17 октября 2015 Просмотров: 684 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 36

 

Гла­ва 36 - Единс­твен­но вер­ный ва­ри­ант!

- Доб­рый день, мис­тер Кал­лен! – про­гово­рил вы­сокий, стат­ный муж­чи­на со­рока с лиш­ним лет. У не­го бы­ли чер­ные, куд­ря­вые во­лосы и суб­тиль­ное те­лос­ло­жение. Но это не ме­шало ему стать од­ним из луч­ших ад­во­катов го­рода, и по­лучить мес­то в шта­те Кал­ле­на. Па­ру лет на­зад, во вре­мя са­мо­убий­ства сес­тер-близ­не­цов, имен­но Джо­зеф Клайд про­явил се­бя луч­ше, не­жели дру­гие его спе­ци­алис­ты, и по­это­му сей­час с де­лом Бел­лы, и со­от­ветс­твен­но сво­им собс­твен­ным до­верил раз­би­рать­ся имен­но ему.
- Доб­рый ли день, Джо­зеф, за­висит от те­бя. – хмык­нул Кал­лен, са­дясь в крес­ло нап­ро­тив муж­чи­ны и про­тяги­вая ему ру­ку в знак при­ветс­твия. Клайд по­жал её и не­пони­ма­юще пос­мотрел на сво­его бос­са:
- По­могу чем смо­гу, мис­тер Кал­лен. Вы же зна­ете, я при­ложу все уси­лия, что­бы оп­равдать вас!
- У мес­тной по­лиции сно­ва проб­ле­мы и сно­ва со мной! – по­качав го­ловой и нас­ме­ха­ясь над глу­постью Чар­ли и офи­церов, ко­торых он под­бил на это де­ло, про­гово­рил Кал­лен. – На­де­юсь, с этим вы спра­вить­ся смо­жете?
- Мне нуж­но уз­нать всю кар­ти­ну си­ту­ации! – уве­рен­но про­гово­рил ад­во­кат, вни­матель­но гля­дя на Эд­варда. – Чем боль­ше вы мне рас­ска­жете, тем лег­че бу­дет до­казать ва­шу не­винов­ность и неп­ри­час­тность.
- Иза­бел­ла Свон, – про­гово­рил Эд­вард, ог­ля­дыва­ясь на дверь, и вспо­миная, как вып­ро­важи­вал Бел­лу и Ма­ри в сад, что­бы по­гово­рить с ад­во­катом без сви­дете­лей. Сад был од­ним из тех мест, где Эд­вард мог не опа­сать­ся за свою ма­лень­кую де­воч­ку, но он все рав­но от­пра­вил с ней до­моп­ра­витель­цу. Для пе­рес­тра­хов­ки. Мо­жет быть, Ма­ри с Бел­лой под­ру­жат­ся? – Проб­ле­мы с ней.
- Де­ло в ва­шей но­вой фа­ворит­ке? - воп­ро­ситель­но про­из­нес ад­во­кат, и Эд­вард стис­нул зу­бы. Он не­нави­дел, ког­да все от­но­сят­ся к Бел­ле как ко всем его пре­дыду­щими жен­щи­нам. Он, не­сом­ненно ви­новат, но сто­ит ли пос­то­ян­но на­поми­нать об этом? Впро­чем, Джо­зеф ис­поль­зу­ет это в ра­бочих це­лях, и об­ви­нять его сей­час, ког­да ему ну­жен его опыт в та­кого ро­да де­лах смыс­ла нет.
- Да, в ней. Её отец хо­чет заб­рать де­вуш­ку к се­бе, – со­об­щил Кал­лен, и его ру­ки сно­ва за­хоте­ли доб­рать­ся до Чар­ли и без сви­дете­лей объ­яс­нить ему все «ню­ан­сы».
- Сколь­ко лет Иза­бел­ле? – нах­му­рив­шись, спро­сил муж­чи­на.
- Сем­надцать… - кач­нув го­ловой и ски­дывая на­важ­де­ние, про­гово­рил Эд­вард.
- Это пло­хо. Он её офи­ци­аль­ный опе­кун и име­ет все за­кон­ные ос­но­вания заб­рать её к се­бе!
- Вы мо­жете что-ни­будь сде­лать, что­бы это­го не про­изош­ло? – нер­вно спро­сил Эд­вард, стис­ки­вая в ру­ках под­ло­кот­ник крес­ла.
- Сей­час най­дем ре­шение, мис­тер Кал­лен, – по­обе­щал Джо­зеф, по­удоб­нее уса­жива­ясь на сво­ем мес­те. - Про­дол­жай­те, важ­ны лю­бые фор­маль­нос­ти, ко­торые свя­заны с этим че­лове­ком, его до­черью. Он ли­шен ро­дитель­ских или опе­кун­ских прав?
- Вряд ли, раз с ним пред­ста­вите­ли по­лиции. – зло бро­сил Эд­вард, по­нимая собс­твен­ное бес­си­лие, и не­нави­дя се­бя за это. Собс­твен­но, ид­ти про­тив за­кона – все, что ему ос­та­ет­ся. Или же Клайд все же смо­жет по­мочь?
- Заб­рать не­совер­шенно­лет­нюю де­вуш­ку в свой дом мо­жет толь­ко офи­ци­аль­ный опе­кун, мис­тер Кал­лен, так как вы та­ковым не яв­ля­етесь, ско­рее все­го, де­вуш­ка дол­жна бу­дет вер­нуть­ся к от­цу. – про­из­нес ад­во­кат, чем выз­вал у Эд­варда внут­ри бу­рю эмо­ций. Это его пос­ледний шанс по­мочь сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке. Он обе­щал, что ни­кому не от­даст её, и он дол­жен сдер­жать обе­щание! Ес­ли она вер­нется к это­му мань­яку, ему не бу­дет жиз­ни, не бу­дет по­коя!
- Этот че­ловек над­ру­гал­ся над сво­ей до­черью, – по­тирая пе­рено­сицу, и смот­ря со скры­той на­деж­дой на ад­во­ката, про­гово­рил Эд­вард. – Это что-то ме­ня­ет в ва­ших за­конах?
- Де­ло о на­силии зап­ро­токо­лиро­вано, мис­тер Кал­лен? 
- Нет… - сно­ва ощу­щая бес­си­лие, и вспо­миная, что Бел­ла ни­кому не рас­ска­зыва­ла об этом, а, сле­дова­тель­но, в по­лиции нет та­ких све­дений. Черт! Черт! Черт!
- Нель­зя зап­ро­токо­лиро­вать его пря­мо сей­час? – гру­бо про­из­нес Кал­лен.
- К со­жале­нию, без улик да­же я бес­си­лен, мис­тер Кал­лен. – по­качал го­ловой ад­во­кат, по­нимая, что в этом слу­чае да­же те ог­ромные взят­ки, ко­торые да­ет ему Кал­лен, не по­могут по­ложе­нию.
- Но есть же ка­кое-то ре­шение! – вски­пая про­гово­рил Эд­вард, и ярос­тно уда­рил по близ­ле­жаще­му де­ревян­но­му сто­лу, на ко­тором гро­моз­ди­лись ка­кие-то ста­рин­ные кни­ги.
- Есть, – сог­ла­сил­ся Джо­зеф, в упор гля­дя на сво­его бос­са. – Вы дол­жны стать опе­куном де­вуш­ки!
- Как это? – не по­нял Эд­вард, вста­вая с крес­ла и нап­равля­ясь к ок­ну, на­де­ясь, что све­жий воз­дух раз­го­нит на­кален­ность ат­мосфе­ры в его ка­бине­те и го­лове.
- В ва­шем слу­чае ва­ри­ант толь­ко один, но и он сра­бота­ет, толь­ко ес­ли у де­вуш­ки боль­ше нет род­ных. У неё кро­ме от­ца есть кто-ни­будь? – уве­рен­но объ­яс­нял Джо­зеф, вспо­миная о по­доб­но­го ро­да де­лах ещё до то­го, как пе­решел на служ­бу к Кал­ле­ну. 
- Нет, ка­жет­ся ни­кого, – по­качал го­ловой Эд­вард, вспо­миная с бук­валь­ной точ­ностью. – Точ­но, ни­кого. 
- Ну что же, тог­да вам нич­то не по­меша­ет же­нить­ся на ней и пос­ле стать опе­куном.
- Же­нить­ся? – удив­ленно вос­клик­нул Эд­вард, от­хо­дя от ок­на и приб­ли­жа­ясь к ад­во­кату. Да что он не­сет? Нет, сам Эд­вард не про­тив же­нить­ся на Бел­ле, на сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке, тем бо­лее это его пер­вей­шее же­лание за всю жизнь – же­нить­ся на ком-то по люб­ви, но ведь он толь­ко про­ник­ся к ней до­вери­ем, она толь­ко ста­ла ве­рить ему, толь­ко у них все на­лади­лось, и он сно­ва все раз­ру­шит? Собс­твен­ны­ми ру­ками, из-за это­го мань­яка Чар­ли Сво­на? И сно­ва черт!
- Я по­нимаю ва­ше стрем­ле­ние к сво­боде, мис­тер Кал­лен, – ми­лос­ти­во кив­нул ад­во­кат. - Но тут у вас толь­ко два ва­ри­ан­та: ли­бо вы же­нитесь на де­вуш­ке и ста­нови­тесь её опе­куном, и она ос­та­ет­ся с ва­ми; ли­бо вы от­прав­ля­ете её с от­цом се­год­ня же!
- Же­нить­ся? – сно­ва пов­то­рил Эд­вард. – У неё в сен­тябре день рож­де­ние, мож­но ли как-ни­будь по­тянуть вре­мя до это­го?
- Эд­вард, – ад­во­кат впер­вые ре­шил­ся наз­вать бос­са по име­ни. – Че­ловек в на­шей стра­не счи­та­ет­ся пол­ностью дос­тигшим со­вер­шенно­лет­не­го воз­раста толь­ко к двад­ца­ти од­но­му го­ду. В во­сем­надцать он по­луча­ет пас­порт, но с за­кон­ной точ­ки зре­ния, ещё не име­ет всех тех пол­но­цен­ных прав, ка­кие по­луча­ет поз­же. По­это­му, и до дня рож­де­ния Иза­бел­лы, и пос­ле, тот че­ловек с лег­костью смо­жет заб­рать её у вас. Ко­неч­но, пос­ле сен­тября слож­нее бу­дет это сде­лать, но ведь се­год­ня толь­ко двад­ца­тое и­юля! У мис­те­ра Сво­на есть все ос­но­вания и пра­ва отоб­рать у вас де­вуш­ку!

Эд­вард в рас­те­рян­ности сто­ял око­ло ок­на, чувс­твуя, как ве­тер об­ду­ва­ет его ко­жу, то ли вну­шая, что ва­ри­ан­тов и раз­ду­мий у не­го нет, то ли то, что он схо­дит с ума, и все это страш­ный сон. В его ре­аль­ность, и ре­аль­ность его Бел­лы пос­то­ян­но втор­га­ют­ся вся­кие неп­ри­ят­ности – Элис, Чар­ли, Та­ня… Кто же бу­дет даль­ше? 
И как он ска­жет Бел­ле, что она дол­жна вый­ти за не­го за­муж? У не­го язык не по­вер­нется. Он пок­лялся се­бе, что сде­ла­ет ей пред­ло­жение, ког­да она бу­дет го­това, ког­да уз­на­ет о его чувс­твах и приз­на­ет­ся во вза­им­ности… Про­изой­дет ли это во­об­ще, ес­ли он зас­та­вит её стать его же­ной?

- Клайд, ищи­те дру­гие ва­ри­ан­ты! – прес­ным, но пол­ным моль­бы го­лосом, поп­ро­сил Эд­вард, все ещё не от­во­рачи­ва­ясь от ок­на и смот­ря на рас­прос­тертый пе­ред ним луг с цве­тами, по­сажен­ны­ми луч­ши­ми са­дов­ни­ками ми­ра.
- Ка­кие ва­ри­ан­ты, мис­тер Кал­лен? – за­дал ри­тори­чес­кий воп­рос ад­во­кат, вста­вая и под­хо­дя к Эд­варду сза­ди.
- Не мо­жет быть, что­бы в за­коне не бы­ло пре­дус­мотре­но та­ких про­ис­шес­твий. – не ве­ря по­качал го­ловой Эд­вард.
- Мо­жет быть, Эд­вард, – про­из­нес Джо­зеф, ис­крен­не со­чувс­твуя той дев­чушке, ко­торую Кал­лен при­вяжет к се­бе все­ми уза­ми. Ес­ли он ста­нет её опе­куном, то шан­сов уй­ти у неё уже не бу­дет. Она бу­дет при­над­ле­жать ему, Эд­варду Кал­ле­ну. И кто ста­нет тог­да спа­сать её? Нет уж, луч­ше не вме­шивать­ся, по­тому что от это­го толь­ко ху­же. Он че­ловек, пред­став­ля­ющий за­кон. Его де­ло со­об­щить о на­руше­ни­ях, ес­ли они есть, или смол­чать о них, смот­ря, сколь­ко зап­ла­тят… - Это единс­твен­ное ре­шение дан­но­го воп­ро­са!
- Нет! – Эд­вард ярос­тно стук­нул по сто­лу, за­ново бо­рясь с бес­си­ли­ем, и не­нави­дя се­бя за все это. За всю боль, ко­торую ис­пы­тыва­ет его ма­лень­кая де­воч­ка по его (и не толь­ко) ви­не. Это дей­стви­тель­но бу­дет ка­тас­тро­фа, ес­ли он же­нит­ся на ней! Ес­ли ска­жет, что дол­жен же­нить­ся! Она не ста­нет его слу­шать, не поз­во­лит объ­яс­нить… Он по­теря­ет свою Бел­лу, ес­ли при­мет это ре­шение. Но ес­ли не при­мет, то­же по­теря­ет… И что ему де­лать? К ка­кому ва­ри­ан­ту скло­нить­ся и что ска­зать Бел­ле?

Де­вуш­ка же в то вре­мя гу­ляла по са­ду под ру­ку с Ма­ри, ко­торая все вре­мя го­вори­ла что-то о цве­тах, фон­та­нах и бе­сед­ках, ко­торы­ми был ус­тавлен весь пар­ко­вый учас­ток особ­ня­ка.

- Вы дав­но здесь ра­бота­ете? – спро­сила Бел­ла, на­ходя па­узу, что бы за­дать свой воп­рос.
- Да уж, с са­мой пос­трой­ки это­го до­ма, – улыб­ну­лась до­моп­ра­витель­ни­ца. – Че­го мы здесь толь­ко не ви­дели…
- Вы о чем? – не по­няла Бел­ла, за­мед­ляя шаг и пы­та­ясь ра­зуз­нать под­робнос­ти.
- Мы все по­няли, мисс Свон, что с ва­шим при­ходом этот дом из­ме­нил­ся, но мы да­же не по­доз­ре­вали нас­коль­ко! – вдох­новле­но про­щебе­тала жен­щи­на, вспо­миная ше­пот прис­лу­ги и свои собс­твен­ные впе­чат­ле­ния.
- Что же я сде­лала? – удив­ленно про­из­несла Бел­ла, дей­стви­тель­но не по­нимая в чем де­ло. Не­уже­ли Кал­лен до неё не был ни в ко­го влюб­лен? Не при­водил жен­щин? – это во­об­ще не­веро­ят­но, так что, ско­рее все­го она оши­ба­ет­ся! Он слиш­ком кра­сив, что бы про­зябать в оди­ночес­тве… И она так же как и все дру­гие ку­пилась на его кра­соту… А, мо­жет быть, нет? Пло­хого или хо­роше­го ей быть о се­бе мне­ния?
- Семь лет здесь ра­ботаю, мисс Свон, а ни ра­зу, до ва­шего при­хода, не ви­дела мис­те­ра Кал­ле­на улы­ба­ющим­ся. Да, бы­ли де­вуш­ки, жен­щи­ны, они при­ходи­ли, каж­дые две не­дели но­вые, и ухо­дили ни с чем. Имен­но по­это­му весь наш штат так за­видо­вал вам сна­чала, по­тому что вы про­дер­жа­лись доль­ше их всех, и да­же доль­ше той су­пер­мо­дели Бар­ба­ры, ко­торая дне­вала и но­чева­ла тут поч­ти три не­дели… Сколь­ко же мы от них на­тер­пе­лись…
- Сколь­ко их бы­ло? – пы­та­ясь скрыть рев­ность за праз­дным лю­бопытс­твом, спро­сила Бел­ла.
- От­ку­да же я пом­ню! - ус­мехну­лась Ма­ри, но уви­дев, что де­вуш­ка расс­тро­ена, по­вер­ну­лась к ней с ма­терин­ской улыб­кой:
- Вы не про­тив, ес­ли я бу­ду на­зывать вас Бел­лой? 
- Нет, ко­неч­но, - грус­тно улыб­ну­лась Бел­ла, в по­пыт­ках спря­тать эту свою грусть. Черт! Ну за­чем она по­казы­ва­ет этой жен­щи­не, что рев­ну­ет Эд­варда? Что ей боль­но от то­го, с кем он был! Не­уже­ли нель­зя бы­ло сно­ва на­деть мас­ку? Но ведь прош­ло уже столь­ко вре­мени, как она не на­дева­ла ни­каких ма­сок, столь­ко вре­мени, как она яв­ля­ет­ся са­мой со­бой. Ей уже страш­но от то­го, что ско­ро она не смо­жет от­го­родить­ся от это­го жес­то­кого ми­ра. Он раз­да­вит её, слов­но бу­каш­ку. И тут уж спа­сет её Эд­вард или нет, не­из­вес­тно. Единс­твен­ное, что она зна­ла: он не без­разли­чен ей, и он зас­тавля­ет её ме­нять­ся. В худ­шую или луч­шую сто­рону она са­ма не зна­ет. Ей хо­чет­ся быть неж­ной и доб­рой с Кал­ле­ном, но в то же вре­мя она не мо­жет быть та­кой со все­ми, с Чар­ли…
- По­нима­ете, Бел­ла, я не ос­ве­дом­ле­на о том, что зас­та­вило на­шего Хо­зя­ина за­переть­ся в се­бе, но я до­гады­ва­юсь, что это свя­зано то­же с ка­кой-то де­вуш­кой, – она хмык­ну­ла, по­нима­юще гля­дя на Бел­лу. – Но при вас, ми­лая, он ве­дет се­бя аб­со­лют­но по-дру­гому. Из­ме­нения, кос­нувши­еся его, те­перь пе­реда­лись и нам. Каж­дая офи­ци­ан­тка смот­рит на вас с ува­жени­ем и скры­тым бла­гове­ни­ем. На­вер­ное, я вы­ража­юсь слиш­ком бук­валь­но, но вы буд­то бы вдох­ну­ли но­вую жизнь в это по­местье. Оно пом­нит вас, и буд­то бы зна­ет… - она ух­мыль­ну­лась, ос­матри­вая цве­ты вок­руг:
- Зна­ете, ка­кой я по­лучи­ла с ут­ра при­каз? – за­говор­чески и ув­ле­чен­но про­из­несла Ма­ри, по­казы­вая Бел­ле хит­рый и ра­дос­тный блеск в гла­зах.
- Ка­кой? – Бел­ла во­ис­ти­ну бы­ло по­раже­на сло­вами этой жен­щи­ны. На неё смот­рят с ува­жени­ем? Бла­гове­ни­ем? Не­уже­ли Эд­вард дей­стви­тель­но был так пог­ло­щен в се­бя, что не за­мечал ни­чего вок­руг? Она вы­тяну­ла его из этой деп­рессии? – вряд ли. Она и се­бя-то спас­ти не мо­жет, а уж его…
А ес­ли это вза­имо­помощь? Он по­мог ей, а она ему. По­мог­ла или обя­зана по­мочь? Ес­ли обя­зана, то кем? А ес­ли по­мог­ла, то как?
Сколь­ко же воп­ро­сов!
- Мы по­лучи­ли при­каз уб­рать все чер­ное из до­ма! – по­бедо­нос­но вос­клик­ну­ла Ма­ри, и Бел­ла не­пони­ма­юще ус­та­вилась на неё:
- Это что-то…не­обыч­ное?
- Бел­ла, - снис­хо­дитель­но улы­ба­ясь, объ­яс­ня­ла Ма­ри. – С са­мого мо­его при­ез­да сю­да мы уто­пали в чер­ном! Уто­пали в чер­ных цве­тах. Я ни­ког­да не ви­дела та­кой мрач­ности! На­вер­ное, в зам­ке Дра­кулы в Тран­силь­ва­нии и то свет­лее бы­ло! Мы нес­ли тра­ур до сих пор, и ник­то не зна­ет по­чему. Но те­перь слов­но яр­кий луч све­та прон­зил особ­няк, де­лая его свет­лее и ра­дос­тнее! 
- Все в чер­ном? – вспо­миная кро­вать Кал­ле­на в его же ком­на­те и пок­ры­вала, и обив­ку кре­сел в ка­бине­те, и ста­ту­эт­ки. Все дей­стви­тель­но как на по­мин­ках. Не­уже­ли это она тот са­мый луч све­та, прон­за­ющий его мрач­ную жизнь?
- И на ка­кой цвет бы­ло ве­лено все это за­менить? – лю­бопыт­но спро­сила де­вуш­ка, га­дая над раз­мышле­ни­ями Эд­варда.
- На лю­бой свет­лый… - не­од­нознач­но отоз­ва­ла Ма­ри, и Бел­ла слег­ка по­холо­дела, всем сер­дцем на­де­ясь, что ис­поль­зо­вать бе­лый ни­кому в го­лову не при­дет. Она не смо­жет жить в «бе­лом царс­тве», луч­ше уж чер­ный, он хоть не так силь­но на­поми­на­ет о слу­чив­шемся!
- Лю­бые цве­та? – воп­ро­шала Бел­ла, ду­мая над собс­твен­ным воп­ро­сом и над тем, сто­ило ли во­об­ще его за­давать.
- Лю­бые кро­ме чер­но­го, бе­лого и оран­же­вого, – ух­мыль­ну­лась жен­щи­на, вспо­миная раз­го­вор с Эд­вардом ут­ром. – Ну, нас­чет чер­но­го и оран­же­вого по­нять мо­гу, го­ворят, что прош­лый особ­няк Хо­зя­ина сго­рел, толь­ко вот чем ему бе­лый не уго­дил? Это же цвет сво­боды, ми­ра и чис­то­ты! – удив­ленно раз­го­вари­вая са­ма с со­бой, про­из­несла жен­щи­на. Она дей­стви­тель­но не по­нима­ла в чем проб­ле­ма с бе­лым цве­том у Кал­ле­на, по­тому что са­ма боль­ше все­го лю­била имен­но его. Стран­но, ко­неч­но, но как го­ворит­ся, не су­ди всех под се­бя....
- По­нятия не имею… - слег­ка дро­жащим го­лосом сог­ла­сила Бел­ла, и это не ук­ры­лось от Ма­ри. Мо­жет быть, бе­лый цвет не нра­вит­ся имен­но но­вой фа­ворит­ке хо­зя­ина, а не ему са­мому?
- В об­щем, ра­боты по воз­вра­щению до­ма в люд­ское сос­то­яния на­чаты, – до­ложи­ла до­моп­ра­витель­ни­ца, зас­ме­яв­шись. – Так что вы, Бел­ла, вов­ре­мя. А то мы бы прев­ра­тились в ста­туи… Там же дей­стви­тель­но как в мав­зо­лее, да и та ком­на­та…
- Ка­кая ком­на­та? – уди­вилась Бел­ла, вы­рыва­ясь из собс­твен­ных раз­мышле­ний.
- За­будь­те, мисс Свон, я не дол­жна бы­ла об этом го­ворить! – ви­нова­то от­махну­лась жен­щи­на и пе­реве­ла раз­го­вор в дру­гое рус­ло, за­кан­чи­вая с вос­хва­лени­ем Бел­лы, и мрач­ностью Кал­ле­на, да­бы не ляп­нуть че­го зап­ре­щен­но­го.

Ей-то бы­ло прек­расно из­вес­тно про ту ком­на­ту, она уби­ралась в ней раз в не­делю, лич­но. Го­вори­ли, что там на­ходит­ся что-то очень го­рес­тное и страш­ное, но Ма­ри не ви­дела ни­чего кро­ме ме­бели, офор­млен­ной в ро­зовом цве­те. Ин­те­рес­но, что же там та­кое бы­ло? Есть…?
Бел­ла же не­пони­ма­юще раз­га­дыва­ла смысл слов жен­щи­ны. Ка­кая ещё ком­на­та? По­чему как в мав­зо­лее? Не­уже­ли есть ещё то мес­то в этом до­ме, где она не бы­ла? Ка­жет­ся, все спаль­ни бы­ли ей ос­мотре­ны и за­лы с оп­ре­делен­ной те­мати­кой: тре­нажер­ный, биб­ли­отеч­ный, ху­дожес­твен­ный и му­зыкаль­ный – то­же. Эд­вард прос­то про­пус­тил эту ком­на­ту во вре­мя их эк­скур­сии пе­ред по­ез­дкой в Ту­нис, или же спе­ци­аль­но не от­крыл для неё эту тай­ну? Ес­ли ва­ри­ант вто­рой, то он ещё не до­веря­ет Бел­ле нас­толь­ко, что­бы рас­ска­зать все это. А ес­ли прос­то про­пус­тил? До­пус­тил ошиб­ку?

Стран­но, про­пус­тить имен­но эту ком­на­ту, спаль­ню, и тем бо­лее слу­чай­но, да и прис­лу­га о ней не зна­ет, толь­ко Ма­ри ка­ким-то стран­ным об­ра­зом ве­да­ет. Она на уси­лен­ных на­чалах по не­раз­гла­шению рег­ла­мен­та Эд­варда? Удас­тся ли у неё вы­ведать хоть что-ни­будь, или про­ще спро­сить сра­зу у Кал­ле­на?
Бел­ла не зна­ла, по­чему внут­ри её на­чина­ет­ся мел­кая дрожь, ког­да она вспо­мина­ет Эд­варда, ког­да ду­ма­ет о нем и про­из­но­сит его имя. Это то са­мое чувс­тво, что на­зыва­ют лю­бовью? – с ней та­кое впер­вые, и она не мо­жет быть уве­рена на все сто. Толь­ко вот сер­дцу и чувс­твам не при­кажешь. Ей нра­вит­ся, ког­да он лас­ка­ет её, це­лу­ет и об­ни­ма­ет. Она ни­кому это­го не поз­во­ляла и не со­бира­лась, но Эд­вард сло­мил её же­лез­ную обо­рону, во­шел в её сер­дце и уже ни­ког­да не вый­дет – не по­тому, что не хо­чет, а по­тому, что она не смо­жет его от­пустить. 

Сто­ило ей толь­ко по­думать про муж­чи­ну, за­пав­ше­го ей в ду­шу, как она уви­дела его у даль­ней кром­ки по­ляны, у вы­хода из особ­ня­ка. Она да­же сна­чала не по­вери­ла в то, что ви­дит. Ког­да он про­водил её и Ма­ри в сад, ска­зал что ему нуж­но нем­но­го по­рабо­тать. А ку­да же он те­перь? Раз­ве он не ра­бота­ет у се­бя в ка­бине­те? Сколь­ко же она о нем не зна­ет…

- Мис­тер Кал­лен! – до её слу­ха и слу­ха до­моп­ра­витель­ни­цы до­нес­ся крик ад­во­ката, бук­валь­но по сле­дам бе­жав­ше­го за Эд­вардом, ус­ко­рен­ным ша­гом нап­равля­юще­гося к га­ражу. Он не за­мечал ни­кого и ни­чего вок­руг, пре­ис­полнен­ный но­вой на­деж­дой на спа­сение сво­ей ма­лень­кой де­воч­ки.
- Мис­тер Кал­лен, что вы де­ла­ете? Он не ста­нет вас слу­шать! – над­ры­вал­ся ад­во­кат, а Бел­ла ис­пу­гано смот­ре­ла на сце­ну, раз­во­рачи­ва­ющу­юся пе­ред ней и, не по­нимая, кто этот че­ловек, и ку­да нап­равля­ет­ся Эд­вард.
- Ку­да он де­нет­ся! – ряв­кнул Эд­вард, обо­рачи­ва­ясь на Джо­зефа, и стре­ляя в не­го пол­ным ре­шитель­ность и не­годо­вания взгля­дом. – От де­нег ещё ник­то не от­ка­зывал­ся!
- Мис­тер Кал­лен, вы не по­може­те этим де­лу, толь­ко ху­же сде­ла­ете! Стра­жи по­ряд­ка не при­нима­ют взя­ток!
- Этот при­мет! – злоб­но прок­ри­чал в от­вет ад­во­кату Эд­вард, ви­дя, что га­раж уже близ­ко, а ох­ра­на с го­тов­ностью за­мер­ла у его то­ниро­ван­ной ма­шины, а в ру­ках у Эм­ме­та тот са­мый че­модан, о ко­тором он про­сил.
- Вы со­вер­ша­ете ошиб­ку! Вы и так на гра­ни тюрь­мы, вас точ­но по­садят, ес­ли вы от­пра­витесь в дом к это­му че­лове­ку! 
Бел­ла взи­рала на это ши­роко рас­кры­тыми гла­зами, не по­нимая, что про­ис­хо­дит, и вол­ну­ясь за Эд­варда. Но ког­да она ус­лы­шала пос­ледние сло­ва че­лове­ка, иду­щего за ним, ей ста­ло страш­но по-нас­то­яще­му. Его по­садят? Эд­варда по­садят? Из-за неё… Чар­ли с по­лици­ей ни за что не ос­та­вит её в по­кое! Не­уже­ли это прав­да?
- Эд­вард! – поп­ро­бова­ла крик­нуть она, но го­лос от пот­ря­сения сел, и ей приш­лось про­чис­тить гор­ло. Она поч­ти ри­нулась в сто­рону муж­чин, но Ма­ри схва­тила её за ло­коть, воз­вра­щая к се­бе.
- Не сто­ит, мисс Свон, – быс­тро от­клик­ну­лась она, уво­дя де­вуш­ку по­даль­ше от­сю­да. – Не сто­ит сей­час!
- Но… - Бел­ла бес­по­мощ­но ог­ля­дыва­лась че­рез пле­чо, но уже ни­чего не ви­дела. 

Ог­ромные рас­ки­дис­тые кед­ры скры­ли от неё Эд­варда и то­го стран­но­го че­лове­ка, бе­гуще­го за ним. Что, черт возь­ми, тут про­ис­хо­дит? По­чему она поз­во­ля­ет Ма­ри увес­ти се­бя?.. Не­уже­ли она дей­стви­тель­но ста­ла ко­тен­ком из ль­ви­цы? Она те­перь под­дас­тся каж­до­му и у неё не хва­тит сил за­щитить се­бя? Не­уже­ли те­перь она дей­стви­тель­но нич­то и ник­то без за­щиты Эд­варда? А кто же тог­да за­щитит его?

Тем вре­менем Кал­лен са­дил­ся в ма­шину, да­вая ука­зания Эм­ме­ту ку­да ехать. В го­лове у Эд­варда уже соз­рел план, и он меч­тал воп­ло­тить его в ре­аль­ность, да так, что­бы все по­лучи­лось как нуж­но. Он сде­ла­ет все ра­ди Бел­лы, и да­же…пой­дет на пе­рего­воры с Чар­ли Сво­ном, так жес­то­ко и неп­рости­тель­но пос­ту­пив­шим с род­ной до­черью.

Черт, ему бы не убить его во вре­мя этих са­мых пе­рего­воров…!
Дру­гого же­лания от­но­ситель­но это­го по­дон­ка у Эд­варда ещё не воз­ни­кало.

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)