18 октября 2015 Просмотров: 585 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 49. День 2. часть 1

 

Гла­ва 49. День 2. Часть 1

На сле­ду­ющее ут­ро Бел­лу раз­бу­дил на­зой­ли­вая те­лефон­ная трель, раз­ры­ва­ющая ут­реннюю ти­шину. И бук­валь­но че­рез се­кун­ду она ус­лы­шала сдав­ленное ру­гатель­ство Эд­варда, и его ак­ку­рат­ные при­кос­но­вения к её ко­же, в по­пыт­ке вы­путать­ся из её объ­ятий - на­вер­ное, это вош­ло у неё в при­выч­ку, но ночью она всег­да при­жима­лась к Эд­варду, об­ни­мал его во сне. Так она чувс­тво­вала се­бя бо­лее за­щищен­ной. – Бел­ла раз­жа­ла ру­ки, об­легчая его за­дачу. Он за­мер, опус­кая взгляд на неё.
- Прос­ти, что раз­бу­дил те­бя, Бэм­би – ви­нова­то со­об­щил он, са­дясь на кро­вати, и взъ­еро­шив во­лосы на го­лове де­вуш­ки.
- От­ве­чай, это на­вер­ное важ­но – она кив­ну­ла в сто­рону те­лефо­на, а по­том взгля­нула на ча­сы. Пять со­рок пять ут­ра. Ко­му за­хоте­лось тре­вожить Кал­ле­на в та­кое вре­мя?
Чер­тыхнув­шись сно­ва, муж­чи­на под­нялся с прос­ты­ней, ог­ля­дывая ком­на­ту в по­ис­ках зво­няще­го те­лефо­на. Акус­ти­ка в до­ме Кал­ле­на бы­ла неп­ло­хой, и по­это­му ка­залось, что трель раз­да­ет­ся отов­сю­ду. Окон­ча­тель­но по­теряв­шая сон Бел­ла ус­та­ло при­села на кро­вати, и в тот миг, ког­да она это сде­лала, ей по­каза­лось, что звук стал гром­че. Про­тянув ру­ку на­зад, к прик­ро­ват­ной тум­бе, на­щупы­вая там виб­ри­ру­ющий ап­па­рат.
Эд­вард тем вре­менем пе­реры­вал все дру­гие мес­та, где по его мне­нию, мог ос­та­вить те­лефон, но с го­речью вы­нуж­ден был приз­нать, что вряд ли най­дет его. В нем заш­ка­лива­ла ярость на зво­нив­ше­го, по­тому что ран­ние про­буж­де­ние Кал­лен сов­сем не лю­бил.
- Эд­вард! – ок­ликну­ла его Бел­ла с кро­вати, и он быс­тро обер­нулся, чувс­твуя как жар и спесь спа­да­ют с не­го, ос­тавляя лишь теп­ло­ту на сер­дце. Так всег­да бы­вало, ког­да он слы­шал го­лос сво­его ан­ге­ла.
- Что та­кое, кра­сави­ца? – мяг­ко спро­сил он, про­дол­жая ог­ля­дывать­ся и прис­лу­шивать­ся к зву­кам, раз­ры­ва­ющим ком­на­ту.
- Он здесь! – де­вуш­ка про­тяну­ла ему те­лефон, раз­ры­вав­ший­ся ка­ким-то не­из­вес­тным но­мером.
- Спа­сибо, род­ная – Эд­вард ис­крен­не улыб­нулся, и, за­бирая те­лефон из рук Бел­лы, су­мел най­ти вре­мя чмок­нуть её в лоб. Хмык­нув, она от­ки­нулась об­ратно на по­душ­ки, а муж­чи­на на­конец смог от­ве­тить на зво­нок.
- Здравс­твуй, Эд­вард, – поз­до­рова­лись на том кон­це те­лефо­на, и Эд­вард сно­ва по­чувс­тво­вал, как за­пылал ут­ренней зло­бой.
- Джас­пер, ка­кого чер­та ты под­ни­ма­ешь ме­ня в шесть ут­ра? – гром­ко вык­рикнул он, но вспо­миная про Бел­лу, ле­жащую на кро­вати, по­низил го­лос. 
- У ме­ня для те­бя хо­рошие но­вос­ти, друг – хит­ро про­гово­рил Хейл, рас­тя­гивая сло­ва. Это ещё боль­ше взбе­сило муж­чи­ну, единс­твен­ным же­лани­ем ко­торо­го сей­час бы­ло сно­ва вер­нуть­ся в объ­ятья Бел­лы, и без­мя­теж­но ус­нуть.
- Ка­тись ты со сво­ими но­вос­тя­ми, - рык­нул он, со­бира­ясь от­клю­чить те­лефон и тем са­мым за­кон­чить раз­го­вор, но Джас­пер ока­зал­ся на­ход­чи­вым, и вов­ре­мя ус­пел про­из­нести ре­ша­ющее сло­во:
- Но­вос­ти по по­воду Элис! 
- Элис? – Эд­вард за­мер, чувс­твуя, как что-то по­хожее на го­речь и со­жале­ния воз­ни­ка­ет в его ду­ше, зас­тавляя её тре­петать – Что с ней? – так, те­перь ко всем пе­режи­тым чувс­тва при­бави­лось ещё и вол­не­ние. По­дож­ди­те, но Джас­пер же ска­зал «хо­рошие но­вос­ти». Так что к чер­ту за но­вос­ти об его сес­тре в шесть ут­ра?
- Да, – хмык­нул Хейл – Но сто­ит ли те­бе их рас­ска­зывать? – те­перь, ког­да с мисс Кал­лен все бы­ло хо­рошо, и она оз­ву­чила свое ре­шение, Джас­пер мог и по­заба­вить­ся с Эд­вардом. Но толь­ко не дол­го. Суть раз­го­вора не за­висит от шут­ли­вого нас­тро­ения Хей­ла, сей­час он дол­жен бу­дет рас­ска­зать дру­гу ту прав­ду, ко­торая, не­сом­ненно, об­ра­ду­ет и ос­час­тли­вит его. Так же, как эти но­вос­ти об­ра­дова­ли и его, Джас­пе­ра, из уст са­мой Элис.
- Джас­пер…! – мед­ленно за­кипая, сквозь зу­бы про­шипел Кал­лен – Не­мед­ленно го­вори!
- Элис хо­чет по­гово­рить с то­бой. Ес­ли ты не про­тив, мы при­едем се­год­ня ве­чером. – от­че­канил Хейл, го­товясь к даль­ней­шим сло­вам дру­га.
Эд­вард в ко­торый раз за­мер, не ве­ря сво­им слу­ховым ре­цеп­то­рам. Это­го не мо­жет быть! Его Эл прос­ти­ла его, Эд­варда Кал­ле­на, жес­то­ко рас­пра­вив­ше­гося с её воз­люблен­ным! Мо­жет это и не его ви­на, но без не­го тут не обош­лось. Он смот­рел не­видя­щими гла­зами на зо­лотые што­ры, вып­ря­мив­шись, и пре­рывис­то ды­ша. Ему не ве­рилось в это чу­до, не ве­рилось, что его мо­лит­вы ус­лы­шаны и с его сес­трой все в по­ряд­ке. Бо­же, она хо­чет по­гово­рить с ним! Как же дол­го он это­го ждал…!
- Ты как? – ос­то­рож­но по­ин­те­ресо­вал­ся Джас­пер, не слы­ша го­лоса Эд­варда уже пол­то­ры ми­нуты
- В нор­ме… - вы­дох­нул Эд­вард, и на его ли­це за­си­яла улыб­ка, улыб­ка об­легче­ния и счастья. Ка­жет­ся, да­же сле­зы ра­дос­ти го­товы бы­ли ска­тить­ся по его ще­кам, по­тому что он чувс­тво­вал, как со­леная вла­га за­поло­ня­ет его взгляд.
- Так что по по­воду ве­чера, я мо­гу при­вез­ти её? – пе­рес­про­сил Джас­пер, при­жимая те­лефон к уху, что­бы об­нять по­дошед­шую со спи­ны Элис, вслу­шива­ющу­юся в их раз­го­вор.
- Ко­неч­но! – быс­тро при­ходя в се­бя для от­ве­та, про­гово­рил Кал­лен – Ко­неч­но! О гос­по­ди, Джас­пер, спа­сибо те­бе!
- Не мне спа­сибо ска­жешь, а ей, - хмык­нул Хейл, це­луя ма­лень­кую чер­ную го­лов­ку Элис, соп­ри­касав­шу­юся с его грудью – До ве­чера, Эд­вард!
- До ве­чера… - толь­ко и смог про­шеп­тать Эд­вард, от­клю­чая те­лефон.
Бел­ла во вре­мя все­го раз­го­вора раз­мышля­ла лишь об од­ном не­ожи­дан­ном от­кры­тии.…А все на­чалось так – ког­да Эд­вард взял труб­ку, от­хо­дя к ок­ну, её вни­мание прив­лекла не зад­ви­нутая до кон­ца прик­ро­ват­ная тум­ба, и си­яющие в лу­чах сол­нца, не­из­вес­тные се­реб­ристые об­ложки. По­рабо­щен­ная лю­бопытс­твом, она прив­ста­ла на лок­те, по­вора­чива­ясь к той са­мой тум­бе, и ак­ку­рат­но отод­ви­нула ящик из крас­но­го де­рева на се­бя. Её взо­ру пред­ста­ли раз­ноцвет­ные упа­ков­ки с раз­личны­ми ле­карс­тва­ми. Под­няв од­ну из ко­робо­чек на­угад, она за­мети­ла средс­тво от го­лов­ной бо­ли, а пе­ревер­нув вто­рую, проч­ла пред­назна­чение как «снот­ворное». Да­лее пос­ле­дова­ли ещё нес­коль­ко жа­ропо­нижа­ющих, а так же ус­по­ко­итель­ных таб­ле­ток. За ни­ми сле­дова­ли средс­тва от проб­лем с же­луд­ком. Все боль­ше пе­реби­рая пач­ки с таб­летка­ми, она за­меча­ла все но­вые и но­вые ле­карс­тва, но тех за­гадоч­ных блес­тя­щих шту­ковин так и не уви­дела. И вот, на­конец, ка­жет­ся, ей по­вез­ло. Отод­ви­гая оче­ред­ную цве­тас­тую упа­ков­ку, Бел­ла раз­гля­дела сол­нечное си­яние на не­боль­ших па­кети­ках, по­дер­ну­тых се­реб­ристой ла­киров­кой. Уди­вив­шись ра­нее не­видан­ным па­кети­кам, она взя­ла один из них в ру­ки, с ин­те­ресом раз­гля­дывая. Но уже че­рез пол­се­кун­ды она ис­пу­гано вскрик­ну­ла, про­читав наз­ва­ние, на­писан­ное на се­реб­ря­ных па­кетах чер­ны­ми, мел­ки­ми бук­ва­ми – «Пре­зер­ва­тив». 
Па­кетик вы­пал у неё из рук об­ратно в пол­ку, а са­му Бел­лу проб­ра­ла дрожь. Ис­пу­ган­но и пре­рывис­то за­дышав, она наб­ра­лась храб­рости сно­ва взгля­нуть на тум­бочку, и к сво­ему ужа­су за­мети­ла сре­ди ле­карств де­сят­ки, та­ких же се­реб­ря­ных па­кети­ков, как и тот пер­вый, от­крыв­ший ей не­боль­шую тай­ну.
Ши­роко рас­крыв гла­за, она по­пыта­лась унять ды­хание, и быс­тро зад­ви­нув пол­ку, сно­ва от­ки­нулась на по­душ­ки. Она про­пус­ти­ла поч­ти весь раз­го­вор Эд­варда, ду­мая о том, что уви­дела в пол­ке. Гос­по­ди, сколь­ко жен­щин до неё по­быва­ли в этой пос­те­ли, по­быва­ли с Эд­вардом…?
Нес­мотря на то что ис­пуг от сек­су­аль­но­го при­нуж­де­ния с Чар­ли у неё ещё не про­шел, она по­чему-то ощу­тила рев­ность, ко­лющую сер­дце, и за­хоте­ла ока­зать­ся вмес­то ка­кой-то из тех де­виц в пос­те­ли это­го муж­чи­ны. И тут же с го­речью, не­быва­лой го­речью зах­лес­тнув­шей сер­дце, по­чувс­тво­вала всю свою не­пол­но­цен­ность. Вче­раш­ней ут­ре­ней ре­шимос­ти как не бы­вало – она не смо­жет спать с Кал­ле­ном, как бы ни лю­била его. Слиш­ком ве­лик страх, тер­за­ющий её ду­шу. И пусть ей бо­лее не снят­ся кош­ма­ры, пусть вос­по­мина­ния о Чар­ли боль­ше не при­чиня­ют той жгу­чей бо­ли, но ис­пуг от них у неё ни­ког­да не прой­дет. Она всег­да бу­дет пом­нить это, бу­дет вспо­минать с сод­ро­гани­ем, толь­ко в умень­шен­ной, ос­лаблен­ной фор­ме. Слов­но ка­кой-то не­из­ле­чимый ви­рус, он бу­дет мед­ленно уби­вать её, по­дав­ля­емый гор­стя­ми ле­карств. Гос­по­ди, не­уже­ли она так и сос­та­рит­ся, ни ра­зу не за­няв­шись лю­бовью с тем, ко­го так лю­бит? 
Она зна­ла, от­лично пом­ни­ла то, за­чем её при­вез­ли в этот дом. Пом­ни­ла так же свои строп­ти­вые от­ка­зы и су­ровое ми­ровоз­зре­ние. Пом­ни­ла не­годо­вания Кал­ле­на, ког­да он уз­нал, что она не ста­нет его лю­бов­ни­цей…его бе­шеный гнев и злос­тный но­ров. Вот черт!
А ес­ли…ес­ли она на­до­ест ему? Ес­ли он за­хочет боль­ше, чем не­вин­ные по­целуи и глу­пые италь­ян­ские стиш­ки? Он муж­чи­на, он здо­ров, кра­сив, бо­гат и умен. Лю­бая ста­нет его да­же за бес­плат­но! Стрип­ти­зер­ши и прос­ти­тут­ки бу­дут мо­лить­ся на его те­ло, зная, что оно ни­ког­да им не дос­та­нет­ся.…А она, она, имея та­кое сок­ро­вище в ру­ках, та­кой дар гос­по­ди не мо­жет ни­чего сде­лать! Её чер­тов страх убь­ет её рань­ше, чем она уз­на­ет об из­ме­не Кал­ле­на. Как же это на­вер­ное, тя­жело…и как боль­но! Она не пе­режи­вет ес­ли единс­твен­ный близ­кий ей в этом су­ровом ми­ре че­ловек ки­нет её, бро­сит и рас­топчет чувс­тва! Нет, нет, нет! Толь­ко не это!
От го­ря Бел­лы вздрог­ну­ла, чувс­твуя под­сту­па­ющие сле­зы, и вжав­шись в по­душ­ку, ти­хо зап­ла­кала, ед­ва вздра­гивая пле­чами. Ей да­же сей­час бы­ло боль­но. Боль­но от то­го, что она пред­став­ля­ла се­бе прек­расно­го, не­поко­римо­го и ве­лико­леп­но­го Кал­ле­на, и оче­ред­ную жен­щи­ну, слад­ко вздра­гива­ющую от его при­кос­но­вений.…Да она са­ма вздра­гива­ет точ­но так же! Мле­ет, рас­сы­па­ет­ся на час­ти! Её ре­шимос­ти не хва­тит про­тивос­то­ять ему, да­же ес­ли она очень силь­но за­хочет! Но он ведь зна­ет о ней, по­нима­ет её…он не сде­ла­ет с ней то­го же что Чар­ли, а сле­дова­тель­но на­де­ять­ся на это не­чего. Она бу­дет за­пас­ным ва­ри­ан­том – «де­вуш­кой для по­целу­ев», - по­тому что это все, что она мо­жет ему дать. 
Как же ей боль­но!
Ког­да не го­товый к та­кому по­воро­ту со­бытий с Элис Эд­вард обер­нулся на свою ма­лень­кую де­воч­ку, его взо­ру пред­ста­ла та­кая нес­час­тная кар­ти­на, что его сер­дце за­щеми­ло от бо­ли. Бел­ла свер­нувшись ка­лачи­ком и об­хва­тив ру­ками прос­ты­ни, вздра­гивая пле­чами, ры­дала в по­душ­ку. В этот мо­мент Кал­лен да­же за­был о раз­го­воре с Джас­пе­ром. Он под­ле­тел к Бел­ле так быс­тро, что ка­жет­ся, пе­реси­лил все ми­ровые ре­кор­ды по за­бегам.
- Де­воч­ка моя, Бел­ла! – ис­ступ­ленно звал он, пог­ла­живая её пле­чи и ак­ку­рат­но са­дясь ря­дом – Бэм­би, что слу­чилось?
Де­вуш­ка по­кача­ла го­ловой, сно­ва вздра­гивая от мол­ча­ливых слез, и об­ру­шивая нег­ромкое ры­дание на по­душ­ку. 
- Сол­нышко, да что та­кое? – Эд­вард рас­те­ряно ог­ля­дывал­ся вок­руг в по­ис­ках то­го, что мог­ло так расс­тро­ить Бел­лу за пос­ледних пять ми­нут, и, под­ме­чая, что ни­чего та­кого вок­руг не бы­ло. Мо­жет быть, её сно­ва тре­вожат вос­по­мина­ния? Как бы то ни бы­ло, он лас­ко­во об­хва­тил её пле­чи ру­ками, от­ры­вая вер­хнюю часть её те­ла от по­душек, и кла­дя к се­бе на ко­лени, пог­ла­живая мок­рое от слез ли­цо.
- Опус­ти! – взвиз­гну­ла она, отс­тра­ня­ясь так рез­ко, что Кал­лен вздрог­нул – Я не нуж­на те­бе, ты бро­сишь ме­ня пос­ле…луч­ше сде­лай это сей­час! Я не пе­режи­ву поз­же… - смот­ря на не­го зат­равлен­ны­ми гла­зами с оке­ана­ми го­речи, прох­ри­пела Бел­ла, сма­хивая сле­зы тыль­ной сто­роной ла­донью.
- Что ты та­кое го­воришь? – нах­му­рил­ся Эд­вард, пол­ный ре­шимос­ти раз­ве­ять её бре­довые поз­на­ния – Кто же мне ну­жен кро­ме те­бя, лю­бимая?
- Се­год­ня нет, - по­кача­ла го­ловой Бел­ла, го­товая рвать на се­бе во­лосы от бе­зыс­ходнос­ти – Се­год­ня те­бе ник­то не ну­жен, но что бу­дет зав­тра? Зав­тра, ког­да те­бе на­до­ест пос­то­ян­но ус­по­ка­ивать ме­ня, про­сыпать­ся по но­чам и ог­ра­ничи­вать­ся лишь ред­ки­ми по­целу­ями? Что бу­дет тог­да, ког­да ты за­хочешь боль­ше­го, за­хочешь сек­са? Ку­да же я де­нусь…ку­да я…. – она сно­ва зах­лебну­лась ры­дани­ями, об­ре­чен­но скло­няя го­лову.
- Ми­лая, я ни­ког­да не сде­лаю то­го, что сде­лал этот по­донок! – со скре­жетом зу­бов вспо­миная о Чар­ли, про­из­нес Эд­вард, лас­ко­во смот­ря на Бел­лу – Ни­ког­да!
- В том все и де­ло! – ис­те­рич­но взвиз­гну­ла де­вуш­ка, от­ползая к про­тиво­полож­но­му краю кро­вати, и об­хва­тывая се­бя ру­ками, буд­то бо­ясь рас­сы­пать­ся на мел­кие ку­соч­ки от пе­репол­ня­ющей её бо­ли.
- В чем де­ло? – не по­нял Эд­вард, вни­матель­но сле­дя за ли­цом де­вуш­ки, и при­думы­вая, как мож­но бы­ло бы её уте­шить.
- Ты не при­кос­нешь­ся ко мне! Ты не ста­нешь спать со мной, по­тому что я не мо­гу,…не мо­гу ЭТО­ГО! Ты уй­дешь в бор­дель, уй­дешь к ка­кой-ни­будь су­пер­мо­дели в час­тный но­мер гос­ти­ницы, или во­об­ще по­летишь на дру­гой кон­ти­нент! Я бу­ду у те­бя за­пас­ным ва­ри­ан­том, черт зна­ет ка­ким но­мером в спис­ке тво­их жен­щин! Я знаю, ты го­воришь и мне, и се­бе что лю­бишь толь­ко ме­ня, но прав­да ли это? Ме­ня­ет ли это твое ми­ровоз­зре­ние нас­толь­ко, что бы от­ка­зать­ся от плот­ских утех? Эд­вард, пой­ми, я не вы­дер­жу, я убью се­бя, ес­ли уз­наю что ты был с дру­гой.…По­жалуй­ста, гос­по­ди, по­жалуй­ста! – она бес­силь­но и от­ча­ян­но уда­рила ру­кой по мат­ра­сы кро­вати – По­жалуй­ста, ска­жи мне все сей­час. Про­гони ме­ня се­год­ня! Я не про­живу по­том…я не смо­гу…!
- Глу­пень­кая! – че­рез си­лу на­цепив на ли­цо лю­бящую улыб­ку, а в го­лове пе­рева­ривая по­лучен­ную ин­форма­цию от её слов. Бо­же, да как она во­об­ще мог­ла та­кое по­думать? Он бу­дет с кем-то кро­ме неё? – уму не­пос­ти­жимо! Он убь­ет се­бя за это рань­ше, чем она! Да от­ку­да во­об­ще взя­лись та­кие мыс­ли в её го­лове в шесть ут­ра? – Раз­ве я мо­гу жить без те­бя?
- До сих пор у те­бя неп­ло­хо по­луча­лось! – ки­вая на при­от­кры­тую тум­бочку, всхлип­ну­ла Бел­ла. Толь­ко пе­ремес­тив взгляд на поб­лески­ва­ющие упа­ков­ки пре­зер­ва­тивов, Эд­вард до­гадал­ся, что выз­ва­ло в его де­воч­ке та­кую боль. Он зас­лу­жил это. Зас­лу­жил сом­не­ния и не­дове­рие пос­ле всех тех со­тен жен­ских душ, пе­ребы­вав­ших с ним да­же здесь, в этой спаль­не, на этой са­мой кро­вати! Но как он не убеж­дал се­бя, ему все рав­но бы­ло боль­но и грус­тно. Она не ве­рит ему! 
- Бел­ла, ми­лая, - он про­тянул к ней ру­ку, но она от­пря­нула. – Де­воч­ка моя, я приз­наю, что жа­лок, что не­дос­то­ин те­бя. Приз­наю, что был да­же здесь, в этой ком­на­те с де­сят­ка­ми жен­щин, что за­нимал­ся с ни­ми сек­сом пря­мо на этой кро­вати.…Но лю­бимая, я ни­ког­да ни­кого из них не лю­бил! Они бы­ли для ме­ня слов­но ве­щи, иг­рушки: на од­ну ночь. Не­кото­рые про­води­ли здесь три или че­тыре дня, в за­виси­мос­ти от то­го сколь­ко дос­тавля­ли удо­воль­ствия. Пос­ле смер­ти Белль я пы­тал­ся за­быть­ся все­ми си­лами. Сна­чала был ал­ко­голь, по­том нар­ко­тики, и да­же су­ицид.…А по­том я стал на­ходить заб­ве­ние в сек­се и ра­боте. Че­редуя два этих по­нятия, я жил слов­но ро­бот, слов­но не че­ловек. Я да­же не за­поми­нал лиц тех, с кем спал. Они ни­чего для ме­ня не зна­чили! На­вер­ное я бы так и умер – за­нима­ясь лю­бовью или прос­матри­вая до­гово­ра об арен­де, ес­ли бы в од­ни прек­расный, луч­ший в мо­ей жиз­ни день не на­шел те­бя. Тог­да мой на­логос­борщик со­об­щил, что од­на из аренд мо­ей зем­ли до сих пор не оп­ла­чена, так как жен­щи­на, жи­вущая там не в си­лах это сде­лать. Учас­ток был нас­толь­ко мал и при­мити­вен, что я не при­дал это­му зна­чение вна­чале, но по­том, по­думав нем­но­го, ре­шил уз­нать, что свя­зано с этой жен­щи­ной. Ей ока­залась твоя мать. В досье на неё я на­шел те­бя.…В тот мо­мент, ког­да я уви­дел твою фо­тог­ра­фию, на ко­торой ты улы­балась, все в мо­ей ду­ше пе­ревер­ну­лось! Я не чувс­тво­вал ни­чего, кро­ме единс­твен­но­го, воз­можно эго­ис­тично­го же­лания – быть с то­бой. Я хо­тел те­бя во всех смыс­лах, сам не по­нимая по­чему…Вмес­те с Джас­пе­ром мы раз­ра­бота­ли план тво­его по­хище­ния, и ты ока­залась здесь. – он вы­дох­нул, смот­ря ей в гла­за, и за­мечая с ка­кой вни­матель­ностью она его слу­ша­ет, ути­рая горь­кие сле­зы, ре­шил­ся про­дол­жить:
- Бел­ла, я мо­лю те­бя о про­щении за всю ту боль, при­чинен­ную те­бе по мо­ей ви­не. За все те си­няки и сса­дины, за все те раз­го­воры и уни­жения, за все те скан­да­лы и сры­вы. Воз­можно, мне и нет про­щения за все, что я де­лал, по­тому что каж­дое, что есть в Биб­лии, в раз­де­ле «гре­хи», я со­вер­шал: я крал, лгал, уби­вал, из­ме­нял, не­нави­дел, за­видо­вал и был жа­ден…это толь­ко на­чало ог­ромно­го спис­ка мо­их дей­ствий, пос­тупков. Я счи­тал, что все в этой жиз­ни мож­но дос­тигнуть гру­бой си­лой и день­га­ми. Что все по­купа­ет­ся и про­да­ет­ся. Но ты из­ме­нила ме­ня, из­ме­нила весь мой мир! Ты са­ма ста­ла мо­им ми­ром! Я не пред­став­лял и не пред­став­ляю ни­чего до­роже, чем ты! Я го­тов быть с то­бой, что бы ни слу­чилось, за­нима­ем­ся мы сек­сом или нет! По­нимаю, ты впол­не мо­жешь не ве­рить мне – я зас­лу­живаю не­дове­рия – но про­шу те­бя, по­пытай­ся по­верить! По­пытай­ся по­нять…! Мне не­кому до­верять кро­ме те­бя, не­кому лю­бить и не­кого бе­речь! Ес­ли я по­теряю те­бя по сво­ей ви­не, или по чье-то дру­гой, ско­рее все­го я на­ложу на се­бя ру­ки…
- А ес­ли бы я тог­да убе­жала? – ти­хо спро­сила Бел­ла, чувс­твуя как сле­зы от­сту­па­ют, а на их мес­то при­ходит та­кая го­речь и боль за Кал­ле­на, что от неё прос­то не­куда деть­ся. Ей чу­дилось, что каж­дая пы­лин­ка в этой ком­на­те шеп­чет ей о её ду­рос­ти и иди­отиз­ме. Она так оши­балась, бы­ла до та­кой сте­пени не пра­ва, что те­перь ей на­вер­ное во ве­ки ве­ков не за­молить этот день пе­ред Эд­вардом. Она сде­лала ему по-нас­то­яще­му боль­но, на­нес­ла удар в спи­ну.…А он стой­ко дер­жится, справ­ля­ет­ся, пре­одо­лева­ет воз­двиг­ну­тое ею пре­пятс­твие,…Она же обе­щала се­бе, что ни­кому не поз­во­лит сде­лать Кал­ле­ну боль­но! И са­ма же на­руши­ла свою за­поведь, свое не­руши­мое пра­вило…Кто она пос­ле это­го?
- Не знаю – чес­тно от­ве­тил Кал­лен, и, сде­лав глу­бокий вздох, ска­зал, на­вер­ное, од­ни из са­мых труд­ных слов за всю жизнь:
- Ес­ли ты ре­шишь уй­ти Бел­ла, за­хочешь ос­та­вить ме­ня, я те­бя от­пу­щу. Ты не плен­ни­ца, ты не За­точен­ная в Зо­лотой Клет­ке, ты ни­ког­да ею не бы­ла. Я куп­лю те­бе дом, ма­шину, зап­ла­чу за что угод­но, толь­ко бы ви­деть те­бя хо­тя бы раз в не­делю. На ми­нуту, на се­кун­ду…Я не бу­ду про­сить боль­ше­го, не по­целуй, ни объ­ятий, ни уп­ре­ков. Ни­чего. Ты бу­дешь пол­ностью сво­бод­на, но в то же вре­мя у те­бя бу­дет на­деж­но прик­рыт тыл. Я за­щищу те­бя от лю­бых нев­згод и на­пас­тей, от лю­бых вра­гов и нед­ру­гов. Нич­то и ни­ког­да не бу­дет уг­ро­жать те­бе! Я не уп­рекну те­бя ни в чем, ни об­ви­ню и не оби­жу. Я прос­то хо­чу ви­деть те­бя, и знать что с то­бой все в по­ряд­ке.…И ес­ли ты од­нажды най­дешь че­лове­ка, ко­торо­го по­любишь, я…уй­ду с до­роги раз и нав­сегда. Ни­чего не пот­ре­бую, ни­чего не ска­жу. Ты прос­то за­будешь обо мне, не уви­дишь ме­ня бо­лее.…Обе­щаю! – он сам не по­нимал, от­ку­да в нем бе­рет­ся все это му­жес­тво, си­лы про­из­нести дан­ные сло­ва. От­ку­да в нем столь­ко тер­пе­ния и во­ли? По­чему он го­ворит ей это? Вдруг она дей­стви­тель­но ре­шит уй­ти, ку­да тог­да де­нет­ся его храб­рость…? Он же не про­живет без неё ни ми­нуты, для не­го пе­рес­та­нет су­щес­тво­вать все вок­руг! Гос­по­ди, ка­кая же жес­то­кая судь­ба.…И все же, нес­мотря на по­доб­ные мыс­ли, он знал, что пос­ту­па­ет пра­виль­но. Это пе­релом­ный мо­мент. Он пре­дос­тавля­ет Бел­ле вы­бор. Она мо­жет выб­рать то, что боль­ше хо­чет. Ес­ли она хо­чет сво­боды, хо­чет уле­теть из этой Зо­лотой Клет­ки, он от­пустит её! Со­берет все си­лы, что бы от­пустить.…А ес­ли она ре­шит ос­тать­ся, он бу­дет са­мым счас­тли­вым че­лове­ком на све­те, по­тому что ря­дом с ним бу­дет его ма­лень­кая, са­мая лю­бимая де­воч­ка. Что же, приш­ла по­ра уз­нать её от­вет:
- А те­перь ска­жи мне Бел­ла, толь­ко чес­тно, не ща­дя мои чувс­тва к те­бе, ска­жи, смот­ря мне в гла­за: ты хо­чешь ос­тать­ся здесь, со мной? 
Он с за­мира­ни­ем и пе­ребо­ями сер­дца ждал её от­ве­та. Ка­рие гла­за, смот­ревшие на не­го мил­ли­секун­ду блес­ну­ли та­кими стра­дани­ями и стра­хом, что он по­думал, что ему по­чуди­лось. Но уже че­рез се­кун­ду ра­зоча­ровал­ся в сво­их мыс­лях. Бел­ла гром­ко и про­тяж­но ры­дая, по­вис­ла у не­го на шее, от­ча­ян­но цеп­ля­ясь ру­ками за ру­баш­ку, за его во­лосы, и не пе­рес­та­вая пла­кать.
- С то­бой! Хо­чу ос­тать­ся здесь…! Бо­же, Эд­вард, что ты го­воришь! Я же так люб­лю те­бя, так люб­лю! Ку­да я,…что я бу­ду без те­бя де­лать? О гос­по­ди! – она зах­ле­быва­лась в сло­вах, по­пере­мен­но це­луя все час­ти его ли­ца, до ко­торых мог­ла до­тянуть­ся. Це­луя его шею, ску­лы, ще­ки, под­бо­родок и лоб. Она не зна­ла, как силь­нее вы­разить её при­вязан­ность к не­му, вы­разить всю ту лю­бовь, ко­торой она пе­репол­не­на. Она ни­ког­да не смо­жет раз­лю­бить его, ни­ког­да не смо­жет уй­ти! Что он та­кое нап­ри­думы­вал? Ну по­чему она та­кая иди­от­ка? По­чему, за­чем за­те­яла этот бо­лез­ненный раз­го­вор? Из её слов Эд­вард сде­лал сов­сем не тот вы­вод, о ко­тором она ду­мала. Он ре­шил что она хо­чет сбе­жать от не­го, хо­чет из­ба­вить­ся…он та­кой лю­бящий, он так её лю­бит, раз го­тов, нес­мотря на всю боль, пре­дос­та­вить ей сво­боду.…Так всег­да бы­ва­ет в жиз­ни – ког­да жаж­дешь сво­бод­но­го по­лета, его не по­лучишь, а ког­да на­обо­рот, обос­но­выва­ешь­ся, те­бе пред­ла­га­ют уле­тать.…Ну, нет! Она ни­ког­да не уле­тит от­сю­да! Её клет­ки боль­ше нет, она дав­но сво­бод­на. Сво­бод­на с тех са­мых пор, как ус­лы­шала приз­на­ние в люб­ви к ней от Эд­варда. С тех пор, как впер­вые по­цело­вала его! И она бу­дет бо­роть­ся со сво­ими стра­хами и внут­ренни­ми де­мона­ми, что бы ког­да-ни­будь по­дарить ему всю се­бя. И сно­ва в го­лове де­вуш­ки прос­ко­чила мысль о собс­твен­ной ду­рос­ти – как она мог­ла по­думать, что не нуж­на ему? Что он бро­сит её? Она ведь зна­ла и зна­ет о его люб­ви к ней, зна­ет о при­вязан­ности и не­руши­мой свя­зи меж­ду ни­ми! Да что с ней се­год­ня та­кое?
- Лю­бимая, де­воч­ка моя, - шеп­тал Эд­вард, гло­тая собс­твен­ные сле­зы, ка­тив­ши­еся по ще­кам от счастья. Сколь­ко дней он го­товил­ся за­дать ей этот воп­рос, сколь­ко дней меч­тал о по­доб­ном от­ве­те.…Это один из са­мых луч­ших мо­мен­тов в его жиз­ни. Она сог­ла­силась ос­тать­ся с ним, об­ме­няла его на свою сво­боду. Он ни­ког­да это­го не за­будет. Он бу­дет са­мым луч­шим му­жем, са­мым луч­шим лю­бимым че­лове­ком, са­мым луч­шим дру­гом и за­щит­ни­ком! Ни один во­лосок не упа­дет с го­ловы его не­наг­лядной де­воч­ки. – Спа­сибо – шеп­нул он, окон­ча­тель­но те­ряя власть над собс­твен­ны­ми эмо­ци­ями, ког­да Бел­ла при­нялась це­ловать его ли­цо и шею. Нет, в нем не бы­ло то­го плот­ско­го же­лания, что ра­нее. В нем бы­ла сей­час не­видан­ная сла­бость впе­ремеш­ку с об­легче­ни­ем. Гла­дя ру­ки, та­лию, пле­чи Бел­лы, он под­ме­чал как все это ему до­рого. Гос­по­ди, как же он мог про­сущес­тво­вать без неё столь­ко лет? Что это бы­ла за жизнь? Лю­бовь во­ис­ти­ну прек­расна, и он счас­тлив от то­го, что смог об­рести её.
Вы­мучен­но улы­ба­ясь сквозь собс­твен­ные сле­зы, Бел­ла вы­тер­ла со­леную вла­гу со щек Кал­ле­на, неж­но гля­дя на не­го, и все­ляя в этот взгляд все те чувс­тва, ко­торые не мог­ла вы­разить из-за эмо­ций, плес­кавших­ся в ду­ше. Они од­но це­лое. Они не­раз­де­лимы, и не­раз­лучны. Они ни­ког­да не бу­дут по­рознь, толь­ко вмес­те!
Чувс­твуя как его те­ло от оби­лия пе­режи­ваний за столь ко­рот­кое вре­мя вы­ходит из под кон­тро­ля, Эд­вард лег на по­душ­ки, ув­ле­кая за со­бой Бел­лу. Толь­ко те­перь, ког­да воз­можность упасть на пол бы­ла край­не ма­ла, он смог сос­ре­дото­чить­ся на её про­дол­живших­ся по­целу­ях, и соз­дать свои. 
- Я ни­ког­да не уй­ду, я не ос­тавлю те­бя! Я всег­да бу­ду ря­дом! – уве­рен­но про­из­несла де­вуш­ка, це­луя ле­вую часть его гру­ди, где би­лось сер­дце – Я не мо­гу без те­бя жить!
- Люб­лю те­бя, - вы­дох­нул Кал­лен, при­каса­ясь сво­ими гу­бами к её вис­кам, и то­же ощу­щая пульс. По­том, вздох­нув чуть боль­ше воз­ду­ха, он нак­ло­нил­ся к её уху, и неж­но про­шеп­тал:
- Моя единс­твен­ная лю­бимая де­воч­ка!
Бел­ла улыб­ну­лась, сно­ва пок­ры­вая его шею по­целу­ями, и креп­че вжи­ма­ясь в его те­ло. Под­няв по­лы оде­яла, Эд­вард ук­рыл им и се­бя и за­сыпа­ющую Бел­лу, об­ви­вая ру­ками это бо­жес­твен­ное соз­да­ние, и не пред­став­ляя, за ка­кие не­видан­ные зас­лу­ги пе­ред бо­гом и че­лове­чес­твом он был наг­ражден эти ан­ге­лом, его Бел­лой. Он пок­лялся сбе­речь ее, во что бы то ни ста­ло, и он ис­полнит свое обе­щание. Обя­затель­но ис­полнит!
По­тому что он ни­ког­да не за­будет о её вы­боре, о том, что она выб­ра­ла его. Не­ис­по­веди­мо и без­рассуд­но выб­ра­ла его, пред­почла все­му.…Выб­ра­ла его, по­тому что по­люби­ла. Толь­ко она единс­твен­ная смог­ла по­корить его неп­риступ­ное, за­леде­нев­шее сер­дце, рас­то­пить за­мер­знув­шую ду­шу. Она пер­вая и пос­ледняя, она его лю­бимая, и толь­ко она.
Толь­ко она…

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)