кий и ярос­тный вопль Эд­варда от­ку­да-то из глу­бины ком­на­ты. Он пы­тал­ся доб­рать­ся до ко­мода, в по­пыт­ке дос­тать ту са­мую книж­ку – днев­ник его до­чери – единс­твен­ное те­перь на­поми­нание о том, что она бы­ла в его жиз­ни, о том, как он её лю­бил. На­вер­ное, это бы­ло слиш­ком оп­ро­мет­чи­во и без­рассуд­но, но тог­да ему это в го­лову не приш­ло. 
А тем вре­менем жут­кий треск со сто­роны две­ри зас­та­вил Бел­лу зак­ри­чать гром­че и ис­ступ­ле­ние, зо­вя Кал­ле­на. По­хоже, огонь вот-вот вор­вется сю­да, в эту спаль­ню, а за­тем, в этом вет­ре его уже нель­зя бу­дет ос­та­новить. Ведь от воз­ду­ха, от кис­ло­рода, пла­мя го­рит лишь силь­нее:
- ЭД­ВАРД! – про­ора­ла она, все ещё дер­жась за раз­би­тую ра­му стек­ла.
- НЕ­МЕД­ЛЕННО ПРЫ­ГАЙ! – тем же гром­ким, ре­шитель­ным, хо­тя и уже че­рез чур хрип­лым го­лосом от­клик­нулся Кал­лен – СЕЙ­ЧАС ЖЕ!
- Без те­бя я не уй­ду, - на­от­рез от­ка­залась Бел­ла, и пред­при­няла по­пыт­ку спус­тить­ся с по­докон­ни­ка. Но она пос­коль­зну­лась, и стек­ло из ок­на впи­лось ей в ру­ку, зас­тавляя сле­зы по­течь обиль­нее. Но уже не толь­ко от ды­ма, но и от бо­ли.
- Эд­вард! – зас­то­нала она, вы­дер­ги­вая ос­колки на ощупь из сво­ей ко­жи – По­жалуй­ста, Эд­вард… - и сно­ва сле­зы, сно­ва дым, сно­ва ка­шель, она уже пе­рес­та­ла ощу­щать под но­гами креп­кий по­докон­ник, ког­да ус­лы­шала но­вый, ещё бо­лее от­четли­вый треск из-за две­ри. Но не он зас­та­вил де­вуш­ку ис­пу­гано зак­ри­чать ди­ким кри­ком. Она ус­лы­шала те­перь уже гром­кое жуж­жа­ние по ком­на­те. То же, что и ве­чером. Тот же звук.…Толь­ко те­перь, ког­да ис­кра вспых­ну­ла у неё под но­гами, под по­докон­ни­ком, она по­няла, что пос­лу­жило это­му при­чиной. Элек­троп­ро­вод­ка. Они сей­час взор­вутся, черт возь­ми!
В зад­ней час­ти ком­на­ты Эд­вард то­же ус­лы­шал жуж­жа­ние, и уже доб­равшись до ко­мода, и ша­ря в нем ру­кой ища кни­жеч­ку, уви­дел под но­гами мил­ли­ар­ды искр, го­товых сжечь его пря­мо тут, за­живо, сей­час. Схва­тив днев­ник до­чери, он, сши­бая ме­бель, ки­нул­ся к ок­ну, ви­дя си­лу­эт Бел­лы, сто­ящий там. Как же она уп­ря­ма и как глу­па. Они сго­рят сей­час вмес­те, ес­ли она не прыг­нет…
И все же, нес­мотря на бе­шеный ад­ре­налин в ве­нах Эд­вард ощу­щал, как его сер­дце ста­новить­ся боль­ше от пе­репол­нявшей его люб­ви. Она не бро­сила его, она не ухо­дит без не­го. Она нас­толь­ко лю­бит его, Эд­варда Кал­ле­на, что го­това по­гиб­нуть вмес­те с ним! Но он здесь, он то­же бе­зум­но лю­бит её, и не за что не поз­во­лит ей уме­реть. 
Ещё па­ру искр про­бежа­ли под его но­гами, ког­да он взоб­рался на по­докон­ник так быс­тро, как мог, об­хва­тывая Бел­лу обе­ими ру­ками, и креп­ко при­жимая к се­бе.
- Ты жив, о бо­же! – зап­ла­кала она, так же креп­ко об­хва­тывая его ру­ки, и об­легчен­но взды­хая. 
- Мы оба бу­дем жи­вы – прох­ри­пел Кал­лен, и пе­ревел взгляд на ок­но, ре­ша­ясь прыг­нуть. Толь­ко вот ему по­мешал один факт – стек­ло бы­ло раз­би­то не пол­ностью, и ес­ли Бел­ла мог­ла че­рез ос­трые края про­лезть в от­вер­стие, то он нет.
- Нет, нет, нет! – чувс­твуя как стек­ло не по­да­ет­ся его ру­кам, взре­вел он. Бел­ла ис­пу­гано взгля­нула на не­го, и толь­ко тог­да он смог вер­нуть­ся к сво­ей глав­ной це­ли – спас­ти свою де­воч­ку.
- Пры­гай – сно­ва ве­лел он, по­нимая, что это единс­твен­ный в дан­ный мо­мент шанс спас­ти её. Ес­ли он не смо­жет сло­мать стек­ло сей­час, она по­гиб­нет вмес­те с ним…
- Я без те­бя не…
- Без раз­го­воров! – да­вясь каш­лем, от­ре­зал Кал­лен, и под­тол­кнул де­вуш­ку к окон­ной ще­ли, зас­ло­няя на­ибо­лее ос­трые ос­колки ру­ками, и, чувс­твуя, как они раз­ре­за­ют ко­жу – Не­мед­ленно пры­гай!
- Нет! – Бел­ла уп­ря­мо и креп­ко об­хва­тила грудь Кал­ле­на ру­ками, поль­зу­ясь тем, что его ру­ки не мо­гут ей по­мешать в дан­ный мо­мент.
- Бел­ла, стек­ло не по­да­ет­ся, я не мо­гу прыг­нуть сей­час! – вскри­чал он, пы­та­ясь от­тол­кнуть её от се­бя. К со­жале­нию, у не­го это не по­луча­лось. 
- Я без те­бя не уй­ду! – сно­ва от­ча­ян­но отоз­ва­лась де­вуш­ка, ви­дя, как по по­лу все ча­ще бро­дят зо­лотис­тые ис­кры, а дверь ло­мит­ся от ог­ня.
- Сей­час бу­дет взрыв, глу­пая, быс­трее! – Эд­вард, силь­но вол­ну­ясь, прик­ла­дывал все воз­можные уси­лия для спа­сения сво­ей де­воч­ки – Пос­лу­шай, я сде­лаю все что смо­гу, обе­щаю, толь­ко про­шу те­бя, умо­ляю, зак­ли­наю, пры­гай вниз, спа­сай­ся!
- Я не смо­гу без те­бя, по­жалуй­ста, Эд­вард! – умо­ля­юще и хрип­ло взы­вала к не­му де­вуш­ка, все ещё не от­пуская ру­ки.
- А я ска­зал, мо­жешь! – уве­рен­но про­гово­рил Кал­лен, слы­ша треск две­ри и зная, что пла­мя вот-вот спа­лит их обо­их дот­ла. Но Бе­ла уп­ря­ма и сво­ен­равна. При­дет­ся пой­ти на хит­рость, сол­гать ей сно­ва, но для ее же бла­га. Бу­дем на­де­ять­ся, так бу­дет луч­ше – по край­ней ме­ре, имен­но так Эд­вард се­бя и убеж­дал.
- Хо­рошо, я пры­гаю с то­бой, на счет три! – де­лая вид что сог­ла­сен, и раз­жи­мая её ру­ки, взвол­но­ван­но про­гово­рил он. Его ла­дони об­ви­ли та­лию Бел­лы, но вов­се не за­тем что бы удер­жать её, на­обо­рот, что бы вы­тол­кнуть. Да, это рис­ко­ван­ная, но единс­твен­ная воз­можность по­мочь ей вы­жить.
- Раз! – гром­ко, ис­пу­гано и внут­ренне сжав­шись, прох­ри­пела Бел­ла
- Два, - сос­чи­тал да­лее Кал­лен, го­товясь к ре­ша­юще­му мо­мен­ту – Три!
Но Бел­ла буд­то пре­дуга­дав по­мыс­лы Кал­ле­на ус­пе­ла вов­ре­мя схва­тить­ся за его ру­ки, и те­перь лишь на них дер­жа­лось её те­ло на уров­не вто­рого эта­жа. Но не это бы­ло са­мое страш­ное, а то, что па­дая и хва­та­ясь за ла­донь Эд­варда она за­дела за­пясть­ем стек­ло, и те­перь кровь уси­лен­ным по­током хлес­та­ла из то­го мес­та, где про­лега­ла од­на из вен. У Бел­лы от ужа­са рас­ши­рились гла­за, и она под­ня­ла взгляд, на­тыка­ясь на обе­зумев­ший взгляд Кал­ле­на, от не­ожи­дан­ности тес­но при­жав­ше­гося ли­цом к ос­колкам, ос­тавля­ющим на его блед­ной ко­же кро­вавые сле­ды. Он поп­росту не рас­счи­тывал, что что-то мо­жет пой­ти не так, да и вре­мени не бы­ло и нет. Сей­час, ес­ли он от­пустит Бел­лу, то вса­дит ей в ру­ку боль­шую часть сте­коль­но­го ос­колка. Пря­мо в ве­ноз­ные рус­ла. Вот черт. 
- Что ты тво­ришь? – от­ча­ян­но вык­рикнул он, иг­но­рируя кровь на сво­их гу­бах. Бел­лу же тряс­ло от стра­ха. В пер­вую оче­редь за Эд­варда, по­том за се­бя. Она ви­дела ос­трое стек­ло, опо­ясав­шее её ру­ку и на­ходя­ще­еся чуть ни­же за­пястья. Ви­дела опо­ясан­ное глу­боки­ми, кро­вото­чащи­ми и све­жими по­реза­ми ли­цо муж­чи­ны, и от это­го страх вос­па­рял в ней но­выми вол­на­ми.
- Эд­вард… - Де­вуш­ка ед­ва ше­веля­щими­ся гу­бами поз­ва­ла его, за­бывая про то где они, и про суть воп­ро­са. Сей­час для неё не су­щес­тво­вала го­ряще­го до­ма, не­ис­прав­ность про­вод­ки и еже­секун­дной опас­ности взры­ва. Все что ей сей­час бы­ло нуж­но – вер­нуть­ся к Кал­ле­ну. Толь­ко как?
- Дер­жись за мои ру­ки креп­ко, хо­рошо? – Эд­вард сно­ва при­нял­ся го­ворить с ней лас­ко­во и по­буж­да­ющее, как он это всег­да де­лал в мо­мен­ты её ис­пу­га. Это ус­по­ка­ива­ло его ма­лень­кую де­воч­ку, и, сле­дова­тель­но, его са­мого. По­это­му те­перь, сей­час, да­же в этом ужас­ном кош­ма­ре на по­роге смер­ти он вы­нуж­ден был пря­тать свое от­ча­янье и жи­вот­ный страх, пред­став­ляя, что ни­чего не про­ис­хо­дит. Пред­став­лял то он неп­ло­хо, но вот дрожь Бел­лы пе­реда­лась и ему, а это мог­ло па­губ­но ска­зать­ся на его си­лах в под­ни­мании де­вуш­ки.
Энер­гичный ки­вок лю­бимой по­будил его на­чать дей­ство­вать, нес­мотря на об­ста­нов­ку и вол­не­ние. Он быс­тро по­тянул её ру­ки на се­бя, и ког­да она ока­залась прак­ти­чес­ки на од­ном уров­не с ним, пе­ред­ви­нул ла­дони с за­пяс­тий на пле­чи, слов­но ре­бен­ка бе­ря её под мыш­ки, и со всей ос­то­рож­ностью вме­щая в раз­би­тое ок­но. 
Она зад­ро­жала силь­нее, и зап­ла­кала, ког­да ощу­тила что те­перь ря­дом с ним, что в его ру­ках, в от­но­ситель­ной бе­зопас­ности. Но это чувс­тво рух­ну­ло так­же быс­тро, ког­да она ус­лы­шала злоб­ный ме­тал­ли­чес­кий скре­жет, и то, как жуж­жа­ние за­тиха­ет…Мед­ленно, ак­ку­рат­но, буд­то кош­ка, кра­дуща­яся к мыш­ке…Се­кун­да, две, три – она счи­тала про се­бя эту ти­шину, зная, что воз­можно это её пос­ледние ми­нуты жиз­ни. Впро­чем, так она и хо­тела уме­реть, в ру­ках Кал­ле­на, в его объ­ять­ях, слы­ша би­ение его сер­дца. Толь­ко вот что бы он уми­рал, ей сов­сем не хо­телось…Аб­со­лют­но!
Эд­вард то­же слы­шал эту да­вящую ти­шину, и его сер­дце за­мира­ло. За­мира­ло от то­го, что нес­мотря ни на что он не смог вы­тащить от­сю­да Бел­лу. Она сей­час здесь, с ним, и пла­чет у не­го на гру­ди как в лю­бую ночь до то­го, как из­ба­вилась от кош­ма­ров. Воз­можно, ес­ли бы он по­торо­пил­ся, или его план не сор­вался, она ры­дала бы так же на его по­хоро­нах, стоя ря­дом с гро­бом. Единс­твен­ный плюс был бы для не­го – она ос­та­лась бы жить. Жи­ла бы, ког­да-ни­будь за­была его , выш­ла за­муж, ро­дила де­тей и ста­ла счас­тли­вой. К со­жале­нию, этот ми­раж быс­тро по­мерк…А ведь ещё с ут­ра они вмес­те на­де­ялись на свет­лое бу­дущее, на­деж­ность, по­нима­ние, уви­деть то, как го­ды из­ме­ня­ют их, уви­деть как взрос­ле­ют их де­ти, как они рас­тут, как же­нят­ся, как об­за­водят­ся собс­твен­ны­ми деть­ми. По­дер­жать на ру­ках вну­ков…и, ко­неч­но же всю жизнь нас­лаждать­ся лю­бовью. Веч­ной лю­бовью, ко­торой пы­ла­ют их сер­дца.
У Эд­варда нес­терпи­мо бо­лело в гру­ди, ког­да он ду­мал об этом од­ну из тех дра­гоцен­ных се­кунд, что бы­ла у не­го ря­дом с Бел­лой. И чем боль­нее ему ста­нови­лось, тем ре­шитель­нее он ста­новил­ся. Ему все­ми си­лами хо­телось обе­зопа­сить Бел­лу, и он уже стал до­гады­вать­ся как. Шла третья из пя­ти пос­ледних се­кунд, ког­да он, нак­ло­нив­шись к её уху, про­шеп­тал сле­ду­ющее:
- Пом­ни, я люб­лю те­бя! – и тут же приль­нул к ней с по­целу­ем, не да­вая воз­можнос­ти от­ве­тить. На­вер­ное, это выг­ля­дело ро­ман­тично – как в слез­ли­вых ме­лод­ра­мах – но для них это бы­ло боль­ше чем ки­но, боль­ше чем кни­га. Про­щаль­ный по­целуй, пос­ледний. Это сов­сем не то о чем го­ворят, то о чем ду­ма­ют. Не дай Бог ни­кому ис­пы­тать, что зна­чит про­щать­ся с тем, без ко­го не мо­жешь жить…Это прос­то ужас­но, и это мо­жет убить не ху­же фи­зичес­кой смер­ти. 
На­вер­ное, так оно и слу­чилось, по­тому что де­вуш­ка зап­ла­кала гром­че, от­ве­чая на по­целуй Эд­варда, и чувс­твуя кровь на его гу­бах, на его ли­це. Ру­ки обо­их бы­ли ис­пачка­ны кровью, кровью друг дру­га. И это бы­ло так страш­но, так пу­га­юще, что ка­залось от ужа­са мож­но бы­ло сой­ти с ума. Но они сдер­жа­лись. Он сдер­жался ра­ди неё, а она – ра­ди не­го.
Чет­вертая се­кун­да ис­те­кала, и Эд­вард, буд­то пред­ви­дя бу­дущее, креп­ко об­нял де­вуш­ку, при­седая с ней на по­докон­ник, и скры­вая за сво­им те­лом её ма­лень­кую фи­гур­ку.
- Люб­лю те­бя! – вы­дох­ну­ла Бел­ла, при­жима­ясь к не­му, и заж­му­рива­ясь. В этот мо­мент оба ус­лы­шали ог­лу­шитель­ный хло­пок, а за­тем, тя­желая, го­рячая и при­чиня­ющая страш­ную боль си­ла от­бро­сила их в раз­би­тое ок­но…Пла­мя пог­ло­тило их быс­тро и не­щад­но. Слов­но оло­вян­но­го сол­да­тика, и его прек­расную, бу­маж­ную ба­лери­ну. Толь­ко вот ник­то не знал, ка­кой вклад вне­сет в ста­рую сказ­ку пос­ту­пок Эд­варда ра­ди сво­ей «бу­маж­ной ба­лери­ны»…и что бу­дет с ним са­мим, в ито­ге все­го это­го…

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)