17 октября 2015 Просмотров: 623 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 39

 

Гла­ва 39 - Будьте осторожнее, принимая душ! 

«Аф­ри­кан­ские ал­мазные рос­сы­пи» - гла­сил оче­ред­ной до­кумент, ко­торый Кал­лен взял в ру­ки, рас­смат­ри­вая со всей вни­матель­ностью. Аф­ри­ка, до че­го же она его до­вела? Он ед­ва не ли­шил­ся жиз­ни и ру­ки, бла­го Бел­ла смог­ла по­мочь ему…ин­те­рес­но, а что бы бы­ло, ес­ли бы он её не встре­тил? На­вер­ное, тог­да смерть не стра­шила бы его, и не пу­гала. Ка­кой же он был иди­от! Он пом­нил свои мыс­ли, мель­кав­шие у не­го в го­лове пос­ле по­пада­ния пу­ли в ру­ку – что он мо­жет спо­кой­но уми­рать, что он ни­кому не ну­жен и не не­об­хо­дим.…Ка­кой же он был глу­пец, и как оши­бал­ся! Как бы он ос­та­вил Бел­лу? Од­ну, с мыс­ля­ми о про­изо­шед­шем с Чар­ли, и с воз­можной встре­чей с ним? Он уже зво­нил пси­холо­гам се­год­ня, об­щался с ни­ми, и го­ворил про то что Бел­ла бо­ит­ся встре­чи с ним, бо­ит­ся до­верять­ся нез­на­комым лю­дям…Они обе­щали по­думать, и най­ти ре­шение дан­ной проб­ле­мы…А что же де­лать ему? Он ведь лю­бит Бел­лу, го­тов от­дать за неё жизнь, а та­кого с ним ни­ког­да не слу­чалось по от­но­шению к жен­щи­не, не свя­зан­ной с ним родс­твом. Пер­вая лю­бовь – его пер­вая лю­бовь слу­чилась тог­да, ког­да поч­ти по­лови­на жиз­ни уже по­зади,…чем же он за­нимал­ся все это вре­мя? По­чему он ни­кого не лю­бил? Мо­жет быть он знал бы, как вес­ти се­бя сей­час?
Он ис­крен­не и бес­по­кой­но бо­ял­ся на­до­есть Бел­ле со сво­ей чрез­мерной за­ботой и опе­кой, и по­это­му ещё в обед ос­та­вил её гу­лять в са­ду, нес­мотря на собс­твен­ное вол­не­ние, и от­пра­вил­ся сю­да, в душ­ный ка­бинет, раз­би­рать­ся с бу­мага­ми, ко­торых бы­ло сколь­ко угод­но. Он от­вле­кал­ся во вре­мя ра­боты, но не­надол­го. Он уже за­был как это – ра­ботать? Ку­да дел­ся его тру­дого­лизм? Ку­да про­пала вся его спесь, вся наг­лость и уве­рен­ность в се­бе? Впер­вые в жиз­ни Эд­вард чувс­тво­вал, что не справ­ля­ет­ся, бо­ял­ся сде­лать оп­ро­мет­чи­вый шаг, и раз­ру­шить хруп­кий мир вок­руг се­бя…Его стра­хи бы­ли не так уж и пус­ты, по­тому, что Бел­ле то­же ещё не уме­ла пол­ностью до­верять ему. 
В ко­торый раз он жа­ле­ет, что не те­лепат! Что не спо­собен улав­ли­вать из­ме­нения в нас­тро­ении Бел­лы, чи­тать её мыс­ли, и знать че­го хо­чет его лю­бимая ма­лень­кая де­воч­ка…мо­жет быть для на­чала ему сто­ит приз­нать­ся ей в том, что он лю­бит её? А ес­ли она его…нет? Что тог­да? В чем смысл его жиз­ни, в чем смысл су­щес­тво­вания?
Раз­ве это ми­лое, доб­рое, сер­дечное и хруп­кое су­щес­тво, ко­торое зо­вет­ся Бел­лой, и так лас­ко­во лас­ка­ет слух этим име­нем. Это су­щес­тво, ко­торое не за­менит ник­то и ни­ког­да! Это луч­шее в ми­ре су­щес­тво, ко­торое спо­соб­но спас­ти, вы­тащить из лю­бой без­дны…но в то же вре­мя храб­рое су­щес­тво, ко­торое мо­жет и за­щитить се­бя, за­щитить те­бя, и стать из­бавле­ни­ем или на­каза­ни­ем!
Дав­но уже прош­ли вре­мена, ког­да он счи­тал её сво­им на­каза­ни­ем. Он уже ка­рал се­бя за то что вел се­бя так с ней с са­мого на­чала, он не дол­жен был, и тог­да воз­можно она бы­ла бы сей­час бо­лее до­вер­чи­ва к не­му…? Но ведь ес­ли су­дить так, то он во­об­ще не дол­жен был встре­тить её, не дол­жен был по­хищать её от ма­тери, об­ре­кая на су­щес­тво­вание ря­дом с со­бой. Ник­то и ни­ког­да не был так глу­боко в его сер­дце кро­ме Иза­бел­лы. Он не вы­нес по­терю сво­ей до­чери, и не пе­режи­вет, ес­ли по­теря­ет Бел­лу, по стран­но­му сте­чению об­сто­ятель­ств так по­хожую на его ма­лют­ку…а ес­ли в этом все де­ло? В отож­дест­вле­нии Иза­бел­лы в Бел­ле? Ес­ли это так, то ему нуж­но прек­ра­тить это, и рас­крыть гла­за, ог­ля­дыва­ясь вок­руг, и ища заб­ве­ния в дру­гом,…а ес­ли нет? Ес­ли он дей­стви­тель­но лю­бит свою ма­лень­кую де­воч­ку? Как же все слож­но и за­пута­но, при­чем так, буд­то бы этот клу­бок его судь­бы ска­тывал не один ко­тенок, как при­нято счи­тать в ле­ген­де, а сра­зу нес­коль­ко обе­зумев­ших ко­тов…ужас ка­кой-то…
Кто же уп­равля­ет его судь­бой? Вре­мена­ми он чувс­тву­ет се­бя ма­ри­онет­кой в ру­ках Все­выш­не­го...ин­те­рес­но, так ли это? Кто же дер­га­ет за ни­точ­ки? По­чему его сна­чала мед­ленно и му­читель­но уби­ва­ют, а по­том воз­рожда­ют? От­ку­да взя­лось столь­ко бед на его го­лову? По­чему на до­лю од­но­го че­лове­ка столь­ко го­рес­тей, столь­ко тра­гедий? Во­ис­ти­ну, са­мая боль­шая тра­гедия для лю­бого че­лове­ка, кем бы он ни был, сколь­ко бы ни жил – по­терять ре­бен­ка…сво­его ре­бен­ка!
А ес­ли Иза­бел­ла яв­ля­лась всем в его жиз­ни? Яв­ля­лась его ори­ен­ти­ром, его звез­дой, его пу­тем в этом мра­ке. Зо­лотом мра­ке, по­дарен­ном ему судь­бой и пред­ка­ми…
Быть мо­жет, ему вы­пал жре­бий рас­пла­чивать­ся за гре­хи сво­их пред­ков? Ес­ли это так, то он ни­ког­да не ис­ку­пит свою ви­ну – че­тырес­та лет ди­нас­тия Кал­ле­нов су­щес­тву­ет на све­те, - не­уже­ли ему пред­сто­ит вы­нес­ти всю боль за это вре­мя? Его ро­дите­ли, де­ды, пра­деды и дру­гие уби­вали каж­до­го, кто ме­шал им.…И Эд­вард за­нимал­ся этим же! Он ли­шал жиз­ни в ос­новном ужас­ных, не­доб­ро­совес­тных лю­дей, ко­торые мог­ли бы убить го­раз­до боль­ше лю­дей, преж­де чем умер­ли бы сво­ей смертью,…но они то­же бы­ли людь­ми! Он смот­рел им в гла­за каж­дый раз, ког­да они уми­рали, и ощу­щал, кто он есть и на что спо­собен…Не­ог­ра­ничен­ная власть, день­ги, ус­пех и кра­сота – за­чем ему все это? За­чем ему все это ес­ли нет то­го, с кем он мо­жет по­делить­ся ра­дос­тя­ми и пе­чаля­ми? То­го с кем мо­жет ощу­тить счастье и ко­го мо­жет лю­бить? За кем мо­жет наб­лю­дать и ко­го мо­жет рас­тить? Гос­по­ди, за­чем же да­вать счастье и от­би­рать его так мгно­вен­но? По­чему он дол­жен был праз­дно­вать все­го де­сять лет? По­чему ему не дан был боль­ший срок? В мо­лит­вах прак­ти­чес­ки всех на­родов ми­ра есть сло­ва, ко­торые, ка­жет­ся, неп­ри­мени­мы к не­му, как и мно­гие дру­гие – «Не дай нам гос­по­ди уви­деть му­чения и смерть де­тей на­ших!» - по­чему он уви­дел? По­чему по­чувс­тво­вал, ощу­тил? Что же за ка­ра не­бес­ная пос­тигла его, пос­тигла его ма­лют­ку дочь, и от­ра­зилась на ней? 
Кто же рас­пла­чива­ет­ся за гре­хи ди­нас­тии – он, или мер­твая Иза­бел­ла? Но она ведь бы­ла без­греш­на! Она бы­ла не ви­нова­та, она бы­ла чис­та, и бы­ла ма­ла,…она бы­ла смыс­лом жиз­ни Кал­ле­на, и, на­вер­ное, имен­но по­это­му её и заб­рал Бог се­бе, заб­рал се­бе, что бы сде­лать ему так боль­но, как не мо­жет уже ник­то…
И дол­жен ли он быть ве­ру­ющим пос­ле та­кого кош­ма­ра, пе­режи­того на­яву?
А как же тог­да Бел­ла? Его Бел­ла Свон? Не она ли знак о том, что он про­щен? Та­кая же кра­сивая, мо­лодая и без­греш­ная как его по­кой­ная дочь…да и зо­вут так же! Не на­мек ли это? Есть ли смысл по­яв­ле­ния в его жиз­ни это­го хруп­ко­го, не­защи­щен­но­го су­щес­тва? Сов­па­дение это, слу­чай­ность ли? Он всег­да ве­рил что «слу­чай­нос­ти не слу­чай­ны», но ког­да ока­зал­ся пе­ред фак­том, уже ни­какие до­воды не по­мога­ли!
Не чу­до ли то, что она во­об­ще ря­дом с ним? Что она за­ботить­ся о нем, что она ждет его и на­де­ет­ся толь­ко на не­го? Он ви­дел и чувс­тво­вал её при­вязан­ность се­год­ня в са­ду, где она ис­крен­не пе­режи­вала за не­го, бо­ялась за его ра­ны, и пек­лась о том, что бы ему не бы­ло боль­но…И чуть поз­же, ког­да си­дела на его кро­вати, в его спаль­не, прик­ла­дывая прос­пирто­ван­ные ва­ты к его ра­нам, и слов­но не­уго­мон­ный ро­дитель ле­гонь­ко ду­ла на них, да­бы он не ощу­щал жже­ние от спир­та…
Не ан­гел, ли она, спус­тивший­ся с не­бес, что бы вы­тащить его из это­го дерь­ма, в ко­тором он сам ока­зал­ся и по собс­твен­ной же ви­не! На черт ему эта кор­по­рация? За­чем ему во­об­ще эта жизнь? Он бы хо­тел быть прос­то че­лове­ком, ко­торые име­ет обес­пе­чен­ное бу­дущее, но уж ни­как не мил­ли­оне­ром! Он прос­то хо­тел быть лю­бимым и лю­бить! Он го­тов был бы да­же быть фер­ме­ром на са­мом за­худа­лом ран­чо, лишь бы быть счас­тли­вым, и не под­вергать веч­ной опас­ности сво­их лю­бимых лю­дей! 
Но он не фер­мер, он не про­давец в зо­ома­гази­не и не па­рик­ма­хер! Он мил­ли­ар­дер, он босс и кил­лер! В его сер­дце бы­ло хо­лод­но, слов­но в Ан­тар­кти­ке, и не он, ник­то дру­гой не ду­мал, что он смо­жет ког­да-то рас­то­пить этот лед, по­се­ян­ный судь­бой, и сно­ва об­рести смысл жиз­ни! Пос­ле столь­ких лет ски­таний во мра­ке и ль­ду, он на­шел ис­точник теп­ла, на­шел ого­нек, раз­го­ра­ющий­ся в жар­кое пла­мя, ко­торое рас­тапли­вало все боль­ше ай­сбер­гов в его ду­ше и соз­на­нии! Это жар­кое пла­мя и зва­лось лю­бовь, и те­перь он это по­нял! По­нял, и уже ни­ког­да не за­будет!
По­чему то сей­час, ког­да он смот­рел на эту бу­маги с собс­твен­ной под­писью, и вспо­минал все со­бытия, про­изо­шед­шие за два пос­ледних ме­сяца, он от­четли­во ощу­щал, что дол­жен приз­нать­ся Бел­ле во всем! Приз­нать­ся в чувс­твах, и пле­вать ка­кой бу­дет от­вет! Он хо­чет, что бы она от­ве­тила вза­им­ностью, но на край­ний слу­чай он мо­жет лю­бить её и од­носто­рон­ней лю­бовью, то есть той, ко­торая не при­вязы­ва­ет её к не­му, но да­ет опе­ку, да­ет за­боту и неж­ность! Она ощу­тит все прек­расное, что он мо­жет ей дать, и пос­ле это­го смо­жет сде­лать вер­ный вы­вод, лю­бить его ей или нет! Он не бу­дет су­дить её стро­го – он вел се­бя не­поз­во­литель­но в пер­вую не­делю, да и поз­же то­же! Но он, Эд­вард Кал­лен, из­ме­нил­ся! Из­ме­нил­ся бла­года­ря сво­ей де­воч­ке, и ему нра­вились эти пе­реме­ны! 
Он чувс­тво­вал как быс­тро­теч­но вре­мя, и хоть и обе­щал сбе­речь Бел­лу, обе­щал, что она бу­дет жить до ста лет, обе­щал, что ни­ког­да не бро­сит её, и да­же с не­бес бу­дет под­держи­вать, ес­ли слу­чить­ся то, че­го он опа­са­ет­ся,…но ведь все мо­жет про­изой­ти! Эта жес­то­кая жизнь, жес­то­кая судь­ба не по­щадит да­же это­го ан­ге­ла! И по­это­му по­ка есть вре­мя, по­ка есть воз­можность, он дол­жен приз­нать­ся ей в чувс­твах! Рас­ска­зать о сво­их ощу­щени­ях, и по­лучить от­вет! Пря­мо сей­час! Сей­час са­мое вре­мя!
Он взгля­нул на ча­сы ви­сящие на сте­не, и по­казы­ва­ющие по­лови­ну один­надца­того, и за­быв про них, за­быв про вре­мя и все на све­те, от­швыр­нул бу­маги о ал­мазных рос­сы­пях, и вско­чив, вто­ропях нап­ра­вил­ся к Бел­ле, что бы из­лить ей ду­шу!
Ему ка­залось, что все сей­час прек­расно, и луч­ше быть не мо­жет! Это ощу­щение по­коя, удов­летво­рения и нас­ту­пив­ше­го в ду­ше ле­та, не по­кида­ло его! Как же это прек­расно, ког­да есть ко­го лю­бить!
- Бел­ла! – Эд­вард, пе­репол­ненный вос­торгом и ра­достью, быс­тро во­шел в за­вет­ную дверь, ши­роко улы­ба­ясь, и чувс­твуя, как его сер­дце бь­ет­ся быс­трее от ра­дос­ти толь­ко что при­нято­го ре­шения! Он да­же не за­метил что дверь не за­пер­та, и это на­вер­ное об­ра­дова­ло бы его ещё боль­ше! По­тому что Бел­ла сов­сем не­дав­но на­чала из­ме­нять сво­ей при­выч­ке пря­тать­ся от не­го, и на­чала от­кры­вать­ся пе­ред ним, пусть и мед­ленно…Он го­тов ждать сколь­ко угод­но, где угод­но, и как угод­но! Она смысл его жиз­ни и су­щес­тво­вания, она его пер­вая и единс­твен­ная лю­бовь до кон­ца жиз­ни! Ес­ли она его от­вер­гнет, ему бу­дет очень боль­но, но, тем не ме­нее, он не сло­ма­ет­ся! Он бу­дет про­дол­жать жить для неё, по­могать ей и за­щищать ей от все­го на све­те! Ник­то не пос­ме­ет при­чинить ей боль или вред! Ина­че он бу­дет иметь де­ло с ним, а уж Эд­вард свое обе­щание про «сот­ру в по­рошок лю­бого, кто зас­та­вит те­бя пла­кать!» хо­рошо пом­нит, и с ра­достью ис­полнит!
- Бел­ла! – пов­то­рил он, ог­ля­дыва­ясь, и все ещё чувс­твуя улыб­ку на ли­це – Бел­ла, лю­бимая! – но от­ве­та ему не пос­ле­дова­ло. Как он не вслу­шивал­ся, но так и не раз­ли­чил ни­каких зву­ков, опо­веща­ющих его о том, что де­вуш­ка слы­шала его.
За пе­леной счастья ста­ло про­бирать­ся чувс­тво, что не все так ра­дуж­но сна­ружи, а не внут­ри, где рас­цве­тал но­вый цве­ток люб­ви, поль­зу­ясь це­леб­ным чувс­твом из сер­дца сво­его хо­зя­ина! Эд­варда Кал­ле­на!
Его улыб­ка по­пол­зла вниз, и он ог­ля­нул­ся, ища гла­зами де­вуш­ку. Но её не бы­ло вид­но, да­же бо­лее то­го, её ниг­де не бы­ло!
- Бел­ла!? – уже взвол­но­ван­но и гром­че поз­вал её он, бес­по­мощ­но обо­рачи­ва­ясь и ос­матри­вая ком­на­ту по пе­римет­ру, упо­вая на то, что прос­то не за­метил её, а она, иг­рая с ним в прят­ки, за­тих­ла, и сме­ет­ся над глу­постью это­го че­лове­ка, ко­торый счи­та­ет её свой судь­бой, наг­ра­дой и лю­бовью!
- Я тут! – вне­зап­но пос­лы­шал­ся зна­комый го­лос из зад­ней час­ти ком­на­ты, и Эд­вард поч­ти бе­гом ки­нул­ся ту­да. Он за­мер пе­ред бе­лой дверью, ве­дущей в ван­ную ком­на­ту, и при­ник к ней ли­цом, на­де­ясь ус­лы­шать ещё зву­ки:
- Бел­ла, все хо­рошо? – с на­деж­дой спро­сил он, пы­та­ясь по­давить из­лишний страх в се­бе. Но что ему при­каже­те де­лать пос­ле все­го про­изо­шед­ше­го? Мо­жет он и пе­реги­ба­ет пал­ку в её за­щите и опе­ке, но не са­мой Бел­ле, не тем бо­лее Эд­варду так не ка­жет­ся! Он по­терял смысл жиз­ни, по­терял сво­его ан­ге­лоч­ка Белль, и уже не за что не упус­тит и не ли­шить­ся Бел­лы! На­до же – он хо­тел приз­нать­ся ей в люб­ви, а те­перь сто­ит, прис­ло­нив­шись ли­цом к две­ри убор­ной! Ка­кая неп­ред­ска­зу­емая жизнь! Она все де­ла­ет по сво­ему, не да­вая ни­кому шан­са опом­нить­ся и прий­ти в се­бя!
- Не хо­рошо! – го­рес­тно про­из­несла Бел­ла, по­нижая го­лос. Эд­вард весь нап­рягся, на­легая на дверь, и бес­по­лез­но дер­гая за­пер­тую двер­ную руч­ку, буд­то бы на­де­ясь по­пасть за эти чер­то­вы две­ри, ко­торые уже сто лет как по­ра сме­нить! Ну по­чему он не по­менял ду­бовые став­ни на ка­кие-ни­будь кле­новые или ли­повые? Му­ча­ет­ся с эти­ми пу­ленеп­ро­бива­емы­ми две­рями те­перь он, а ни кто-то дру­гой!
- Что с то­бой? – стук­нув в дверь ку­лаком, и по-преж­не­му вслу­шива­ясь в каж­дый звук, поз­вал он, пы­та­ясь вес­ти се­бя здра­во, и спря­тать вол­не­ние за за­ботой.
- Я ка­жет­ся…сло­мала но­гу…! – пос­лы­шалось из-за ду­бовых ста­вен, и Эд­вард ощу­тил как что-то в нем отор­ва­лось и уле­тело в не­бо. Черт, черт, черт! Как он мог та­кое до­пус­тить? Как мог до­пус­тить, что бы Бел­ла пос­тра­дала? За­чем он ос­та­вил её…? К чер­ту про­вали­лась бы вся эта ра­бота! Этот чер­тов мир! И что же те­перь? – он сно­ва на­казан, и те­перь по собс­твен­ной ви­не и спра­вед­ли­во! Он не дол­жен был ос­тавлять Бел­лу…! Но те­перь ей нуж­на по­мощь, а рас­счи­тывать ей не на ко­го кро­ме не­го, и она это зна­ла! И да­же ес­ли бы бы­ло не так, он все рав­но по­мог бы ей, и всег­да бу­дет по­могать!
- Как это, сло­мала? – до­пыты­вал­ся он, про­дол­жая, ос­терве­нело дер­гать не­под­да­ющу­юся двер­ную руч­ку, и при­лагая всю си­лу, зак­лю­чен­ную в нем.
- Я пос­коль­зну­лась в ван­ной! – го­рес­тно про­гово­рила де­вуш­ка, и Эд­вард с ещё боль­шей жес­то­костью наб­ро­сил­ся на прок­ля­тый, зо­лоче­ный ку­сок ме­тал­ла, не пус­ка­ющий его к де­вуш­ке.
- Мо­жешь по­шеве­лить паль­ца­ми? - уда­ря­ясь о дверь слов­но рыб­ка, о тол­стые сте­ны бан­ки, из ко­торой нет вы­хода. Но ведь из его по­ложе­ния дол­жен быть вы­ход! И он най­дет его…че­го бы ему не сто­ило! Ра­ди Бел­лы, ра­ди сво­его ан­ге­ла!
На се­кун­ду все за­тих­ло внут­ри, а по­том Бел­ла вскрик­ну­ла, и оз­ву­чила от­вет:
- Нет, боль­но! – по­жало­валась она, и Эд­вард раз­ли­чил по го­лосу, что она пла­чет.
- Не вол­нуй­ся, я ря­дом, все хо­рошо! – прис­ло­нив­шись к две­ри ли­цом вновь, и го­воря в ще­ли меж­ду дверью и сте­ной, про­гово­рил Кал­лен
- Я знаю, - вы­дох­ну­ла Бел­ла, и ти­хие ры­дания ста­ли хо­рошо раз­ли­чимы для муж­чи­ны, слух ко­торо­го ка­залось, обос­трил­ся в мил­ли­он раз, пос­ле это­го слу­чая. Де­жавю, де­жавю на­поми­на­ющее ему о том страш­ном дне по­жара…он вспом­нит его в це­ликом ког­да-ни­будь? Ре­шит­ся пе­режить эту боль сно­ва? Черт со всем этим, глав­ное Бел­ла сей­час!
- Сей­час я вой­ду, по­дож­ди се­кун­ду! – за­ново уда­ря­ясь о дверь, и на­легая на неё всем ве­сом, прох­ри­пел Эд­вард, дер­гая за руч­ку, и мо­лясь, что бы этот бес­по­лез­ный ку­сок де­рева пе­рес­тал ему ме­шать! Гос­по­ди, он же мог и не прий­ти? Дав­но она здесь? Он не слы­шал её зо­ва о по­мощи, так же как не слы­шал зо­ва Иза­бел­лы,…он не слы­шит тех, ко­го лю­бит, и по­это­му те­ря­ет! Ему не нуж­на бы­ла эта ра­бота, эти бу­маги, и свои иди­от­ские по­мыс­лы о чрез­мерной опе­ка­емос­ти…и что из это­го выш­ло?
Он так ув­лекся собс­твен­ны­ми мыс­ля­ми и вы­ламы­вани­ем две­ри, что не сра­зу ус­лы­шал крик Бел­лы, ис­тошно прок­ри­чав­шей ему сле­ду­ющее:
- Нет! Не вхо­ди! – она бы­ла бе­зум­но на­пуга­на, и этот страх был не­поня­тен ему!
- Бел­ла, что та­кое? – про­дол­жая ло­мать де­рево, воп­ро­шал он, с каж­дым вздо­хом сво­им силь­нее те­ребя руч­ку и на­легая на дверь.
- Я…го­лая… - сов­сем ти­хо, но от­ча­ян­но со­об­щи­ла де­вуш­ка, и на се­кун­ду Эд­вард за­мер, ос­мысли­вая её сло­ва. 
- Ус­по­кой­ся ми­лая, все хо­рошо! – до­бав­ляя в сво­ей го­лос неж­ность и лас­ку, уве­рен­ность и всю лю­бовь и теп­ло­ту, Эд­вард пе­рес­тал вы­ламы­вать дверь, прис­ло­ня­ясь к де­реву ли­цом вновь, про­гово­рил Кал­лен.
Внут­ри пос­лы­шал­ся но­вый прис­туп ры­даний, и Эд­вард об­ре­чен­но опус­тил го­лову на по­вер­хность две­ри, со­бира­ясь с мыс­ля­ми:
- Ни­чего не бой­ся! – на­конец про­гово­рил он – Мо­жешь до­тянуть­ся до по­лотен­ца?
- Нет – всхлип­ну­ла Бел­ла меж­ду ры­дани­ями, за­ново пог­ря­зая в сле­зах.
- Бел­ла, я ни­чего не сде­лаю, обе­щаю! Но я не ос­тавлю те­бя там, по­жалуй­ста, пой­ми ме­ня!
- Ухо­ди! – от­ка­залась она, но тем не ме­нее прек­расно зна­ла, что он ей ну­жен. В ко­торый раз она ис­пы­тыва­ет боль, и ищет из­бавле­ния в этом че­лове­ке, в Эд­варде Кал­ле­не.
- Ни­куда я не уй­ду! – уп­ря­мо и уве­рен­но про­гово­рил он, сно­ва на­легая на дверь – Я вы­тащу те­бя от­ту­да, че­го бы мне это не сто­ило!
- Ты по­ранишь­ся… - всхлип­ну­ла Бел­ла вновь, на се­кун­ду за­бывая о сво­ем стра­хе пе­ред на­готой, и бес­по­ко­ясь о Эд­варде.
- Все бу­дет хо­рошо, слы­шишь? – сно­ва из­рек Эд­вард, бес­по­мощ­но дер­гая руч­ку, и пре­рывис­то вы­дыхая, ог­ля­нул­ся вок­руг в по­ис­ке пред­ме­тов, спо­соб­ных по­мочь ему. Ни­чего та­кого поб­ли­зос­ти не бы­ло, и он те­перь дей­стви­тель­но не знал, что де­лать и как пос­ту­пать.
- Где ты на­ходишь­ся? – поз­вал Эд­вард, про­дол­жая ос­матри­вать ком­на­ту, и при­киды­вая ва­ри­ан­ты вы­лами­вания две­ри
- Око­ло ван­ной – еле вы­гово­рила Бел­ла, да­ва­ясь сле­зами, и вспо­миная сно­ва и сно­ва те ужас­ные мо­мен­ты с Чар­ли. Она зна­ла, что ни­кому не поз­во­лит ви­деть се­бя го­лой, это убь­ет её! Она пе­рес­та­нет ве­рить Эд­варду, ес­ли та­кое слу­чить­ся! Он же то же мо­жет, пусть и чис­то ги­поте­тичес­ки (фи­зичес­ки и те­оре­тичес­ки она по­нима­ла, что он не пос­ту­пит так, что он дру­гой, и что она лю­бит его) он мо­жет сде­лать с ней то­же, что сде­лал Чар­ли! Сде­лать с ней ЭТО…! Нет!!!
Эд­вард же от­лично пом­нил, что от две­ри до са­мой рос­кошной мра­мор­ной ван­ны да­леко, и ес­ли дверь и упа­дет, то Бел­лу она не за­денет – бу­дем на­де­ять­ся…
- Так, хо­рошо, не дви­гай­ся! – ско­ман­до­вал он, и Бел­ла ис­пу­ган­но за­мер­ла, слы­ша, как ша­ги Эд­варда от­да­ля­ют­ся. Её сле­зы на миг утих­ли, по­ка она вслу­шива­лась в про­ис­хо­дящее.
Сам же Кал­лен по­нял, что его ве­са хва­тит что бы вы­ломать дверь с раз­бе­га. Что же, это его единс­твен­ный ва­ри­ант! Вряд ли у гор­ничных есть клю­чи от ван­ной, тем бо­лее в пол­ночь…! Все то, что про­ис­хо­дит сей­час, буд­то ту­пой фильм с ту­пым сю­жетом, и он глав­ный пер­со­наж. Черт, по­чему все это слу­ча­ет­ся с ним? С его Бел­лой? С его ма­лень­кой де­воч­кой? Мо­жет быть, это она бу­дет рас­пла­чивать­ся за его ос­тавши­еся гре­хи? Гре­хи семьи? Гос­по­ди, толь­ко не это!
По­ка эти мыс­ли мель­ка­ли в го­лове муж­чи­ны, он от­хо­дил все даль­ше от две­ри, чувс­твуя что рас­сто­яние стре­митель­но бли­зит­ся к нуж­но­му…На­конец он за­мер, при­гото­вив­шись к та­рану, и опо­вещая об этом Бел­лу:
- Зам­ри, и ни­чего не бой­ся! – поп­ро­сил он, и глу­боко вздох­нув, ус­лы­шал её сог­ла­сие. Он сно­ва вздох­нул, и па­ру раз мор­гнув, ки­нул­ся че­рез ком­на­ту, не­ис­то­во приб­ли­жа­ясь к чер­то­вой две­ри, и на­легая на неё всем сво­им ве­сом, пом­но­жен­ным на рас­сто­яние и ско­рость за­бега. Он так на­де­ял­ся, что это­го бу­дет дос­та­точ­но…
И это­го дей­стви­тель­но хва­тило! Дверь с жут­ким скри­пом и трес­ком под­да­лась, и гром­ко и быс­тро рас­пахну­лась, не за­дев де­вуш­ку бук­валь­но в мил­ли­мет­ре. Эд­вард глу­боко вздох­нул, зас­тавляя се­бя от­вернуть­ся от Бел­лы, уже в по­ис­ках ка­кой-ни­будь тка­ни. Он так хо­тел про­верить все ли с ней в по­ряд­ке, но не на­мерен был пу­гать её, и по­это­му при­ходи­лось ид­ти на по­доб­ное. 
Его взгляд блуж­дал по ком­на­те, и на­конец, нат­кнул­ся на прос­тынь с кро­вати, ко­торая бы­ла не рас­сте­лена с са­мого ут­ра.
Он прик­рыл гла­за, по­давая с по­мощью точ­но­го брос­ка Бел­ле толь­ко что най­ден­ную вещь:
- Дер­жи! 
Де­вуш­ка бы­ла край­не удив­ле­на и оша­раше­на уже тем, что Эд­вард вы­бил дверь, так не­ис­то­во стре­мясь по­мочь ей…а те­перь, те­перь от рас­тро­ган­ности у неё за­щеми­ло сер­дце, а сле­зы сно­ва за­волок­ли гла­за: он зна­ет о её сла­бос­тях! Он ду­ма­ет да­же о её стра­хах! Мо­жет быть он дей­стви­тель­но лю­бит её по-нас­то­яще­му, и она мо­жет до­верять это­му че­лове­ку? В лю­бом слу­чае она как за спа­ситель­ный ка­нат схва­тилась за бе­лос­нежную прос­тынь, нас­ко­ро обо­рачи­вая её вок­руг сво­его мок­ро­го и хруп­ко­го те­ла, пы­та­ясь сдер­жать стон, все же сор­вавший­ся с её губ, ког­да она слег­ка при­под­ня­лась, что бы уку­тать и свою спи­ну.
Эд­вард креп­ко заж­му­рил­ся, а его ру­ки сжа­лись в ку­лаки, ког­да он ус­лы­шал стон Бел­лы, и был не впра­ве обер­нуть­ся и про­верить как она. Он так бо­ял­ся на­пугать её, и вы­нуж­ден был соб­лю­дать эти ус­ловнос­ти,…но ещё боль­ше он бо­ял­ся, что ей ста­ло ху­же, он за­дел её или сде­лал боль­нее. Как же слож­но му­чат­ся не­из­вес­тностью!
- Все! – опо­вес­ти­ла его Бел­ла, и он рас­слаб­ленно от­крыл гла­за, и раз­жал ру­ки, сно­ва глу­боко вды­хая, и по­вора­чива­ясь к де­вуш­ке. Она си­дела на по­лу в ван­ной ком­на­те, её рас­крас­невше­еся от слез ли­цо бы­ло пол­но уми­ления и ка­кой-то ра­дос­ти, пусть и от­да­вало грустью и болью. Его ма­лень­кая де­воч­ка…та­кая хруп­кая и ра­нимая…она бы­ла уку­тана в прос­тынь, ко­торую он толь­ко что сор­вал с кро­вати, что бы ни на­пугать её. Она выг­ля­дела так ми­ло и так горь­ко од­новре­мен­но, что его сер­дце сжи­малось от бо­ли за неё. От все­го, что ей приш­лось пе­режить по ви­не Чар­ли, и его собс­твен­ной! Она бы­ла на­пуга­на, но в то же вре­мя сме­ла. Она все ещё всхли­пыва­ла, и её раз­ме­тав­ши­еся по ли­цу во­лосы скры­вали все, кро­ме ог­ромных, пол­ных слез шо­колад­ных глаз. Он смот­рел в них, и ви­дел нас­квозь не толь­ко свою ду­шу, но и её то­же. Он ви­дел боль, страх, по­терю и со­жале­ние,…но он так же ви­дел лас­ку и счастье, ви­дел лю­бовь…он не ошиб­ся, она то­же лю­бит его, или же по­любит – по край­ней ме­ре, её гла­за, а гла­за зер­ка­ло ду­ши – го­ворят имен­но об этом! 
Он смот­рел на неё все­го две се­кун­ды, а ка­залось, прош­ла веч­ность, и опом­нившись, он быс­тры­ми ша­гами нап­ра­вил­ся к сво­ему ан­ге­лу, что бы по­мочь.
- Бел­ла! – улыб­нулся он, все ещё пре­бывая в ста­дии вол­не­ния за неё, и не пол­ностью осоз­на­вая то, что про­ис­хо­дило здесь…
- Спа­сибо… - шеп­ну­ла де­вуш­ка, пе­рево­дя взгляд на прос­тынь, в ко­торую бы­ла уку­тана, и сно­ва смот­ря в гла­за сво­ему спа­сите­лю.
- Не за что! – хмык­нул Эд­вард, опус­ка­ясь пе­ред ней, и ос­матри­вая но­гу, ле­жащую на ка­фель­ном по­лу. Бел­ла вскрик­ну­ла, ког­да он слег­ка сдви­нул её, и Кал­лен ру­гая се­бя за не­ос­мотри­тель­ность, ус­по­ка­ива­юще взгля­нул на неё.
- Ду­маю, здесь прох­ладно, да и сколь­зко – ух­мыль­нул­ся он, и уви­дев не­пони­мание в гла­зах де­вуш­ки, сме­шан­ное с бла­годар­ностью, приб­ли­зил свои ру­ки к её мок­ро­му те­лу, од­ной из них об­ни­мая её за та­лию, а дру­гой под­держи­вая ко­лени и со всей ос­то­рож­ностью смот­ря на пов­режден­ную но­гу, ше­веле­ние ко­торое при­чиня­ло Бел­ле боль.
Он под­нял её на ру­ки так же быс­тро, как опом­нился от не­дав­них мыс­лей. Бел­ла сно­ва вскрик­ну­ла, креп­ко об­хва­тив его шею ру­ками, и толь­ко за­тем по­нимая, что как и все её те­ло, они мок­рые. 
- Не бой­ся! – шеп­нул ей Эд­вард, и лас­ко­во при­кос­нувшись гу­бами к ло­конам, вы­нес её из ван­ной по мра­мор­но­му по­лу, идя ак­ку­рат­но и пре­дель­но ров­но, что бы ни при­чинять ей боль, и не сде­лать ху­же, ес­ли но­га дей­стви­тель­но сло­мана. Все, зав­тра же он ме­ня­ет все две­ри в до­ме! Хва­тит с не­го ноч­ных прик­лю­чений и травм его ма­лень­кой де­воч­ки!
- Не бо­юсь! – сквозь сле­зы улыб­ну­лась Бел­ла, до­вер­чи­во при­жима­ясь к не­му, и зная, что он был и всег­да бу­дет её из­бавле­ни­ем, и пер­вой и единс­твен­ной лю­бовью…
Ес­ли бы она зна­ла, как по­хожи их с Эд­вардом мыс­ли, и как они стре­мят­ся к од­но­му и то­му же!
И то, что толь­ко они, и ник­то дру­гой, яв­ля­ют­ся из­бавле­ни­ем друг для дру­га. Пой­мут ли они это? 
…Ус­пе­ют ли по­нять, до оче­ред­но­го кап­ри­за жес­то­кой судь­бы?

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)