17 октября 2015 Просмотров: 693 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 27

 

Гла­ва 27 - Не­веро­ят­но, но факт!

- Бел­ла, ты прос­ти ме­ня за ту ис­те­рику, – не­лов­ко на­чал Эд­вард. - Ты не дол­жна бы­ла это­го ви­деть… - ви­нова­то про­из­нес Кал­лен, по­ка Бел­ла с ве­личай­шей ос­то­рож­ностью и сте­риль­ны­ми бин­та­ми об­ра­баты­вала его пра­вую ру­ку, на ко­торой крылья ан­ге­ла по­дарен­но­го Иза­бел­лой ос­та­вили свои от­пе­чат­ки. 
- Нет, дол­жна! – улы­ба­ясь, вос­клик­ну­ла Бел­ла. – Ведь сна­чала и ты не дол­жен был ви­деть мо­их ис­те­рик! 
Эд­вард улыб­нулся вмес­те с ней, все ещё наб­лю­дая, как она об­ма­тыва­ет бе­лую по­вяз­ку вок­руг его ру­ки. 
- Ты то­же прос­ти ме­ня,за ту ис­те­рику по по­воду пси­холо­гов, – шеп­ну­ла Бел­ла, под­ни­мая на Кал­ле­на шо­колад­ные гла­за. – Я прав­да не мо­гу рас­ска­зать все это, ес­ли бы мог­ла, рас­ска­зала...
- Ни­чего, прой­дет вре­мя, и ты смо­жешь, – ус­по­ка­ива­ющим то­ном про­гово­рил Эд­вард. А по­том ти­хим ше­потом до­бавил – И я смо­гу. 
Бел­ла по­чувс­тво­вала, что не сто­ит про­дол­жать эту те­му, и по­это­му пе­реве­ла раз­го­вор в дру­гое рус­ло: 
- Раз уж я с бин­та­ми, мо­жет быть, по­кажешь свою ра­ну? – дру­желюб­но спро­сила она, нес­ме­ло улы­ба­ясь. Эд­вард не­довер­чи­во взгля­нул на неё, сом­не­ва­ясь, что по­доб­ные зре­лища нуж­ны его ма­лень­кой де­воч­ке: 
- Не ис­пу­га­ешь­ся? – оза­бочен­но спро­сил он, сле­дя за каж­дой эмо­ци­ей в её гла­зах и на ли­це, но ни­чего не на­ходя. По­хоже, она дей­стви­тель­но не бо­ит­ся, и ей да­же не про­тив­но. За что ему та­кой не­бес­ный по­дарок? 
- Че­го-че­го, а кро­ви я не бо­юсь, – по­жала пле­чами Бел­ла, вспо­миная, как Чар­ли при­ходил до­мой из­би­тый, и его за­бира­ла ско­рая по­мощь. Это слу­чалось так час­то, что она да­же пе­рес­та­ла вздра­гивать от его по­бито­го ви­да. Ко­неч­но все это про­ис­хо­дило до то­го слу­чая, по­тому что пос­ле не­го она не то что вздра­гива­ла, она за­пира­лась в ком­на­те да­же от Ре­не, он тре­вожил её и дня­ми и но­чами да­же ког­да его са­мого не бы­ло ря­дом. Она по­чувс­тво­вала как страх и сей­час гро­зит­ся ско­вать её сво­ими око­вами, и по­это­му ос­та­нови­ла эту глу­пую че­реду мыс­лей. 
- Лов­лю те­бя на сло­ве! – ух­мы­ля­ясь, но все так же нем­но­го вол­ну­ясь за Бел­лу, про­из­нес Эд­вард, рас­стё­гивая ру­баш­ку от­но­ситель­но здо­ровой пра­вой ру­кой. Ког­да пу­гови­цы бы­ли рас­стёг­ну­ты, он по­тянул ткань вниз, но как ока­залось слиш­ком рез­ко, по­тому что че­рез се­кун­ду Бел­лы ус­лы­шала его приг­лу­шен­но ши­пение и скре­жет зу­бов. 
Эд­вард сно­ва по­чувс­тво­вала боль, но ря­дом с ним Бел­ла, и ей ви­деть эту его боль сов­сем не нуж­но. В кон­це кон­цов, все про­ходит. Его ра­на не ста­нет ис­клю­чени­ем. 
- Да­вай я по­могу? – ми­лос­ти­во пред­ло­жила Бел­ла, и, обой­дя Кал­ле­на, мед­ленно и ос­то­рож­но по­мог­ла ему стя­нуть ру­баш­ку. 
- Спа­сибо! – вы­дох­нул Эд­вард, ког­да Бел­ла сно­ва ока­залась пе­ред его ли­цом. На мил­ли­секун­ду ему по­каза­лось, что она сму­щена, но сов­сем ско­ро сму­щение на её ли­це ис­чезло, сно­ва спря­тан­ное под мас­кой дру­желю­бия. Эд­вард ти­хо ус­мехнул­ся: он как ник­то дру­гой знал, как сво­дит с ума его те­ло. Ви­димо за эти две не­дели, что он пе­рес­тал по­сещать спор­тзал, ма­ло что из­ме­нилось, раз Бел­ле то­же пон­ра­вилось. 

Са­ма же де­вуш­ка, ещё стоя у спи­ны Эд­варда, уви­дела всю его при­род­ную кра­соту в пол­ном све­те. Иде­аль­но ров­ная, глад­кая, пусть и блед­ная ко­жа, мус­ку­лис­тая, но не нас­толь­ко как у Эм­ме­та, а как нуж­но, спи­на Кал­ле­на выг­ля­дела как зад­няя часть из­ва­яния Адо­ниса. А его грудь, его пле­чи... Эд­вард дей­стви­тель­но прек­ра­сен! По­чему он выб­рал имен­но её? Что он в ней на­шел? За все свои го­ды к внеш­ности она от­но­силась очень кри­тичес­ки: длин­ные ко­рич­не­вые во­лосы, ка­рие гла­за, блед­ное ли­цо (но не нас­толь­ко блед­ное как у Кал­ле­на), строй­ное те­лос­ло­жение, вы­сокие ску­лы и ро­зовые гу­бы. Она ни­ког­да не счи­тала се­бя кра­сави­цей, и вряд ли ей яв­ля­лась. Её кра­сотой во­об­ще ник­то не вос­хи­щал­ся! У Ре­не то ли не бы­ло вре­мени на это, то ли, как и все дру­гие лю­била внут­реннюю кра­соту Бел­лы, а не на­руж­ную, а Эд­вард – он на­зывал её кра­сави­цей! Он вос­торгал­ся её кра­сотой внеш­ней, не толь­ко внут­ренней. Она по­нять не мог­ла, о чем он ду­ма­ет, и сна­чала про­бова­ла бе­жать от это­го, на­зыва­ла его су­мас­шедшим, об­ма­нывая са­му се­бя... 

Нет, Кал­лен оп­ре­делен­но гор­дился сво­ей внеш­ностью, сво­ей кра­сотой, но при Бел­ле он это­го не по­казы­вал. Ему, не­сом­ненно, бы­ло при­ят­но, ког­да она вос­хи­щалась его кра­сотой, но он ни­ког­да не ста­вил эту кра­соту вы­ше ее, не­уже­ли он то­же при­вязал­ся к ней? При­вязал­ся ещё тог­да, ког­да впер­вые ус­тро­ил скан­дал, там, на ве­ран­де? Он вел се­бя ужас­но и неп­рости­тель­но, но те­перь она зна­ла при­чину, и мог­ла по­нять его. Он то­же не смог сми­рить­ся с по­терей род­но­го че­лове­ка, как и она. Он жил с этой болью, и ког­да при­ходи­ла воз­можность вы­пус­тить хоть ма­лую часть её, он это де­лал. Это де­лала и Бел­ла. Все это не­отъ­ем­ле­мая часть ре­аль­нос­ти, по­тому что веч­но стра­дать не мо­жет ник­то. Луч­ше быть счас­тли­вым, ка­ким бы ни бы­ло это счастье. 
И, ка­жет­ся, она наш­ла своё счастье. Сво­его Эд­варда. 

Эти мыс­ли очень быс­тро про­бежа­ли в го­лове де­вуш­ки, по­это­му, ког­да она при­нялась раз­ма­тывать бин­ты, то пол­ностью сос­ре­дото­чилась на том, что де­ла­ет. Ещё од­ной при­чиной это­му был вни­матель­ный взгляд Кал­ле­на на её ли­цо свер­ху-вниз из-за его рос­та. Он сле­дил за ли­цом Бел­лы и при ма­лей­шем приз­на­ке ис­пу­га го­тов был тут же пе­рек­лю­чить вни­мание Бел­лы на се­бя, и ка­ким-то мис­ти­чес­ким спо­собом наб­ро­сить на се­бя ру­баш­ку сно­ва. 

Но у Бел­лы не бы­ло ни от­вра­щения, ни ис­пу­га, ког­да она сня­ла пос­ледний слой по­вяз­ки с пле­ча Эд­варда, и взгля­ду её пред­ста­ла са­мая нас­то­ящая ог­нес­трель­ная ра­на. На её ли­це не бы­ло ни­чего кро­ме со­жале­ния. Она со­чувс­твен­но пос­мотре­ла на Эд­варда, за­ново вспо­миная, как мог­ла ли­шить­ся и его. Око­ло двад­ца­ти сан­ти­мет­ров вниз, и этот стре­лок по­пал бы в сер­дце! Как же ему уда­лось так силь­но про­мах­нуть­ся? Или его вов­ре­мя за­метил Эд­вард? Впро­чем, это не­важ­но, глав­ное, что Кал­лен жив и пе­ред ней. Ос­таль­ное она пе­ретер­пит как-ни­будь. 
- Бел­ла? – поз­вал Эд­вард, не­уве­рен­ный в том, что все в по­ряд­ке. 
- Все хо­рошо! – быс­тро от­ве­тила де­вуш­ка и при­нялась с ве­личай­шей ос­то­рож­ностью, ста­ра­ясь не ка­сать­ся паль­ца­ми мес­та ра­ны Эд­варда, об­ма­тывать вок­руг неё све­жую бе­лую бин­то­вую по­вяз­ку. Ког­да с этим бы­ло по­кон­че­но, она сно­ва по­мог­ла на­деть ему ру­баш­ку. 
Ес­ли с по­мощью од­ной ру­ки Кал­лен ещё был в сос­то­янии рас­стег­нуть пу­гови­цы, то для зас­те­гива­ния ему яв­но бы­ла не­об­хо­дима по­мощь Бел­лы. Она обод­ря­юще улыб­ну­лась ему, и её лов­кие паль­чи­ки за­пор­ха­ли на тка­ни, сво­дя её вмес­те. Де­ло бы­ло сде­лано за пол­то­ры ми­нуты. 
- Как ты де­лал это сам? – вспо­миная о том, что пос­то­ян­но ви­дела Кал­ле­на в ру­баш­ке, не­пони­ма­юще спро­сила Бел­ла. – Я не хо­чу оби­деть те­бя, но раз­ве те­бе не бы­ло боль­но? – она сно­ва со­чувс­твен­но взгля­нула на муж­чи­ну. Он ус­мехнул­ся: 
- Обыч­но это за­нима­ло не­мало вре­мени. 
- Не бой­ся, ско­ро все бу­дет как преж­де! – по­обе­щала Бел­ла, пог­ля­дывая на его ле­вую ру­ку, и на­зывая вол­шебс­твом со­вер­шенно обы­ден­ные ве­щи. Он не це­нил их, не счи­тал цен­ностью. Воз­можно, это бу­дет его на­каза­ние до кон­ца жиз­ни, а воз­можно это ан­гель­ское соз­да­ние, его Бел­ла, смо­жет вы­лечить его. Вре­мя по­кажет. 
- С то­бой мне не­чего бо­ять­ся, – улыб­нулся Эд­вард, лас­ко­во и неж­но смот­ря на Бел­лу, ко­торая слег­ка пок­расне­ла под его взгля­дом. Она ог­ля­нулась, и взгляд её пал на уже на об­мы­тую от кро­ви сво­его вла­дель­ца фи­гур­ку, сто­ящую на сто­ле за спи­ной Эд­варда: 
- А что свя­зано с этим ан­ге­лом? – ак­ку­рат­но спро­сила она, вспо­миная как Кал­лен ос­терве­нело сжи­мал его в ру­ке. 
- Иза­бел­ла… - ти­хо от­ве­тил он, и Бел­ла по­жале­ла, что спро­сила. Они ведь толь­ко ус­по­ко­ились, толь­ко спра­вились с этой не­дав­ней болью, и она сно­ва все пор­тит. 
- Яс­но, – не­од­нознач­но от­ве­тила де­вуш­ка, ог­ля­дыва­ясь вок­руг и ища дру­гую те­му для раз­го­вора, но Эд­вард не дал ей это­го сде­лать, ре­шая, что мо­жет рас­ска­зать сво­ей Бел­ле хоть что-ни­будь. У не­го не бы­ло воз­можнос­ти вы­гово­рить­ся ни пе­ред кем, толь­ко пе­ред ней. Упус­тит ли он эту воз­можность? Нет. 
- Ей бы­ло во­семь, ког­да она по­дари­ла мне это­го ан­ге­ла. Она ска­зала, что он бу­дет на­поми­нать мне о ней, - го­рес­тно на­чал Эд­вард, смот­ря ку­да-то по­верх Бел­лы, и все­ми си­лами пы­та­ясь сно­ва не уто­нуть в пу­чине стра­даний и от­ча­янья от то­го, что боль­ше не мо­жет уви­деть свою Белль, не мо­жет об­нять её, не мо­жет ска­зать, как он её лю­бит… - Это глу­по, по­тому что я бы ни­ког­да не за­был о ней, – про­дол­жал Эд­вард, и сер­дечко Бел­лы сжи­малось от бо­ли, но на этот раз не от собс­твен­ной, а от бо­ли Эд­варда. 
- И те­перь я по­нимаю, что это дей­стви­тель­но вос­по­мина­ние, этот ан­ге­лочек на­поми­на­ет мне о том, ка­кой она бы­ла, он хра­нит в се­бе сот­ни вос­по­мина­ний, и она бы­ла пра­ва, ког­да выб­ра­ла имен­но его, что бы по­дарить мне на Рож­дес­тво, – за­кон­чил Эд­вард, чувс­твуя, что на од­ну со­тую до­лю го­ря он смог най­ти из­бавле­ние. 
Он пос­мотрел на Бел­лу, и та без лиш­них слов об­ня­ла его, чувс­твуя, что этим и мо­жет по­мочь ему. Она не зна­ла по­чему, но ока­залась пра­ва. Имен­но так и бы­ло. Эд­вард сам не знал, по­чему на­ходит из­бавле­ние в ру­ках этой де­воч­ки, по­ка не по­нял, что лю­бит её боль­ше все­го на све­те. И при­чиной это­му бы­ло не имя, хо­тя и не без то­го. Он по­любил её за нас­то­ящую, от­кры­тую и цве­тущую ду­шу. Нес­мотря на все стра­дания, она ос­та­лась та­кой же свет­лой и лю­бящей, бу­дем на­де­ять­ся, лю­бящей имен­но его… 
Ес­ли бы он в тот мо­мент мог про­читать мыс­ли Бел­лы, то её не­уве­рен­ные по­мыс­лы о люб­ви точ­но под­твер­ди­ли его до­гад­ки. Са­ма тол­ком не зная обо всем, она уже его лю­била. Бел­ла лю­била его за то же, за что и он её. За от­кры­тость, за чес­тность и за прек­расную ду­шу. И пусть он бы­ва­ет жес­ток, пусть он мо­жет сде­лать боль­но. Но он ведь с ней! Он не бро­са­ет её и ни­ког­да не бро­сит! Она лю­бит его всем сер­дцем, да­же не по­доз­ре­вая об этом, но ско­ро она уз­на­ет и тог­да для них обо­их при­дет дол­гождан­ная вес­на, пос­ле су­ровых зим­них ду­шев­ных хо­лодов! 
- Эд­вард, ты го­ворил, что не был же­нат? – вспом­ни­ла Бел­ла, все ещё не от­ры­ва­ясь от Эд­варда, и пря­ча свое ли­цо у не­го на гру­ди. 
- Это так, – мед­ленно от­ве­тил Эд­вард, не­пони­ма­юще смот­ря на Бел­лу, но, не ви­дя её ли­ца. Она что, рев­ну­ет? Или не до­веря­ет ему? 
- А как же мать Иза­бел­лы? – быс­тро спро­сила де­вуш­ка, и на се­кун­ду заж­му­рилась, на­де­ясь, что на этот раз сно­ва не пе­реш­ла гра­ницу. 
- Она бы­ла мо­ей сек­ре­тар­шей, - бес­цвет­ным го­лосом со­об­щил Кал­лен 
- Бы­ла? – не­пони­ма­юще пе­рес­про­сила Бел­ла, на­бира­ясь сме­лос­ти, что бы отс­тра­нить­ся и взгля­нуть на муж­чи­ну – Она, что же, умер­ла? 
- Я не знаю, – по­жал пле­чами Кал­лен. – Она ро­дила де­воч­ку втай­не от ме­ня, а по­том, че­рез пол­то­ра го­да я на­шел под дверью ре­бен­ка... – Эд­вард пре­рывис­то за­дышал, и вос­по­мина­ния сно­ва зах­лес­тну­ли его. 
Он пе­ремес­тился в тот дож­дли­вый день сен­тября, в 1993 год, ког­да вый­дя на по­рог сво­его но­вого особ­ня­ка, толь­ко что по­дарен­но­го Кар­лай­лом на де­вят­надца­тилет­ние, уви­дел ре­бен­ка в ка­кой-то ко­лыбе­ли. Ма­лыш в ко­лыбе­ли спал, а по­верх оде­яла ле­жала за­пис­ка, на­писан­ная вто­ропях на клей­ких лис­точках для офи­са - «Это твоя дочь. Иза­бел­ла». Его шо­ку тог­да не бы­ло пре­дела. Ко­неч­но, все Кал­ле­ны и в том чис­ле Элис, при­няли ма­лыш­ку, но Эд­вард не ос­тавлял по­ис­ки, на­де­ясь най­ти мать сво­его ре­бен­ка. Он пе­рерыл всю Аме­рику в по­ис­ках сво­ей быв­шей лю­бов­ни­цы, но так и не смог её най­ти. Она буд­то бы рас­тво­рилась, а у не­го бы­ли на­мере­ния же­нить­ся на ней, раз уж она по­дари­ла ему дочь! Но это все прош­ло, про­пало и ис­чезло. Он бы, на­вер­ное, и не вспом­нил о том дне, ес­ли бы Бел­ла сей­час не спро­сила о ма­тери его до­чери. 
- Ти­ше, ти­ше, – Бел­ла сно­ва лас­ко­во про­вела паль­ца­ми по его ще­ке, пы­та­ясь по­казать, что все хо­рошо, и сно­ва ко­ря се­бя за зат­ра­гива­ние этой те­мы. Да уж, нуж­но что-то де­лать с её рве­ни­ем к раз­го­вору о зап­ретном. 
- Это бы­ло уже очень дав­но… - про­мол­вил Эд­вард. 
- Сколь­ко ей бы­ло лет? – спро­сила Бел­ла, не сво­дя глаз с Кал­ле­на, и пог­ла­живая его ли­цо. 
- Де­сять, – шеп­нул он, вспо­миная тот са­мый день, ког­да все это слу­чилось, и за­ново го­ря в аду. Тут уж и да­же при­кос­но­вение Бел­лы ма­ло чем по­мога­ло, по­это­му ему са­мому приш­лось все­ми си­лами от­го­нять стра­даль­чес­кие мыс­ли, да­бы сно­ва не на­пугать свою ма­лень­кую де­воч­ку не­зап­ла­ниро­ван­ной ис­те­рикой. 
- Семь лет на­зад ей бы­ло де­сять? – буд­то не ве­ря пе­рес­про­сила Бел­ла. Эд­вард кив­нул, не по­нимая, к че­му она кло­нит, и все ещё бо­рясь со стра­дани­ями. 
- То есть сей­час ей бы бы­ло сем­надцать? – с лег­ким ужа­сом про­из­несла де­вуш­ка, чем по­рази­ла Эд­варда ку­да силь­нее, чем боль. Он, не ве­ря смот­рел на Бел­лу, а та на не­го. В её шо­колад­ных гла­зах от­ра­жал­ся страх и ка­кая-то скры­тая нер­возность. 
- Ког­да ты ро­дилась? – спро­сил он вслух, все ещё наб­лю­дая за де­вуш­кой, и за­мечая, что её паль­цы за­мер­ли на его ще­ке. Как он мог не за­метить го­да рож­де­ния в её де­ле? Как он мог не вспом­нить об этом, ког­да она ска­зала, что ей сем­надцать? Не­уже­ли он дей­стви­тель­но на­чинал за­бывать все свя­зан­ное с Иза­бел­лой? 
- Де­сято­го сен­тября 1992 го­да, - мед­ленно про­из­несла Бел­ла, вспо­миная то, что рас­ска­зыва­ла ей Ре­не. 
- Де­сято­го…сен­тября? – блед­нея ещё боль­ше, чем есть, спро­сил Эд­вард, на­де­ясь, что она прос­то не­удач­но шу­тит или оши­ба­ет­ся. Глу­по, ей не­зачем шу­тить, а оши­бать­ся по по­воду да­ты рож­де­ния она ни­как не мо­жет! 
- А Иза­бел­ла? – воп­ро­шала Бел­ла, уже до­гады­ва­ясь об от­ве­те и пу­га­ясь его од­новре­мен­но. Это что, зак­лятье та­кое? По­чему тог­да имен­но с ней? Иза­бел­ла = Иза­бел­ла, 1992 = 1992, 10.10 – 10.10 - это яв­но ка­кая-то ошиб­ка, шут­ка или кол­довс­тво. Не бы­ва­ет та­ких сов­па­дений! Это прос­то не­ре­аль­но! 
- То­же, - вы­дох­нул Эд­вард, от­во­дя взгляд от де­вуш­ки, и на­тыка­ясь на окон­ную ра­му, за ко­торой яр­ко све­тило сол­нце. Он ду­мал о том что же, что и Бел­ла, о том, бы­ва­ет ли че­реда та­ких страш­ных и пу­га­ющий сов­па­дений, ко­торые про­ис­хо­дят с ним. 
- Не­уже­ли это прав­да? – про­шеп­та­ла Бел­ла, ища от­ри­цания или под­твержде­ния в ос­текле­нев­шем, буд­то бы ша­рик со сне­жин­ка­ми с фес­ти­валя в Мон­те-Кар­ло, взгля­де Эд­варда. 
- Я не знаю! – от­ча­ян­но вос­клик­нул он, и ми­гом вспом­нил про пап­ку с ин­форма­ци­ей о Бел­ле, на­де­ясь най­ти точ­ный от­вет там. Он быс­тро под­нял пап­ку с по­ла под удив­ленный взгляд де­вуш­ки, и рас­крыл её на треть­ей стра­нице. 
- Де­сято­го сен­тября ты­сяча де­вять­сот де­вянос­то вто­рого го­да, - ед­ва ше­веля гу­бами, про­из­нес Эд­вард, за­мирая с си­ней пап­кой в ру­ках, и смот­ря ку­да-то по­верх Бел­лы. 
Са­ма де­вуш­ка бы­ла ис­пу­гана, но ещё силь­нее она ис­пу­галась, уви­дев в пап­ке пол­ное досье на се­бя и Ре­не. Не­боль­шие пор­тре­ты ма­тери и до­чери бы­ли прик­репле­ны на пра­вом уг­лу фай­лов. 
- Что это? – не­пони­ма­юще спро­сила она, про­водя ру­кой по шер­ша­вой по­вер­хнос­ти лис­та пап­ки, ко­торую толь­ко что заб­ра­ла у Эд­варда. – От­ку­да это у те­бя? 
Эти­ми нес­коль­ки­ми сло­вами она зас­та­вила да­же Эд­варда опом­нить­ся, и он пе­ревел грус­тный и умо­ля­ющий взгляд на неё: 
- Бел­ла это… 
- И дав­но ты со­бира­ешь ин­форма­цию обо мне? – ти­хим ше­потом с уко­риз­ной про­из­несла она, не ве­ря, что это и на са­мом де­ле про­ис­хо­дит. 
- Пе­ред тем как при­вез­ти те­бя сю­да, я уз­нал, кто ты… – соз­нался Эд­вард, и те­перь его боль о прош­лом и сов­па­дени­ях быс­тро уня­лась, по­тому что ре­аль­ность гро­зилась пов­то­рить ис­то­рию, и от­нять у не­го Бел­лу. Сей­час он дол­жен быть здесь и сей­час, и он бу­дет. Ина­че все сно­ва рух­нет в ру­инах, так и не пос­тро­ив­шись. Его сер­дце ед­ва не ра­зор­ва­лось, ког­да она не хо­тела его воз­вра­щения и сно­ва рас­цве­ло, ког­да она про­сила его вер­нуть­ся, го­вори­ла что ску­ча­ет. А те­перь? 
- С са­мого на­чала? – оша­рашен­но про­из­несла де­вуш­ка, и го­ресть пре­датель­ства боль­но коль­ну­ла её сер­дце. Он все знал о ней с са­мого на­чала. Он со­бирал о ней све­денья, и мог при­ходить, про­ся рас­ска­зать о се­бе, все вре­мя он врал, врал! 
- Бел­ла, я не чи­тал даль­ше тво­его име­ни! – клят­венно со­об­щил Эд­вард. – Я и вправ­ду ни­чего о те­бе не знаю! 
- Как ты… - Бел­ла за­дох­ну­лась от слез, по­тек­ших по её ще­кам. Сле­зы бо­ли от пре­датель­ства, при­чинён­но­го тем, от ко­го сов­сем не ожи­да­ешь. Буд­то бы удар но­жом в спи­ну от са­мого близ­ко­го дру­га, или да­же не дру­га, уже не дру­га... Бо­же, она ведь пол­ностью ве­рила ему! – Как ты мог? – вы­дох­ну­ла она, вы­тирая сле­зы тыль­ной сто­роной ла­дони, и по-преж­не­му уко­риз­ненно смот­ря то на до­кумент, то на муж­чи­ну. 
- Бел­ла, ми­лая! – Эд­вард умо­ля­юще про­тянул к ней здо­ровую ру­ку, но она, от­тол­кнув её, лишь силь­нее зап­ла­кала, и, от­швыр­нув пап­ку в угол, вы­бежа­ла из ка­бине­та...

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)