17 октября 2015 Просмотров: 666 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 33

 

Гла­ва 33 - Вза­имо­помощь

Эд­вард за­тор­мо­зил у до­ма так рез­ко, что ши­ны ма­шины взвиз­гну­ли, опо­вещая о его при­ез­де. Он толь­ко что от­вез Та­ню на са­молет, и те­перь все­ми си­лами пы­тал­ся доб­рать­ся до до­ма, преж­де чем сно­ва впа­дет в ис­те­рику. Ему нуж­но ле­карс­тво, а его ле­карс­тво это Бел­ла и спир­тное. Эти два по­нятия смо­гут заг­лу­шить его боль, ко­торая сно­ва под­ни­ма­ет­ся в нем вол­на­ми, на­поми­на­ющи­ми цу­нами. От бо­ли в его глот­ке сно­ва об­ра­зу­ет­ся этот ком с ры­дани­ями, не да­ющий ему ды­шать, спазм. 
Он хлоп­нул дверью ма­шины, вы­ходя на све­жий воз­дух, ко­торый, ка­жет­ся, нем­но­го про­чис­тил его моз­ги, да­вая им воз­можность мыс­лить. 

Бел­ла жда­ла его, нер­вно пос­ту­кивая паль­ца­ми по де­ревян­ной по­вер­хнос­ти по­лиро­ван­но­го, ку­хон­но­го сто­ла. Ед­ва Эм­мет при­вез ее, как она за­села здесь и ни­куда не же­лала ухо­дить до са­мого при­ез­да Кал­ле­на. Ма­ри, ви­дя это, спро­вади­ла всех дом­ра­бот­ниц, и, угос­тив де­вуш­ку ча­ем, уш­ла са­ма. 
Бел­ла, си­дя, слов­но на игол­ках, смот­ре­ла в по­толок, и пы­талась най­ти там от­вет всем этим со­быти­ям, так вне­зап­но наб­ро­сив­шимся на неё и Кал­ле­на, слов­но кам­не­пад или ме­те­орит­ный дождь. От­ку­да эта Та­ня? Эд­вард же го­ворил, что она ис­чезла пос­ле рож­де­ния до­чери? Не­уже­ли она вер­ну­лась?... 
Гос­по­ди, что же она по­чувс­тву­ет, ког­да пой­мет, что её дочь мер­тва? Что ска­жет Эд­вард? Что бу­дет с ним са­мим? Все эти мыс­ли тер­за­ли сер­дце де­вуш­ки вновь и вновь, и, му­ча­ясь сом­не­ни­ями, она уже не мог­ла спо­кой­но уси­деть на мес­те, так что она при­нялась бро­дить по мра­мор­ным по­лам, еже­секун­дно пог­ля­дывая на дверь, и сле­дя за каж­дым зву­ком в этом до­ме. 
Все чувс­тва, ра­нее спря­тан­ные в ней, вы­ходи­ли на­ружу, а бес­по­кой­ство заш­ка­лива­ло. Она сно­ва и сно­ва ло­вила се­бя на том, что бо­ит­ся за Эд­варда, бо­ит­ся его по­терять, и го­това рас­терзать каж­до­го, кто сде­ла­ет ему боль­но. Ка­жет­ся, его нак­лоннос­ти по от­но­шению к её пер­со­не пе­реда­лись и са­мой Бел­ле. Те­перь она чувс­тво­вала се­бя не бес­по­мощ­ным ко­тен­ком, как вче­ра, ког­да Эд­варду приш­лось со­бирать её по ку­соч­кам, а муд­рой, кро­вожад­ной ль­ви­цей, ко­торая в сос­то­янии за­щитить то, что ей до­рого, и не поз­во­лить ни­кому от­нять это у неё. Сно­ва две па­рал­ле­ли соз­на­ния прос­ту­пали в ней, и она от­четли­во ви­дела, где на­чина­ет­ся и кон­ча­ет­ся каж­дая. Силь­ная сто­рона то­же име­ет свои сла­бос­ти, сто­ит толь­ко Эд­варду за­хотеть при­чинить ей боль, и она рух­нет слов­но пи­рамид­ка из ку­биков. Но он ведь это­го не сде­ла­ет, прав­да? 
А что ка­са­ет­ся сла­бой сто­роны, то за­щита от Кал­ле­на, его лю­бовь и за­бота прек­расно ощу­тимы ею, и она сде­ла­ет все от неё за­вися­щее, что­бы сбе­речь их. Она хо­чет по­казать ему нас­то­ящую се­бя и свои чувс­тва, ес­ли у неё ко­неч­но по­лучит­ся. 
И вне­зап­но в её мыс­ли вкли­нил­ся визг шин, ис­ко­режив­ших подъ­ез­дную до­рож­ку к особ­ня­ку. Не те­ряя вре­мени, Бел­ла вско­чила из-за сто­ла и ки­нулась к вход­ной две­ри, рас­па­хивая её нас­тежь, и вы­бегая на ули­цу. 
Она зап­ри­мети­ла чер­ную блес­тя­щую ма­шину Эд­варда ещё ут­ром, ког­да они от­прав­ля­лись в лу­нопарк, и по­это­му те­перь со всей уве­рен­ностью мча­лась имен­но к ней в ноч­ной ти­ши. 
- Эд­вард! – прок­ри­чала она, уви­дев его, за­мерев­ше­го у две­ри ма­шины и сто­яще­го к ней спи­ной. – Эд­вард! 
Он обер­нулся, ус­лы­шав свое имя, и Бел­ла уви­дела его ли­цо, ис­ка­жен­ное от бо­ли и на сле­зы, ко­торые неп­ре­рыв­но тек­ли по его ще­кам. 
- Гос­по­ди… - вос­клик­ну­ла Бел­ла и пре­одо­лела вы­сокую зе­леную тра­ву, раз­де­ля­ющую подъ­ез­дную до­рож­ку и клум­бу с цве­тами, же­лая пос­ко­рее доб­рать­ся до Эд­варда. Тра­ва бы­ла ос­трой, и Бел­ла по­чувс­тво­вала, как листья рас­те­ния впи­ва­ют­ся ей в ко­жу, но де­вуш­ке бы­ло не до это­го. 
- Что ты де­ла­ешь? – сквозь сле­зы спро­сил он, ви­дя, как Бел­ла приб­ли­жа­ет­ся к не­му че­рез тра­вяную ог­ра­ду, и, про­тяги­вая ру­ки, что бы пой­мать её. 
- Иду к те­бе! – вос­клик­ну­ла Бел­ла и, схва­тив­шись за его ру­ки, на­конец, ока­залась на зем­ле, нап­ро­тив Эд­варда. Она се­кун­ду смот­ре­ла на не­го, заг­ля­дыва­ла в изум­рудные гла­за, в ко­торых ис­кри­лись во­допа­ды стра­даний, а по­том креп­ко об­хва­тила его шею ру­ками, при­жима­ясь к не­му, и на­де­ясь, что это бли­зость смо­жет по­мочь ему луч­ше, чем лю­бые сло­ва. 
Ру­ки Эд­варда то­же при­жима­ли к се­бе Бел­лу, не же­лая от­пускать. Они сдав­ли­вали ма­терию её платья, в ко­торое она бы­ла оде­та, но де­вуш­ке бы­ло все рав­но. 
- Все хо­рошо, я здесь! – про­шеп­та­ла она, ста­новясь на цы­поч­ки что бы до­тянуть­ся до его уха. – Я с то­бой! 
- Со мной… - прох­ри­пел Эд­вард, по­дав­ляя оче­ред­ной прис­туп ры­даний, и за­пус­кая ру­ки в во­лосы Бел­лы, нас­лажда­ясь их за­пахом. Её за­пахом. 
- Где Та­ня? – спро­сила она, не пе­рес­та­вая пог­ла­живать ру­ки и спи­ну Эд­варда. 
- Та­ня в а­эро­пор­ту… - прох­ри­пел, с но­выми ры­дани­ями, Эд­вард.
- Хо­рошо, хо­рошо, не важ­но! – чувс­твуя, что не нуж­но сей­час под­ни­мать эту те­му, она отс­тра­нилась от Эд­варда, про­тянув ру­ки к его ли­цу, и вы­тирая его сле­зы. Те­перь её сер­дце сжи­малось от бо­ли за не­го, от бес­си­лия собс­твен­ных дей­ствий. Ес­ли ра­нее бы­ли си­ту­ации, ког­да она мог­ла ему по­мочь, или бу­дут в бу­дущем, то сей­час она не мог­ла ни­чего сде­лать. Вер­нуть ему Иза­бел­лу она не в си­лах. Ес­ли бы мог­ла, на­вер­ное, да­же от­да­ла бы свою жизнь за неё, что бы он был счас­тлив. 

Столь­ко раз она ви­дела его стра­дания, его ме­тания меж­ду прош­лым и нас­то­ящим, он сно­ва и сно­ва, как она са­ма, воз­вра­щал­ся в па­мяти в тот ре­ша­ющий мо­мент, тер­за­ясь и га­дая, как бы мог все из­ме­нить. Но вре­мя не вер­нешь и, сле­дова­тель­но, ни­чего и не из­ме­нишь. Она уже по­няла это, а Эд­вард - нет. Мо­жет быть, он по­нял на под­созна­тель­ном уров­не, но в прак­ти­чес­ком он все ещё жи­вет ил­лю­зи­ей. Ес­ли бы она бы­ла в си­лах по­мочь ему, ес­ли бы мог­ла пе­ре­убе­дить. Но мо­жет быть, она не­до­оце­нива­ет се­бя? Или не­до­оце­нива­ет собс­твен­ные стра­хи? 

Она вспом­ни­ла раз­го­вор с Эд­вардом, ког­да он вер­нулся от по­лиции, ко­торая приш­ла за ней: 
«- Ну что они ска­зали? – спро­сила она. 
- Ска­зали, что у ме­ня бу­дут проб­ле­мы! – та­инс­твен­но улы­ба­ясь и слег­ка нах­му­рив­шись, про­из­нес Эд­вард. 
- И что ска­зал ты? – не вы­дер­жа­ла она тог­да, ре­шая, что ей при­дет­ся от­пра­вить­ся с Чар­ли, с этим не­нор­маль­ным че­лове­ком, ко­торый так жес­то­ко пос­ту­пил с ней. 
- Что мне пле­вать! – хмык­нул Эд­вард, и тог­да по­дой­дя к Бел­ле че­рез всю ком­на­ту, со всей неж­ностью и за­бот­ли­востью про­из­нес сле­ду­ющие сло­ва, гля­дя ей пря­мо в гла­за: 
- За­пом­ни, ми­лая, ни­кому и ни­ког­да я не от­дам те­бя! Пе­рес­тань уже бо­ять­ся!» 

Так сто­ит ли ей бо­ять­ся? Сто­ит ли бо­ять­ся ему? Она вспом­ни­ла как тог­да, в ка­бине­те, ког­да Эд­вард до кро­ви сжал ан­ге­ла, по­дарен­но­го до­черью, он умо­лял её не ухо­дить, не бро­сать его и не уми­рать. Все в ней встре­пену­лось от этих вос­по­мина­ний, и сей­час при­дало ей сил. 

- Пой­дем в дом, хо­рошо? – Бел­ла по­пыта­лась всю свою неж­ность, блуж­да­ющую по сер­дцу, пос­лать в сво­ем взгля­де Эд­варду. 
- Хо­рошо, – вы­дох­нул он и, об­ви­вая её ру­ками за та­лию, нап­ра­вил­ся к до­му. Бел­ла шла ря­дом, слы­ша вздо­хи Эд­варда, и пы­талась ли­хора­доч­но при­думать, чем мо­жет ему по­мочь. Вся прис­лу­га уже уш­ла к се­бе, и по­это­му ник­то не по­мешал Бел­ле и Кал­ле­ну под­нять­ся по лес­тни­це в ком­на­ту муж­чи­ны. Де­вуш­ка ни­ког­да не ви­дела ком­на­ты Кал­ле­на, по­это­му бы­ла край­не удив­ле­на и за­ин­те­ресо­вана, вой­дя ту­да сле­дом за ним. 

Эд­вард сор­вал пид­жак так же быс­тро, как и на­девал его се­год­ня ут­ром в спеш­ке. А по­том, ли­хора­доч­но со­об­ра­жая, что со­бирал­ся сде­лать, взгля­нул на Бел­лу. 
- Рас­по­лагай­ся, – про­шеп­тал он, ука­зывая на крес­ла, пос­тавлен­ные ря­дом. Она кив­ну­ла, под­хо­дя к од­но­му из них, и про­бегая паль­ца­ми по ко­жаной обив­ке. 
Кал­лен в это вре­мя по­дошел к ко­моду, дос­та­вая от­ту­да бу­тыл­ку кол­лекци­он­но­го конь­яка и один из бо­калов. Он чувс­тво­вал, как в нем зре­ет но­вая ис­те­рика, и хо­тел по­давить её по­быс­трее и са­мос­то­ятель­но, что бы не на­пугать Бел­лу. Он не мог от­пустить её сей­час, но и вну­шать весь ужас сво­его по­ложе­ния, вып­лески­вать пе­ред ней всю на­кипев­шую боль он то­же не мог, но мо­жет и не хо­тел. 
- Ты уве­рен, что это вер­ное ре­шение? – опас­ли­во гля­дя на конь­як, спро­сила Бел­ла. Она уже уло­вила за­пах спир­тно­го, и он раз­бе­гал­ся в ней вол­на­ми, да­ря ощу­щения ужа­са и воз­вра­щая в те страш­ные дни, ког­да Чар­ли при­ходил весь про­питан­ный спир­тным. 
- Уве­рен! – бро­сил Эд­вард. Быс­тро от­крыв крыш­ку бу­тыл­ки, и на­лив зо­лотис­тую жид­кость в бо­кал, зал­пом осу­шив его, он нас­ла­дил­ся этим ощу­щени­ем, ког­да не боль раз­жи­га­ет по­жар внут­ри, а имен­но конь­як. Луч­ше уж чис­тый спирт, ко­торые сож­жет его, чем то пла­мя стра­даний, что жжет уже столь­ко лет. 
Бел­ла шум­но­го сглот­ну­ла, ког­да он на­пол­нил бо­кал во вто­рой раз, и, ре­шая брать си­ту­ацию в свои ру­ки, нес­ме­ло по­дош­ла к Кал­ле­ну, об­ни­мая его за пле­чи. 
- Эд­вард, ос­та­новись! – мяг­ко поп­ро­сила она, зная, что ал­ко­голь пол­ностью вык­лю­ча­ет го­лову. Она не хо­тела ухо­дить, она хо­тела ос­тать­ся, но она бу­дет вы­нуж­де­на уй­ти, ес­ли он не прек­ра­тит пить. Ей страш­но, она бо­ит­ся спир­тно­го! Она столь­ких ве­щей бо­ит­ся по ви­не Чар­ли. 
- Не вол­нуй­ся, се­год­ня от пе­редо­зиров­ки уми­рать не в мо­их пла­нах, – ух­мыль­нул­ся Эд­вард, за­ново осу­шая конь­як. 
Бел­лу пе­редер­ну­ло от сло­ва «пе­редо­зиров­ка», но она уп­ря­мо скры­вала свой страх. Обой­дя Эд­варда, она вгля­делась в его изум­рудные гла­за, в ко­торых ещё теп­ли­лись ог­ни бо­ли, и толь­ко пос­ле это­го уве­рен­но, хоть и слег­ка ис­пу­ган­но про­из­несла: 
- Хва­тит, по­жалуй­ста! 

Мо­жет быть, Эд­вард уви­дел в шо­колад­ных ому­тах Бел­лы тот страх, ко­торый по­яв­лялся у неё каж­дый раз, ког­да она слы­шала за­пах ал­ко­голя, а мо­жет быть зат­ме­ние его соз­на­ния прош­ло так же быс­тро, как и на­чалось, по­тому что он кив­нул де­вуш­ке, ста­вя бо­кал на мес­то, и бе­ря её ру­ки в свои. Она не­уве­рен­но пос­мотре­ла на не­го, не зная, что ожи­дать даль­ше. 
За­то боль Кал­ле­на ус­ту­пила мес­ту бла­гора­зумию и свет­ло­му ра­зуму. Он ус­по­ко­ил свою ис­те­рику – на вре­мя, но этим ка­жет­ся, на­пугал Бел­лу боль­ше, чем рань­ше. 
- Ты бо­ишь­ся ме­ня? – спро­сил он, под­во­дя её к крес­лу, и уса­живая на не­го. Бел­ла смот­ре­ла на не­го оза­бочен­но и как-то не­лов­ко, а он тем вре­менем при­сел пе­ред ней, что бы быть на од­ном уров­не. 
- Не те­бя… - она от­ве­ла гла­за, всмат­ри­ва­ясь в пей­заж за ок­ном.
- Он что, был пь­ян ког­да... – спро­сил Эд­вард, чувс­твуя как ру­ки сжи­ма­ют­ся в ку­лаки, в пол­ной го­тов­ности унич­то­жить Чар­ли. Конь­як ещё не вык­лю­чил ему моз­ги окон­ча­тель­но, и по­это­му он мо­жет трез­во мыс­лить. 
- ДА! – вскри­чала Бел­ла, вска­кивая с крес­ла и вы­дер­ги­вая свои ру­ки из рук Кал­ле­на. – Это име­ет сей­час зна­чение? – не­пони­ма­юще спро­сила она, по­ежив­шись, и под­хо­дя к ок­ну. 
- Не име­ет, – сог­ла­сил­ся Эд­вард, вста­вая с по­ла. - Сей­час ни­чего не име­ет зна­чения, – он мед­ленно и ос­то­рож­но по­дошел к де­вуш­ке, ста­рясь не на­пугать её ещё боль­ше. Сей­час та боль, что бы­ла в нем ку­да-то ис­па­рялась, и на­вер­ня­ка при­чиной это­му ста­ло спир­тное, ведь оно заг­лу­шило его боль! Или это Бел­ла, ко­торая сей­час так нуж­да­ет­ся в нем? 

Кал­лен встал за спи­ной де­вуш­ки и лас­ко­во об­вил её ру­ками за та­лию. Бел­ла всхлип­ну­ла, про­дол­жая смот­реть в ок­но, и не по­вора­чива­лась к Эд­варду. Она чувс­тво­вала конь­як, чувс­тво­вала этот за­пах, и ей ста­нови­лось страш­но, по-нас­то­яще­му страш­но. Мо­жет быть её стра­хи там, на Мо­лоте, ка­зались прос­тым ре­бячес­твом, но те­перь она по­нима­ла, что так быс­тро не смо­жет от них из­ба­вить­ся, а ведь она дол­жна сей­час уте­шать Эд­варда! Все сно­ва на­обо­рот… 

- Мне, на­вер­ное, луч­ше уй­ти? – раз­мышлял Эд­вард, но его ру­ки про­дол­жа­ли об­ни­мать Бел­лу. – Или ос­тать­ся? 
- Не на­до... ухо­дить, – про­шеп­та­ла Бел­ла, по­вора­чива­ясь к не­му, и под­ни­мая гла­за на Эд­варда. В них те­перь то­же се­реб­ри­лись сле­зы, так же как и в его. 
- Не уй­ду! – при­жимая её к се­бе, про­шеп­тал Эд­вард, и его ру­ки ста­ли пог­ла­живать ло­коны Бел­лы. – Ку­да же я от те­бя де­нусь? 
- Все неп­ра­виль­но… - всхлип­ну­ла Бел­ла, пог­ла­живая паль­ца­ми ру­баш­ку в том мес­те, где за­жива­ло ра­нение Эд­варда. – Это ведь те­бе бы­ло боль­но, а не мне! И кто ко­го уте­ша­ет? – она ус­мехну­лась, по­нимая всю глу­пость по­ложе­ния. 
- Ты ме­ня уже уте­ша­ешь, Бел­ла, ког­да ты ря­дом, мне ни­чего не страш­но! – це­луя её в ма­куш­ку, про­гово­рил Эд­вард. – И те­бе не на­до бо­ять­ся ме­ня. Я в лю­бом сос­то­янии ни­чего те­бе не сде­лаю!
- Я знаю, - про­шеп­та­ла Бел­ла, сно­ва сглот­нув. – Я знаю… 
- Не вол­нуй­ся, я в по­ряд­ке, - со­об­щил Эд­вард, опус­кая взгляд на Бел­лу, и на­тыка­ясь на её ло­коны, по­тому что ли­цо де­вуш­ки по­ко­илось у не­го на гру­ди. 
- Я то­же, – отоз­ва­лась она, пок­репче об­ни­мая его. 
- Ты бы­ла пра­ва, мне не сто­ило пить, – хмык­нул Эд­вард, все ещё не вы­пус­кая её из объ­ятий. 
- Те­бе не­хоро­шо? – взвол­но­ван­но спро­сила Бел­ла, отс­тра­ня­ясь от Кал­ле­на, и всмат­ри­ва­ясь в его ли­цо. 
- Нет, моя хо­рошая, со мной все в по­ряд­ке! – с неж­ностью про­гово­рил Эд­вард, уби­рая пря­ди с ли­ца Бел­лы. – Толь­ко я на­пугал те­бя, но я не хо­тел! 
Бел­ла хмык­ну­ла и, при­под­нявшись на цы­поч­ках, по­ложи­ла ру­ки на пле­чи Эд­варда, не те­ряя с ним зри­тель­но­го кон­такта. 
- Хо­чешь, я до­кажу те­бе, что не бо­юсь? – спро­сила она с ли­хора­доч­ным блес­ком в гла­зах. Эд­вард улыб­нулся, до­гады­ва­ясь, что она со­бира­ет­ся сде­лать. 
- Бу­ду рад, ес­ли уви­жу, – хмык­нул он, и Бел­ла, зас­ме­яв­шись, быс­тро при­кос­ну­лась к его гу­бам сво­ими. Но­вые вспыш­ки эмо­ций зас­верка­ли в ду­ше обо­их, ког­да они сно­ва сли­лись в по­целуе. Его, как и в тот раз, на­чала и за­вер­ши­ла Бел­ла, мед­ленно и ос­то­рож­но отс­тра­ня­ясь от Кал­ле­на. 

Она пре­рывис­то и час­то ды­шала, но в гла­зах её свер­ка­ла ра­дость и улыб­ка от то­го, что она сно­ва смог­ла при­кос­нуть­ся к это­му бо­жес­тву, что она сно­ва сли­лась с ним по­целуе, и что она сно­ва до­каза­ла са­мой се­бе, и ему, что лю­бит его. Ин­те­рес­но, ког­да она най­дет в се­бе си­лы приз­нать­ся? 

Кра­ем соз­на­ния она по­нима­ла, что Эд­вард не от­вер­гнет её чувс­тва, а лишь на­обо­рот, но пе­ре­убе­дить ту ма­лень­кую уп­ря­мую де­воч­ку, что по­сели­лась в ней уже дав­но, не бы­ло ни­какой воз­можнос­ти. Эта ма­лень­кая Бел­ла уве­ряла де­вуш­ку в том, что то­ропить­ся не сто­ит, что ещё слиш­ком ра­но, и что её мо­гут оби­деть. 
В то вре­мя как дру­гая её часть, муд­рая, взрос­лая и нас­тра­дав­ша­яся, мо­лила о при­нятии её чувств, хо­тела быть лю­бимой и лю­бить, хо­тела приз­на­вать по­раже­ние и ра­довать­ся по­беде. И нас­та­ива­ла на том, что­бы Бел­ла приз­на­лась в том, что чувс­тву­ет. 

Но этих двух де­вушек, внут­ри соз­на­ния Бел­лы, объ­еди­няло од­но об­щее же­лание – они обе хо­тели быть ря­дом с Эд­вардом. Сле­дова­тель­но, хо­тела и Бел­ла. Она хо­тела про­сыпать­ся с ним в од­ной кро­вати, она хо­тела гу­лять с ним в са­ду, она хо­тела жить с ним ря­дом, быть за­мечен­ной им, и нас­лаждать его лю­бовью. Она хо­тела ког­да-ни­будь стать его же­ной, стать для не­го жен­щи­ной и по­дарить ему де­тей. Толь­ко вот воз­можно ли все это? Не глу­пые ли у нее меч­ты, и не жи­вет ли она ил­лю­зи­ями? Ведь сна­чала ей нуж­но уз­нать о чувс­твах Эд­варда, а преж­де чем за­вес­ти де­тей, нуж­но пре­одо­леть бо­левой по­рог чувств с Чар­ли, ко­торый из­на­сило­вал её мно­го лет на­зад в дет­ском воз­расте. Спра­вит­ся ли она с этим, по­могут ли ей, Бел­ла не зна­ла, и по­это­му все же бо­ялась. Бо­ялась бу­дуще­го. 

Ка­жет­ся, что Эд­вард уло­вил да­лекий ход мыс­лей де­вуш­ки, по­тому что, улыб­нувшись, сно­ва нак­ло­нил­ся к её ли­цу, и на этот раз уже сам за­печат­лел на гу­бах по­целуй, на­де­ясь от­влечь её от го­рес­тных раз­мышле­ний. У не­го по­лучи­лось, по­тому что Бел­ла за­была обо всем на све­те, бла­года­ря его по­целую, и пол­ностью пог­ру­зилась в мир счастья и ра­дос­ти. 
Ра­дос­ти с тем, ко­го счи­та­ет судь­бой. Ра­дос­ти с тем, ко­го лю­бит, и за ко­го бу­дет мо­лить­ся. 
Мгно­вения ра­дос­ти с Эд­вардом Кал­ле­ном!

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)