17 октября 2015 Просмотров: 637 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 42

 

Гла­ва 42 - Я те­бе ве­рю, лю­бимая!

- Мис­тер Кал­лен? – стук в дверь раз­бу­дил Эд­варда, и, мор­щась от яр­ко­го сол­нечно­го све­та, про­ника­юще­го в ок­но, он ос­то­рож­но вы­путал­ся из объ­ятий Бел­лы, са­дясь на кро­вати. Он с лю­бовью ог­ля­нул­ся на свою ма­лень­кую де­воч­ку, и его гу­бы са­ми со­бой рас­плы­лись в улыб­ке, ког­да он за­ново вспом­нил её приз­на­ние в чувс­твах к не­му. Про­дол­жая улы­бать­ся, он нак­ло­нил­ся к ней ак­ку­рат­но, что бы не раз­бу­дить это бо­жес­твен­ное соз­да­ние, за­печат­ляя по­целуй на её лбу. Улыб­ка ми­гом про­пала с его ли­ца, ког­да он ощу­тил жар, ис­хо­дящий от её ко­жи. Но на­зой­ли­вый стук сно­ва вкли­нил­ся в его соз­на­ние, и он вы­нуж­ден был отс­тра­нить­ся от Бел­лы, и пос­ко­рее по­кинуть ком­на­ту, по­ка она не прос­ну­лась от это­го са­мого на­зой­ли­вого сту­чаще­го. Серь­ез­но, ес­ли она прос­нется сей­час, пос­ле той бес­сонной но­чи, кош­ма­ров, и про­ис­шес­твия в ван­ной ком­на­те, он им всем ру­ки по­от­ры­вы­ет, лишь бы не сту­чали по ут­рам!
И все же, по­ка муж­чи­на оде­вал­ся, в его го­лове блуж­да­ли мыс­ли, что все про­ис­хо­дящее – не­ре­аль­но! За два дня та­кие рез­кие пе­реме­ны, столь­ко со­бытий как мрач­ных, так и ра­дос­тных…и груз в ви­де Чар­ли, сва­лив­ший­ся на пле­чи его де­воч­ки! Вче­ра ночью он не ду­мал об этом, все его мыс­ли бы­ли о ней, а не о Сво­не, но се­год­ня при­дет­ся с ним ра­зоб­рать­ся. Мо­жет быть, пос­ту­пить так, как он всег­да пос­ту­пал? – пос­лать к не­му Эм­ме­та или Ди­лана, что бы они уби­ли это­го по­дон­ка? За то, что он сде­лал с Бел­лой, Эд­вард бы пред­по­чел для не­го мед­ленную и му­читель­ную смерть, и, на­вер­ное, да­же убил бы его сам, имей он та­кие воз­можнос­ти…
Нуж­но смот­реть прав­де в гла­за – он не мо­жет унич­то­жить Сво­на, по­тому что он не один бо­рет­ся за за­щиту собс­твен­ных прав, есть и дру­гие по­лицей­ские, ко­торые под­держи­ва­ют его.…И что при­каже­те де­лать?
Ког­да стук в дверь раз­дался в тре­тий раз, Эд­вард скре­жет­нул зу­бами, злоб­но гля­дя на за­пер­тую дверь, а по­том пе­рево­дя взгляд на де­вуш­ку. Но нет, она не прос­ну­лась. Она все так же ми­ло спа­ла, ут­кнув­шись ли­цом в по­душ­ки, ти­хо по­сапы­вала, нас­лажда­ясь мир­ны­ми сно­виде­ни­ями. От жа­лос­ти и люб­ви к ней у Эд­варда пе­репол­ня­лось сер­дце до кра­ев, и ес­ли бы он мог, хоть как-то объ­яс­нить это Бел­ле, по­мочь ей ощу­тить то­же,…ведь во­ис­ти­ну нет чувс­тва луч­ше, чем лю­бовь. А это чувс­тво и свя­зыва­ет их с де­вуш­кой, с его ма­лень­кой де­воч­кой!
Вый­дя из ком­на­ты, и с ве­личай­шей ос­то­рож­ность, зак­ры­вая за со­бой дверь, ста­ра­ясь не про­из­вести ни од­но­го лиш­не­го зву­ка, Эд­вард под­ме­тил, что сту­чала Ма­ри. Сно­ва. Она что, из­де­ва­ет­ся?
- Мис­тер Кал­лен, я уз­на­ла что вче­ра здесь был док­тор? Что-то слу­чилось?
- Ни­чего серь­ез­но­го, - от­махнул­ся Кал­лен – Бел­ла под­верну­ла но­гу, и все. Луч­ше ты Ма­ри ска­жи мне, в чем де­ло? – нах­му­рив­шись, спро­сил муж­чи­на, по­вора­чива­ясь к две­ри спи­ной, и смот­ря на взвол­но­ван­ное, встре­вожен­ное ли­цо до­моп­ра­витель­ни­цы, сто­ящей пе­ред ним.
- При­шел Мис­тер Клайд, го­ворит, что дол­жен сроч­но ви­деть вас!
- В де­вять ут­ра? 
- Я са­ма удив­ле­на, мис­тер Кал­лен! – вос­клик­ну­ла Ма­ри, всплес­ки­вая ру­ками – Он ждет вас в па­тио!
- Хо­рошо – быс­тро сог­ла­сил­ся Эд­вард, от­ма­хива­ясь от роя дру­гих на­зой­ли­вых мыс­лей, и пы­та­ясь сос­ре­дото­чить­ся на при­ходе ад­во­ката – Ма­ри, ес­ли Бел­ла прос­нется, при­неси ей зав­трак в ком­на­ту!
- Ко­неч­но – улыб­ну­лась жен­щи­на, и, раз­вернув­шись, от­пра­вилась в про­тиво­полож­ную от па­тио сто­рону, воз­вра­ща­ясь на кух­ню, что бы про­верить вы­пол­ня­емую шта­том прис­лу­ги ра­боту, и из­вестить всех о на­чале при­готов­ле­ния зав­тра­ка.
Эд­вард же быс­трым ша­гом сле­довал к зо­лочен­ным, как и все в этом до­ме две­рям, ве­дущим на тер­ра­су. И дей­стви­тель­но, ед­ва он сту­пил на до­щатый нас­тил, фи­гура Клай­да от­кры­лась ему на од­ном из кре­сел. Он нап­ра­вил­ся к ад­во­кату, и све­жий ут­ренний воз­дух рас­тре­пал его во­лосы, про­гоняя ос­татки сна. Его вол­но­вало сей­час лишь то, что Джо­зеф при­шел в та­кое вре­мя…не­уже­ли что-то слу­чилось? Что ещё при­думал чер­тов Свон?
- Доб­рое ут­ро, Джо­зеф – поп­ри­ветс­тво­вал ад­во­ката Эд­вард, по­жимая ему ру­ку, и встре­воже­но смот­ря на не­го – Чем обя­зан?
- Де­ла пло­хи, мис­тер Кал­лен, и ут­ро вов­се не­доб­рое! – отоз­вался Клайд, по­тирая ру­ки, и опус­ка­ясь в од­но из кре­сел, нап­ро­тив сво­его бос­са с нес­вой­ствен­ной ему взвол­но­ван­ностью. Ещё бы! Пер­вое де­ло, ко­торое он не мо­жет ре­шить! Ес­ли он про­иг­ра­ет его, то яв­но мо­жет за­писы­вать на оче­редь в чис­ти­лище…За эту де­вуш­ку, как ни стран­но, хо­зя­ин го­тов убить всех, кто пос­ме­ет хоть что-то ска­зать или сде­лать. Вот черт, а что де­лать ему, Клай­ду?
- В ка­ком смыс­ле? - не­пони­ма­юще воп­ро­шал Эд­вард, в упор гля­дя на это­го че­лове­ка, в ру­ках ко­торо­го на­ходит­ся судь­ба Бел­лы – Что про­изош­ло?
- Мис­тер Свон се­год­ня от­прав­ля­ет­ся в суд. Слу­шанье по это­му де­лу бу­дет про­ходить че­рез па­ру дней, и у не­го все шан­сы заб­рать де­вуш­ку к се­бе…
- Как? – взре­вел Эд­вард, по­кидая свое крес­ло, и цеп­ля­ясь ру­ками за свои во­лосы, буд­то бы на­де­ясь, что так он смо­жет что-то сде­лать, или его по­сетит идея по спа­сению его де­воч­ки. Черт! Он до кон­ца не ве­рил что все про­ис­хо­дящее ре­аль­ность – он толь­ко на­чал жить, толь­ко ощу­тил ска­зоч­ную жизнь, лю­бовь ря­дом с Бел­лой. Ник­то не пос­ме­ет отоб­рать у не­го её! Она для не­го все- все звез­ды на не­бе не сто­ят од­но­го её вздо­ха, все сок­ро­вища в ми­ре не сто­ят ни од­но­го её сло­ва, ник­то и нич­то в ми­ре не сто­ит её по­целуя, и це­лый мир не сто­ит её люб­ви! Люб­ви, в ко­торой она толь­ко вче­ра приз­на­лась ему, и о ко­торой он ни­ког­да не за­будет, по­тому что в его сер­дце цве­тет тот же цве­ток это­го прек­расно­го чувс­тва, да­ряще­го ему на­деж­ду, и раз­бавля­юще­го его се­рые, мрач­ные, по­дер­ну­тые скорбью по прош­ло­му дни и го­ды. Она его жизнь, его воз­дух! Как же он мо­жет без неё? 
Как ры­ба не мо­жет без во­ды, как рас­те­ния не мо­гут без сол­нца, так и че­ловек не мо­жет без люб­ви. Са­мого глав­но­го ник­то и ни­ког­да гла­зами не уви­дит, са­мое глав­ное в жиз­ни каж­до­го мож­но лишь по­чувс­тво­вать, ощу­тить и стать счас­тли­вым!
Так что же сде­лать ему? Как убе­речь свое са­мое боль­шое сок­ро­вище от заг­ре­бущих, прок­ля­тых рук судь­бы? Как за­щитить её от Чар­ли? За­чем она ему, от­ку­да он взял­ся, где на­шел его, на­шел Бел­лу?
- Я мо­гу лишь пред­по­ложить, Эд­вард, что ва­ша встре­ча с ним прош­ла, не осо­бо удач­но… - по­косив­шись на сса­дины на ли­це Кал­ле­на, ос­тавши­еся со вче­раш­не­го дня, из­рек Джо­зеф, пре­рывая са­моби­чева­ние сво­его кли­ен­та.
- Этот че­ловек из­на­сило­вал собс­твен­ную дочь, Джо­зеф! – ряв­кнул Кал­лен, раз­во­рачи­ва­ясь, и со всей си­лы уда­ряя ру­кой по жур­наль­но­му сто­лику – Не­уже­ли это чер­то­во за­коно­датель­ство не мо­жет дать ва­ри­ан­тов, что бы убе­речь от это­го ужа­са не­вин­ную де­вуш­ку?
- Мис­тер Кал­лен, - сно­ва, пы­та­ясь сде­лать го­лос бо­лее спо­кой­ным, объ­яс­нял ад­во­кат – Что бы об­ви­нить в этом Сво­на, нуж­ны до­каза­тель­ства. Вы го­вори­те, что дан­ное про­ис­шес­твие бы­ло со­вер­шенно семь лет на­зад! Ка­кие мо­гут быть до­каза­тель­ства? Лишь в те­чении трех дней пос­ле та­кого де­ла мож­но най­ти ули­ки, от­пра­вив пос­тра­дав­ше­го че­лове­ка к док­то­ру, но а те­перь уж…К со­жале­нию с ва­ри­ан­том об­ви­нить его в на­силии мы ра­ботать не мо­жем. Нуж­но най­ти дру­гие…
- Так ищи, Клайд, ищи! – с су­мас­шедшим блес­ком в гла­зах и по­нижая го­лос, про­гово­рил Эд­вард, стис­ки­вая ру­ки в ку­лаки, и прок­ли­ная все вок­руг – Ищи, и най­ди! Ина­че судь­ба Чар­ли Сво­на бу­дет уго­това­на и те­бе!
Джо­зеф шум­но сглот­нул, и быс­тро кив­нул, чувс­твуя опас­ность, вол­на­ми ис­хо­дящую от это­го че­лове­ка. Се­кун­да, две, три – и он труп, мер­твый и хо­лод­ный. Кал­ле­ну ни­чего не сто­ит сей­час ука­зать на не­го ох­ра­не, и тут уж ни­какой за­кон, ни­какая кон­сти­туция и пра­во не спа­сет…Так что вы­бора у не­го прак­ти­чес­ки не ос­та­валось, кро­ме то­го как бо­роть­ся за спа­сение этой де­вуш­ки. И что же он, бу­дет? Все ли так, как го­ворит его кли­ент? А ес­ли Кал­лен сам со­чинил эту ис­то­рию…как же все за­пута­но, и сколь­ко нуж­но най­ти от­ве­тов, не за­давая воп­ро­сов за два дня! Все­го два дня! Что ему де­лать? – впер­вые в его про­фес­си­ональ­ном опы­те воз­ник та­кой слу­чай,…а мо­жет, все де­ло в том, что он под­созна­тель­но не хо­чет, что бы эта Иза­бел­ла ос­та­валась с Кал­ле­ном? Мо­жет быть ему хо­чет­ся спас­ти её, убе­речь от не­го? Иди­от, он прос­то иди­от! У не­го есть же­на и двое де­тей, он не мо­жет их ли­шить­ся из-за ка­кой-то дев­чонки! Кал­лен убь­ет не толь­ко его, но и всю его семью, ес­ли де­ло про­горит,…у не­го нет ни­како­го вы­бора и спа­сения от жес­то­кой ка­ры сво­его хо­зя­ина. Вы­иг­ра­ет ли он в су­де? Или это его суд? Суд ре­шения его при­гово­ра, а не Сво­на? – спа­сет ли он свою шку­ру, или ос­та­нет­ся гнить в зем­ле? – Итог за­висит толь­ко от не­го са­мого, от Джо­зефа Клай­да, луч­ше­го ад­во­ката США - без пя­ти ми­нут пос­мер­тно.
- Мис­тер Кал­лен, я все по­нял, не бес­по­кой­тесь! – вста­вая с крес­ла, со­об­щил он, и по­пятил­ся к две­ри, че­рез пол­се­кун­ды раз­во­рачи­ва­ясь, и быс­трым ша­гом ухо­дя прочь.
- Черт, черт, черт! – Эд­вард об­ру­шил всю свою зло­бу и бе­зыс­ходность на тот са­мый жур­наль­ный сто­лик, ко­торо­му уже дос­та­валось от не­го
И что те­перь бу­дет? Что смо­жет сде­лать Джо­зеф, и смо­жет ли во­об­ще? Ка­кого чер­та…от­ку­да Чар­ли по­явил­ся здесь, и за­чем? По­чему об этом до сих пор не зна­ет он, Эд­вард?
Все же, он ре­шил дож­дать­ся зав­траш­не­го по­луд­ня, и ес­ли Клайд не най­дет ре­шения дан­ной проб­ле­мы, Эм­мет прос­то сде­ла­ет то, что он дол­жен был сде­лать уже дав­но – Свон ум­рет – жаль что быс­тро, но ина­че не из­бе­жать ещё боль­ших проб­лем.
Эти мыс­ли слег­ка ус­по­ко­или Эд­варда, и он на­шел в се­бе си­лы вер­нуть­ся к сво­ему хруп­ко­му сок­ро­вищу, спав­ше­му на кро­вати. За все те кош­ма­ры, что ей снят­ся, он го­тов не спать не­деля­ми, лишь бы они ос­та­вили её в по­кое.…Но тут этим не по­можешь, осо­бен­но сей­час, ког­да страс­ти на­кале­ны до пре­дела. А что ей сни­лось вче­ра ночью? По­чему она так ис­пу­галась, уви­дев его? Не­уже­ли…ей снил­ся он? То, что он со­бирал­ся сде­лать с ней, ед­ва она пе­рес­ту­пит по­рог это­го до­ма, наш­ло от­ра­жение в соз­на­нии его де­воч­ки? Не­воз­можно, не­ре­аль­но… или же прос­то не­объ­яс­ни­мо!
Впро­чем, раз­мышле­ния не ме­шали ему под­ни­мать­ся по лес­тни­це в нап­равле­нии сво­ей ком­на­ты, ко­торая от­ны­не нав­сегда бу­дет Бел­ли­ной, как его сер­дце, ду­ша и все ес­тес­тво. Уз­рев ду­бовые две­ри, он вспом­нил про свои на­меренья сме­нить их на бо­лее пре­лом­ля­емые, и ус­мехнул­ся, тол­кая по­дат­ли­вый ку­сок де­рева от се­бя, и мед­ленно прод­ви­га­ясь по ком­на­те, в нап­равле­нии кро­вати.
Те­перь Бел­ла свер­нувшись ка­лачи­ком, слов­но ко­тенок, об­ни­мала по­душ­ку, ском­кав боль­шинс­тво прос­ты­ней. Он сно­ва не смог сдер­жать улыб­ки, смот­ря на эту чу­до, его чу­до, спав­шее здесь, с ним. Неж­ность и лас­ка, про­ника­ющая из сер­дца в его ду­шу ста­нови­лась все ощу­тимее, и Эд­вард сел на край кро­вати, вни­матель­но вгля­дыва­ясь в ли­цо де­вуш­ки. Оно бы­ло бо­лее ме­нее рас­слаб­ленным, и не вы­ража­ло ни­каких му­чений. Как же ему хо­чет­ся ви­деть её улыб­ку, ко­торая сог­ре­ва­ет его до кон­чи­ков паль­цев, ко­торая раз­го­ня­ет мглу, сгус­тившу­юся над ним и этим до­мом. Он влю­бил­ся в её улыб­ку, в её шо­колад­ные ому­ты, в её кра­соч­ные каш­та­новые куд­ри и пот­ря­са­ющий ха­рак­тер, храб­рость и доб­ро­сер­дечность. Ис­пы­тав боль­шинс­тво труд­ностей, тя­гос­тей это­го брен­но­го ми­ра, она все ещё ос­та­ет­ся та­кой же чис­той и не­вин­ной, доб­рой и ми­лой, хоть иног­да и вы­пус­ка­ет иг­лы. Это вер­ная так­ти­ка, она дол­жна бы­ла спа­сать­ся и прис­по­саб­ли­вать­ся как мог­ла…По­хище­ние из до­ма, смерть ма­тери, да ещё и эти кош­ма­ры, про­ис­шес­твия с ни­ми свя­зан­ные – ей нуж­но ста­вить па­мят­ник при жиз­ни за пе­рене­сен­ные го­рес­ти и ду­шев­ную стой­кость…
Хо­тя что-то под­ска­зыва­ло муж­чи­не, что все это ви­димость, что внут­ри она та­кая же хруп­кая, как и он сам. Но ведь его си­ла – она; жизнь его – в ней! 
И он уж точ­но не пос­ме­ет по­терять та­кое чу­до из чу­дес, не­весть как зас­лу­жен­ное им. Он не знал, за что она мог­ла его по­любить, как мог­ла сог­ла­сить­ся – пусть и под­созна­тель­но – на жизнь ря­дом с ним? На жизнь пол­ную бо­ли и мра­ка… Но ведь так не бу­дет, те­перь это не так! Он спра­вит­ся с прош­лым, и по­может в этом ей! От­ны­не кро­ме счастья и ра­дос­ти в её судь­бе боль­ше ни­каких кра­сок и чувств не бу­дет! Эти мыс­ли нас­толь­ко пон­ра­вились ис­тоско­вав­ше­муся по при­ят­ным ощу­щени­ям соз­на­нию Эд­варда, что он по­ложил го­лову на по­душ­ку ря­дом с Бел­лой, со всей лю­бовью смот­ря на эти мяг­кие чер­ты, блед­но­ватое ли­цо, яр­кий ру­мянец, на ще­ках ко­торо­го си­ял пря­мо сей­час. Ну и что, что она боль­на? – он, ко­неч­но, вол­ну­ет­ся, и пе­режи­ва­ет, - есть ве­щи, о ко­торых пе­режи­вать нуж­но боль­ше чем о ба­наль­ной бо­лез­ни. Ве­щи, от ко­торых за­висит вся жизнь и судь­ба! И под­час не его од­но­го, его Бел­лы, его ма­лень­кой де­воч­ки, его Бэм­би!
Буд­то бы уло­вив его мыс­ли, Бел­ли­ны ве­ки зат­ре­пета­ли, и пе­ред ми­ром вновь пред­ста­ли прек­расные, шо­колад­ные гла­за. Её взгляд был рас­се­ян­ным па­ру се­кунд, но по­том об­рел ос­мыслен­ность, пе­реме­ща­ясь на улы­ба­юще­гося Кал­ле­на. Все­го его мыс­ли и проб­ле­мы в этот мо­мент отош­ли на вто­рой план. С Бел­лой он всег­да ме­нял­ся, и обо­жал эти из­ме­нения, ко­торые она с ним тво­рила. Он за­бывал обо всем кро­ме неё, и был нес­ка­зан­но счас­тлив, ког­да по­нимал, что ему те­перь есть о ком ду­мать, о чем меч­тать и ком вол­но­вать­ся.
- Кра­сави­ца моя, - лас­ко­во про­шеп­тал он, и его ла­донь при­кос­ну­лась к ще­ке Бел­лы. 
Гу­бы Бел­лы то­же рас­тя­нулись в улыб­ке, и гла­за по­теп­ле­ли, де­лая свою об­ла­датель­ни­цу ещё прек­раснее – Как спа­лось?
- Мне ка­жет­ся, что я сплю, толь­ко ког­да ты ря­дом – ти­хо про­из­несла она, приль­нув к его ла­дони – Ты мое снот­ворное!
В сер­дце Эд­варда сно­ва прос­ну­лось прек­расное, свет­лое чувс­тво, имя ко­торо­му лю­бовь. Сей­час по­каза­тель люб­ви в нем заш­ка­ливал, и от это­го ему ста­нови­лось все луч­ше, а все проб­ле­мы от­хо­дили на зад­ний план. Да­же не зная о его тер­за­ни­ях, его де­воч­ка спо­соб­на ис­це­лить его…
- Зна­чит, я всег­да бу­ду ря­дом, - под­ви­га­ясь бли­же к ней, и не уби­рая ла­донь от ли­ца, про­шеп­тал Эд­вард.
Бел­ла улыб­ну­лась. Нель­зя ска­зать, что её са­мочувс­твие бы­ло удов­летво­ритель­ным сей­час – сто­па ны­ла, но до это­го ей бы­ло ма­ло де­ла. Ря­дом с Эд­вардом все ста­нови­лось не важ­ным, глу­пым. Все её бе­ды и стра­дания…Как её во­об­ра­жение смог­ло на­рисо­вать его в ро­ли на­силь­ни­ка? Он ни­ког­да не пос­ме­ет так пос­ту­пить с ней! Но да­же пос­ле та­ких мыс­лей, страх все рав­но про­низы­вал де­вуш­ку ле­дяны­ми копь­ями, и от это­го ей ста­нови­лось не по се­бе.
- То что ты го­ворил вче­ра ночью…здесь…прав­да? – Бел­ла ти­хо за­дала свой са­мый глав­ный воп­рос, упо­вая на тот от­вет, ко­торый хо­тела ус­лы­шать.
- Са­мая нас­то­ящая, моя хо­рошая – Эд­вард неж­но про­шел­ся паль­ца­ми по её ще­ке, вниз и вверх блуж­дая. Бел­ла хмык­ну­ла, и вы­жида­юще взгля­нула на Эд­варда. Че­рез пол­ми­нуты он, не по­нимая её вни­матель­но­го взгля­да, все же от­клик­нулся пер­вым:
- Что?
- Ты не спро­сишь у ме­ня, не сов­ра­ла ли я те­бе? – удив­ленно про­из­несла она, слег­ка гром­че
- Я те­бе ве­рю, лю­бимая – бла­жен­но улы­ба­ясь, и смот­ря со всей неж­ностью на свою де­воч­ку, про­гово­рил Кал­лен – Боль­ше всех на све­те!
И не те­ряя боль­ше не се­кун­ды, не под­ры­вая ве­ры в свои сло­ва и их ис­крен­ность, от­го­няя мыс­ли о су­де и Чар­ли, он нак­ло­нил­ся к Бел­ле, ле­жав­шей на по­душ­ках, и мяг­ко кос­нулся её губ сво­ими, да­ря по­целуи пол­ные неж­ности, а не бо­ли.
Ему ка­залось, что каж­дый раз, ког­да он соп­ри­каса­ет­ся с ней, сли­ва­ет­ся в по­целуе, они объ­еди­ня­ют­ся, ста­новят­ся не­раз­де­лимы­ми…это не так уж и глу­по, но все же не до кон­ца, вер­но, по­тому что не­раз­де­лимы они бы­ли всег­да, и ни­ког­да не смо­гут ра­зой­тись. Они – судь­ба друг дру­га, жес­то­кая или доб­рая – но судь­ба – а от судь­бы, как из­вес­тно, не уй­дешь!

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)