17 октября 2015 Просмотров: 797 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 29

 

Гла­ва 29 - "Что с то­бой про­изош­ло?"

Мор­гнув па­ру раз и заж­му­рив­шись, де­вуш­ка вгля­дыва­лась в ли­цо муж­чи­ны, ви­дя, что оно точ­но та­кое же, как и в её кош­ма­рах. Сов­сем не из­ме­нилось. 
На­конец гость за­метил её, и под­нял взгляд. 
- Бел­ла! – пос­лы­шалось сни­зу, и де­вуш­ка вздрог­нув буд­то от уда­ра элек­тро­шоком, поб­ледне­ла, и прак­ти­чес­ки бе­гом ки­нулась к сво­ей ком­на­те. Эд­вард бес­силь­но смот­рел ей вслед, а по­том ог­ля­нул­ся на муж­чи­ну. 
- Кто вы? – быс­тро спус­ка­ясь по лес­тни­це спро­сил он, ви­дя как Бел­ла быс­тро скры­лась за сво­ей дверью. 
- Я Чар­ли Свон, мис­тер Кал­лен! – со­об­щил нез­на­комец, и Эд­вард, не до­веряя, взгля­нул на муж­чи­ну. Как это, Чар­ли Свон? Отец Бел­лы? 
- Вы… 
- Да, я её отец, - быс­тро сог­ла­сил­ся Чар­ли, не да­вая Эд­варду воз­можнос­ти за­дать воп­рос в це­ликом. – И я хо­чу заб­рать свою де­воч­ку до­мой! 
- Заб­рать до­мой? – пе­рес­про­сил Кал­лен. – Вы что, из­де­ва­етесь?
- Я не из­де­ва­юсь. Она моя дочь, и её не­закон­но дер­жат в этом до­ме! - хмык­нул Чар­ли, ог­ля­дывая холл в ко­тором ока­зал­ся. – Ес­ли пот­ре­бу­ет­ся, я го­тов при­менить си­лу! – он дос­тал из кар­ма­на удос­то­вере­ние по­лицей­ско­го, и Эд­вард пос­мотрел на это­го че­лове­ка, нас­ме­ха­ясь над ним. Он дей­стви­тель­но ре­шил, что си­ла – это по­нятия, с по­мощью ко­торо­го он смо­жет заб­рать у не­го Бел­лу? Смысл его жиз­ни? 
- Ухо­дите, мис­тер Свон, по­тому что ва­ша дочь ос­та­нет­ся здесь и со мной! – от­махнул­ся Эд­вард, и дал знак Эм­ме­ту увес­ти муж­чи­ну. Тот быс­тро кив­нул, и схва­тил Чар­ли за ру­ку, вы­водя. 
- За­кон бу­дет на мо­ей сто­роне, мис­тер Кал­лен! – за­орал Чар­ли, преж­де чем за ним зак­ры­лась дверь. Эд­вард за­мер пос­ре­ди гос­ти­ной, ярос­тно со­бира­ясь с мыс­ля­ми. 
Вот черт! Та­кого по­воро­та со­бытий он не ожи­дал. 
То, что он не от­даст Бел­лу ни­кому, да­же это­му че­лове­ку по­нят­но и без раз­мышле­ний, толь­ко вот име­ет ли он на это пра­во? За­кон ведь дей­стви­тель­но бу­дет на сто­роне Чар­ли Сво­на, ес­ли он ре­шит отоб­рать у не­го де­вуш­ку. 
Хо­тя, ка­кой за­кон! Сколь­ко раз Эд­вард шел про­тив за­кона! Что ему по­меша­ет на этот раз? 
А вот что ду­ма­ет на этот счет Бел­ла? Она так быс­тро убе­жала от­сю­да, по­тому что не хо­тела рас­ста­вать­ся с Эд­вардом, или по­тому что зна­ла, что ни­ког­да не вер­нется к от­цу? По­чему она так ис­пу­галась, ког­да он поз­вал её? Это го­ре ут­ра­ты? 

Ре­шая не му­чат­ся бо­лее, Эд­вард так же быс­тро как спус­тился ока­зал­ся на лес­тни­це, и че­рез па­ру две­рей уже был у ком­на­ты сво­ей ма­лень­кой де­воч­ки. Он ко­рот­ко пос­ту­чал, но не ус­лы­шал от­ве­та. Что это? Она сно­ва не хо­чет его пус­кать? 
Нах­му­рив­шись, он взял­ся за две­рую руч­ку, и она под­да­лась. Зна­чит дверь не за­пер­та… 
- Бел­ла? – вхо­дя, поз­вал Эд­вард, ог­ля­дыва­ясь в по­ис­ках де­вуш­ки. Его взгляд бо­роз­дил ком­на­ту, по­ка не на­шел её в даль­нем уг­лу, на по­лу у ко­мода с раз­бро­сан­ны­ми вок­руг по­душ­ка­ми и прос­ты­нями с кро­вати. 
- Бел­ла! – сно­ва вос­клик­нул Эд­вард, нап­равля­ясь в ту сто­рону. Его ма­лень­кая де­воч­ка си­дела, об­хва­тив ко­лени ру­ками, и не­видя­щими гла­зами ус­та­вив­шись по­перед се­бя. 
- Что та­кое, Бел­ла? - Эд­вард опус­тился на пол ря­дом с ней, вни­матель­но сле­дя за её ли­цом. 
Он дей­стви­тель­но не по­нимал что про­ис­хо­дит, по­тому что не мог чи­тать мыс­лей Бел­лы. Она бо­ит­ся от­ца, или хо­чет к не­му вер­нуть­ся? Она опа­са­ет­ся Эд­варда, или хо­чет с ним ос­тать­ся? 
А в ду­ше же са­мой Бел­лы кас­ка­дами взры­вались стра­дания, по­ка жи­вот­ный страх ле­дяны­ми сталь­ны­ми це­пями ох­ва­тывал её дет­ское сер­дце. 

Она пом­ни­ла каж­дую се­кун­ду это­го страш­но­го кош­ма­ра с Чар­ли, и ей ста­нови­лось все ху­же от но­вых мыс­лей. Она не ры­дала, как это слу­чалось во вре­мя сно­виде­ний, она мол­ча смот­ре­ла в од­ну точ­ку, по­ка цвет­ные страш­ные мыс­ли бу­дора­жили её соз­на­ние. 
Эд­вард толь­ко приг­ля­дев­шись к ней, уви­дел дрожь, раз­ли­вав­шу­юся по все­му её те­лу, и не на шут­ку был ис­пу­ган. Кто при­чина та­кому сос­то­янию его де­воч­ки? Он сам? 
- Бел­ла, по­жалуй­ста, рас­ска­жи мне что про­ис­хо­дит! – взмо­лил­ся он, под­би­рая с по­ла од­но из пок­ры­вал, и обо­рачи­вая им пле­чи Бел­лы. Но её дрожь не уни­мались, на­обо­рот, толь­ко уси­лива­лась. Та­кое ощу­щение, что она ли­шилась да­ра ре­чи. Она не смот­ре­ла на Эд­варда, она не ви­дела пе­ред со­бой ни­чего, кро­ме тех страш­ных кар­ти­нок из вос­по­мина­ний. 
- Ми­лая, - Эд­вард всмот­релся в её ли­цо, про­бегая паль­ца­ми по ще­ке, – моя хо­рошая, рас­ска­жи мне, что про­ис­хо­дит! 
- Он вер­нулся... - прес­ным го­лосом со­об­щи­ла Бел­ла, и под­ня­ла на­конец-то на Кал­ле­на ис­пу­ган­ные, зат­равлен­ные, стра­даль­чес­кие гла­за. 
- Кто вер­нулся? Чар­ли? – не по­нял Эд­вард, под­би­ра­ясь бли­же к Бел­ле, и об­ни­мая её за пле­чи, при­жимая к се­бе. У не­го бы­ло та­кое ощу­щение, буд­то бы он об­ни­ма­ет не Бел­лу, а ку­сок кам­ня. Она дро­жала, но мол­ча­ла, и, ка­жет­ся, да­же не ре­аги­рова­ла на его при­кос­но­вения. 
- Он вер­нулся за мной… - та­ким же бес­цвет­ным го­лосом со­об­щи­ла де­вуш­ка, и её дрожь уси­лилась, а в па­мяти за­мель­ка­ли са­мые ужас­ные из вос­по­мина­ний. 
- Бел­ла, пос­та­рай­ся ус­по­ко­ить­ся! – поп­ро­сил Эд­вард, про­дол­жая пог­ла­живать де­вуш­ку по ли­цу, дер­жа в сво­их объ­ять­ях. – Рас­ска­жи мне, что про­ис­хо­дит! Кто вер­нулся, и по­чему за то­бой? 
Он умол­чал об их раз­го­воре с Чар­ли, на­де­ясь что бу­дет ещё вре­мя рас­ска­зать об этом Бел­ле, и уз­нать её мне­ние обо всем. 
- Ты не раз­го­вари­вал с ним? – чуть бо­лее ожи­ва­ющим го­лосом спро­сила Бел­ла, все ещё дро­жа. 
- С кем, Бел­ла? Кто это? 
- С Чар­ли, с мо­им от­цом… - прос­то­нала де­вуш­ка, от­ки­дыва­ясь на здо­ровое пле­чо Эд­варда. 
- Ты хо­чешь пой­ти с ним? – с на­деж­дой на от­ри­цатель­ный от­вет, грус­тно спро­сил Кал­лен, уби­рая пря­ди каш­та­новых ло­конов с её ли­ца. 
- НЕТ! – взвиз­гну­ла Бел­ла, вы­рыва­ясь из его объ­ятий, и быс­тро ока­зыва­ясь на но­гах. – НЕТ! – пов­то­рила она, от­хо­дя от Эд­варда, и смот­ря на не­го оша­рашен­ным, бе­зум­ным от ужа­са взгля­дом. Пок­ры­вало ле­жащее на её пле­чах те­перь по­ко­илась на по­лу, и из­ножья кро­вати. 
- Бел­ла! - поз­вал Эд­вард, про­тяги­вая к ней ру­ки, и мед­ленно приб­ли­жа­ясь. – Что про­изош­ло? Что он те­бе сде­лал? 

Де­вуш­ка от­ри­цатель­но по­кача­ла го­ловой на собс­твен­ное, глу­пое и иди­от­ское же­лание ска­зать Эд­варду прав­ду, и опус­кая го­лову на собс­твен­ную грудь, и в го­лос за­рыдав, упа­ла на ко­лени так же быс­тро, как и под­ня­лась с них. 
Се­кун­ду дру­гую Эд­вард был пог­ло­щен раз­мышле­ни­ями о про­ис­хо­дящем и пот­ря­сен, но уже сов­сем ско­ро сно­ва ока­зал­ся око­ло сво­ей ма­лень­кой де­воч­ки. 
- Ну что та­кое, Бел­ла? Твое мол­ча­ние уби­ва­ет ме­ня! – взы­вал к ней Эд­вард, бе­ря её ру­ки в свои, и заг­ля­дывая в шо­колад­ные гла­за. 
Взгляд Бел­лы стрель­нув в не­го не­навистью, и скры­той, нас­ме­ха­ющей­ся болью. Её ли­цо ис­ка­зилось от стра­даний, за­то сло­ва по­лучи­лись са­мыми что ни на есть яз­ви­тель­ны­ми. 

- Он ме­ня из­на­сило­вал! Он сде­лал ЭТО со мной! – ряв­кну­ла Бел­ла, и че­рез ми­нуту её крик заг­лу­шили так дол­го сдер­жи­ва­емые ры­дания, спа­са­ясь от ко­торых она сно­ва ри­нулась в спа­ситель­ные для неё объ­ятья Эд­варда. 
- Он сде­лал… что? – обес­ку­ражен­ный Кал­лен по­тирал пле­чи Бел­лы, пы­та­ясь най­ти дру­гое объ­яс­не­ние сло­вам сво­ей де­воч­ки, и не на­ходя. Как это, из­на­сило­вал? Чар­ли над­ру­гал­ся над ней? Над­ру­гал­ся над собс­твен­ной до­черью? 

А тут ока­зыва­ет­ся все нам­но­го серь­ез­нее, чем он пред­по­лагал. У не­го бы­ли сот­ни ва­ри­ан­тов вплоть до то­го, что Бел­ла хо­чет вер­нуть­ся к от­цу, как к вос­по­мина­нию о лю­бимой ма­тери, и уй­ти от не­го, но та­кого он и пред­ста­вить не мог! 

Все её кош­ма­ры, сны, кри­ки, сле­зы, бе­лые чех­лы - все это сли­лось в од­но пят­но, ко­торое ка­жет­ся пуль­си­рова­ло, вы­бивая лишь од­ной сло­во «на­силие», ко­торое зас­та­вило вздрог­нуть и са­мого Эд­варда. 
- Хо­рошая моя, Бел­ла, - бо­рясь с собс­твен­ны­ми эмо­ци­ями про­шеп­тал Эд­вард, лас­кая её, и слы­ша бес­связ­ные ры­дания. 
- Я знаю… это ужас… ужас­сно... – про­лепе­тала Бел­ла меж­ду ры­дани­ями, отс­тра­ня­ясь от Эд­варда лишь на се­кун­ду. – Это прот­тивно и ужас­сно! – сло­ва рас­тя­гива­лись и ме­нялись бук­ва­ми от её слез, и Эд­вард оза­бочен­но смот­рел на свою де­воч­ку, и в гла­зах его рас­плы­валась боль. Те­перь его сер­дце бо­лело не за собс­твен­ные стра­дания, а за стра­дания Бел­лы. Его единс­твен­ной Бел­лы... Он вни­матель­но смот­рел на неё, вслу­шива­ясь в сло­ва, да­лее про­из­но­симые ею с не­имо­вер­ным тру­дом: 
- Все это не­нор­маль­но, но, по­жалуй­ста! – она ур­ва­ла мо­мент что бы вдох­нуть нем­но­го воз­ду­ха. – По­жалуй­ста, не от­вор…от­во­рачи­вай­ся от ме­ня! Я не справ­люсь без те­бя! – ска­зав это, она со всей моль­бой смот­ре­ла на не­го, и сле­зы ли­лись из её глаз, тек­ли по ще­кам, под­бо­род­ку, па­дали на блуз­ку, и ус­ти­лали ру­баш­ку Эд­варда, но это ма­ло ко­го вол­но­вало, и тем бо­лее его. Чувс­тво страш­ной бо­ли и со­жале­ния к Бел­ле вспы­хива­ли в нем, а те­перь пос­ле её слов, чувс­тво ка­кой-то страш­ной си­лы, буд­то бы ти­тано­вой, воз­никло в его ру­ках, в его те­ле. Он по­чувс­тво­вал, что мо­жет за­щитить лю­бимую от все­го на све­те. От прош­ло­го, от бу­дуще­го, от нас­то­яще­го и от са­мого се­бя. Он неж­но про­вел кон­чи­ками паль­цев по её ли­цу, чувс­твуя как сле­зы го­ря за неё выс­ту­па­ют и у не­го на гла­зах: 
- Ми­лая, да­же ес­ли зем­ля рас­ко­лет­ся по­полам, да­же ес­ли мир рух­нет - что бы ни слу­чилось, я бу­ду с то­бой, бу­ду ря­дом, и бу­ду обе­регать те­бя! Я ни­ког­да не от­вернусь от те­бя, я ни­ког­да те­бя не пре­дам! – про­из­нес он, и Бел­ла за­рыда­ла вновь, при­падая к его гру­ди. 
- Род­ная моя, хо­рошая моя, – он бе­зос­та­новоч­но пов­то­рял это, гла­дя её по во­лосам и спи­не. Он чувс­тво­вал что ну­жен ей как ни­ког­да ра­нее, и она это чувс­тво­вала. Она об­хва­тила его ру­ками, же­лая не от­пускать, не по­терять. Он был и есть единс­твен­ной на­деж­дой в этом страш­ном ми­ре для неё. Единс­твен­ной за­щитой для неё! 

Сей­час, ког­да её са­мый страш­ный кош­мар стал ре­аль­ностью, он здесь и он ря­дом. Он не от­вернул­ся от неё, как она это пред­по­лага­ла, он на­обо­рот, толь­ко бли­же стал к ней, уве­ряя, что ни­чего не име­ет для не­го зна­чение по срав­не­нию с ней. 
- Ты ведь не от­дашь ме­ня ему? – зах­ле­быва­ясь сле­зами, с моль­бой в го­лосе спро­сила де­вуш­ка. 
Кал­лен нак­ло­нил­ся бли­же к ней, уб­рал не­пос­лушную прядь за ухо, и стер поч­ти все сле­зы с её щек, гля­дя в шо­колад­ные гла­за, ко­торые те­перь счи­тал цен­тром ми­роз­да­ния: 
- Я ни­кому и ни­ког­да, и ни за что не от­дам те­бя, Бел­ла! – клят­венно про­из­нес он, и она кив­нув, вы­дави­ла еле вид­ную улыб­ку сквозь сле­зы, и сно­ва пог­ру­зив­шись в ры­дания, по­вис­ла у не­го на шее, со­еди­няя собс­твен­ные ру­ки так креп­ко как мог­ла. Она об­хва­тила его шею коль­цом из собс­твен­ных рук, по­тому что боль­ше все­го на све­те бо­ялась его по­терять. Что он отс­тра­нит­ся от неё, ис­чезнет и ос­та­вит про­зибать во мра­ке бо­ли и от­ча­янья.
Эд­вард при­жимал её к се­бе за спи­ну и пле­чи, то­же не же­лая от­пускать. Он чувс­тво­вал что ес­ли от­пустит это хруп­кое, ан­гель­ское соз­да­ние, ли­шит­ся собс­твен­ной ду­ши. Ес­ли он не сбе­режет свою ма­лень­кую де­воч­ку, ему и жить не­зачем. 
- Он там, вни­зу? – сно­ва отс­тра­ня­ясь, и смот­ря на Эд­варда гла­зами, пол­ны­ми слез и стра­ха, спро­сила Бел­ла. 
- Нет, я ве­лел ему ухо­дить! – по­качал го­ловой Кал­лен. – И да­же ес­ли он вер­нется, ес­ли при­дет за то­бой, я ни­ког­да не поз­во­лю ему прит­ро­нуть­ся к те­бе! Я собс­твен­ны­ми ру­ками убью его! – уве­рен­но отоз­вался Эд­вард, и Бел­ла пре­рывис­то за­дышав, сно­ва об­мякла в его ру­ках, за­дыха­ясь от но­вого ви­дения, та­кого яр­ко­го и страш­но­го, что да­же её ру­ки, ко­торые она до бе­лиз­ны паль­цев сжи­мала за спи­ной Эд­варда, без­воль­но опус­ти­лись на его пле­чи. 
- Ти­ше, ти­ше, - он пог­ла­дил паль­ца­ми её ли­цо, и нак­ло­нив­шись, по­цело­вал в лоб. А по­том ак­ку­рат­но пе­реса­живая её на пол, под­нялся с не­го. Бел­ла с ужа­сом смот­ре­ла на не­го, ре­шая что он ухо­дит. Как же она без не­го? 
- Эд­вард… - шеп­ну­ла она, на боль­шее воз­ду­ха не хва­тило. 
- Я тут род­ная, тут, – встав на но­ги, он сно­ва наг­нулся к ней, про­пус­кая ру­ки под её спи­ну и ко­лени. Ещё се­кун­да, и боль прон­зи­ла его пле­чо. Но что ему боль фи­зичес­кая, ког­да от бо­ли мо­раль­ной за свою де­воч­ку он прак­ти­чес­ки схо­дит с ума. 
Бел­ла вздрог­ну­ла, и быс­тро вы­дох­ну­ла, уви­дев что отор­ва­лась от зем­ли. 
- Что ты де­ла­ешь? – ис­пу­гано пе­реве­дя взгляд на Эд­варда, про­шеп­та­ла она, все ещё не в си­лах удер­жать в лег­ких дос­та­точ­но воз­ду­ха, да­бы го­ворить нор­маль­ным го­лосом. 
- Все в по­ряд­ке! – отоз­вался Эд­вард, под­хо­дя к кро­вати, и ук­ла­дывая на неё Бел­лу, а за­тем ло­жась ря­дом. Ед­ва он это сде­лал, как де­вуш­ка сно­ва при­жалась к не­му, на этот раз всем сво­им те­лом. Эд­вард об­нял её од­ной ру­кой, а дру­гой под­тя­нув оде­яло с про­тиво­полож­ной час­ти кро­вати, ук­рыл до сих пор дро­жащую де­вуш­ку ат­ласной ма­тери­ей. 
- Я не смо­гу спать, я ед­ва зак­ры­ваю гла­за как… - всхли­пывая, со­об­щи­ла Бел­ла, цеп­ля­ясь паль­ца­ми за его ру­баш­ку, и заг­ля­дывая в гла­за. 
- Не на­до спать, прос­то ус­по­кой­ся нем­но­го, – ти­хо ска­зал Эд­вард, об­ни­мая её креп­че. 
Бел­ла над­ломлен­но кив­ну­ла, и при­жалась к Эд­варду, не же­лая отс­тра­нять­ся ни на мил­ли­метр. Кто мог заг­лу­шить её боль кро­ме не­го? 

Та­ких кош­ма­ров она ещё не ви­дела, по­тому сны сна­ми, а явь – сов­сем иное де­ло. Те­перь она бы­ла в кош­ма­ре на­яву, и это очень силь­но пу­гало её. Де­вуш­ка прак­ти­чес­ки по­теря­ла связь с са­мой со­бой и ре­аль­ностью. Она зна­ла лишь то, что ря­дом с ней есть на­деж­ный че­ловек, спо­соб­ный за­щитить её, по­мочь вы­караб­кать­ся из лю­бой си­ту­ации, и про­тяги­ва­ющий ру­ку по­мощи в каж­дой, не­об­хо­димой си­ту­ации. 
Сам же Эд­вард об­ни­мая Бел­лу, чувс­тво­вал, что те­перь точ­но на сво­ем мес­те. Ря­дом с той, о ко­торой мо­лил­ся и бу­дет мо­лить­ся ещё очень дол­го. Он бла­года­рил Бо­га за то, что пос­лал ему эту де­воч­ку, зная о том, что Кал­лен смо­жет по­мочь ей, ис­це­лить её ду­шев­ные ра­ны и пок­рыть, слов­но тол­стым пу­ховым оде­ялом её боль, за­каты­вая глуб­же, чем в ас­фальт. 
Он обо­жал свою Бел­лу, он го­тов был де­лать для неё все что угод­но, и в пря­мом смыс­ле этой фра­зы - дос­тать для неё звез­ду с не­ба! 
Он наг­нулся бли­же к её ли­цу, и за­печат­лел на нем по­целуй в рай­оне вис­ка, слы­ша как бь­ет­ся её сер­дце, от­би­вая су­дорож­ный пульс. 
- Я здесь, Бел­ла, я с то­бой, и всег­да бу­ду! – про­шеп­тал он ей на ухо, пог­ла­живая её ло­коны. Она всхлип­ну­ла. 
- Я бо­юсь... 
- Бел­ла, – Эд­вард прив­стал на лок­те, заг­ля­дывая в гла­за де­вуш­ки, и все­ляя в собс­твен­ные гла­за уве­рен­ность в сво­ей пра­воте. – Ты же зна­ешь, что на каж­дые де­сять мет­ров в этом до­ме есть ох­ранник, вер­но? - Бел­ла над­ломлен­но кив­ну­ла, опус­кая взгляд. - На каж­дые пять мет­ров здесь ви­де­ока­меры, и ох­ра­на не спит ни днем, ни ночью, сле­дя за все­ми по­меще­ни­ями это­го особ­ня­ка. Ты в пол­ной бе­зопас­ности, род­ная! 
Она сно­ва всхлип­ну­ла, и, ви­димо, по­вери­ла в его сло­ва, по­тому что её дрожь по­тихонь­ку на­чала уни­мать­ся, как и ры­дания, поз­во­ляя наб­рать в лег­кие по­боль­ше воз­ду­ха: 
- Я всег­да бу­ду здесь, с то­бой? – с на­деж­дой про­из­несла она, жаж­дя ус­лы­шать сло­ва, в ко­торых так нуж­да­лась. Ведь имен­но её мо­раль­ная, а не фи­зичес­кая за­щищен­ность бес­по­ко­ит де­вуш­ку. Кра­ем соз­на­ния, ко­торый при­над­ле­жит взрос­лой жен­щи­не Бел­ле, она по­нима­ет, что бо­ять­ся не­чего, но тот ре­бенок, та ма­лень­кая де­воч­ка что жи­вет в ней уже столь­ко лет и стра­да­ет от бо­ли, при­пой­мен­ной род­ным от­цом, вот она бо­ит­ся, и не по­нима­ет. И не пой­мет по­ка не ус­лы­шит под­твержде­ния, не уви­дит сво­ими гла­зами собс­твен­ную за­щищен­ность от все­го на све­те. 
- Всег­да! – по­обе­щал Эд­вард, от­во­дя взгляд, и на­де­ясь что не пе­решел гра­ницу. Сто­ило ли за­рекать­ся? А ес­ли Бел­ла са­ма за­хочет по­кинуть этот дом, ста­нет ли он её удер­жи­вать? На­пом­нит ли про это обе­щание? Пе­режи­вет ли её уход? 

Впро­чем в бли­жай­шем бу­дущем та­кое ожи­дать не сто­ит, и мож­но в во­лю от­дать­ся за­боте о сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке, и да­же по­обе­щать нав­сегда ос­та­вить её в этом по­местье… 
- Боль­ше­го мне и не на­до… - удов­летво­рен­но про­из­несла Бел­ла, вды­хая но­вую пор­цию воз­ду­ха, и за­ново при­жима­ясь к Эд­варду, нас­лажда­ясь за­пахом, ис­хо­дящим от не­го. 

Все что за­висит от Кал­ле­на, все что ему при­над­ле­жит, все его ес­тес­тво, слов­но ле­карс­тво для неё! Оно ни­ког­да не пе­рес­та­нет быть не­об­хо­димым ей, по­тому что она наш­ла то, что дав­но ис­ка­ла – она наш­ла дру­га, наш­ла за­щит­ни­ка. Она бы очень хо­тела ос­час­тли­вить Эд­варда, стать Его, но она вряд ли смо­жет это сде­лать, тем бо­лее сей­час, со шра­мом от дей­ствий Чар­ли. Ско­рее все­го она ни­ког­да не ста­нет для не­го нас­то­ящей жен­щи­ной. 

Ус­тро­ит ли его это? 
Ос­та­нет­ся ли он с ней пос­ле это­го? 

Впер­вые за столь­ко вре­мени она ре­шилась от­ве­тить на этот воп­рос, по­нимая что счи­та­ет вер­но – да, он ос­та­нет­ся, по­тому что он лю­бит её, пусть по­ка и не го­ворил об этом. Но его дей­ствия, пос­тупки, фра­зы и же­лания по­вевс­тву­ют ей об этом. 
Ос­та­лось от­ве­тить на один воп­рос, ко­торый не да­ет ей по­коя. 

Лю­бит ли его она? Ос­та­нет­ся ли с ним нес­мотря ни на что? Или прос­то ищет заб­ве­ния от собс­твен­ной бо­ли? 

Ка­ков же её от­вет?

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)