17 октября 2015 Просмотров: 641 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 40

 

Гла­ва 40 - Олицетворения

- Ка­жет­ся, это рас­тя­жение, – Эд­вард бе­реж­но опус­тил сто­пу Бел­лы об­ратно на шел­ко­вые пок­ры­вала, неж­но про­водя паль­ца­ми по блед­ной ко­же.
- И что даль­ше? – не­пони­ма­юще спро­сила де­вуш­ка, од­ной ру­кой при­жимая к те­лу прос­тынь, и смот­ря на Кал­ле­на, за­мерев­ше­го пе­ред ней. В этот миг в го­лове Бел­лы теп­ли­лись сот­ни мыс­лей, свя­зан­ных и не свя­зан­ных с этим че­лове­ком. Она ду­мала обо всем сра­зу и о каж­дую мысль по от­дель­нос­ти….сколь­ко же все­го про­изош­ло!
- Вы­зовем док­то­ра, и он ос­мотрит те­бя – по­жал пле­чами Эд­вард, вста­вая с ниж­не­го яру­са кро­вати, и под­хо­дя к вер­хне­му, то­му, где ле­жала на по­душ­ках его ма­лень­кая лю­бимая де­воч­ка.
- Пря­мо сей­час? – с сом­не­ни­ем спро­сила де­вуш­ка, гля­дя на ча­сы, от­сту­кива­ющие на пол­ке у ко­мода две­над­цать но­чи.
- Бел­ла, вре­мя зна­чения не име­ет – ус­мехнув­шись, про­бор­мо­тал Эд­вард, и, нак­ло­нив­шись, за­печат­лел на лбу де­вуш­ки по­целуй – Все при­ходят и ухо­дят тог­да, ког­да я хо­чу, и всех это ус­тра­ива­ет – объ­яс­нил он, отс­тра­ня­ясь от неё, и слег­ка сжи­мая сво­бод­ную от дер­жа­ния прос­ты­ни ру­ку.
- На­вер­ное… - от­ве­ла взгляд Бел­ла, уло­вив в сло­вах муж­чи­ны скры­тый смысл, и чувс­твуя лег­кую дрожь на те­ле. Она да­же не по­няла, от­ку­да она по­яви­лась – то ли по­тому что она все ещё мок­рая, и за­вер­ну­та в прос­тынь, или по­тому, что она ис­пу­галась Эд­варда вновь. Слов­но бы ма­лень­кая птич­ка, уви­дев ль­ва.
- Бел­ла, ты не так по­няла! – про­иг­ры­вая в го­лове свои сло­ва ещё раз, и улав­ли­вая в них то же, что ус­лы­шала Бел­ла, по­качал го­ловой Эд­вард, про­тянув ру­ку к ли­цу де­вуш­ки, но она быс­тро от­верну­лась, от­прав­ляя не­пос­лушный взгляд с ди­ким огонь­ком, и жгу­чие сле­зы по­даль­ше в соз­на­ние. Хва­тит на се­год­ня вся­кой ерун­ды. Она до­веря­ет Эд­варду, она лю­бит его, толь­ко ей нуж­но нем­но­го вре­мени, что бы все об­ду­мать, и най­ти все­му объ­яс­не­ние.
- Не важ­но – от­махну­лась де­вуш­ка, сдер­жи­вая пос­ту­па­ющую от те­ла дрожь в го­лосе
- Хо­рошо, - за­кан­чи­вая те­му, и по­быс­трее уво­дя раз­го­вор от бо­лез­ненных то­чек соп­ри­кос­но­вения, про­гово­рил Эд­вард, вста­вая с кро­вати, и не пы­та­ясь боль­ше кос­нуть­ся Бел­лы. Она его бо­ит­ся, и это оче­вид­но. Для на­чала, ей нуж­но при­дать ми­нималь­ную храб­рость, и храб­рость эта зак­лю­ча­ет­ся в са­мой прос­той пи­жаме - Я поз­во­ню док­то­ру, Бел­ла, а ты пе­ре­оде­нешь­ся, лад­но? – про­из­не­ся пос­ледние сло­ва, он с лег­ким сом­не­ни­ем взгля­нул на хруп­кое су­щес­тво, ле­жащее пе­ред ним на кро­вати, и ти­хо, мел­ко вздра­гивая. Он толь­ко что вы­нес её из ван­ной, в ко­торой она ед­ва не по­кале­чилась! Что б эту его ра­боту спа­лило все­ми по­жара­ми ми­ра! Те­рять смысл жиз­ни, лю­бовь свою из-за тру­дого­лиз­ма? – ни в жиз­ни!
Бел­ла энер­гично за­кива­ла, все ещё не по­вора­чивая го­ловы, и бо­рясь со сле­зами, нас­ту­па­ющи­ми на гла­за. Воз­можно, это бы­ло глу­по или не­оп­равдан­но, но тем не ме­нее она пла­кала. Она сно­ва и сно­ва слы­шала сло­ва Эд­варда «– Все при­ходят и ухо­дят тог­да, ког­да я хо­чу, и всех это ус­тра­ива­ет». А её это ус­тра­ива­ет? По­чему она дол­жна с этим ми­рить­ся?
...или она уже сми­рилась? Сми­рилась в тот день, ког­да приз­на­лась се­бе что лю­бит его? Лю­бит Эд­варда Кал­ле­на? Сво­его па­лача, сво­его му­чите­ля и ис­ку­сите­ля? Вот черт! Она не дол­жна бы­ла так пос­ту­пать, это неп­ра­виль­но!
- Бел­ла, ты в по­ряд­ке? – роб­кое при­кос­но­вение хо­лод­ной ру­ки Кал­ле­на к её об­на­жен­но­му пле­чу, зас­та­вило де­вуш­ку вздрог­нуть, и под­ско­чить на мес­те. Она тут же по­чувс­тво­вала ос­трую и до­воль­но ощу­тимую боль в но­ге, и ед­ва сдер­жа­ла стон, ко­торый чуть не сор­вался с её губ.
Она пос­пешно ог­ля­нулась че­рез то са­мое пле­чо, и уви­дела Эд­варда, в рас­сте­рянос­ти за­мерев­ше­го пе­ред ней.
- У те­бя ру­ки хо­лод­ные, - пос­пешно про­из­несла она, при­кусив гу­бы, и сдер­жи­вая сле­зы, ко­торые уже дав­но го­товы бы­ли обиль­ны­ми по­тока­ми ска­тить­ся по ще­кам.
- Прос­ти… - толь­ко и смог от­ве­тить Эд­вард, взвол­но­ван­но смот­ря на свою ма­лень­кую де­воч­ку, и в то же вре­мя, опус­кая пи­жаму на кро­вать ря­дом с ней. Бел­ла пе­реве­ла взгляд с не­го на одеж­ду, и вы­дави­ла роб­кую, нес­ме­лую улыб­ку:
- Спа­сибо за одеж­ду.
- Пе­ре­оде­вай­ся, я ско­ро вер­нусь - кач­нув го­ловой, буд­то бы вы­ходя из ка­кого-то заб­ве­ния, от­ве­тил Кал­лен, по­вора­чива­ясь, и нап­равля­ясь к две­ри.
Ед­ва бе­лые став­ни зах­лопну­лись, Бел­ла от­ки­нула прос­тынь, сде­лав два глу­боких вдо­ха для ус­по­ко­ения. Но рас­пахну­тые бал­конные две­ри от­да­вали хо­лодом с ули­цы, где к ве­черу пос­ве­жело. Она по­чувс­тво­вала му­рашек на ко­же, и хо­лод­ные струи, об­ду­ва­ющие её мок­рое те­ло, зас­та­вили де­вуш­ку по­ежить­ся. Быс­тро от­ки­нув мок­рую прос­тынь, и нас­ко­ро вы­тирая кап­ли во­ды су­хими кра­ями пок­ры­вал, Бел­ла при­нялась на­девать пи­жаму, и при этом, ста­ра­ясь не пот­ре­вожить боль­ную но­гу. Боль прон­за­ла всю её каж­дый раз, ког­да она де­лала хоть ка­кое-то ми­нималь­ное дви­жение пов­режден­ной сто­пой. И как её уго­раз­ди­ло так упасть? Она прек­расно пом­нит, как рас­пахну­ла бал­конные две­ри, что бы про­вет­рить свою «клет­ку» пе­ред сном, и от­пра­вилась в душ. Как и сей­час она ду­мала об Эд­варде, о ме­тамор­фо­зах, про­ис­хо­дящих с его соз­на­ни­ем за столь­ко ко­рот­кое вре­мя.…На­вер­ное, она слиш­ком мно­го ду­мала, и за­дума­лась, по­тому что сов­сем ско­ро она по­чувс­тво­вала, как но­ги её не дер­жат, а струи бь­ют не по те­лу, а по ли­цу. Она ока­залась на мра­мор­ном по­лу так быс­тро, что не ус­пе­ла тол­ком по­нять про­изо­шед­шее. Лишь че­рез па­ру ми­нут она за­мер­ла на по­лу, чувс­твуя, как рас­те­ка­ет­ся боль по всей пра­вой сто­пе. Она зна­ла, что при пе­рело­мах про­тиво­пока­зано дви­жение, и ста­ралась си­деть не дви­га­ясь. Но как же не дви­га­ясь, она мог­ла вый­ти из ван­ной, и поз­вать на по­мощь? Она не мог­ла да­же ба­наль­но­го - до­тянуть­ся до по­лотен­ца, ви­сяще­го в мет­ре от неё. Ес­ли бы Эд­вард не при­шел, черт зна­ет что слу­чилось бы! Сколь­ко бы ей пред­сто­яло тог­да ещё си­деть аб­со­лют­но го­лой, мок­рой и прод­рогшей на хо­лод­ном мра­мор­ном по­лу, не в си­лах ше­вель­нуть­ся? Он сно­ва спас её, ес­ли эту глу­пую си­ту­ацию мож­но наз­вать спа­сени­ем…Он так силь­но вол­но­вал­ся за неё, что су­мел ка­ким-то чу­дом вы­бить дверь в эту чер­то­ву убор­ную, в ко­торой она бы­ла за­точе­на. В ко­торую она са­ма се­бя за­точи­ла, собс­твен­ны­ми ру­ками!
Бел­ла от­ки­нула мыс­ли о прош­лом, и, схва­тив края оде­яла, ос­то­рож­но ос­во­боди­ла из под них боль­ную но­гу, уку­тыва­ясь в них, в на­деж­де сог­реть­ся. Она чувс­тво­вала, как дро­жит каж­дый мил­ли­метр её те­ла, и эта не­понят­ная дрожь пу­гала её. Да что с ней та­кое? По­чему она не как все…? 
Хо­тя, ес­ли бы она бы­ла как все дру­гие, быв­шие с Эд­вардом, то где бы она сей­час ока­залась? Вдруг…то что она не за­нима­ет­ся с ним лю­бовью и дер­жит муж­чи­ну воз­ле неё? «Зап­ретный плод сла­док», или как там го­вори­ли гор­ничные, ду­мая, что она не слы­шит? А ес­ли все её чувс­тва – нас­то­ящие – бу­дут рас­топта­ны са­мов­люблен­ность Кал­ле­на. Оп­равда­но ли его имя, ко­торым она на­зыва­ла его па­ру ме­сяцев на­зад, в пер­вый его при­ход к ней - «Над­менный кра­савец»! А ес­ли он та­кой и есть? Ес­ли он дей­стви­тель­но прос­то иг­ра­ет с ней, прос­то иг­ра­ет на её чувс­твах?
А как же та боль, что она ви­дит в его гла­зах при на­поми­нании о Иза­бел­ле, и да­же о ней са­мой? Он чувс­тву­ет се­бя ви­нова­тым…! Эти чувс­тва то­же иг­ра и прит­ворс­тво? Ка­ким же нуж­но быть ак­те­ром, и ка­кую же нуж­но иметь черс­твую, за­дубев­шую ду­шу, что бы при­чинять та­кую боль? 
Ве­ликий Виль­ям Шек­спир, ко­торо­го они про­ходи­ли по школь­ной прог­рамме, и про­из­ве­дени­ями ко­торо­го де­вуш­ка вос­хи­щалась, го­ворил:
«Весь мир те­атр, а лю­ди в нем – ак­те­ры!» - так что же, он был прав? 
Нет, что же это она! По­чему так ду­ма­ет о том, ко­му от­да­ла свое сер­дце?..
…Со­бира­ет­ся от­дать?
По­чему бы ей прос­то не по­верить Эд­варду, не от­крыть­ся ему, и будь что бу­дет! По­чему ей так страш­но, и она так тре­пет­но бе­режет рас­цвет­ший в ней цве­ток люб­ви к Эд­варду? 
Сколь­ко у неё воп­ро­сов! Сколь­ко мыс­лей раз­ных и по­нятия о жиз­ни! Её жиз­ненно­го опы­та не хва­тит на кни­гу, в то вре­мя как Эд­вард мо­жет ис­пи­сать сво­ей би­ог­ра­фи­ей по­лови­ну собс­твен­ной биб­ли­оте­ки. И это толь­ко её до­мыс­лы,…а что же в ре­аль­нос­ти? Кто он та­кой? Мож­но ли лю­бить че­лове­ка, не зная о нем прак­ти­чес­ки ни­чего? 
Де­вуш­ка по­чувс­тво­вала как дрожь, из­во­див­шая её, уни­ма­ет­ся, и бла­жен­но от­ки­нулась на по­душ­ки, все ещё не вы­пус­кая оде­яла из рук, с на­деж­дой при­жима­ясь к не­му, как единс­твен­но­му ис­точни­ку теп­ла. Но это­го яв­но бы­ло не­дос­та­точ­но. Все рав­но, что срав­ни­вать све­чу с сол­нцем. Оде­яло, ле­то, шу­бы и дуб­ленки, ба­тареи и обог­ре­вате­ли – все это све­чи по срав­не­нию с тем теп­лом, что из­лу­ча­ет для неё Кал­лен. Его го­лос, жес­ты, ми­мика и за­пах. Он прек­ра­сен во всех про­яв­ле­ни­ях че­лове­чес­кой сущ­ности, и её за­дача стать тем, что дос­той­но его, и тем, ко­го он не бро­сит…
А мо­жет ей не на­до ме­нять­ся? Мо­жет он по­любит её та­кой, ка­кая она есть?
И сно­ва, как и прош­лый раз мыс­ли об Эд­варде сог­ре­ли ис­тоско­вав­шу­юся и за­мер­зшую де­вуш­ку. Се­кун­да, две, три…она уто­пала во вре­мени, слов­но в го­рячем шо­кола­де и не зна­ла, хо­чет ли она всплы­вать из деб­рей теп­лых и при­ят­ных вос­по­мина­ний.
Ей бы­ло страш­но сно­ва пог­ру­жать­ся в кош­ма­ры, а они не­из­бежны без Эд­варда. Где же он? Где её сол­нце, её сер­дце, её жизнь? 
А от­да­ла бы она свою жизнь за это­го че­лове­ка? – воп­рос зас­тал де­вуш­ку врас­плох, по­тому что она рез­ко се­ла на кро­вати, выс­во­бож­да­ясь от оков сна, и чувс­твуя, как прон­за­ет оче­ред­ной прис­туп бо­ли её ло­дыж­ку. Она по­тяну­лась к но­ге, буд­то бы счи­тая, что смо­жет при­кос­но­вени­ем унять по­лыха­ющее внут­ри бо­лез­ненное пла­мя, и слов­но бы чи­тая её мыс­ли, по­яв­ля­ясь всег­да имен­но тог­да, ког­да ей нуж­но бы­ло из­бавле­ние от бо­ли и че­лове­чес­кая бли­зость, в дверь пос­ту­чали.
- Бел­ла? – го­лос за дверью взвыл мяг­кой теп­ло­той в ду­ше де­вуш­ки, и она уже за­была про те сле­зы, что мер­ца­ли на её гла­зах двад­цать ми­нут на­зад, по­тому что имен­но столь­ко не бы­ло Эд­варда. Она от­пусти­ла свою ло­дыж­ку, с на­деж­дой гля­дя на дверь, и не в си­лах сдер­жать те­перь уже ис­крен­ней, а не вы­мучен­ной, хо­тя по-преж­не­му роб­кой улыб­ки.
- Вхо­ди – раз­ре­шила она, об­хва­тывая ко­лени ру­ками, и раз­гла­живая во­рот пи­жам­ной ру­баш­ки.
Дверь ти­хо хлоп­ну­ла, и от­кры­лась, впус­кая Эд­варда внутрь. Он точ­ным и быс­трым ша­гом нап­ра­вил­ся к сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке, са­дясь нап­ро­тив неё, и смот­ря со всей за­ботой и неж­ностью, ка­кую мог­ло поз­во­лить его из­бо­лев­ше­еся от стра­даний сер­дце. Все че­го он хо­тел, что бы эти стра­дания не от­ра­зились на Бел­ле. А тут уж, он сам се­бе судья, и сам се­бе по­мощ­ник. Он знал лишь то, что выс­то­ит про­тив ко­го угод­но, и да­же сво­его вто­рого «Я», ра­ди это­го ан­ге­ла, смяв­ше­го по­душ­ки, и на­ходя­щего­ся здесь по его во­ле и ви­не.
- Док­тор бу­дет че­рез пол­ча­са – со­об­щил Эд­вард, не от­во­дя взгля­да от вни­матель­ных и та­ких ма­нящих шо­колад­ных глаз де­вуш­ки. 
- Ты та­кой за­бот­ли­вый, - про­из­несла Бел­ла, улы­ба­ясь, и смот­ря на Эд­варда со скры­тым обо­жани­ем. Он лишь нем­но­го уло­вил это чувс­тво, плес­кавше­еся в Бел­ле, но все рав­но ши­роко улыб­нулся, по­давая ей ус­ловный знак, что все хо­рошо, и что так и дол­жно быть. Нес­час­тное ма­лень­кое су­щес­тво…ему нет и во­сем­надца­ти, оно ещё сов­сем ди­тя, а уже ис­пы­тало столь­ко. Каж­дый раз, ког­да Эд­вард за­думы­вал­ся над этим, он ис­тя­зал се­бя, и прок­ли­нал за то, что по­хитил эту де­воч­ку. Но те­перь она с ним, и её ждет за­меча­тель­ная жизнь, что бы она, ни пред­почла. Он бу­дет без­мерно счас­тлив, ес­ли она вы вы­берет его, а не сво­боду, но на­де­ять­ся на та­кое мож­но бы­ло сов­сем нем­но­го. Пусть Бел­ла и при­вяза­лась к не­му, но по­чему-то, ка­кой-то ма­лень­кой и во­пящей частью бо­лящей веч­ной болью ду­ши, он чувс­тво­вал, что пре­дос­та­вив ей вы­бор, по­теря­ет её, и по­это­му от­тя­гивал ре­ша­ющий мо­мент. Сей­час он бо­ял­ся, что соз­навшись ей в чувс­твах, по­теря­ет и до­верие и от­ветные рос­тки люб­ви к се­бе, ес­ли они бы­ли. Она не хо­чет, что бы все бы­ло так быс­тро, а влас­ти на­мека­ют на то, что бы он на ней же­нил­ся! Чар­ли гро­зит­ся от­нять его смысл жиз­ни из-за то­го, что он её чер­тов опе­кун! Сей­час он мол­чал, не ос­ве­щая это­го пе­ред сво­им ан­ге­лом, но пра­виль­но ли он пос­ту­пал? – не­из­вес­тно ни­кому, и да­же ему са­мому. Он сам дол­жен все по­нять и ра­зоб­рать­ся в се­бе!
- За­ботить­ся о те­бе, моя хо­рошая, луч­ше все­го ино­го – лас­ко­во про­гово­рил Эд­вард, все ещё не ре­ша­ясь при­кос­нуть­ся к Бел­ле, пом­ня о не­дав­нем слу­чае, ког­да она бы­ла на­пуга­на. Ка­жет­ся, сей­час она нем­но­го приш­ла в се­бя, и пос­ме­лее, но рис­ко­вать не сто­ит. Он прос­то си­дел и смот­рел на неё, вкла­дывая во взгляд то, что бо­ял­ся – впер­вые в жиз­ни он по­чувс­тво­вал страх – ска­зать.
Бел­ла все ещё улы­ба­ясь, про­тяну­ла свою ла­донь к его, пе­реп­ле­тая паль­ца­ми, и сно­ва мел­ко вздра­гивая от хо­лода.
- Где ты на­шел снег ле­том? – не­ожи­дан­ный и не­обыч­ный воп­рос Бел­лы вы­вел Кал­ле­на из тран­са и кру­гово­рота мыс­лей. Он слег­ка нах­му­рил­ся, по­буж­дая Бел­лу объ­яс­нить, и от­вет не зас­та­вил се­бя ждать. Де­вуш­ка спле­ла свои паль­цы обо­их рук вок­руг его ла­дони, и лас­ко­во сжи­мая, при­нялась гла­дить боль­ши­ми паль­ца­ми, буд­то бы рас­ти­рая – Сей­час вро­де бы и­юль, а та­кое ощу­щение, что ты дер­жал ру­ки в суг­ро­бе – про­из­несла Бел­ла, под­ни­мая взгляд от ла­дони Эд­варда на его гла­за.
- Ты та­кая кра­сивая, Бел­ла – от­вле­ка­ясь от сво­их за­мер­зших рук, теп­ло про­из­нес Эд­вард, вы­нуж­дая де­вуш­ку за­лить­ся крас­кой.
- С то­бой мне не срав­нится! – ти­хо про­бор­мо­тала она, опус­кая го­лову ни­же, и пря­ча взгляд от Эд­варда. Её ру­ки, рас­ти­ра­ющие его хо­лод­ные паль­цы, за­мер­ли, и, ка­жет­ся ста­ли да­же теп­лее чем рань­ше.
- Эта кра­сота – прок­лятье, - грус­тно и так же ти­хо, как и Бел­ла про­шеп­тал Эд­вард, все же зас­тавляя де­вуш­ку под­нять на не­го гла­за.
- Прок­лятье? – ре­шив, что ос­лы­шалась, пе­рес­про­сила она
- Да­вай не бу­дем об этом – прик­ры­вая гла­за, и хму­рясь, с моль­бой в го­лосе поп­ро­сил Кал­лен, на­де­ясь на по­нима­ние это­го чуд­но­го су­щес­тва.
- Не бу­дем – сно­ва роб­ко улы­ба­ясь, Бел­ла взгля­нула в его изум­рудные гла­за – Мне не нра­вит­ся, ког­да те­бе боль­но! – эти её сло­ва зас­та­вили Эд­варда вы­мучен­но улыб­нуть­ся, и от­ки­нули его боль по­даль­ше, в са­мые деб­ри ду­ши. Он та­ял слов­но ро­са на листь­ях роз от пер­вых лу­чей сол­нца, слы­ша та­кие ве­щи от сво­ей де­воч­ки. Её при­вязан­ность про­яс­ня­лась все луч­ше, а его страх от­сту­пал все даль­ше. Сей­час ве­чер­ней ре­шимос­ти, как ни бы­вало, но он ве­рил, что ког­да-ни­будь она вер­нется, и тог­да он бу­дет очень счас­тлив, счас­тли­вее всех на све­те!
Он всмот­релся в слег­ка встре­вожен­ное вне­зап­ной пе­реме­ной его нас­тро­ения ли­цо Бел­лы, и оно смут­но на­пом­ни­ло ему пер­со­нажа Дис­не­ев­ско­го муль­ти­ка, он нап­ряг па­мять, вспо­миная на ко­го боль­ше всех по­хожа Бел­ла. Он пе­реб­рал всех прин­цесс, вклю­чая Бе­лос­нежку, но вы­бор его ос­та­новил­ся сов­сем на дру­гом объ­ек­те. Это бы­ло кра­сивое, хруп­кое, ми­лое, доб­рое и на­ив­ное жи­вое су­щес­тво, ин­те­рес­но, как от­не­сет­ся к его срав­не­нию са­ма Бел­ла?
- Ты смот­ре­ла муль­тфиль­мы У­ол­та Дис­нея? – за­говор­чески нак­ло­ня­ясь к ней бли­же, спро­сил Эд­вард. Бел­ла бы­ла удив­ле­на та­ким по­воро­том раз­ви­тия со­бытий…ка­жет­ся, сей­час они пы­тались от­кро­вен­ни­чать, а те­перь он спра­шива­ет про муль­ти­ки? Ка­кой же он за­гадоч­ный и скрыт­ный, и ка­кой кра­сивый! Его кра­сота хо­лод­ным но­жом прон­за­ла её сер­дце, и она до сих пор не по­нима­ла при­ят­но ей это или нет. Ра­дос­тно или страш­но…она пы­талась ра­зоб­рать­ся в се­бе, но вов­ре­мя по­няла, что муж­чи­на ждет от неё от­ве­та, и по­это­му сос­ре­дото­чилась на их ди­ало­ге, ре­шив об­ду­мывать все поз­же, ког­да бу­дет вре­мя:
- Да, ка­жет­ся Ру­салоч­ку и что-то ещё… – Бел­лы при­пом­ни­ла ста­рое наз­ва­ние од­но­го муль­тфиль­ма, взя­того в про­кате на пол­дня. Она тог­да смот­ре­ла сказ­ку об Ари­эль нес­коль­ко раз, и уже тог­да ког­да диск был сдан, вспо­мина­ла все это ле­жа у се­бя в кро­вати. Ей бы­ло лет семь или во­семь, и тог­да она счи­тала, что мир хо­роший и ра­дос­тный, как на кар­тинках.…Но по­том она по­няла, что изоб­ра­жение об­манчи­во, как и этот вши­вый мир. Жес­то­кость и боль ца­рят в нем, и нет спа­сения от них ниг­де, кро­ме рук лю­бимо­го че­лове­ка. Ра­нее это бы­ли ру­ки Ре­не, а те­перь де­вуш­ка чувс­тво­вала, что это зва­ние пе­реш­ло к Эд­варду. В его объ­ять­ях она чувс­тву­ет се­бя за­щищен­ной, и та­ковой яв­ля­ет­ся. На­до же, она до сих пор с ужа­сом вспо­мина­ет, как он из-за неё под­рался с Чар­ли! А ес­ли бы этот не­нор­маль­ный выс­тре­лил? Ес­ли бы он ли­шил её единс­твен­ной опо­ры в жиз­ни? Что бы она тог­да де­лала?
Впро­чем, сей­час не вре­мя. Они, ка­жет­ся, го­вори­ли о доб­рых сказ­ках…
- Ну, муль­тфиль­мов бы­ло мно­го, но зна­ешь, ко­го ты мне на­поми­на­ешь? – улы­ба­ясь, про­гово­рил Эд­вард, все ещё лас­ко­во смот­ря на свою ма­лень­кую де­воч­ку.
- Ко­го же? – Бел­ла бы­ла дей­стви­тель­но за­ин­те­ресо­вана в от­ве­те. Поз­же, ког­да она смо­жет все об­ду­мать, это воз­можно сыг­ра­ет не­мало­важ­ную роль в раз­бо­ре её от­но­шений с Эд­вардом.
- Бэм­би – неж­но сжи­мая ла­донь де­вуш­ки, про­из­нес Эд­вард, и сво­бод­ной ру­кой уб­рал её не­пос­лушную прядь за ухо – Оле­ненок Бэм­би!
- И чем же он ме­ня на­поми­на­ет? – вспо­миная ша­лов­ли­вого оле­ня из муль­ти­ка, спро­сила Бел­ла, чувс­твуя, как на ли­це рас­плы­ва­ет­ся улыб­ка от слов Кал­ле­на.
- У не­го бы­ли та­кие же кра­сивые шо­колад­ные гла­за, - про­из­нес Эд­вард, все­ляя в свой взгляд ещё боль­ше обо­жания – А ещё он был доб­рым, ма­лень­ким и ми­лым, ты та­кая же, Бел­ла. 
- Зна­чит, на­ши срав­не­ния про­тиво­речат за­конам при­роды – хмык­ну­ла де­вуш­ка, мыс­ленно при­рав­ни­вая Кал­ле­на к ещё од­но­му пер­со­нажу Дис­не­ев­ских муль­ти­ков, о ко­тором толь­ко что вспом­ни­ла. Она смот­ре­ла нес­коль­ко муль­тфиль­мов, и по­мимо ру­салоч­ки бы­ли дру­гие, вот и один из них на­ибо­лее точ­но опи­сывал си­ту­ацию. Се­год­няшнюю си­ту­ацию, с се­год­няшним Эд­вардом. Та­ким доб­рым и за­бот­ли­вым. Та­ким, ка­ким она его лю­била,…хо­тя, на­вер­ное, она лю­била его лю­бым!
- В смыс­ле? – за­думы­ва­ясь над фра­зой Бел­лы, воп­ро­шал муж­чи­на – Ты наш­ла мне срав­не­ние? 
- Уже дав­но – теп­ло улыб­ну­лась де­вуш­ка, и сер­дце Кал­ле­на сно­ва рас­та­яло, при­бывая в бла­жен­ной теп­ло­те
- И кто же я? – рас­счи­тывая пос­ко­рее ус­лы­шать от­вет, ух­мыль­нул­ся Кал­лен
- Ко­роль лев, Сим­ба – про­из­несла де­вуш­ка, нем­но­го роб­ко гля­дя на муж­чи­ну – Ты на­поми­на­ешь мне его. Ты та­кой же са­мо­от­вержен­ный и це­ле­ус­трем­ленный, ты та­кой же доб­рый и по­нима­ющий, и у те­бя то­же есть бо­лез­ненные мес­та от прош­ло­го…
Эд­вард слу­шал сло­ва Бел­лы, и по­ражал­ся глу­бине её мыс­лей и выс­ка­зыва­ний. Как и он, она точ­но про­вела срав­ни­тель­ную ли­нию. Она наз­ва­ла толь­ко его по­ложи­тель­ные чер­ты, за­бывая про от­ри­цатель­ные. Она сде­лала его луч­ше в сво­их гла­зах, и на­вер­ня­ка та­ковым счи­та­ет. Ему бы­ло так хо­рошо и при­ят­но, что он го­тов был сде­лать все что угод­но для сво­ей Бел­лы, сво­его Бэм­би уже в ко­торый раз! Как же за­меча­тель­но, ког­да есть ра­ди ко­го жить, ког­да есть, ко­го лю­бить! Ког­да есть тот, ко­му ты ну­жен, и кем ни­ког­да не бу­дешь по­забыт. Бел­ла за­кон­чи­ла пос­леднее пред­ло­жение сво­его рас­ска­за о ха­рак­те­ре Кал­ле­на и Сим­бы, ког­да пер­вый не вы­дер­жав, нак­ло­нил­ся к ней сов­сем близ­ко, лас­кая сво­им теп­лым ды­хани­ем её оне­мев­шую ко­жу. Бел­ла не от­пря­нула, не отс­тра­нилась, она лишь вни­матель­но смот­ре­ла на муж­чи­ну, ожи­дая его даль­ней­ших дей­ствий.
А Эд­вард, не ду­мая дол­го, мяг­ко при­кос­нулся сво­ими гу­бами к гу­бам Бел­лы, нас­лажда­ясь каж­дой се­кун­дой это­го со­бытия. Де­вуш­ка же воп­ре­ки все­му от­клик­ну­лась на его по­целуй, де­лая его чуть бо­лее глу­боким, не­жели рань­ше. Она пе­рехо­дила на но­вый уро­вень в от­но­шени­ях, и зна­ла, что тот же пе­реход со­вер­ша­ет Эд­вард, он ведь приз­нался ей, что ни­ког­да не был же­нат, и ни­кого не лю­бил!
…Но боль­ше все­го она хо­тела стать Его по-нас­то­яще­му, и на­де­ялась одер­жать в этой не­лег­кой борь­бе с прош­лым, бу­дущим и са­мой со­бой по­беду. Ра­ди Эд­варда, ко­торо­го она лю­бит и всег­да бу­дет лю­бить, что бы не слу­чилось!

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)