17 октября 2015 Просмотров: 676 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 43

 

Гла­ва 43 - Сюр­при­зы судь­бы


Чар­ли Свон си­дел на сво­ей об­шарпан­ной кух­не, при­ложив к уху те­лефон и до­жида­ясь от­ве­та. Он воз­ла­гал на этот зво­нок боль­шие на­деж­ды, хоть и вы­нуж­ден был дер­жать все в сек­ре­те от сво­их кол­лег из по­лиции. В кон­це кон­цов, сго­вор на­казу­ем, а уж убий­ство…
По­ка мед­ленны, длин­ные гуд­ки проп­лы­вали в труб­ке, он вспо­минал свою жизнь пос­ле то­го дня, ког­да сбе­жал от до­чери с же­ной. Его пь­ян­ки и де­бошы, от­равле­ние нар­ко­той.…Сколь­ко прош­ло вре­мени, сколь­ко утек­ло во­ды, а он до сих пор пом­нит, что сде­лал со сво­ей до­черью.
Он ис­кал её все­ми пу­тями, и сам не знал за­чем. То ли из­ви­нить­ся, то ли пов­то­рить свой пос­ту­пок. Он знал что его ра­зум уже нав­сегда за­мут­нен, что он не мо­жет мыс­лить здра­во, скон­ча­ет­ся в оди­ночес­тве, воз­можно на этой са­мой кух­не. 
За­чем он от­пра­вил­ся ра­ботать в по­лицию? За­чем при­шел к Кал­ле­ну?
Ка­кие у не­го бы­ли на­меренья нас­чет до­чери? Уви­деть что она счас­тли­ва и с ней все хо­рошо? – уви­дел, а даль­ше то что?
Воз­можно, ес­ли бы Эд­вард не стал за­щищать де­вуш­ку, она бы и не нуж­на бы­ла ему, но те­перь он счи­тал это чем-то не­об­хо­димым, не­дос­ти­жим и ма­нящим…он и сам не знал, что бу­дет де­лать, ког­да Бел­ла ока­жет­ся ря­дом с ним, но от­ку­да-то свя­то ве­рил что это то, че­го он дол­жен до­бить­ся. Воз­можно он пы­тал­ся до­казать се­бе или ми­ру что сто­ит че­го-то, че­го-то дос­то­ин…а мо­жет быть он прос­то не­нор­маль­ный…? В лю­бом слу­чае ре­ак­ция Эд­варда взбе­сила его, вспе­нила все бе­зумие, что на­пол­ня­ло это­го че­лове­ка, и те­перь он от­ча­ян­но бо­рол­ся за Бел­лу, как за зап­ретный фрукт. Суд от­даст дочь ему, и унич­то­жит Кал­ле­на. Ник­то не до­кажет то­го про­ис­шес­твия, что слу­чилось семь лет на­зад (уже да­же поч­ти во­семь), по­тому что ни­кому от это­го нет тол­ка и нет в этом нуж­ды. Бел­ла не нуж­на ни­кому кро­ме не­го и Кал­ле­на, но по­беди­тель мо­жет быть толь­ко один, и этим по­беди­телем бу­дет ник­то иной, как он – Чар­ли. 
А ра­ди та­кого де­ла, ра­ди приз­на­ния са­мому се­бе в сво­ей зна­чимос­ти, он счи­тал дос­той­ным и не­об­хо­димым зак­лю­чить до­говор про­тив глав­но­го кон­ку­рен­та – Эд­варда Кал­ле­на – единс­твен­ной прег­ра­ды на пу­ти к Бел­ле.
- Ал­ло? – жен­ский го­лос, пол­ный без­различ­ности и ко­люче­го хо­лода все же от­ве­тил на нас­тырный зво­нок Сво­на, вы­бив­ше­го этот но­мер тай­но, бла­года­ря по­лицей­ским свя­зям.
- Мисс Де­нали? – ух­мыль­нул­ся он, на­де­ясь, что все пра­виль­но
- Да это я, что вам нуж­но? – Чар­ли бы­ло нев­до­мек, от­че­го та жен­щи­на так без­различ­на ко все­му, да ему, на­вер­ное, и не хо­телось знать, он прес­ле­довал лишь свои це­ли, не сле­дуя боль­ше ничь­им за­коном, хо­тя сам яв­лялся пред­ста­вите­лем это­го са­мого за­кона - спра­вед­ли­вого за­кона Аме­рикан­ской кон­сти­туции…
- Ме­ня зо­вут Чар­ли Свон, мисс, и у ме­ня есть к вам ин­те­рес­ное пред­ло­жение. Оно, не­сом­ненно, бу­дет вам по­лез­но!
- О чем вы? – ус­та­ло про­из­несла жен­щи­на, уже под­но­ся ру­ку к кноп­ке от­клю­чения звон­ка. Ей не нра­вилась вся эта си­ту­ация, а пос­ле не­дав­не­го воз­вра­щения из Нью-Й­ор­ка, где она уз­на­ла, что её дочь мер­тва, ей уже ни­чего не бы­ло ин­те­рес­но и нуж­но. 
Она би­лась в ис­те­риках, пы­талась по­кон­чить с со­бой – но её спа­сали, вы­тас­ки­вали из все­го, где она ока­залась. Из сек­ре­тар­ши она прев­ра­тилась в свет­скую ль­ви­цу, пусть для это­го ей и приш­лось по­жить с раз­ны­ми муж­чи­нами. Те­перь она ди­рек­тор кор­по­рации «TanyaDenn», у неё есть день­ги, по­местье и лю­бов­ни­ки…она, у­ез­жая из сво­его до­ма па­ру не­дель, на­зад пред­став­ля­ла, как вер­нется сю­да с до­черью, как вос­пи­та­ет в ней то же, что вос­пи­тали в ней са­мой, как на­учит её хит­ростям оболь­ще­ния, как ста­нет её луч­шей под­ру­гой и поп­ри­сутс­тву­ет на свадь­бе. Она не рас­счи­тыва­ла, что Кал­лен лег­ко от­даст ре­бен­ка, но ведь с ним всег­да мож­но бы­ло до­гово­рить­ся с по­мощью де­нег, с по­мощью шан­та­жа – она оши­балась, но да­же не по­доз­ре­вала это­го – она счи­тала, что день­ги мо­гут все, и стре­милась за бо­гатс­тва­ми, не ог­ля­дыва­ясь на­зад, а смот­ря толь­ко впе­ред. Те­перь же у неё есть все эти бо­гатс­тва, фир­мы, ук­ра­шения и платья, но у неё нет до­чери. Ес­ли бы тог­да, сбе­гая с оче­ред­ным лю­бов­ни­ком, она не от­да­ла дочь Кал­ле­ну, воз­можно сей­час Иза­бел­ла бы­ла бы жи­ва. Толь­ко те­перь, пос­ле её смер­ти, Та­ня по­няла, сколь­ко оши­бок со­вер­ши­ла, не при­сутс­твуя в жиз­ни де­воч­ки. Она как ни­ког­да ощу­тила весь смысл и прав­ду по­говор­ки: «Что имею, не хра­ню, а по­теряв­ши пла­чу!» - она дей­стви­тель­но не сох­ра­нила свою единс­твен­ную, род­ную дочь. Свою ду­шу и сер­дце, свой ра­зум и жиз­ненный смысл. Но ведь у неё и в мыс­лях не бы­ло, что Эд­вард поз­во­лит их об­щей до­чери уме­реть! Как он мог? 
Она вся го­рела, сго­рала от не­навис­ти к не­му, но не по­казы­вала это­го. Ей хо­телось воз­мездия, хо­телось за­душить его, унич­то­жить собс­твен­ны­ми ру­ками за смерть Иза­бел­лы, толь­ко как она мо­ла? У неё не бы­ло шан­са…
Она не бро­сила труб­ку сей­час, по­тому что ус­лы­шала зна­комую фа­милию – Свон – она как-то бы­ла свя­зана с Кал­ле­ном, и она слы­шала её по при­ез­де. Гос­по­ди, от­ку­да же она зна­ет это?
- Мисс Де­нали, пред­ла­гаю встре­тить­ся в Нью-Й­орк­ском ка­фе «Ор­ле­ан» зав­тра – слы­ша звук подъ­ез­жа­ющей пат­руль­ной ма­шины, быс­тро про­гово­рил Свон
- Я жи­ву в Кон­некти­куте, мне нет смыс­ла до­бирать­ся до вас, мис­тер Свон! – по­кача­ла го­ловой Та­ня, все­ляя в го­лос без­разли­чие.
- Это ваш единс­твен­ный шанс отом­стить Эд­варду Кал­ле­ну за смерть ва­шей до­чери! – ещё быс­трее про­гово­рил Чар­ли, при­жимая те­лефон к уху 
- От­ку­да вы зна­ете? – без­разли­чие Та­ни ис­па­рилось, за­вола­кивая все болью и злостью, ед­ва она вспом­ни­ла об этом че­лове­ке, ко­торый пос­ле смер­ти их до­чери на­шел за­баву с но­вой дев­чонкой, ко­торую зва­ли…Иза­бел­ла! Вот черт, он за­менил дочь ка­кой-то шл***й! Она точ­но убь­ет его, ес­ли встре­тит!
- Зав­тра, в «Ор­ле­ане», Нью-Й­орк, в шесть ве­чера, де­сятый сто­лик! – пов­то­рил Чар­ли, слы­ша стук в дверь – Вы не по­жале­ете, ес­ли при­дете! 
- Но… - Та­ня не ус­пе­ла до­гово­рить, так на том кон­це по­ложи­ли труб­ку. Си­дя в пол­ной рас­сте­рянос­ти, она взи­рала на свой те­лефон, и до­рогие си­гары, раз­ло­жен­ные пе­ред ней. Она не по­нима­ла смыс­ла все­го это­го раз­го­вора, не зна­ла, кем был зво­нив­ший муж­чи­на, мис­тер Свон, но од­ну его фра­зу – «Отом­стить Эд­варду Кал­ле­ну» - она хо­рошо за­пом­ни­ла, и эти сло­ва ре­зали её ду­шу, сер­дце и мозг ос­тры­ми лез­ви­ями. Дол­жна ли она мстить, дол­жна ли де­лать все это? Дол­жна ли встре­чать­ся с этим не­из­вес­тным зво­нив­шим че­лове­ком, пред­ла­га­ющим ей сдел­ку? 
Час на­зад она бы с го­тов­ностью от­ве­тила «да, дол­жна, из-за Иза­бел­лы!», но сей­час, ког­да она ока­залась пе­ред фак­том, что-то в ней встре­пену­лось, и раз­мышле­ния про­ник­ли в ра­нее ра­неную ду­шев­ную обо­лоч­ку. Сер­дца у неё нет, оно ис­па­рилось, ког­да Эд­вард ска­зал, что их дочь мер­тва. Толь­ко вот что тог­да го­рит не­навистью? Что ка­ча­ет об­жи­га­ющую кровь, ко­торая омы­ва­ет её те­ло жаж­дой мес­ти? Ту­пой, жи­вот­ной мес­ти обид­чи­ку сво­его ре­бен­ка?
Та­ня в не­реши­тель­нос­ти за­мер­ла, пе­ре­ос­мысли­вая все со­бытия прош­лых не­дель, ме­сяцев и лет, пе­ре­ос­мысли­вая и про­иг­ры­вая в го­лове за­ново этот стран­ный ди­алог ми­нуту на­зад, и прак­ти­чес­ки ощу­тила, как в её го­лове вспых­нул от­вет, буд­то бы си­яющий яр­ки­ми бук­ва­ми. Сог­ла­сие.
- Ке­вин! – ис­тошно крик­ну­ла она, зо­вя сво­его охранника и по сов­мести­тель­ству сек­ре­таря. Муж­чи­на, при­вык­ший зас­лы­шав ве­ление сво­ей хо­зяй­ки вы­пол­нять все по­руче­ния, а по зо­ву тут же яв­лять­ся, воз­ник пе­ред Де­нали да­же быс­трее, чем обыч­но. Мо­жет быть, по­чувс­тво­вал всю нап­ря­жен­ность си­ту­ации? Ведь он про­дер­жался в дол­жнос­ти лич­но­го по­мощ­ни­ка этой сво­ен­равной и стран­ной жен­щи­ны доль­ше всех – че­тыре го­да! 
- Ке­вин, мне нуж­но би­леты за са­молет! – уве­рен­но про­гово­рила Та­ня, но все же бро­дя гла­зами по ком­на­те, рас­се­яно гля­дя на си­гары, и сжи­мая в ру­ках ма­терию оде­яла.
- На ка­кой са­молет, мисс? – удив­ленно спро­сил муж­чи­на, за­мирая у две­ри в не­реши­тель­нос­ти. Пос­ледний раз его хо­зяй­ка бы­ла так взвол­но­ван­на, ког­да вспом­ни­ла о сво­ей до­чери, ког­да из-за прос­нувше­гося в ней вне­зап­но ма­терин­ско­го ин­стинкта он вы­нуж­ден был ис­кать де­воч­ку, ко­торой воз­можно уже и не бы­ло в Аме­рике.…А сей­час в чем при­чина её вол­не­ния?
- Са­молет до Нью-Й­ор­ка! Зав­тра к шес­ти я дол­жна быть в «Ор­ле­ане» око­ло Боль­шо­го Пар­ка, на аве­ню-стрит! – со­об­щи­ла Та­ня, и жес­том от­сы­лая Ке­вина за­нимать­ся её при­казом, обес­си­лено упа­ла на по­душ­ки, сно­ва раз­мышляя над сво­им ре­шени­ем, и сно­ва при­ходя к од­но­му ва­ри­ан­ту – сог­ла­сию. Эд­вард Кал­лен зап­ла­тит за смерть её до­чери! Обя­затель­но зап­ла­тит – собс­твен­ной жизнью!

*******

Вот уже два дня от Клай­да нет вес­тей, а Эд­вард все не доб­рался до те­лефо­на, что бы поз­во­нить это­му чер­то­ву ад­во­кату. Что он се­бе ду­ма­ет? По­чему до сих пор не пре­дос­та­вил ему ре­шение, – ка­кое угод­но – дан­ной проб­ле­мы?
За­нятый выз­до­ров­ле­ние Бел­лы, и ей в це­лом, он не ос­тавлял се­бе ни ми­нуты сво­бод­ной. Он де­лал все, что бы ей ни бы­ло скуч­но, по­ка она не мо­жет вста­вать с кро­вати.
За это вре­мя он лишь раз от­лу­чил­ся от неё, ког­да дож­дался важ­но­го звон­ка от пси­холо­гов, ко­торые то­же ра­бота­ли на не­го, и за­нима­лись ре­шени­ем проб­лем Бел­лы. По их со­вету он дол­жен был расс­про­сить её о стра­хах, так как им она не до­верит­ся, а он единс­твен­ный, ко­му она до­веря­ет. Он дол­жен уз­нать, что кон­крет­но тог­да про­изош­ло, как, и что её пу­га­ет боль­ше все­го. 
Но Эд­вард не ре­шал­ся все эти дни, мо­жет это­му пос­лу­жило то, что Бел­ла боль­ше не ви­дела кош­ма­ров, а мо­жет быть, он впер­вые в жиз­ни бо­ял­ся по­терять её по собс­твен­ной ви­не?
Но вре­мя шло, но­га де­вуш­ки приш­ла в нор­му, и рас­тя­жение ус­коль­зну­ло в прош­лое. Она бы­ла бе­зум­но ра­да, ког­да прос­нувшись се­год­няшним ут­ром не по­чувс­тво­вала бо­ли, и смог­ла встать. Эд­вард ви­дел в ней Иза­бел­лу, её от­го­лос­ки – ве­селость, не­пос­редс­твен­ность и дет­скую на­ив­ность, кра­соту. Она бы­ла кра­сивее всех на све­те, ког­да сол­нце, иг­рая на её ло­конах, сколь­зи­ло по по­лу и фи­гур­ке. Пря­мо в пи­жаме она ра­дова­лась все­му на све­те и сво­ему выз­до­ров­ле­нию. У Эд­варда от уми­ления сер­дце на­пол­ня­лось счастье и лю­бовью. Он смот­рел на свою единс­твен­ную де­воч­ку, на свою лю­бимую де­воч­ку, и чувс­тво­вал что на­конец-то в сво­ей та­рел­ке. Что на­шел свое мес­то и родс­твен­ную ду­шу пос­ле столь­ких ски­таний. Его Ан­гел, его Бел­ла!
По­это­му ре­шив, что по­ра прек­ра­щать наб­лю­дение за ней, а са­мому при­со­еди­нять­ся к ве­селью, Эд­вард с та­кой же улыб­кой, ка­кая теп­ли­лась на его ли­це, встал с кро­вати, ти­хо под­би­ра­ясь к Бел­ле, и под­хва­тывая её за та­лию, зак­ру­жил по ком­на­те.
От удив­ле­ния она взвиз­гну­ла, но уви­дев сме­юще­еся ли­цо муж­чи­ны, ми­гом от­бро­сила крат­ковре­мен­ный ис­пуг, и рас­сме­ялась.
Он все про­дол­жал кру­жить её по ком­на­те, креп­ко дер­жа ру­ками, и смот­ря в ка­рие гла­за. В них си­ял огонь, огонь люб­ви – как его и на­зыва­ли ис­по­кон ве­ков. Он и она чувс­тво­вали, как в сер­дцах нас­ту­па­ет пос­ледний, дол­гождан­ный этап от­те­пели – ра­дость пос­ле обо­юд­но­го приз­на­ния. Те­перь она зна­ла, что её чувс­тва вза­им­ны, и он так же имел об этом по­нятие. Они бы­ли счас­тли­вы, и вряд ли что-то мог­ло на­рушить их счастье.
Сол­нце, ка­жет­ся, ра­дова­лось вмес­те с ни­ми, по­тому, что та­кого яр­ко­го ут­ренне­го све­та не ви­дел весь Нью-Й­орк. Кра­сота ок­ру­жала Кал­ле­на пов­сю­ду, он ви­дел яр­кие крас­ки при­роды, ви­дел сол­нечный свет, ви­дел ле­то за ок­ном, и ви­дел бе­зоб­лачное не­бо – Бел­ла вер­ну­ла ему все это, пос­ле смер­ти сво­ей до­чери, он не мог ду­мать ни о чем, кро­ме вос­по­мина­ний. Бел­ла спас­ла его от му­чений, спас­ла из ми­ра бо­ли и зла, вы­тащи­ла на свет из мглы. Те­перь он по­нимал по­чему, хо­тя и ра­нее до­гады­вал­ся. Она и есть свет! Она сол­нечный луч днем, ве­дущий его к счастью, и пу­тевод­ная звез­да ночью, ве­дущая его в царс­тво люб­ви. Без неё он не пред­став­ля­ет ни­какой цен­ности, без неё он не жи­вет и не чувс­тву­ет все­го то­го, что есть око­ло неё. Он чувс­тво­вал, что по­пал в рай, что на­шел Ис­точник Жиз­ни, на­шел вол­шебный цве­ток, ко­торый по­дарил ему на­деж­ду, ве­ру и лю­бовь. Для не­го ни­ког­да не су­щес­тво­вала кра­соты, кро­ме кра­соты Белль.…Те­перь для не­го не су­щес­тву­ет ни­какой кра­соты, кро­ме кра­соты его де­воч­ки, его Бел­лы!
Эти се­кун­ды, ко­торые он дер­жал её в объ­ять­ях, за­пом­ни­лись ему на очень дол­го, мо­жет да­же нав­сегда. Бел­ла сме­ялась и бы­ла так же счас­тли­ва, как и он. Её шо­колад­ные гла­за блес­те­ли от ра­дос­ти, а каш­та­новые ло­коны мер­ца­ли на сол­нце. Ни­чего луч­ше, ни­чего прек­раснее в сво­ей жиз­ни он не ви­дел, и по­это­му, всмат­ри­ва­ясь в чер­ты сво­его лич­но­го ан­ге­ла, он чувс­тво­вал, как теп­ле­ло у не­го на ду­ше, как та­или пос­ледние ай­сбер­ги зла и бо­ли, как про­падал пос­ледний ту­ман­ный мрак из его сер­дца, и как оно воз­рожда­лось из ру­ин. Сколь­ко бы­ло го­рес­тей на их пу­ти? Кон­чи­лись ли они? – по­ка нет.…Но те­перь он как ни­ког­да чувс­тво­вал, что смо­жет по­ложить всем бе­дам ко­нец, чувс­тво­вал се­бя ти­таном, Зев­сом, ко­торо­му под си­лу все. Его си­ла – Бел­ла, его жизнь, его ду­ша, его сер­дце – толь­ко она! Ис­чезни она, слов­но ми­раж, он не смо­жет ды­шать, не смо­жет про­жить и се­кун­ды!
Опус­тив де­вуш­ку на пол, он креп­ко при­жал её к се­бе, за­рыва­ясь ли­цом ей в ло­коны, и нас­лажда­ясь луч­шим в ми­ре за­пахом, за­пахом сво­ей Бел­лы. 
- Как же я те­бя люб­лю! – про­из­нес он, чувс­твуя, как ру­ки Бел­лы об­ви­ва­ют его шею, при­жима­ясь к его гру­ди.
- Мы с то­бой очень по­хожи! – хи­хик­ну­ла она, бла­жен­но улы­ба­ясь – Я не знаю, что мо­жет быть луч­ше, и мо­жет быть ли во­об­ще луч­ше, чем сей­час! – она с нас­лажде­ни­ем, пол­ной грудью вдох­ну­ла ред­кос­тный, цве­точ­ный и ма­нящий аро­мат муж­чи­ны, стис­ки­вая паль­ца­ми его ру­баш­ку на спи­не, и вжи­ма­ясь в это ве­лико­леп­ное мра­мор­ное те­ло, те­ло Её Эд­варда, те­перь уж точ­но, и что бы ни слу­чилось! Этот день, это ут­ро, оно бы­ло та­ким прек­расным и ра­дос­тным, что она не мог­ла и по­думать о боль­шем нас­лажде­нии.…Уш­ли на зад­ний план все проб­ле­мы: кош­ма­ры, Чар­ли, прош­лая жизнь, оби­ды и го­рес­ти. Уш­ла боль, уш­ли стра­дания – те­перь они в царс­тве люб­ви, царс­тве счастья…как же она на­де­ялась, что они ни­ког­да не по­кинут во­рот сво­его лич­но­го рая, во­рот сво­их чувств!
- Пой­дем в сад? - пред­ло­жила де­вуш­ка, слег­ка отс­тра­ня­ясь от Кал­ле­на, и выг­ля­дывая в ок­но, в ко­торое би­ло сол­нце.
- Есть пред­ло­жение по­луч­ше! – лу­каво под­мигнул ей Эд­вард, на­ходя в го­лове мыс­ли о про­веде­нии се­год­няшне­го дня в лич­ной и не­руши­мой идил­лии. – Оде­вай­ся кра­сави­ца!
- Ты о чем? Ку­да? – не­пони­ма­юще воп­ро­шала Бел­ла
- Сек­рет, но те­бе пон­ра­вить­ся! – по­обе­щал Кал­лен, и теп­ло, улыб­нувшись Бел­ле, вы­шел из её ком­на­ты, поз­во­ляя сво­ей де­воч­ке одеть­ся.
Бел­ла нах­му­рилась – она не лю­била сюр­при­зов – но все же пе­ре­оде­лась из пи­жамы в шор­ты и май­ку, и слег­ка приг­ла­див во­лосы, выш­ла в ко­ридор, в по­ис­ках Кал­ле­на.
За­мерев у лес­тнич­ных сту­пенек, и взяв­шись за по­ручень, он смот­рел вниз. В его го­лове про­бега­ли мо­мен­ты, ког­да Чар­ли, раз за ра­зом яв­лялся сю­да, тре­буя от­дать ему Бел­лу. Как ни­ког­да, имен­но се­год­ня Эд­вард чувс­тво­вал, что не за что, ни­ког­да и ни­кому не от­даст свою де­воч­ку. Ему и ра­нее при­ходи­ли та­кие мыс­ли в го­лову, но се­год­ня это буд­то бы по­лучи­ло ка­кое-то офи­ци­аль­ное под­твержде­ние. Се­год­ня он обя­затель­но вык­ро­ит вре­мя, и поз­во­нит Клай­ду! Он не поз­во­лит ни­кому отоб­рать у не­го Бел­лу! Суд, за­кон, кон­сти­туция и пре­зидент – ему пле­вать на все фор­маль­нос­ти – у не­го один за­кон и од­на цель. А до мне­ния, мыс­лей и дей­ствий дру­гих ему нет и не бы­ло де­ла. Он из­ме­нил­ся толь­ко по от­но­шению к Бел­ле, но не по от­но­шению к лю­дям в це­лом. Он, на­вер­ное, и ос­тался та­ким же хо­лод­ным и жес­то­ким по от­но­шению к дру­гим, но не к сво­ему Бэм­би…она на­учи­ла его мно­гому, и на­учит ещё боль­ше­му! Она воз­рожда­ет в нем угас­шее прош­лое, угас­шую юность. С по­терей Белль он чувс­тво­вал, что пос­та­рел на мил­ли­он лет, а те­перь ощу­щал, что нас­толь­ко же по­моло­дел ря­дом со сво­ей ма­лень­кой кра­сави­цей. И все же мыс­ли о Чар­ли и о су­де выз­ва­ли в нем не­годо­вание, и он сжал ру­ки в ку­лаки, пы­та­ясь не ис­портить сво­ей злостью и яростью луч­ший в ми­ре день. 
- Эд­вард? – го­лос Бел­лы по­зади его, вы­вел муж­чи­ну из за­дум­чи­вос­ти, и он рез­ко обер­нулся, рас­се­яно гля­дя на де­вуш­ку:
- Что слу­чилось? – Бел­ла ис­крен­не не по­нима­ла в чем де­ло, и что про­изош­ло за столь ко­рот­кое вре­мя.
- Ни­чего – Эд­вард сно­ва рас­плыл­ся в улыб­ке, ви­дя прек­расное ли­цо сво­его ан­ге­ла, и гла­за све­тящи­еся не ис­пу­гом, а счасть­ем. Счасть­ем, ис­хо­дящим от од­но­го единс­твен­но­го чувс­тва, имя ко­торо­му лю­бовь – По­еха­ли, кра­сави­ца!
- По­еха­ли? – удив­ленно пе­рес­про­сила Бел­ла, гля­дя на дверь вни­зу
- Пеш­ком да­леко­вато! – при­щурил­ся муж­чи­на, под­хо­дя к Бел­ле, и за­печат­ляя по­целуй на её лбу, а пос­ле, бе­ря за ру­ку. Бел­ла сжа­ла его ла­донь в сво­ей, и пос­ле­дова­ла за Кал­ле­ном по лес­тни­це, ве­дущей к вы­ходу из ог­ромно­го особ­ня­ка. В ко­торый раз она по­кида­ет эту Зо­лотую Клет­ку, и бла­года­ря Эд­варду воз­вра­ща­ет­ся в ре­аль­ный мир, но в то же вре­мя он её за­точи­тель…А яв­ля­ет­ся ли те­перь этот дом для неё Зо­лотой Клет­кой? Не стал ли он её род­ным мес­том, мес­том, где она дол­жна быть, пос­ле то­го, как Кал­лен приз­нался ей в люб­ви па­ру дней на­зад? Она не зна­ла точ­но­го от­ве­та на все эти воп­ро­сы, и по­это­му ког­да ве­терок взъ­еро­шил её во­лосы на пу­ти по зе­леной лу­жай­ке к га­ражу, она поз­во­лила се­бе па­ру се­кунд по­раз­мыслить об этом. От­вет у неё на­шел­ся, и она упо­вала на то, что вер­ный, и её не пре­дадут:
Она не в клет­ке, она до­ма! Её дом там, где есть Эд­вард, её Эд­вард Кал­лен!

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)