17 октября 2015 Просмотров: 618 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 5

 

Гла­ва 5 - Ещё од­на ночь...

Бел­ла хо­рошо зна­ла мес­то, где сей­час ока­залась. Она так­же зна­ла, что это сон, по­тому что при­вык­ла к это­му ви­дению, прес­ле­довав­ше­му её столь­ко лет, и о ко­тором ник­то ни­ког­да не до­гады­вал­ся.
Она смот­ре­ла на бе­лые чех­лы на ме­бели, ко­торые сви­детель­ство­вали о пе­ре­ез­де, а раз­бро­сан­ные пов­сю­ду бу­тыл­ки го­вори­ли о но­вом за­пое её от­ца Чар­ли.
Вот и он сам, вы­шел из-за уг­ла, нап­равля­ясь к сво­ей единс­твен­ной до­чери. Ник­то не зна­ет, и да­же сам Чар­ли вряд ли это пом­нит, но на­мере­ния у не­го бы­ли яв­но не от­цов­ские. По­дой­дя к пе­репу­ган­ной один­надца­тилет­ней де­воч­ке, он гру­бо схва­тил её за во­рот блуз­ки и раз­вернул к се­бе...
Бел­ла ис­тошно за­вопи­ла от его даль­ней­ших дей­ствий, а по­том ей вне­зап­но ста­ло так боль­но, что она за­мол­кла и, ка­жет­ся, по­теря­ла соз­на­ние... 
Рас­пахнув гла­за, де­вуш­ка по­няла, что она в ог­ромном особ­ня­ке Кал­ле­на, а не в том до­ме, и что ря­дом с ней не Чар­ли, а жур­наль­ный сто­лик, ко­торый она ярос­тно пы­талась от­пихнуть, ду­мая, что это отец. Все вок­руг ди­ван­чи­ка, на ко­тором она сно­ва пы­талась спать, бы­ло пе­ревер­ну­то и раз­бро­сано. Она тя­жело ды­шала и бы­ла бе­зум­но на­пуга­на – и так каж­дую ночь. Каж­дую ночь она про­водит в та­ких му­чени­ях и кош­ма­рах, не в си­лах спра­вить­ся с этой веч­ной болью. Толь­ко про­фес­си­ональ­ная по­мощь, лю­бовь и тер­пе­ние мог­ли бы вы­тол­кнуть из соз­на­ния горь­кий опыт сек­су­аль­ных от­но­шений... Но что уж об этом го­ворить те­перь? 
Бел­ла па­ничес­ки бо­ялась все­го, свя­зан­но­го с ЭТИМ, и не же­лала ис­пы­тать ЭТО сно­ва, а тем бо­лее на­силь­но, ни с кем: ни с от­цом, ни с Кал­ле­ном. Ни­ког­да в жиз­ни!
Она зна­ла, что шу­мит по но­чам, но не по­доз­ре­вала, нас­коль­ко гром­ко она кри­чала в этот раз, и за сво­им тя­желым ды­хани­ем не сра­зу ус­лы­шала бес­по­рядоч­ный стук в дверь. По­хоже, сту­чали уже дав­но, по­тому что го­лос ка­кой-то де­вуш­ки за дверью был по­лон от­ча­яния. 
А по­том сле­зы вне­зап­но брыз­ну­ли из глаз Бел­лы, и она упа­ла на по­душ­ку, да­бы заг­лу­шить свои ры­дания. В этой тем­но­те ей бы­ло страш­но, но встать и вклю­чить свет - страш­нее, не го­воря уже о том, что­бы от­крыть дверь... 

Эд­вард, как обыч­но, сле­дуя сво­им прин­ци­пам, про­вел этот день за вы­пив­кой и ра­ботой. Они вмес­те с Джас­пе­ром слав­но пос­та­рались над кол­лекци­он­ным вис­ки, и те­перь в его ка­бине­те гру­дилось нес­коль­ко пус­тых бу­тылок с до­роги­ми эти­кет­ка­ми. Он не­навис­тно от­швыр­нул их и про­шел к сто­лу, что­бы взять пап­ку со све­дени­ями об Иза­бел­ле и, вчи­тыва­ясь в каж­дое сло­во, за­ново по­пытать­ся най­ти от­ве­ты на собс­твен­ные воп­ро­сы.
Он про­читал, что её рост сто шесть­де­сят семь сан­ти­мет­ров, что она брю­нет­ка, что у неё строй­ное те­лос­ло­жение – он итак это знал, не­зачем бы­ло да­же чи­тать. Да­лее сле­дова­ли её да­та рож­де­ния и но­мер пас­порта. А она не сол­га­ла, ей, и вправ­ду, сем­надцать. Мо­жет быть, все это ее по­веде­ние объ­яс­ня­ет­ся юным воз­растом? Нет, юность - это прек­расно, в её го­ды у не­го не бы­ло на ду­ше ни бо­ли, ни оби­ды, ни не­навис­ти... От­ку­да же все это взя­лось у этой ма­лень­кой де­воч­ки? Кто она та­кая, и за­чем он при­вел её сю­да? Это бы­ли ос­новные воп­ро­сы, на ко­торые он хо­тел по­лучить от­ве­ты. Что в этой дев­чонке хо­роше­го? Ни­чего, кро­ме наг­лости и дер­зости! Его пре­воз­но­сили, им вос­хи­щались, его имя бо­гот­во­рили из­вес­тные мо­дели и ак­три­сы США, ему пок­ло­нялись мно­гие из­вес­тные лю­ди, а она и знать его не же­ла­ет!
На её мес­те лю­бая дав­но бы да­ла то, что он хо­чет, а боль­ше все­го, он хо­чет сек­са, это и так яс­но... А мо­жет, этим его и за­цепи­ла эта ма­лень­кая, наг­лая дев­чонка Бел­ла? Сво­ей нес­го­вор­чи­востью и ин­ди­виду­аль­ностью? 
О чем это он?
Она за весь день не выш­ла из ком­на­ты и да­же не пы­талась скрыть свое от­вра­щение к не­му, или не­нависть. Она выс­та­вила за дверь са­мого Эд­варда Кал­ле­на! Да она с ума сош­ла! Джас­пер был прав, ког­да го­ворил, что не сто­ит брать её сю­да – проб­лем не обе­решь­ся! И вот они проб­ле­мы – как по за­казу! 
Она не ест, вы­гоня­ет его, ве­дет се­бя не­поз­во­литель­но гру­бо и, ка­жет­ся, сов­сем не вос­хи­ща­ет­ся ни его внеш­ностью, ни рос­кошью ком­на­ты и до­ма... 
Да, она яв­но не­нор­маль­ная!
А ему-то что де­лать? У ко­го про­сить со­вета? Из­бе­гать её или по­пытать­ся на­ладить от­но­шения? Как се­бя с ней вес­ти? Она ста­вит в не­лов­кое по­ложе­ние да­же его! До это­го дня ни­кому это­го не уда­валось, да­же Кар­лай­лу и Эс­ми Кал­ле­нам – ро­дите­лям Эд­варда, ко­торые уже очень дав­но по­кину­ли этот мир.
Он в ярос­ти от­пихнул от се­бя пап­ку, и та упа­ла на пол, ув­ле­кая за со­бой ещё нес­коль­ко важ­ных кон­трак­тов, но Кал­ле­ну бы­ло пле­вать на это, ему бы­ло пле­вать на все. Он был одер­жим этой де­вуш­кой, её дер­зостью и кра­сотой. Ему хо­телось об­ла­дать ею, но он не мог. Она ни­кого к се­бе не под­пуска­ла, а с ним об­ра­щалась ху­же, чем со вши­вой со­бакой.
И как она ещё со­из­во­лила впус­тить его?
Мо­жет, она его бо­ит­ся? Глу­по, че­го ей его бо­ять­ся? Он не уби­вал ни­кого из её семьи, да и во­об­ще не уби­вал ни­кого на её гла­зах. Он пы­тал­ся быть с ней веж­ли­вым и ми­лым, нас­коль­ко поз­во­ляла си­ту­ация и его ле­дяное сер­дце, ко­торое в по­пыт­ках от­го­родить­ся от бо­ли, ка­жет­ся, ра­зучи­лось лю­бить и по­нимать, что свой­ствен­но че­лове­ку.
По­том он вспом­нил её имя – Иза­бел­ла. И его сер­дце сжа­лось от убий­ствен­ной бо­ли и тос­ки, от ко­торых он пы­тал­ся от­го­родить­ся столь­ко лет. С по­яв­ле­ни­ем этой де­вуш­ки его сер­дце на­чало про­сыпать­ся, ис­пы­тывать дав­но за­бытые чувс­тва; оно, по­доб­но за­мер­зшей ре­ке, на­чало пос­те­пен­но из­бавлять­ся от ле­дяной кор­ки. Он сам го­тов был к но­вой люб­ви, но как за­во­евать сер­дце этой взбал­мошной дев­чонки?
Что за проб­ле­мы не да­ют ей ло­яль­нее от­но­сить­ся к не­му?
Глу­по, ка­кие у неё мо­гут быть проб­ле­мы, по­мимо бед­ности? Ей все­го сем­надцать лет! Что она мог­ла ис­пы­тать за столь ко­рот­кую жизнь? 
На­вер­ное, это не она су­мас­шедшая, а он схо­дит с ума, раз на­чина­ет брать се­бе в лю­бов­ни­цы ма­лоле­ток, при­чем по­хищая их из их же собс­твен­ных до­мов!
По­ра зво­нить в пси­хи­ат­ри­чес­кую кли­нику, что­бы они его заб­ра­ли, и пос­ко­рее... 
За са­моби­чева­ни­ем и раз­бо­ром «Кто есть кто?», он не сра­зу ус­лы­шал ди­кий и от­ча­ян­ный крик, ко­торый че­рез се­кун­ду за­тих, а по­том пос­лы­шал­ся вновь.
Его слов­но вет­ром сду­ло из собс­твен­но­го ка­бине­та, ког­да он по­нял, ко­му при­над­ле­жит этот крик. Он нес­ся по ко­ридо­рам собс­твен­но­го до­ма, он пред­ста­вить не мог, что мог­ло слу­чить­ся, а па­мять ус­лужли­во под­став­ля­ла кар­тинки из филь­мов ужа­сов. Сей­час три ча­са но­чи, по­чему его плен­ни­ца, его Иза­бел­ла, так ди­ко и ис­пу­ган­но кри­чит?
По до­роге он стол­кнул­ся с Лей­лой, ко­торая бе­жала поз­вать его. Вмес­те они ки­нулись к две­ри этой чер­то­вой гос­те­вой, где не­весть что про­ис­хо­дило.
Вся прис­лу­га спа­ла в от­дель­ном по­меще­нии до­ма, толь­ко ком­на­ты Лей­лы и Кэт­рин на­ходи­лись у по­жар­но­го вы­хода, так как они вста­вали рань­ше всех для убор­ки ко­ридо­ров. Но Кэт­рин в от­пуске, сле­дова­тель­но, ос­та­лась толь­ко Лей­ла, она ус­лы­шала этот крик рань­ше не­го. На­вер­ня­ка, она уже пы­талась по­пасть в ком­на­ту, но, ви­димо у неё ни­чего не выш­ло!
- Что там? – взвол­но­ван­но спро­сил Эд­вард, под­хо­дя к две­ри сво­ей плен­ни­цы.
- Я не знаю! – про­мол­ви­ла поб­леднев­шая Лей­ла, ути­рая сле­зы, ка­тив­ши­еся по ще­кам. – Я прос­ну­лась от кри­ков мисс Свон, и, кля­нусь, они не прек­ра­ща­ют­ся! 
- У те­бя есть ключ? – пе­ребил ее Эд­вард, в тщет­ной по­пыт­ке най­ти в тем­но­те вык­лю­чатель, что­бы вклю­чить свет в ко­ридо­ре. От­ку­да ему бы­ло знать, где в этом ог­ромном чер­то­вом до­ме на­ходят­ся вык­лю­чате­ли. Он не бы­вал и в по­лови­не ком­нат, ог­ра­ничи­ва­ясь толь­ко те­ми по­меще­ни­ями, ко­торые бы­ли не­об­хо­димы ему для жиз­ни. Пос­ле смер­ти сво­ей ма­лень­кой де­воч­ки, он и не ду­мал за­ходить в ка­кие-ли­бо дру­гие, не ис­поль­зу­емые им ком­на­ты в до­ме, кро­ме её спаль­ни... ко­торая на­ходи­лась в вос­точном кры­ле и бы­ла боль­шую часть вре­мени наг­лу­хо зак­ры­та... 
- Был, – рас­се­яно от­ве­тила Лей­ла, рыс­кая по кар­ма­нам, пос­ле че­го вспом­ни­ла, что она в пи­жаме, а не в ра­бочей одеж­де.
- Он в ком­на­те! – с до­садой про­из­несла она и ки­нулась в сто­рону сво­ей спаль­ни. 
Эд­вард не­тер­пе­ливо ос­тался ждать, ему нуж­но бы­ло ту­да по­пасть. Нут­ром он пред­чувс­тво­вал что-то пло­хое, как и в тот зло­получ­ный день, ког­да он ни­чего не смог сде­лать... 
Ужас­но, ког­да ты бес­си­лен пе­ред судь­бой, но что по­делать, ес­ли у не­го та­кая мис­сия в этом ми­ре?
Он при­нял­ся ис­тошно звать Бел­лу и сту­чать в дверь, как ут­ром, но без­ре­зуль­тат­но. Да что она там де­ла­ет, и что там про­ис­хо­дит?!
Дверь не от­кры­вали. Он поп­ро­бовал поз­вать де­вуш­ку, но она не от­клик­ну­лась.
На­конец, кри­ки смол­кли. Эд­вард за­мер у две­ри, прис­лу­шива­ясь – ни зву­ка боль­ше. Те­перь он за­вол­но­вал­ся еще боль­ше. 
Гос­по­ди, да ка­кая ему раз­ни­ца, что там с этой Бел­лой? По­чему он так пе­чет­ся о ней?
Воп­ро­сы, один за дру­гим, воз­ни­кали в его го­лове, но сей­час ему бы­ло не до по­ис­ка от­ве­тов. На­легая всем сво­им ве­сом на дверь, он си­лил­ся вы­бить её, и ему да­же по­каза­лось, что поч­ти это уда­лось, но он вспом­нил, что дверь сде­лана из вы­соко­качес­твен­ной и креп­кой дре­веси­ны ду­ба. Черт зна­ет, что бы бы­ло, ес­ли бы не вер­ну­лась зап­ла­кан­ная Лей­ла и не про­тяну­ла ему ключ.
Он схва­тил его, су­нул в за­моч­ную сква­жину, пы­та­ясь от­крыть дверь. С треть­ей по­пыт­ки ему это уда­лось, и ду­бовая дверь рас­пахну­лась нас­тежь. Мыс­ленно Кал­лен сде­лал по­мет­ку – сме­нить все две­ри в до­ме на та­кие, ко­торые мож­но бы­ло бы при слу­чае вы­бить. А то ма­ло ли что...
На­конец, он ока­зал­ся внут­ри и за­мер, ог­ля­дывая ком­на­ту в по­ис­ках этой дер­зкой дев­чонки, ко­торая зас­та­вила его так нер­вни­чать пос­ре­ди но­чи. Хо­рошо, что он не ло­жил­ся се­год­ня, а то сей­час приш­лось бы ещё и оде­вать­ся.
Его взгляд блуж­дал по пе­ревер­ну­той ком­на­те, по­ка, на­конец, не нат­кнул­ся на слег­ка тем­не­ющую на фо­не зо­лотых пок­ры­вал фи­гур­ку, сжи­ма­ющую что-то в сво­их ру­ках.
В ком­на­те бы­ло до­воль­но тем­но, по­это­му пер­вым де­лом он при­казал Лей­ле вклю­чить свет. Ис­пу­ган­ная де­вуш­ка тут же наш­ла вык­лю­чатель, и яр­кий свет вспых­нул, зас­тавляя Бел­лу под­прыг­нуть от не­ожи­дан­ности и отор­вать ли­цо от по­душ­ки. Она ле­жала пря­мо на по­лу у ди­вана и пе­ревер­ну­того пись­мен­но­го сто­лика, вздра­гивая от ры­даний и за­ливая сле­зами вто­рую по сче­ту по­душ­ку, ког­да за­мети­ла под­бе­жав­ше­го к ней Altezzoso bello.
- Что с то­бой? – бес­по­мощ­но воп­ро­шал Эд­вард, си­лясь хо­тя бы взгля­нуть на де­вуш­ку, спря­тав­шую свое ли­цо в по­душ­ках.
- Уй... уйд... уй­ди­те! – всхли­пыва­ла нес­час­тная Иза­бел­ла, вспо­миная свой сон и сно­ва за­лива­ясь сле­зами. Это неп­ра­виль­но! Она не дол­жна по­казы­вать сла­бину пе­ред эти­ми людь­ми, пе­ред этим че­лове­ком... Но что ей ос­та­валось? К чер­ту, здесь толь­ко два сви­дете­ля, он и эта гор­ничная, боль­ше ник­то не ус­лы­шит... а дер­жать этот страх в се­бе сей­час она не в си­лах.
- Что слу­чилось? – про­дол­жал свои расс­про­сы Кал­лен, про­тяги­вая к ней ру­ки и пы­та­ясь заг­ля­нуть в гла­за. – Здесь кто-то был? По­чему ты кри­чала?
Бел­ла да­же не под­ня­ла го­ловы, толь­ко поп­ро­бова­ла от­пол­зти ку­да-ни­будь по­даль­ше, что­бы по­пытать­ся ус­по­ко­ить­ся и спря­тать­ся от это­го не­нор­маль­но­го. 
Она по­нима­ла боль­шей частью соз­на­ния, что он ве­дет се­бя как аб­со­лют­но нор­маль­ный че­ловек, по край­ней ме­ре, сей­час. Но ни­чего не мог­ла с со­бой по­делать. Она не­нави­дела его поч­ти так же, как Чар­ли, хо­тя он не пы­тал­ся – по­ка что – сде­лать с ней ТА­КОЕ... 
Сер­дце же Эд­варда раз­ры­валось от ви­да под­рос­тка, ко­торый нас­толь­ко был на­пуган сей­час. Он вспо­минал мо­мен­ты со сво­ей ма­лень­кой Иза­бел­лой, ко­торая так­же ис­пу­галась его од­нажды. Он да­же ощу­тил де­жавю и по­холо­дел от вос­по­мина­ний. А сей­час-то что де­лать?
- Бел­ла, – за­гово­рил он мяг­ким, при­тор­но-слад­ким го­лосом, и от это­го и без то­го его прек­расный ба­ритон стал ещё прек­раснее. – Бел­ла, я не оби­жу те­бя, ска­жи мне, что слу­чилось?
Сто­ящая по­зади Кал­ле­на Лей­ла прек­ра­тила ры­дать и те­перь удив­ленно наб­лю­дала за неж­ностью в го­лосе её обыч­но мрач­но­го и гру­бого хо­зя­ина.
- Ес­ли те­бе не нра­вит­ся свет, мы его вык­лю­чим, – про­дол­жал Кал­лен и кив­нул Лей­ле. Та по­гаси­ла люс­тру, и дом Кал­ле­нов ог­ла­сил оче­ред­ной ис­пу­ган­ный крик его но­вой оби­татель­ни­цы.
- Нет! – ис­тошно зак­ри­чала Бел­ла, и гла­за её рас­ши­рились от ди­кого ужа­са. 
– По­жалуй­ста, ухо­дите, толь­ко ос­тавь­те свет, - и с эти­ми сло­вами она при­тяну­ла по­душ­ку к ли­цу, что­бы заг­лу­шить но­вый прис­туп ры­даний.
Кал­лен окон­ча­тель­но рас­те­рял­ся. По­чему она так бо­ит­ся тем­но­ты? Да что тут, черт возь­ми, бы­ло?
- Ти­ше, ти­ше, – он сно­ва пред­при­нял по­пыт­ку кос­нуть­ся её, но она от­пря­нула, от­ползая все даль­ше. – Мы не га­сим свет, ви­дишь? Он го­рит.
Бел­ла над­ломле­но кив­ну­ла и ти­хо про­дол­жи­ла всхли­пывать. Эд­вард си­дел на по­лу, ря­дом с ней, и ус­по­ка­ива­юще улы­бал­ся, пы­та­ясь вну­шить де­воч­ке, что все хо­рошо. Весь ал­ко­голь, вы­питый им, ка­залось, ис­чез от стрес­со­вой си­ту­ации. Он чувс­тво­вал се­бя луч­ше, чем ког­да-ли­бо, хо­тя был взвол­но­ван.
- Лей­ла, ты сво­бод­на, даль­ше я сам, – он обер­нулся и ука­зал на дверь. Де­вуш­ка быс­тро кив­ну­ла, оше­лом­ленная та­ким раз­ви­ти­ем со­бытий, и шмыг­ну­ла в ко­ридор, рас­тво­ря­ясь в ноч­ной тем­но­те.
- Бел­ла, мо­жет быть, пе­ремес­тишь­ся на кро­вать, – ак­ку­рат­но на­мек­нул Эд­вард, не же­лая боль­ше ви­деть её на по­лу.
- Мне и тут хо­рошо ... - всхлип­ну­ла Бел­ла, ути­рая сле­зы.
- Ты ме­ня бо­ишь­ся? – ре­шил­ся спро­сить Кал­лен, ду­мая, что она не хо­чет по­кидать ук­ры­тия ди­ван­чи­ка, по­тому что опа­са­ет­ся его. Он на­де­ял­ся, что это не так, но ведь все мо­жет быть.
- Не вас... - её го­лос трес­нул на пос­леднем сло­ве, и она за­мол­ча­ла, пы­та­ясь по­давить в се­бе ры­дания. Да что это с ней?! Мыс­ленно ру­гала она се­бя, по­тому что это слиш­ком да­леко заш­ло. Этот че­ловек не дол­жен ви­деть её стра­дания! Но, ка­жет­ся... он пы­та­ет­ся ей по­мочь?.. А ес­ли под­дать­ся? 
- Но здесь боль­ше ни­кого нет, Бел­ла, – сев на пол, об­во­дя взгля­дом ком­на­ту, про­гово­рил Кал­лен. – Что те­бя ис­пу­гало, ты мне не ска­жешь?
- Это не важ­но, – Бел­ла вы­тер­ла пос­ледние сле­зы и выб­ра­лась из сво­его ук­ры­тия, все ещё вздра­гивая от ко­рот­ких ры­даний. – Прос­ти­те, что под­ня­ла вас пос­ре­ди но­чи.
Эд­вард смот­рел на нее, буд­то ви­дя впер­вые. Бел­ла, та­кая дер­зкая и наг­лая, ка­залась сей­час хруп­кой, слом­ленной и та­кой ма­лень­кой... О чем он ду­мал, ког­да при­тащил её сю­да? Что он за из­верг?
Но он не мо­жет без неё... Ка­кой бы она ни бы­ла, он не мо­жет без неё, а зна­чит, вер­нуть её об­ратно до­мой он то­же не в сос­то­янии... 
Де­вуш­ка же в это вре­мя по­дош­ла к ди­вану, лег­ла, опус­тив свою го­лову с рас­тре­пав­ши­мися ло­кона­ми на вы­шитые зо­лотом по­душ­ки.
- Бел­ла, а по­чему не на кро­вать? – ис­крен­не уди­вил­ся Кал­лен, под­ни­ма­ясь с по­ла, при­седая пе­ред ди­ван­чи­ком.
Де­вуш­ке не пон­ра­вилась его бли­зость, но эта кра­сота... и не обыч­ная доб­ро­та, ис­хо­дящая от не­го сей­час, при­тяги­вала и де­лала его при­сутс­твие же­лан­ным. Она про­тиви­лась этим не­ожи­дан­ным чувс­твам, по­тому что это глу­по, тем бо­лее для неё – она не дол­жна ни­чего чувс­тво­вать, кро­ме не­навис­ти, к Эд­варду Кал­ле­ну.
- Кро­вать слиш­ком боль­шая, – от­ве­тила она чес­тно.
- Боль­шая? – нах­му­рил­ся Кал­лен, сдер­жи­вая смех в го­лосе от не­лепо­го объ­яс­не­ния это­го взбал­мошно­го су­щес­тва, ко­торое так нуж­да­лось в его за­щите.
- Да, я не хо­чу там спать! – про­из­несла Бел­ла и ут­кну­лась ли­цом в по­душ­ку. 
- Мне ос­тать­ся? – спро­сил он вне­зап­но, с на­деж­дой. И с го­речью по­нял, воп­рос был лиш­ним, но слов не во­ротишь об­ратно.
- Нет! – отор­ва­лась от по­душ­ки Бел­ла, что­бы пос­мотреть на не­го, ис­пу­ган­но по­качав го­ловой. – Уй­ди­те, по­жалуй­ста.
Эд­вард кив­нул, встал и нап­ра­вил­ся к две­ри. Бел­ла жда­ла мо­мен­та, что­бы на­пом­нить это­му стран­но­му че­лове­ку не вык­лю­чать свет, из-за бо­яз­ни воз­вра­та сво­его чёр­то­вого ви­дения, но он про­шел ми­мо вык­лю­чате­ля, ка­жет­ся, вов­се не взгля­нув на не­го.
- По­гово­рим ут­ром, – ска­зал он на­пос­ле­док, и преж­де, чем дверь зак­ры­лась за ним, Бел­ла ус­лы­шала ещё кое-что: 
- Спо­кой­ной но­чи... 
Край­не обес­ку­ражен­ная Бел­ла ещё дол­го си­дела на ди­ване и, вгля­дыва­ясь в зо­лотые пок­ры­вала, пы­талась по­нять, кто же этот стран­ный че­ловек, ко­торый мо­жет быть злым и доб­рым од­новре­мен­но, ко­торый мо­жет быть за­бот­лив и жес­ток. Кто же он, этот Эд­вард Кал­лен?

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)