17 октября 2015 Просмотров: 620 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 31

 

Гла­ва 31 - Судь­бо­нос­тный "Мо­лот"

(ес­ли ко­го ин­те­ресу­ет на ка­ком ат­трак­ци­оне ка­тались Бел­ла с Эд­вардом,)


- Ку­да мы при­еха­ли? – удив­ленно спро­сила Бел­ла, ког­да Эд­вард рас­пахнул пе­ред ней дверь ма­шины, вы­пус­кая на сол­нечный воз­дух. 
- Те­бе пон­ра­вит­ся! – по­обе­щал Кал­лен ус­мехнув­шись, и Бел­ла не­довер­чи­во взгля­нув на не­го, выш­ла из ма­шины. Пер­вое что она уви­дела – ос­ле­питель­ное сол­нце, ко­торое бы­ло не в си­лах про­бить­ся за то­ниро­ван­ные стек­ла ав­то­моби­ля, в ко­тором её сю­да при­вез Эд­вард. 
- Доб­ро по­жало­вать в Лу­напарк! – ус­лы­шала она по­зади се­бя го­лос Эд­варда, и до­гадав­шись отор­вать­ся от раз­гля­дыва­ния сол­нца, пос­мотреть в ту сто­рону, ку­да он по­казы­вал. 
- Лу­напарк? – удив­ленно вос­клик­ну­ла Бел­ла, и её гу­бы рас­тя­нулись в улыб­ке. Не­уже­ли это прав­да? Она ни­ког­да не бы­ла в пар­ках раз­вле­чений, а тут та­кая уда­ча – она не прос­то вы­везе­на за ка­мен­ные сте­ны по­местья, но ей да­же удас­тся по­весе­лить­ся вмес­те с Эд­вардом. 

Сто­ит ли го­ворить от име­ни Кал­ле­на, что пос­ле вче­раш­них со­бытий с Чар­ли, он не со­бирал­ся пос­вя­щать да­же ми­нуту сво­его вре­мени ра­боте, ре­шая раз­влечь свою ма­лень­кую де­воч­ку? 

- Я же го­ворил, что те­бе пон­ра­вит­ся! – пов­то­рил­ся Эд­вард, и про­тянул Бел­ле ру­ку. Она улыб­ну­лась, при­нимая его жест, и вкла­дывая свою ла­донь в его. 

Как и в тот по­гожий день в пар­ке, он лас­ко­во взгля­нул на нее и по­вел к во­ротам, ве­дущим в пар­ко­вый ком­плекс. Бел­ла обер­ну­лась, и толь­ко за­тем уви­дела двух лю­дей в га­вай­ских ру­баш­ках, сле­ду­ющих за ни­ми. Они оба бы­ли в шля­пах и с сум­ка­ми для фо­то­ап­па­ратов. Вне­зап­но под шля­пой од­но­го из них она раз­ли­чила ли­цо Эм­ме­та, и не­пони­ма­юще пос­мотре­ла на Эд­варда: 
- Ме­ры пре­дос­то­рож­ности, кра­сави­ца, – нак­ло­нив­шись к её уху, про­шеп­тал Эд­вард. Бел­ла нах­му­рилась. Бе­зопас­ности? Ка­кая мо­жет быть опас­ность в Лу­напар­ках? Оче­вид­но, мо­жет… 
А по­том вспом­ни­лись ми­нуты, ког­да Чар­ли вла­мывал­ся в особ­няк, и она в ко­торый раз об­ра­дова­лась на­ход­чи­вос­ти Кал­ле­на. Ведь он и прав­да сдер­жал сло­во – она в пол­ной бе­зопас­ности. 

Вне­зап­но вос­по­мина­ния свя­зан­ные с Чар­ли но­выми во­допа­дами по­лились из её соз­на­ния, и она вздрог­ну­ла, от­ру­гав се­бя за мыс­ли об этом. Не за­чем зря стра­дать са­мой, и зас­тавлять это де­лать Эд­варда. Он спе­ци­аль­но на­рушил свое пра­вило ни­куда не вы­возить её, и что бы раз­влечь и ус­по­ко­ить при­вез сю­да… 
- Ты как? – Эд­вард оза­бочен­но по­тер пле­чо Бел­лы, и она хмык­нув, отоз­ва­лась. 
- Нор­маль­но. 
- Ни­чего не бой­ся! – он сно­ва нак­ло­нил­ся к её уху, чтобы про­шеп­тать это, по­тому что они уже поч­ти по­дош­ли к би­лет­ным кас­сам. 
- Не бо­юсь! – кив­ну­ла Бел­ла, от­го­няя злые мыс­ли прочь, и пог­ру­жа­ясь в их с Эд­вардом идил­лию. Пле­вать на все, глав­ное, что она сей­час ря­дом с ним, и ни­ког­да ни­куда не уй­дет ни он от неё, ни она от не­го. 
По­ка Эд­вард по­купал би­леты, он все не вы­пус­кал ру­ку Бел­лы, а та во вто­рой раз ог­ля­нулась на Эм­ме­та и дру­гого ох­ранни­ка, пе­ре­оде­тых и сле­ду­ющих за ни­ми. Те­перь они сто­яли сов­сем близ­ко, и Эм­мет обод­ря­юще смот­рел на де­вуш­ку. 
- Бел­ла? – поз­вал Эд­вард, и от­ры­ва­ясь от раз­гля­дыва­ния «ря­женых», Бел­ла пос­ле­дова­ла за Кал­ле­ном в рез­ные во­рота, от­кры­ва­ющие для неё что-то но­вое, и мо­жет быть да­же но­вую жизнь… 

В Лу­напар­ке ока­залось очень кра­сиво. На каж­дом мет­ре ка­жет­ся бы­ло по­саже­но де­рево и вы­саже­ны цве­ты, но не это прив­лекло вни­мание Бел­лы. Ог­ромные, вы­сотой в нес­коль­ко до­мов гор­ки и ат­трак­ци­оны вы­сились над вы­вес­кой, ог­ла­ша­ющей их наз­ва­ния. 
- С че­го хо­чешь на­чать? – под­во­дя Бел­лу к ог­ромной план-схе­ме пар­ка, спро­сил Эд­вард, об­во­дя ру­кой раз­личные сек­то­ра, обоз­на­чен­ные раз­ны­ми цве­тами. Чем то это на­пом­ни­ло ему его биб­ли­оте­ку… 
- Да­же не знаю… - Бел­ла в рас­те­рян­ности смот­ре­ла на все эти ат­трак­ци­оны. – По­чему все раз­ноцвет­ное? – чувс­твуя, как пес­тре­ют кар­тинки го­рок в гла­зах, спро­сила де­вуш­ка. 
- Все ат­трак­ци­оны по­деле­ны на сек­то­ра, – объ­яс­нил Эд­вард. – Жел­тые и си­ние - не страш­ные, крас­ные - сред­ние, а чер­ные - экс­тре­маль­ные. 
- Ну… - Бел­ла на мгно­венье за­дума­лась, хо­тя вы­бор был уже дав­но сде­лан. Единс­твен­ный спо­соб от­влечь­ся от проб­лем – пог­ру­зить­ся в дру­гие. - Сю­да! – она ука­зала паль­цем на од­ну из са­мых вы­соких го­рок на пла­не, по­мечен­ных чер­ным цве­том. 

Эд­вард был удив­лен та­ким вы­бором сво­ей де­воч­ки, но спо­рить не хо­тел и не дол­жен был. Он дал ей вы­бор, она выб­ра­ла. Экс­трим так экс­трим. Мо­жет, ему са­мому этот экс­трим не по­меша­ет? 

Он по­вел Бел­лу меж­ду пет­ля­ющи­ми ту­рис­та­ми к са­мому страш­но­му ат­трак­ци­ону в пар­ке. К «Мо­лоту смер­ти», как на­зыва­лась гор­ка. Ко­неч­но впе­чат­ле­ние она про­из­во­дила что на­до – два ва­гона скреп­ленные друг с дру­гом и рас­по­ложен­ные нап­ро­тив друг дру­га, но при­чуд­ли­во со­еди­ня­ющи­еся нак­рест ле­жащи­ми час­тя­ми. Все это на нес­коль­ко де­сят­ков пас­са­жиров. Ед­ва «Мо­лот» на­чина­ет ра­ботать, как ва­гоны мед­ленно раз­го­ня­ясь сле­ду­ют нап­ро­тив друг дру­га, и че­рез па­ру ми­нут раз­го­ня­ясь до пре­дела, за­виса­ют на са­мом вер­ху. Вро­де бы ни­чего осо­бо страш­но­го, ес­ли не счи­тать то­го, что вы­сота ат­трак­ци­она око­ло двад­ца­ти пя­ти мет­ров, да и «за­висать» при­дет­ся в те­чении пя­ти се­кунд вниз го­ловой. 
Вся ра­бота ат­трак­ци­она – один се­анс – три ми­нуты – ос­но­вана на том, что раз­го­ня­ясь, ва­гоны де­ла­ют пол­ный круг вок­руг сво­ей оси, за­висая каж­дый раз вниз го­ловой на па­ру се­кунд. 

Бел­ла, под­хо­дя к ат­трак­ци­ону, нем­но­го под­расте­ряла свою спесь, но ре­шила во что бы то ни ста­ло на нем про­катить­ся. В кон­це кон­цов, ни­чего страш­нее той но­чи с Чар­ли ни­чего нет. Что ей этот «Мо­лот», ког­да она са­ма по­быва­ла на всех коль­цах ада? 
За­метив лег­кую нас­то­рожен­ность де­вуш­ки, ис­кусно скры­ва­емую ей са­мой, Эд­вард ре­шил­ся все же спро­сить: 
- Уве­рена что хо­чешь про­катить­ся? 

Бел­ла обер­ну­лась на не­го, буд­то вы­ныри­вая со дна мыс­лей, и быс­тро кив­ну­ла. В её гла­зах не бы­ло стра­ха или опас­ли­вос­ти, по­хоже её рас­те­рян­ность свя­зана вов­се не с ат­трак­ци­он­ном, а с мыс­ля­ми об от­це, ес­ли та­ких лю­дей ко­неч­но мож­но на­зывать­ся от­ца­ми. 

На­конец, они ока­зались внут­ри од­но­го из ва­гонов, са­дясь на крес­ла ря­дом друг с дру­гом. Про­веря­ющие зак­ре­пили рем­ни и оде­ли на них че­рез шею спе­ци­аль­ные фик­са­торы по­ложе­ния (прос­ти­те, не знаю как на­зыва­ют­ся эти шту­ки, но они ис­поль­зу­ют­ся на каж­дом экс­тре­маль­ном ат­трак­ци­оне во всех стра­нах ми­ра – прим. Ав­то­ра). 
Ког­да все пас­са­жиры бы­ли прис­тегну­ты, ра­бочие наг­лу­хо зак­ры­ли же­лез­ные зас­та­вы вок­руг лю­дей, и за­пус­ти­ли ме­ханизм. 
Эд­вард на­щупав ру­ку Бел­лы, сжал её в сво­ей. Она ед­ва слыш­но хмык­ну­ла, ког­да по­чувс­тво­вала его при­кос­но­вение – те­перь в её ра­зум зак­ра­лись сом­не­ния, пра­виль­но ли они пос­ту­па­ют, са­дясь на этот «Мо­лот»? Но об­ратно­го пу­ти нет, и ей при­дет­ся как-то пе­режить две эти ми­нуты вниз го­ловой. Ка­кого чер­та её во­об­ще по­нес­ло на этот ат­трак­ци­он? 

- Все хо­рошо! – про­шеп­тал Эд­вард то ли се­бе то ли Бел­ле, и уви­дел её сдав­ленный ки­вок. По­хоже она дей­стви­тель­но бо­ит­ся. И по­чему он не рас­ска­зал ей об этих экс­тре­маль­ных ве­щах? Но сей­час-то уже поз­дно… 

- ТРИ! – зак­ри­чал один из ра­бот­ни­ков, и лю­ди на ат­трак­ци­оне под­хва­тили счет до за­пус­ка вмес­те с ним, кри­ча «ДВА» и «ОДИН», Бел­ла сжа­лась на пос­леднем сло­ве, и Эд­вард, со всей вни­матель­ностью сле­дящий за её ли­цом, уви­дел, как оно ис­пу­ган­но вы­тяну­лось, ед­ва «Мо­лот» на­чала рас­ка­чивать­ся. Мед­ленно и ос­то­рож­но он ка­чал­ся на опо­ре, на­бирая ско­рость. И уже сов­сем ско­ро Бел­ла по­чувс­тво­вала, как взле­тев­ший ва­гон зас­тыл в воз­ду­хе. В этот мо­мент она ощу­тила при­лив ди­кой си­лы, ди­кой ра­дос­ти. Ни­како­го стра­ха, ко­торо­го она так бо­ялась. По­хоже ад­ре­налин - это здо­рово. Все её пе­режи­вания бы­ли бес­смыс­ленны, по­тому что это пот­ря­са­юще! 

Эд­вард же не ви­дел и не ощу­щал ни­чего кро­ме ис­пу­ган­но­го ли­ца Бел­лы, и вни­матель­но смот­ря в не­го, уви­дел, что ког­да «Мо­лот» зас­тыл, оно при­об­ре­ло вы­раже­ние на­ивыс­ше­го счастья. Она улы­балась, ши­роко рас­крыв гла­за и кри­ча, но это был не тот крик, ко­торый бу­дил его по но­чам. Это был крик от при­ят­ных ощу­щений, а не от ужа­са. Вот бы её кри­ки всег­да бы­ли толь­ко от ра­дос­ти. Он собс­твен­ны­ми ру­ками дол­жен сте­реть в по­рошок всех, кто нав­ре­дил ей хоть нем­но­го. Вот и сей­час, ви­дя что она мо­жет быть счас­тли­ва прос­то от то­го, что нас­лажда­ет­ся сво­бодой и ад­ре­нали­ном, он ре­шил всег­да пре­дос­тавлять ей эту сво­боду. Пусть он вол­ну­ет­ся, пусть он бо­ит­ся, но она че­ловек. Она не За­точен­ная в Зо­лотой Клет­ке его особ­ня­ка. И ес­ли се­год­ня, зав­тра, или че­рез не­делю она за­хочет уй­ти, он, скре­пя сер­дцем, от­пустит её, по­тому что очень силь­но лю­бит, и не со­бира­ет­ся зас­тавлять всю жизнь про­водить ря­дом с со­бой. 

Толь­ко вот он не знал, что Бел­ла уже дав­но все ре­шила. Ре­шила, что ни­ког­да не уй­дет от Кал­ле­на, не ста­нет жить в том мес­те, где его нет. Она уже дав­но до­гады­валась, что лю­бит его, но те­перь это­му вро­де как при­дали ка­кой-то офи­ци­аль­ный ха­рак­тер, буд­то бы она на­конец наш­ла в се­бе си­лы приз­нать­ся собс­твен­ной на­туре в этом. 

Ка­тание про­дол­жа­лось, и Бел­ла все глуб­же осоз­на­вала что боль­шинс­тво её стра­хов бес­почвен­но. Быть мо­жет, она дол­жна бы­ла прий­ти в этот парк, сесть на этот «Мо­лот», что бы по­нять о том, что че­го мы бо­им­ся – не всег­да страш­ное и мо­жет при­чинить боль? Она бо­ялась Эд­варда, и что в ито­ге? Те­перь она лю­бит его. 
Быть мо­жет, ей сто­ит пе­рес­тать бо­ять­ся Чар­ли? Ведь Эд­вард смо­жет за­щитить её от не­го, он обе­щал. И да­же ес­ли бы не обе­щал? Раз­ве не смог бы спас­ти её от не­го? За­щитить и обе­зопа­сить? Он то­же лю­бит её, он то­же хо­чет быть с ней, и она ви­дит это. Чувс­тву­ет это. 

Мо­жет, её стра­хи так же бес­почвен­ны как этот? Мо­жет быть ей хва­тит то­мить­ся в клет­ке сом­не­ний? Смеш­но да­же, она ду­мала, что Эд­вард за­точил её в клет­ку, а все ока­залось сов­сем на­обо­рот, она са­ма за­гоня­ла се­бя в Зо­лотую Клет­ку, опус­кая ру­ки, и не же­лая бо­роть­ся. Она бы от­да­лась стра­ху в це­ликом, ес­ли бы не встре­тила Кал­ле­на. Он соб­рал её по час­тям, слов­но бы цвет­ные паз­лы. И те­перь, ког­да он по­мог ей, ког­да отог­нал её стра­хи, она чувс­тво­вала что дол­жна сде­лать то­же са­мое с его тер­за­ни­ями. Для неё этот ат­трак­ци­он стал глот­ком све­жего воз­ду­ха, он рас­крыл ей гла­за, и она бы­ла ис­крен­не ра­да то­му, что все же приш­ла сю­да, и ре­шила про­катить­ся имен­но на нем. В со­тый раз за свою жизнь она под­твер­ди­ла что «слу­чай­нос­ти не слу­чай­ны», и упо­вала на то, что встре­ча её с Эд­вардом то­же не слу­чай­на, и она смо­жет про­жить с ним всю жизнь и да­же боль­ше, по­тому собс­твен­ной жиз­ни без не­го она уже и пред­ста­вить не мо­жет! 

По­ка она ду­мала обо всем этом, в ней зре­ла уве­рен­ность, что она смо­жет спра­вить­ся со сво­ими фо­би­ями, бо­яз­ня­ми. И ес­ли Эд­вард хо­чет ей в этом по­мочь, она го­това. Ес­ли он сог­ла­сен выс­лу­шать её и выс­ка­зать свое мне­ние на этот счет, она рас­ска­жет ему все во всех под­робнос­тях. И пусть это ка­жет­ся, страш­но и тя­жело, но все на­ши стра­хи вы­думы­ва­ем мы са­ми, и она уже по­лучив под­твержде­ние это­му, го­това пол­ностью до­верить­ся Эд­варду. 

Улыб­ка рас­тя­нулась на её ли­це от пос­ледних мыс­лей, и все ещё чувс­твуя свою ру­ку в ла­дони муж­чи­ны, она пе­реп­ле­ла их паль­цы, гля­дя как «Мо­лот» за­ходит на оче­ред­ной круг, и зас­ты­ва­ет в смер­тель­ной пет­ле. В этот мо­мент она пе­репол­ни­лась окон­ча­тель­ной ре­шитель­нос­ти рас­ска­зать Эд­варду все, и по­наде­ять­ся на его по­нима­ние! 

Поз­же, ког­да ка­тание на «Мо­лоте» по­дош­ло к кон­цу, они с Эд­вардом пол­ностью оку­нулись в прос­тую, обы­ден­ную жизнь и раз­вле­чения Лу­напар­ка. Бел­ла от­кры­вала для се­бя но­вого Кал­ле­на, а он наб­лю­дал за но­вой Бел­лой. Они ели са­хар­ную ва­ту, сра­жались на на­дув­ных ме­чах, по­сеща­ли за­мок ужа­сов и ком­на­ту стра­ха. У Бел­лы от впе­чат­ле­ний и ве­селья ка­жет­ся «ша­рики за ро­лики за­еха­ли», по­тому что ей хо­телось все боль­ше ад­ре­нали­на. Очень ско­ро они с Эд­вардом по­сети­ли все ат­трак­ци­оны с Чер­ной по­мет­кой, а её же­лание все не ос­ла­бева­ло. 

В ход пош­ли все дру­гие гор­ки, на ко­торых они не бы­ли. Эд­вард и с ра­достью и с не­кото­рым опа­сени­ем смот­рел на свою ма­лень­кую де­воч­ку, по­ража­ясь пе­реме­нам, про­изо­шед­шим в ней. Ко­неч­но они к луч­ше­му, она не бес­по­ко­ит­ся о сво­их стра­хах и фо­би­ях, но та­кого ин­те­реса от Бел­лы к экс­тре­маль­но­му вре­мяп­ро­вож­де­нию не ожи­дал да­же он. 
В кон­це кон­цов, не­бо по­дер­ну­лось тя­желы­ми ра­зовы­ми об­ла­ками, и Лу­напарк объ­явил о сво­ем зак­ры­тии. 
- Ну что, пон­ра­вилось те­бе, Бел­ла? – спро­сил Эд­вард, уса­живая де­вуш­ку в ма­шину, и до­жида­ясь её от­ве­та, преж­де чем зак­рыть дверь. Воз­бужден­ная от впе­чат­ле­ний Бел­ла улыб­ну­лась и ра­дос­тно кив­ну­ла. Он был прав, он знал, что ей нуж­но. А ей нуж­но бы­ло так ма­ло, ей нуж­но бы­ло все­го лишь убе­дить­ся в том, что он ни­кому не поз­во­лит нав­ре­дить ей. 

За руль Эд­вард сел сам, не до­веряя ни­кому та­кой важ­ный день в их жиз­ни. Бел­ла ус­тро­ив­шись на пе­ред­нем си­денье, ви­дела как рад её нас­тро­ению Эд­вард, и по­это­му ког­да он за­вел мо­тор, ки­нула на не­го взгляд пол­ный лас­ки и обо­жания. Он да­же не сра­зу от­ре­аги­ровал на не­го, не да­ря се­бе нап­расные на­деж­ды, что Бел­ла так быс­тро рас­кры­ла пе­ред ним свою ду­шу, но по­том он все же взгля­нул на де­вуш­ку, на­тыка­ясь на этот её взгляд. 

Ему по­каза­лось, что что-то внут­ри его обор­ва­лось с не­види­мой удер­жи­ва­емой ни­ти, и взмы­ло в не­бо, ос­ве­щая сво­им си­яни­ем все вок­руг. 
Бел­ла, ве­ро­ят­но, по­чувс­тво­вала то­же са­мое, по­тому что пос­ле­ду­ющая её, ещё бо­лее ра­дос­тная улыб­ка го­вори­ла ему об этом. 

До­рога мель­ка­ла пе­ред гла­зами Эд­варда, хо­тя все что он ви­дел – свою Бел­лу. Он чувс­тво­вал её при­сутс­твие, чувс­тво­вал ра­дость вол­на­ми ис­хо­дящую от неё, и был край­не рад, что смог дос­та­вить та­кое удо­воль­ствие сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке. 
Он, мол­ча, про­дол­жал смот­реть то на до­рогу, то на Бел­лу, и его взгляд блуж­дал с де­вуш­ки на чер­ный ас­фальт. 

- ЭД­ВАРД! – ус­лы­шал он от­ча­ян­ный крик сво­ей ма­лень­кой де­воч­ки, и пос­мотрел на ас­фальт, ин­стинктив­но на­жимая на пе­даль тор­мо­за. Ма­шина с виз­гом за­мер­ла пос­ре­ди шос­се, и Эм­мет с Ди­ланом, ехав­шие сза­ди, ед­ва вы­вер­ну­ли свой ав­то­мобиль, что бы не вре­зать­ся в ма­шину Кал­ле­на. 
- Что та­кое? – взвол­но­ван­но поз­вал Бел­лу Эд­вард, и она ука­зала ему на чер­не­ющий ас­фальт, на ко­тором по­перек до­роги бы­ла при­пар­ко­вана яр­ко крас­ная ма­шина. «Бен­тли» - по­думал Кал­лен, и ока­зал­ся ве­рен в сво­их пред­по­ложе­ни­ях. 
- Ос­та­вай­ся в ма­шине! – бро­сил он Бел­ле, от­кры­вая дверь со сво­ей сто­роны, и вы­ходя на све­жий ноч­ной воз­дух. Бел­ла опас­ли­во взгля­нула вок­руг, и не на­ходя взгля­дом ни­чего, что мог­ло бы по­мешать ей ос­лу­шать­ся Эд­варда, от­кры­ла дверь, вы­ходя вслед за ним. 
- Бел­ла… - зас­то­нал он, слы­ша хло­пок две­ри. 
- Эй, эй! – Ди­лан пос­ту­чал по за­тем­ненно­му стек­лу, об­ра­щая на се­бя вни­мание. - Вы нам до­рогу за­горо­дили! 
Эд­вард ос­та­вил «по­ле бит­вы» Ди­лану, а сам, по­дой­дя к Бел­ле, креп­ко взял её за ру­ку, не­одоб­ри­тель­но гля­дя на де­вуш­ку: 
- Я же про­сил те­бя! – ус­та­ло и серь­ез­но на­пом­нил он. 
- Прос­ти, – по­жала пле­чами Бел­ла, ви­нова­то смот­ря на Эд­варда. – Но я не мо­гу быть там, где нет те­бя! – до­бави­ла она, вспо­миная про свои стрем­ле­ния там, в Лу­нопар­ке. 
- Иног­да при­дет­ся, – по­качал го­ловой Эд­вард, и, хмык­нув, об­вил пле­чи де­вуш­ки ру­ками, раз­во­рачи­вая её к ма­шине, Кал­лен ед­ва сде­лал шаг по это­му нап­равле­нию, как ус­лы­шал сза­ди зна­комый го­лос: 
- Эд­вард! 
Бел­ла то­же обер­ну­лась, и уви­дела, как из крас­ной ма­шины выш­ла жен­щи­на, нап­равляя пря­мо к ним. 
- Бо­же мой, Бел­ла, ка­кая же ты боль­шая! – сма­хивая сле­зы с глаз, крик­ну­ла жен­щи­на, приб­ли­жа­ясь к ним. Эд­вард не­пони­ма­юще пос­мотрел на Бел­лу, а она ис­пу­ган­но смот­ре­ла на не­го. Кто это? 

По­ка они раз­ду­мыва­ли над вне­зап­ным по­яв­ле­ни­ем этой жен­щи­ны, нез­на­ком­ка - а ею бы­ла ник­то иная, как Та­ня Де­нали - под­ле­тела к Бел­ле, и бук­валь­но вы­рывая её из объ­ятий Эд­варда, при­жала к се­бе: 
- До­чень­ка моя, ка­кая же ты боль­шая! – про­рыда­ла она, и креп­ко об­ня­ла ни­чего не по­нима­ющую Бел­лу, с на­деж­дой смот­ря­щую на Эд­варда. Сам Кал­лен пре­бывал в том же не­до­уме­нии что и рань­ше, как вне­зап­но его прон­зи­ла мысль, объ­яс­ня­ющая все что здесь про­ис­хо­дило. Нет, это не­воз­можно! Прош­ло слиш­ком мно­го вре­мени! И все же он ре­шил­ся… 
- Та­ня? – поз­вал он, на­де­ясь, что оши­ба­ет­ся, или прос­то схо­дит с ума. 
- Я уж ду­мала, ты за­был ме­ня, Кал­лен! – хмык­ну­ла жен­щи­на, про­дол­жая об­ни­мать Бел­лу. – Ну ни­чего, те­перь я вас наш­ла, и боль­ше ни­ког­да не от­пу­щу от се­бя! – она с лас­кой пос­мотре­ла на Бел­лу, сно­ва при­жимая её к се­бе: 
- Иза­бел­ла, доч­ка моя! 
Толь­ко те­перь до Бел­лы и Эд­варда смысл про­ис­хо­дяще­го до­шел прак­ти­чес­ки од­новре­мен­но. И от ужа­са у них у обо­их пе­рех­ва­тило ды­хание...

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)