18 октября 2015 Просмотров: 686 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 50

 

Гла­ва 50 - Бес­печность

- Сколь­ко мы ещё бу­дем ждать? Суд че­рез два дня! – взре­вел Чар­ли, си­дя на эле­ган­тном ко­жаном крес­ле в но­мере оте­ля Та­ни Де­нали, ле­ниво раз­гу­лива­ющей по но­меру.
- Чрез­мерно спе­шащий так же опаз­ды­ва­ет как чрез­мерно мед­ля­щий, – по­жав пле­чами, объ­яс­ни­ла она, хит­ро блес­нув улыб­кой. Чар­ли скре­жет­нул зу­бами. При­дет­ся под­да­ваться этой жен­щи­не…Как же она его дос­та­ла! Но он сам в это ввя­зал­ся, сам поз­вал её, и те­перь вы­нуж­ден под­чи­нять­ся – ему ли не знать, что она мо­жет унич­то­жить его не ху­же Кал­ле­на?
- Нет, мисс Де­нали, серь­ез­но! – ус­та­ло про­гово­рил Свон, ста­ра­ясь скрыть ярость за на­пус­кной ску­кой – Кал­ле­ну сов­сем ско­ро уже ник­то не смо­жет по­мешать! Он же­нит­ся на мо­ей до­чери…
- Он не смо­жет, вы отец! – рав­но­душ­но хмык­ну­ла Та­ня, на­ливая в бо­кал мар­ти­ни, и бро­сая в не­го па­ру ку­биков ль­да
- Под­де­лать до­кумен­ты пле­вое де­ло!
- Тем луч­ше, - хмык­ну­ла жен­щи­на, бес­печно улы­ба­ясь. Ма­ло кто знал, что за этой улыб­кой та­ит­ся убий­ствен­ная уг­ро­за. – Пусть он на ней же­нит­ся!
- Что? – в ко­нец те­ряя тер­пе­ние, вос­клик­нул Свон – Как это, же­нит­ся? Мы так не до­гова­рива­лись! Она моя дочь, он не пос­ме­ет же­нить­ся на ней!
- За­чем вам она? – пе­реби­ла его вос­кли­цания Де­нали, от­ки­дыва­ясь в крес­ле 
- Она моя дочь! – вски­пел муж­чи­на, сквозь крас­ную пе­лену ярос­ти, в гла­зах смот­ря на Та­ню – МОЯ дочь!
- Не го­вори­те глу­пос­ти, мис­тер Свон – от­махну­лась жен­щи­на, рас­ку­сив вранье с пер­во­го ра­за – Мы оба прек­расно зна­ем, что дев­чонка на ва­шу шею да­же за ус­лу­ги лю­бов­ни­цы не нуж­на. Рас­ска­зывай­те же прав­ду!
То ли го­лос Та­ни был слиш­ком ре­шите­лен, то ли взгляд про­жигал соз­на­ние ли­шая спо­соб­ности мыс­лить, но Чар­ли все же вздох­нул, и про­из­нес:
- Для мо­его дру­га. Он мес­тный су­тенер, и ему как раз нуж­на но­вая де­вуш­ка вза­мен ста­рой, за­разив­шей­ся СПИ­Дом. Он обе­ща­ет круг­лень­кую сум­му за юную девс­твен­ни­цу!
- Не сме­шите ме­ня, Свон, Эд­вард уже на­вер­ня­ка ис­портил ва­ши пла­ны по по­воду её «чис­то­ты».
- Нет – Чар­ли ух­мыль­нул­ся, по­качав го­ловой, и вспо­миная мо­мен­ты из прош­ло­го, ког­да на­сило­вал дочь – Она это­го не за­будет, ни­ког­да. Она убь­ет его са­ма, ес­ли он пос­ме­ет при­кос­нуть­ся к ней в этом смыс­ле, не сом­не­вай­тесь!
- Он обе­щал вам скид­ку на неё? – пред­по­ложи­ла жен­щи­на, ле­ниво по­тяги­вая спир­тное – Или во­об­ще еже­недель­ные у­ик-эн­ды?
- Как вы уга­дали? – рас­сме­ял­ся Чар­ли ба­совым то­ном 
- Пред­чувс­твие – брез­гли­во смор­щившись, до­ложи­ла та, и сно­ва по­жав пле­чами, взгля­нула на свое пой­ло, ко­торое дер­жа­ла в ру­ках. А Свон тем вре­менем те­шил свое во­об­ра­жение мыс­ля­ми об об­на­жен­ной до­чери, жду­щей его в од­ной из ком­нат мо­теля, ко­торые обыч­но его зна­комый су­тенер сни­ма­ет для кли­ен­тов,…как он при­каса­ет­ся к ней, как жес­тко це­лу­ет, и как при­чиня­ет боль. Ему нра­вилось чувс­тво, про­сыпа­юще­еся в нем, ког­да он осоз­на­вал что при­чиня­ет фи­зичес­кую боль. Да, он был не­нор­маль­ным, но воз­можно, сам это­го и не знал, или не хо­тел знать…?
Из пош­лых раз­мышле­ний его выр­ва­ла Та­ня, рас­суждав­шая об их об­щей проб­ле­ме:
- Мис­тер Свон, кто ждет, тот боль­ше­го дож­дется. Пусть Кал­лен же­нит­ся на ва­шей до­чери. До су­да он все рав­но не до­живет, да­же ес­ли мы ни­чего не пред­при­мем се­год­ня.
- Как это? – не по­нял Свон – Ав­то­катас­тро­фы не бу­дет? 
Чар­ли был зол, но скры­вал злость под мни­тель­ностью и не­пони­мани­ем. Ка­кой черт дер­нул его за язык сго­вари­вать­ся с Та­ней Де­нали? Воз­можно, она его и сдаст по­лиции…
- Я ска­зала, что СЕ­ГОД­НЯ ни­чего не пред­при­нима­ем – хит­ро свер­кнув гла­зами, со­об­щи­ла жен­щи­на, от­пи­вая из бо­кала – По­верь­те мне, Мис­тер Свон, в по­недель­ник, пе­ред су­дом…Кал­лен бу­дет мертв.
- Как? – воп­ро­шал Чар­ли. Ему не тер­пе­лось ус­лы­шать изощ­ренный ме­тод убий­ства че­лове­ка, пор­тя­щего ему пла­ны раз за ра­зом. Мо­жет быть, она по­садит его на элек­три­чес­кий стул? Или рас­чле­нит в жи­вом ви­де? Мо­жет быть, она сбро­сит его в яму со зме­ями? 
К со­жале­нию, ни­чего из бре­довых идей Чар­ли Та­ня и не ду­мала со­вер­шать. В её го­лове бы­ло лишь од­но средс­тво, то, ко­торое нав­сегда за­пом­нится Эд­варду, и отом­стит за её дочь, за Иза­бел­лу – по­жар.
Он сго­рит за­живо в ад­ском пла­мени, в ко­тором по­гиб­ла их доч­ка. Её жизнь, смысл её су­щес­тво­вания. Она отом­стит за неё не толь­ко Кал­ле­ну, но и той пар­ши­вой дря­ни по име­ни Бел­ла, ко­торую так от­ча­ян­но же­ла­ет про­дать в прос­ти­тут­ки Свон. Воз­можно, она да­же спа­сет её, сде­ла­ет лег­че, ког­да убь­ет: из­ба­вит от даль­ней­шей бо­ли, ко­торую бу­дут ей при­чинять уже дру­гие лю­ди. 
- Мы по­дож­жем особ­няк Кал­ле­на! – сталь­ным го­лосом про­из­несла жен­щи­на, не­навис­тно уда­ряя бо­калом по сто­лу – Он сго­рит за­живо, сго­рит, как сго­рела моя дочь!
- Как вы со­бира­етесь это сде­лать? – хмык­нув, по­ин­те­ресо­вал­ся Свон, у­яз­влен­ный тем, что его мне­ния так и не спро­сили…да что там у­яз­влен­ный, он го­тов был при­душить эту стер­возную Де­нали сво­ими же ру­ками пря­мо сей­час: к со­жале­нию, он не мог это­го сде­лать, по­тому, что толь­ко она мо­жет уб­рать Кал­ле­на с его пу­ти. 
- Че­рез од­но­го из ох­ранни­ков – ус­та­ло объ­яс­ни­ла Та­ня, но, тем не ме­нее, по­чувс­тво­вала, как при­ят­ное пла­мя мес­ти раз­го­ра­ет­ся в её гру­ди – Че­рез Ди­лана. Он по­дож­жет дом ночью вос­кре­сенья, Кал­лен бу­дет мертв. Ум­рет ужас­ной смертью.…И я бу­ду до­воль­на, а Иза­бел­ла – отом­ще­на.

* * *
Эд­вард си­дел на ди­ване в сво­ей гос­ти­ной, а го­лова Бел­лы по­ко­илась у не­го на ко­ленях. Он лас­ко­во пог­ла­живал каш­та­новые куд­ри и смот­рел в са­мое до­рогое на све­те ли­цо, сле­дящее за со­быти­ями на те­ле­эк­ра­не. Вче­ра Бел­ла ста­ла Его по-нас­то­яще­му. Она от­да­лась ему, по­каза­ла на­ивыс­шую сте­пень до­верия, и он не под­вел её. Она бы­ла счас­тли­ва, и всег­да бу­дет. Всег­да, по­ка ря­дом он – а он и не со­бира­ет­ся ни­куда ис­че­зать или ухо­дить. Нав­сегда, на­веч­но он бу­дет с ней. Со сво­ей ма­лень­кой де­воч­кой.
Се­год­ня она ста­ла его же­ной. Те­перь они семья, суп­ру­ги. В де­сять ут­ра свя­щен­ник ут­вердил их брак в цер­кви, а до­кумен­та­ция, под­го­тов­ленная вче­ра зна­комым Кал­ле­на в этой сфе­ре де­ятель­нос­ти по­мог­ла им за­верить брак юри­дичес­ким пу­тем. Ни­каких воп­ро­сов не воз­никло, и это очень ра­дова­ло обо­их (на­кану­не ве­чером муж­чи­на рас­ска­зал де­вуш­ке о сме­щении её дат рож­де­ния. На­до ска­зать, она сов­сем не зли­лась). Се­год­ня она бы­ла прек­расна в при­тален­ном бе­лом платье, ко­торое бы­ло на за­каз – по ве­лению Эд­варда и вы­бору Бел­лы – сши­то из­вес­тным ди­зай­не­ром за не­мыс­ли­мые день­ги. Но они сто­или это­го – пусть для Кал­ле­на це­на и не име­ла зна­чения – за­тей­ли­вая вязь мел­ких бриль­ян­то­вых пу­говиц зас­тегну­тых на спи­не опус­ка­лась до са­мых бе­дер, об­тя­гивая иде­аль­ную фи­гуру де­вуш­ки. Нис­па­да­ющая бе­лос­нежная ткань – де­вуш­ка уже из­ба­вилась от сво­его стра­ха пе­ред бе­лым цве­том - за­кан­чи­валась шлей­фом, и пес­тре­ла не­весо­мыми на­веса­ми из тон­чай­ше­го шел­ка. Пря­мо как прин­цесса из сказ­ки она выш­ла из чер­но­го «Мер­се­деса» Кал­ле­на, ве­домая им по мра­мор­ным сту­пеням не мер­кну­щего свя­того со­бора. Ока­зав­шись внут­ри, они пов­то­рили клят­вы, ска­зан­ные мил­ли­он раз до них – хо­тя, вряд ли в ми­ре наш­лась бы ещё од­на по­хожая па­ра – а за­тем, по­ложив ру­ку на Биб­лию, пок­ля­лись в веч­ной люб­ви и вза­имо­помо­щи. 
Ког­да муж­чи­на взгля­нул в све­тящи­еся от счастья гла­за де­вуш­ки, он ви­дел в них от­ра­жение се­бя, сво­ей ду­ши. Ед­ва они ока­зались за по­рогом цер­кви, как он тут же под­нял её на ру­ки, кру­жа по ог­ромной пло­щад­ке пе­ред вхо­дом. Она сме­ялась, об­ни­мая его, а за­тем по­цело­вала. Мяг­ко, неж­но и не­реши­тель­но – так же как в пер­вый раз в сво­ей спаль­не. Это был их пер­вый се­мей­ный по­целуй, тот, что оба за­пом­ни­ли на­веч­но.
Пос­ле же юри­дичес­кой кон­то­ры и цер­кви они вер­ну­лись в особ­няк, и по­ужи­нали са­мыми вкус­ны­ми и изыс­канны­ми блю­дами, ко­торые толь­ко мог най­ти Кал­лен для сво­ей лю­бимой, но­во­ис­пе­чен­ной же­ны.
Пос­ле это­го пос­ле­довал пол­ный нас­лажде­ния день – и де­ло бы­ло не толь­ко в сек­се, ко­торым они тра­дици­он­но за­нялись пос­ле ужи­на – вре­мяп­ро­вож­де­ние друг с дру­гом все­ляли в них на­деж­ду на луч­шее, на са­мое свет­лое из всех воз­можных ва­ри­ан­тов бу­дуще­го. 
Чуть поз­же - око­ло де­сяти – при­ехал Джо­зеф Клайд, и, удос­то­верив­шись, что с бу­мага­ми зак­лю­чен­но­го бра­ка все в по­ряд­ке, у­ехал офор­млять до­кумен­ты на опе­кунс­тво – все же, двад­ца­ти од­но­го го­да де­вуш­ке ещё нет.
Этой же ночью, толь­ко нам­но­го поз­же, Кал­лен раз­ду­мывал о бес­по­ко­ящих его воп­ро­сах по по­воду де­тей. Он был счас­тлив и рад, но эти по­нятия не да­вали ему по­коя:
Смо­жет ли он, за­хочет ли дру­гих де­тей? Их с Бел­лой де­тей?
Он вспо­минал Иза­бел­лу, и сер­дце его сжи­малось. На­конец, в три ут­ра, вос­по­мина­ния дос­тигли пе­реде­ла, и он, встав, ти­хо от­пра­вил­ся в ком­на­ту Белль. К сво­ему ужа­су, он за­метил, что по­меще­ние пус­то, а ро­зовые сте­ны за­ново вы­беле­ны,…ис­чезло все, да­же ме­бель из ван­ной ком­на­ты. Толь­ко бе­лые сте­ны и пол. Ни за­бав­ных ри­сун­ков на сте­нах, ни книг, ни жур­на­лов, ни дис­ков, ни иг­ру­шек. Ни­чего, что мог­ло бы на­пом­нить о прош­лой оби­татель­ни­це этой ком­на­ты, ко­торая так и ни­ког­да здесь не по­быва­ла.…Толь­ко ма­лень­кая ко­жаная кни­жеч­ка: днев­ник раз­ри­сован­ный сер­дечка­ми ле­жал в од­ном из ящи­ков его ко­мода, прип­ря­тан­ный под гру­ды све­жей одеж­ды. Ник­то не до­берет­ся ту­да кро­ме не­го. Он был край­не расс­тро­ен и оза­дачен – сто­или ли де­лать это, ес­ли те­перь так боль­но? Не­уже­ли так бу­дет всег­да? Веч­ная боль…при­туп­ленная пос­ле той ис­те­рики и по­тери сил, но ни­ког­да не заг­лу­шен­ная до кон­ца…Ему ста­ло так горь­ко и пло­хо, что вер­нувшись в свою спаль­ню, к спя­щей де­вуш­ке, он рас­те­ряв ос­татки са­мо­об­ла­дания поз­во­лил се­бе рас­пасть­ся на ку­соч­ки, и за­ново про­лить сле­зы. Де­вуш­ка бы­ла слег­ка ис­пу­гана, ког­да зас­та­ла его со сле­зами и сдав­ленны­ми ры­дани­ями об­ни­ма­юще­го её, но ми­гом про­ник­нувшись си­ту­аци­ей, ски­нула с се­бя сон, и ста­ла уте­шать. Сно­ва она вы­тира­ла его сле­зы, сно­ва шеп­та­ла лас­ко­вые сло­ва, сно­ва це­лова­ла его ли­цо, его шею, его грудь – на­поми­нала, что ря­дом. Он не смог рас­ска­зать ей о том, что его тре­вожит, а она и не вы­пыты­вала это у не­го. Он уже дав­но по­нял, что нич­то, ни од­но ус­по­ко­итель­ное не срав­нится с его Бел­лой, ко­торая го­това на все ра­ди не­го. Впро­чем, он то­же.…Ког­да де­вуш­ка сно­ва ус­ну­ла, он уже ус­по­ко­ил­ся, и был го­тов к но­вым раз­мышле­ни­ям. Толь­ко те­перь от­ки­дывал мыс­ли о мер­твой до­чери, ду­мая о сво­их бу­дущих ма­лышах. На ут­ро к не­му приш­ло ре­шение, приш­ло проз­ре­ние: ну ко­неч­но же он хо­чет де­тей! Хо­чет, что бы у них с Бел­лой бы­ла нас­то­ящая, пол­ная, креп­кая семья. Что бы она ста­ла ма­терью, а он от­цом. Что бы на га­зонах это­го особ­ня­ка, этой его собс­твен­ной Зо­лотой Клет­ке бе­гали ма­лень­кие нож­ки, не­ис­то­во кри­чащие «Па­поч­ка» и «Ма­моч­ка». Та­кое счас­тли­вое и бе­зоб­лачное бу­дущее…Ма­лень­кие ко­пии его и Бел­лы, та­кая же кра­сивая де­воч­ка с ка­рими глаз­ка­ми и каш­та­новы­ми куд­ряшка­ми. Ми­лая, за­бав­ная и озор­ная. Сме­лая и ре­шитель­ная, храб­рая и силь­ная, доб­рая и ра­нимая, лю­бящая и сос­тра­да­ющая…
Или же маль­чик, пре­хоро­шень­кий маль­чик с его изум­рудны­ми гла­зами и брон­зо­выми ло­кона­ми. Оча­рова­тель­ный ма­лыш с бе­лозу­бой улыб­кой и бес­ко­неч­но доб­рым сер­дцем. Тот, ко­торый ни­ког­да не при­чинит боль тем, ко­го лю­бит, тот, кто всег­да бу­дет обе­регать свою семью от лю­бых на­пас­тей….
Де­ти – его про­дол­же­ние, его нас­ле­дие, его счастье. Он бу­дет лю­бить их, ну, ко­неч­но же бу­дет! Как во­об­ще та­кие бре­довые мыс­ли мог­ли прий­ти ему в го­лову? 
Ночь раз­ду­мий по­надо­билась Кал­ле­ну, что бы ра­зоб­рать­ся в се­бе, и по­это­му сей­час, гла­дя ло­коны сво­ей де­воч­ки, он пред­став­лял, как она бу­дет иг­рать в прят­ки с их дет­ка­ми, счи­тая до де­сяти. Как они вмес­те ус­лы­шат их пер­вые сло­ва, как они уви­дят их пер­вые ша­ги, ког­да вмес­те ощу­тят что аб­со­лют­но и пол­ностью счас­тли­вы. Нет, для не­го ре­бенок от Бел­лы это не проб­ле­ма и не прок­ля­тие, как он ра­нее ду­мал, скор­бя по Белль – это его из­бавле­ние, его ма­лень­кое, кар­та­вящее счастье, хо­дящее пеш­ком под стол. От этих мыс­лей в ду­ше у муж­чи­ны ста­нови­лось все теп­лее, а взгляд, упи­ра­ющий­ся в гла­за сво­его ан­ге­ла, го­ворил лишь од­но: «Я люб­лю те­бя!». Бел­ла, ка­жет­ся, по­чувс­тво­вала этот взгляд, по­тому что под­ня­ла на не­го гла­за, от­ветно улы­ба­ясь.
Хит­ро ух­мыль­нув­шись, Кал­лен про­сунул ру­ку под её пле­чи, и че­рез се­кун­ду из ле­жаче­го по­ложе­ния Бел­ла пе­ремес­ти­лась в си­дячее – но все ещё на ко­ленях Кал­ле­на. Её уже пе­рес­та­ли пу­гать по­доб­ные ве­щи, по­это­му она прос­то рас­слаб­ленно рас­сме­ялась, и, най­дя гу­бы муж­чи­ны, сли­лась с ним в по­целуе. С этим по­целу­ем Кал­лен ощу­тил но­вое же­лание, прос­нувше­еся в нем толь­ко что, но ре­шив не пу­гать Бел­лу, при­нял­ся от­го­нять по­доб­ные мыс­ли по­даль­ше.
А де­вуш­ка тем вре­менем чувс­твуя то­же са­мое вне­зап­но нак­ло­нилась к его уху, и раз­ры­вая по­целуй, про­шеп­та­ла:
- Вер­немся в ком­на­ту?
Эд­вард был слег­ка удив­лен, но, тем не ме­нее, очень рад та­кому по­воро­ту со­бытий. Креп­ко об­хва­тив свою де­воч­ку ру­ками, он с го­тов­ностью под­нялся с ди­вана, и, не вы­пус­кая её из объ­ятий, нап­ра­вил­ся к их об­щей спаль­не…

- У ме­ня кое-что есть для те­бя, - вста­вая с пос­те­ли, и взъ­еро­шивая во­лосы де­вуш­ки, со­об­щил Кал­лен, не спус­кая с ли­ца ис­крен­нюю улыб­ку. Сно­ва удо­воль­ствие, сно­ва лю­бовь. Он дей­стви­тель­но ис­це­ля­ет­ся в объ­ять­ях са­мой луч­шей из его жен­щин. Его единс­твен­ной жен­щи­ны – от­ны­не и на­веки!
- Сюр­приз? – уди­вилась Бел­ла, не ожи­дав­шая что за коль­цом, платьем, свадь­бой и не­веро­ят­ной ночью и ут­ром пос­ле­ду­ет ещё что-ни­будь. Че­го ей ещё же­лать? Са­мый луч­ший че­ловек толь­ко что был с ней. Он лю­бит её. Он на ней же­нил­ся. Он её муж, её Эд­вард!
Она те­перь Бел­ла Кал­лен – и это имя очень ей нра­вит­ся. Бе­зум­но.
- Да – ко­рот­ко от­ве­тил муж­чи­на, и вы­удил из пись­мен­но­го сто­ла ка­кой-то до­кумент в де­ревян­ной рам­ке. Не­пони­ма­ющая Бел­ла, смот­ре­ла на все это, и пы­талась до­гадать­ся о том, что же ещё при­гото­вил для неё муж­чи­на.
На­конец, Кал­лен доб­равшись до кро­вати, от­дал рам­ку в ру­ки Бел­лы, и тог­да она уви­дела дол­гождан­ный сюр­приз.
У неё зас­ле­зились гла­за, от уви­ден­но­го, а в го­лове прос­ну­лось не­верие. Нет, это­го не мо­жет быть! Как он…бо­же, да он прос­то вол­шебник!
В рам­ке кра­совал­ся се­реб­ристый лист, на ко­тором бы­ло вы­веде­но ров­ны­ми, чет­ки­ми, боль­ши­ми и крас­ны­ми бук­ва­ми «Дип­лом». А да­лее, чуть ни­же, шла над­пись: «По окон­ча­нию сред­ней шко­лы», а ещё ни­же бы­ла гра­фа для впи­сыва­ния име­ни уча­щего­ся. И имен­но там кра­сова­лось но­вое имя Бел­лы, ко­торым она так гор­ди­лась и ко­торое так лю­била:
«Иза­бел­ла Кал­лен». Ма­лень­кой кни­жеч­кой при­ложен­ной к дип­ло­му ока­зал­ся ат­тестат, пол­ностью сдан­ный и за­пол­ненный. Ска­зать, что Бел­ла бы­ла удив­ле­на – ни­чего не ска­зать. Она прек­расно пом­ни­ла, как про­пус­ти­ла эк­за­мен, как по­том, в веч­ной бо­ли за­была про шко­лу, и уже и не на­де­ялась её за­кон­чить, а тут…
- Бо­же, это…это пот­ря­са­юще, Эд­вард! Как те­бе уда­лось? – всхли­пывая, и смот­ря на не­го ог­ромны­ми шо­колад­ны­ми гла­зами с пре­вели­кой бла­годар­ностью, блес­тевшей в них, воп­ро­шала она.
- Вол­шебс­тво! – хмык­нул Кал­лен, и неж­но об­вил её пле­чи ру­ками, при­жимая к се­бе и це­луя в ма­куш­ку – А ес­ли чес­тно, то я прос­то вос­поль­зо­вал­ся тво­ими оцен­ка­ми за се­мес­тры. А ты от­лични­ца, Бел­ла, - он ух­мыль­нул­ся, и сно­ва по­цело­вал её ло­коны, нас­лажда­ясь тем, что та­кие ме­лочи мо­гут по­радо­вать его ма­лень­кую де­воч­ку. Его лю­бимую.
- Спа­сибо! – пре­дан­но и со всей не­выра­зимой приз­на­тель­ностью про­из­несла Бел­ла, про­бегая паль­ца­ми по стек­лянной встав­ке меж­ду рам­кой и дип­ло­мом – Ог­ромное спа­сибо!
- Это ме­лочи, сол­нышко – лас­ко­во про­шеп­тал Кал­лен, прик­ла­дывая ла­донь к её ще­ке – Но это ещё не все!
- Не все? – Бел­ла не по­вери­ла сво­им ушам сно­ва. Не все? Как это?
- Пош­ли! – Эд­вард сно­ва по­кинул кро­вать, по­давая ей ру­ку. На нем бы­ли лег­кие хлоп­ко­вые шта­ны, а на ней пи­жама. В та­ком ви­де они и выш­ли на за­литую сол­нцем тер­ра­су, где са­мый глав­ный и важ­ный из сюр­при­зов ждал их. Ждал Бел­лу.
Де­вуш­ка вни­матель­но смот­ре­ла на мра­мор­ное ог­ражде­ние, на ко­тором сто­яла нас­то­ящая Зо­лотая Клет­ка. Боль­шая, креп­кая, вы­сокая и неп­риступ­ная. Она пе­рели­валась на сол­нце сот­ня­ми бли­ков, и вы­деля­лась сре­ди об­ще­го пей­за­жа. Но важ­нее все­го бы­ла не клет­ка, а бе­лые птич­ки, что си­дели в ней. Ка­жет­ся, это бы­ли павлиньи го­луби. Тот, что пок­рупнее был ви­димо сам­цом, а его хвост пре­вос­хо­дил вся­кие пох­ва­лы. Са­моч­ка бы­ла го­раз­до мень­ше сво­его спут­ни­ка, но так же как и Бел­ла ль­ну­ла к Эд­варду, вор­куя. Они выг­ля­ди по-нас­то­яще­му счас­тли­выми да­же в этом за­точе­нии... 
- Что это? – поз­ва­ла Кал­ле­на Бел­ла, под­хо­дя к клет­ке
- Я знаю, что ты дав­но счи­та­ешь се­бя сво­бод­ной, ми­лая – на­чала тем вре­менем муж­чи­на, с лю­бовью смот­ря на свою де­воч­ку – но я хо­чу, что бы мы сим­во­лизи­рова­ли это. Го­луби – это мы, род­ная. Ну, а Клет­ка – этот дом – Эд­вард об­ра­тил их взгля­ды на­зад, ука­зывая на рос­кошный особ­няк за их спи­нами – Ты спас­ла ме­ня из это­го за­точе­ния, Бел­ла. Ты не плен­ни­ца этой Зо­лотой Клет­ки, ни За­точен­ная в Зо­лотой Клет­ке боль­ше. Ты об­ре­ла сво­боду, и по­дари­ла её мне. Мой мир не име­ет смыс­ла без те­бя, ми­лая. Сей­час мы вы­пус­тим их в не­бо, и они най­дут свой рай, как мы с то­бой наш­ли свой! – он за­кон­чил свою речь улыб­кой, и Бел­ла улыб­нувшись счас­тли­вой улыб­кой в от­вет, неж­но, но креп­ко об­ня­ла его, быс­тро чмок­нув в ще­ку.
Пос­ле это­го, Кал­лен неж­но взял её ру­ки в свои, скла­дывая «ло­доч­кой», и сли­вая в од­но це­лое со сво­ими ла­доня­ми. За­тем, они вмес­те от­кры­ли клет­ку, и счас­тли­вые пташ­ки вспа­рили в го­лубое не­бо, навс­тре­чу сол­нцу…
По­ка си­лу­эты бе­лос­нежных птиц вид­не­лись на небесном горизонте, Бел­ла и Эд­вард дер­жа­ли друг дру­га в объ­ять­ях, смот­ря на них. Де­вуш­ка скло­нила го­лову Кал­ле­ну на грудь, нас­лажда­ясь его аро­матом, и бли­зостью. Он ощу­щал то же са­мое, и был рад это­му.
- Мы ведь ни­ког­да не рас­ста­нем­ся, прав­да? – ти­хо про­из­несла она, раз­ру­шая ут­реннюю ти­шину, и пог­ла­живая об­на­жен­ную грудь муж­чи­ны
- Ни­ког­да, лю­бимая! – уве­рен­но под­твер­дил её сло­ва тот, и ус­мехнул­ся: она все ещё не ве­рит, что он сде­ла­ет аб­со­лют­но все, да­бы ни­ког­да с ней не раз­лу­чать­ся. Для них боль­ше не ос­та­лось ни­каких проб­лем. В по­недель­ник суд бу­дет ими вы­иг­ран, и уже нич­то не смо­жет по­мешать их счастью!
Вот толь­ко они оба не­ожи­дан­но за­были про ко­вар­ную смерть, толь­ко и под­жи­да­ющую, как раз­ру­шить их идил­лию. Их семью. Их лю­бовь. Заб­рать их жиз­ни…
Бу­дем на­де­ять­ся, Кос­тля­вая по­милу­ет эти исс­тра­дав­ши­еся сер­дца и ду­ши, и прос­тит им гре­хи, ос­тавляя вмес­те, на зем­ле.
А ес­ли…нет?

* * *
- Джас­пер, я при­нял ре­шение! – Эд­вард по­бедо­нос­но вски­нул бо­кал с вис­ки вверх, по­вора­чива­ясь к дру­гу, и улы­ба­ясь ему. Прек­расно по­нимая при­чину его прек­расно­го нас­тро­ения и вос­торга, Хейл от­ветно улыб­нулся, и они чок­ну­лись бо­кала­ми. Се­год­ня вос­кре­сенье. Зав­тра суд. Зав­тра ре­шит­ся судь­ба Бел­лы, и он уже зна­ет, что бу­дет даль­ше, по­тому, что ве­рит в то, что его де­воч­ка ос­та­нет­ся с ним.
- И ка­ково же оно, Эд­вард? – от­хле­бывая нем­но­го спир­тно­го, по­ин­те­ресо­вал­ся он
- В Ита­лии зав­тра нач­нут стро­ить наш но­вый дом. Но­вый особ­няк. Я и Бел­ла пе­ре­ез­жа­ем ту­да в кон­це осе­ни.
- В Ита­лию? – Джас­пер ед­ва не по­пер­хнул­ся от та­кого за­яв­ле­ния. Нет, он ожи­дал че­го угод­но, но толь­ко не это­го. Как же так? А что бу­дет с кор­по­раци­ями, кон­трак­та­ми?
- Да, - хмык­нул Кал­лен – Она зна­ет италь­ян­ский, я его знаю, и там от­личный кли­мат, от­личная об­ста­нов­ка. Ни­чего из прош­ло­го не бу­дет нас тре­вожить.
- Мне ка­залось, что ты по­лучил все что хо­тел – по­качал го­ловой Хейл, пе­речис­ляя на паль­цах – Бел­ла с то­бой, она спа­ла с то­бой, она твоя же­на и лю­бит те­бя. Не­уже­ли это ещё не все? Те­перь ра­ди неё ты раз­ру­шишь всю кор­по­рацию? Нет, Эд­вард, я по­нимаю твои стрем­ле­ния и чувс­тва, но сжи­гать за со­бой все мос­ты…
- У ме­ня нет дру­гого вы­хода – по­терев паль­ца­ми пе­рено­сицу, со­об­щил муж­чи­на – Здесь все на­поми­на­ет мне о Белль. Я бо­юсь за­водить де­тей в этом по­местье, по­тому что все вре­мя не­воль­но бу­ду срав­ни­вать с ней! …я не мо­гу так жить! 
- Да­же не знаю что ска­зать… - по­качал го­ловой Хейл, вос­про­из­во­дя сло­ва дру­га в го­лове. Он прек­расно по­нимал все стра­дания Эд­варда и хо­тел по­мочь ему, но не знал как. 
- И что ты бу­дешь де­лать в Ита­лии? – за­дал он оче­ред­ной воп­рос
- Не знаю…
- Пос­лу­шай, это не луч­ший ва­ри­ант, Эд! По­думай ещё нем­но­го!
- На­поми­нание о прош­лом здесь не толь­ко для ме­ня, но и для Бел­лы. Она прек­расно все пом­нит, хоть и не по­казы­ва­ет ви­ду. Я не мо­гу так. Не мо­гу ви­деть её тер­за­ния так же как ты тер­за­ния Элис. И, в кон­це кон­цов, фир­мы в лю­бом слу­чае бу­дут при­носить до­ход. Я наз­на­чу ру­ково­дите­лей для них здесь, и от­крою ещё нес­коль­ко на италь­ян­ском по­бережье. Ни­щим не ос­та­нусь.
- Ты прав­да хо­чешь здесь все бро­сить? Не воз­вра­щать­ся сю­да?
- Ско­рее все­го, да… - вы­дох­нув, про­из­нес он, вспо­миная, как да­же здесь, в ка­бине­те, ви­дел Белль. Она при­ходи­ла сю­да, ког­да дом стро­ил­ся. Бы­ла во всех ком­на­тах, кро­ме сво­ей…те­перь уже не по­быва­ет ни­ког­да.
- Зна­ешь, ес­ли бы я мог най­ти ре­шение…
- Его нет! – слег­ка по­высив го­лос, вык­рикнул Кал­лен – Нет и всё! Я счас­тлив с Бел­лой, я люб­лю её, и не поз­во­лю ни­чему раз­ру­шить на­ше счастье. Я у­еду да­же в Ан­тар­кти­ду, ес­ли нам там бу­дет луч­ше!
- Ус­по­кой­ся, я не имел в ви­ду ни­чего пло­хого. Ес­ли так вам бу­дет луч­ше – и ты уве­рен в этом – у­ез­жай! 
- Прос­ти Джас, - Эд­вард опус­тил го­лову, вни­матель­но раз­гля­дывая зо­лотис­тую жид­кость в сво­ем бо­кале – Это…нер­вы…
- По­нимаю, - Хейл снис­хо­дитель­но улыб­нулся, и сно­ва от­хлеб­нул из сво­его бо­кала, пе­рево­дя раз­го­вор на дру­гую, па­рал­лель­ную те­му:
- И ка­ково же это, мой друг, рас­стать­ся с хо­лос­тяцкой жизнью?
- Луч­ше не бы­ва­ет! – ух­мыль­нул­ся Кал­лен, ви­дя пе­ред гла­зами сме­ющу­юся Бел­лу. В са­ду, в пар­ке, в цер­кви, в пос­те­ли…Ка­жет­ся толь­ко се­год­ня ут­ром они сно­ва за­нима­лись лю­бовью, а он уже сос­ку­чил­ся по ней. Впро­чем, сей­час вол­но­вать­ся за неё нет смыс­ла. Они вмес­те с Элис на ве­ран­де, и у них дол­жен сос­то­ять­ся раз­го­вор. И ес­ли что – он здесь, ря­дом, за дверью. Бел­ле сто­ит толь­ко поз­вать, и он все ула­дит.
- А сам не ду­мал при­со­еди­нить­ся ко мне? – хмык­нул Кал­лен, вспо­миная чер­но­воло­сую го­лов­ку Элис, сто­ящую пе­ред ним па­ру дней на­зад в моль­бе из­ви­нений. – Не хо­чешь об­рести мис­сис Хейл?
- Ду­маю по­ка ра­нова­то, - ус­мехнул­ся Джас­пер, ог­ля­дыва­ясь че­рез пле­чо, и пы­та­ясь раз­гля­деть за бал­конной дверью фи­гуру сес­тры Кал­ле­на.
- Дер­зай, друг! – Эд­вард сно­ва улыб­нулся, под­но­ся свой бо­кал к бо­калу Джас­пе­ра – За лю­бовь! 
И они сно­ва чок­ну­лись, од­новре­мен­но за­лива­ясь сме­хом от­то­го, что наш­ли свое счастье. Наш­ли сво­их де­вочек, сво­их единс­твен­ных и не­пов­то­римых жен­щин. Да по­может им Бог сох­ра­нить лю­бовь и счастье…

А тем вре­менем, на ве­ран­де Бел­ла и Элис стоя у ог­ражде­ние за­дум­чи­во смот­ре­ли в даль. У каж­дой бы­ли свои мыс­ли, и ни од­на не ре­шалась на­чать раз­го­вор. Они не зна­ли, что дол­жны ска­зать друг дру­гу пос­ле все­го слу­чив­ше­гося, и по­это­му мол­ча­ли.
На­конец да­вящая ти­шина зас­та­вила Бел­лу пер­вой, пусть и не­лов­ко, но за­вязать бе­седу:
- Ра­да ви­деть те­бя сно­ва, Элис – она роб­ко улыб­ну­лась, гля­дя на де­вуш­ку
- Вза­им­но, Бел­ла – хмык­ну­ла та, и, вздох­нув, обер­ну­лась к ней – Как у те­бя де­ла? Как Эд­вард?
- Все хо­рошо, мы счас­тли­вы! – те­перь на ли­це мис­сис Кал­лен свер­ка­ла не­под­дель­ная, ис­крен­няя ра­дость – А как ты и Джас­пер?
- Луч­ше не бы­ва­ет, - зас­ме­ялась Элис, и сно­ва вздох­ну­ла:
- Два ме­сяца на­зад, на этой са­мой ве­ран­де мы впер­вые встре­тились и пи­ли ко­фе. Ты ста­ла мо­ей пер­вой под­ру­гой, Бел­ла, и я очень ра­да тво­ему счастью, тем бо­лее сей­час, ког­да Эд­вард на те­бе же­нил­ся. Я же­лаю, что бы вы вмес­те про­жили счас­тли­вую и дол­гую жизнь, из­бе­жав всех кру­тых по­воро­тов судь­бы. Мне очень жаль, что в тот день, в ле­су, я не смог­ла се­бя кон­тро­лиро­вать…Я бы­ла зла, и дей­стви­тель­но бе­зум­на. Пос­ле, брат при­ходил ко мне, бук­валь­но при­пол­зал на ко­ленях, но я его и его из­ви­нения по­сыла­ла к чер­ту. Я ви­ню се­бя в том, что при­чиня­ла вам обо­им боль. Толь­ко вот он прос­тил ме­ня, по­тому что я свя­зана с ним родс­твен­ны­ми уза­ми, кровью.…А вот с то­бой…я не знаю, как вы­мали­вать у те­бя про­щение, Бел­ла, знаю что мои пос­тупки бы­ли ужас­ны и неп­рости­тель­ны, но все же очень на­де­юсь что ког­да-ни­будь ты смо­жешь хо­тя бы на­поло­вину за­быть о слу­чив­шемся. – за­кон­чив свою речь, она с лег­кой на­деж­дой и чрез­мерной ви­ной пос­мотре­ла на Бел­лу, ища в её взгля­де то, о чем са­ма не до­гады­валась.
- Ну ко­неч­но же, Элис, ко­неч­но! Ты то­же моя пер­вая под­ру­га, пер­вая и луч­шая. Я все по­нимаю, по­нимаю твою боль и стра­дания, по­тому что са­ма ис­пы­тыва­ла неч­то по­доб­ное. Я не ви­ню те­бя за ту по­ез­дку, это был прос­то срыв – каж­до­му слу­ча­ет­ся сор­вать­ся – и ко­неч­но же я те­бя про­щаю. Я на те­бя ни­ког­да и не оби­жалась.…И я на­де­юсь, что мы с то­бой смо­жем по-преж­не­му ос­та­вать­ся друзь­ями! – Бел­ла роб­ко улыб­ну­лась, то­же не­уве­рен­но смот­ря на де­вуш­ку. В её гла­зах бы­ла бес­ко­неч­ная бла­годар­ность и ис­кря­щи­еся сле­зы ра­дос­ти. 
Хмык­нув, она быс­тро кив­ну­ла, смар­ги­вая со­леную вла­гу.
- Друзья! – шеп­ну­ла она, и не­уве­рен­но об­ня­ла Бел­лу
- Друзья, - улыб­ну­лась де­вуш­ка, при­нимая объ­ятья сес­тры Кал­ле­на – Луч­шие друзья!
Пос­ле этих слов обе не смог­ли сдер­жать слез. Ведь столь­ко все­го про­изош­ло! Столь­ко все­го слу­чилось, о чем они да­же не по­доз­ре­вали. Но те­перь все по­зади. Вся боль, весь ужас, все кон­чи­лось, ис­чезло. Они наш­ли свой мир, свой рай, сво­их лю­бимых лю­дей, и прос­ти­ли друг дру­га. Они луч­шие под­ру­ги, они прак­ти­чес­ки сес­тры, и это за­меча­тель­но! Каж­дая бы­ла ра­да это­му, и по­это­му их сле­зы бы­ли ско­рее от об­легче­ния, чем от уми­ления.
Ког­да Джас­пер и Эд­вард вош­ли на тер­ра­су, их взгля­ду пред­ста­ли об­ни­ма­ющи­еся де­вуш­ки, ти­хо всхли­пыва­ющие у друг дру­га в объ­ять­ях.
- Ну как все прош­ло? – поз­вал Джас­пер, объ­яв­ляя об их при­сутс­твии. Элис и Бел­ла тут же ог­ля­нулись, и на ли­цах обе­их зас­ве­тилась улыб­ка.
- Эд­вард! – шеп­ну­ла Бел­ла, и от­пустив Элис, пе­реб­ра­лась в его объ­ятья, при­жима­ясь к у­ют­ной, теп­лой и та­кой бе­зопас­ной гру­ди лю­бимо­го.
- Бэм­би, - неж­но про­шеп­тал Эд­вард, це­луя де­вуш­ку в ма­куш­ку, и пог­ла­живая по каш­та­новым ло­конам
А в это же вре­мя Элис по­вис­нув на шее у Джас­пе­ра, впи­лась в не­го по­целу­ем, сме­ясь и пла­ча од­новре­мен­но.
- Ду­маю, это дос­той­ный хэп­пи-энд, а Эд­вард? – Джас ух­мыль­нул­ся, от­ры­ва­ясь от Элис, и при­жимая её к се­бе, дер­жа за та­лию.
- Луч­ше не при­дума­ешь! – сог­ла­сил­ся Кал­лен, и, зас­ме­яв­шись, на­шел гу­бы Бел­лы, за­печат­ляя на них оче­ред­ной по­целуй. По­целуй счастья, вер­ности, люб­ви и пре­дан­ности. Те­перь уже точ­но все прек­расно. Бел­ла не ис­пу­галась его сес­тры, она её прос­ти­ла. Прос­ти­ла так же как его и Джас­пе­ра. И он сде­ла­ет все, что бы и даль­ше обе­регать её от опас­ностей. Лю­бых опас­ностей, с ка­кими толь­ко мо­жет стол­кнуть­ся че­ловек. Она его сол­нце, его лю­бовь, его Бел­ла. И эту Бел­лу он ни­ког­да не по­теря­ет. Ни­ког­да!
* * * 
- Всег­да хо­тел кое-что у те­бя спро­сить, - поз­вал Эд­вард, иг­рая с куд­ря­ми сво­ей де­воч­ки. Сре­ди ноч­ной, теп­лой тем­но­ты его го­лос ка­зал­ся та­инс­твен­ным и слад­ким, слов­но топ­ле­ный са­хар. Неж­ным, бар­хатным и та­ким лю­бимым. Бел­ла улыб­ну­лась, пок­репче об­ни­мая его:
- Спра­шивай
- Что ты во мне наш­ла? – он опус­тил свой взгляд на её шо­колад­ные гла­за, смот­ря­щие на не­го, и про­жига­ющие ду­шу да­же в ноч­ной мгле.
- Пре­дан­ность! – она неж­но про­вела паль­ца­ми по его ще­ке, и он сно­ва по­чувс­тво­вал теп­ло от её при­кос­но­вений, еже­секун­дно вспы­хива­ющее в нем, ког­да она ря­дом – Лас­ку, доб­ро­ту, при­вязан­ность, за­щиту и лю­бовь! Я мо­гу пе­речис­лять бес­ко­неч­но!
- До ут­ра ещё есть вре­мя, - уби­рая её не­пос­лушную прядь за ухо, ус­мехнул­ся муж­чи­на 
- Луч­ше от­веть мне на этот же воп­рос, - поп­ро­сила де­вуш­ка, по-преж­не­му смот­ря на Кал­ле­на с обо­жани­ем, и бла­года­ря Твор­ца за это чу­до из чу­дес ря­дом с ней пря­мо сей­час.
- Кра­сота, уве­рен­ность, ре­шитель­ность, храб­рость, сер­дечность и по­нима­ние… - про­шеп­тал он, нак­ло­ня­ясь к её гу­бам, и сно­ва при­падая к ним – И это ещё толь­ко на­чало, кра­сави­ца!
- Ну, вре­мя у нас есть – хмык­ну­ла она, в пе­реры­вах меж­ду его по­целу­ями - Це­лая веч­ность! 
- По-мо­ему, так и дол­жно быть, - хмык­нул муж­чи­на, пе­реме­ща­ясь на её шею и пле­чи, и да­вая воз­можность вдох­нуть воз­ду­ха.
- По­дож­ди! – Бел­ла ле­гонь­ко от­тол­кну­ла его, са­дясь на кро­вати, и сос­ре­дота­чива­ясь на ти­хом жуж­жа­нии, раз­да­вав­шемся из уг­ла ком­на­ты.
- Что та­кое, Бэм­би? – муж­чи­на не­пони­ма­юще сел на кро­вати, ог­ля­дывая ком­на­ту вслед за де­вуш­кой.
- На­вер­ное, по­каза­лось… - по­кача­ла го­ловой Бел­ла, ски­дывая на­важ­де­ние, и сно­ва ук­ла­дывая Кал­ле­на на кро­вать, про­дол­жая их по­целуи…
Зна­ла бы она, как до­рого обой­дет­ся им их бес­печность…

 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)