17 октября 2015 Просмотров: 735 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 2

 

Гла­ва 2 - Я её хо­чу!

- Ма­ма, ма­ма, что та­кое? – пе­репу­ган­ная Бел­ла сто­яла пе­ред Ре­не, тор­мо­ша её за пле­чи, по­ка жен­щи­на от­ча­ян­но бо­ролась с ох­ва­тив­шим её ужа­сом.
Для Бел­лы, у ко­торой с детс­тва в до­ме бы­ла нап­ря­жен­ная об­ста­нов­ка, сос­то­яние Ре­не го­вори­ло о над­ви­га­ющей­ся бе­де. Она по­нима­ла, что про­изош­ло неч­то ужас­ное в ма­гази­не, толь­ко вот что?
- Бел­ла... мы дол­жны... - про­гово­рила Ре­не, но вмиг опом­ни­лась и зат­кну­лась, что­бы доч­ка не зна­ла ни­чего о проб­ле­ме и тех муж­чи­нах... Она не хо­тела под­вергать жизнь сво­его единс­твен­но­го и лю­бимо­го ре­бен­ка опас­ности.
- Что мы дол­жны, мам? – спро­сила Бел­ла, уса­живая мать на пле­теный стул пос­ре­ди ма­лень­кой, об­ветша­лой кух­ни.
- Ох, Беллз... - прос­то­нала Ре­не и от­ки­нулась на спин­ку сту­ла. – Я не мо­гу те­бе ска­зать, я не хо­чу, что бы ты зна­ла!
- Зна­ла о чем? – не­до­уме­вала бед­ная де­вуш­ка, пы­та­ясь по­нять все по ли­цу ма­тери.
- Мы дол­жны де­нег, Бел­ла! – сда­лась Ре­не, ис­тошно вык­рикнув пос­леднее сло­во.
- Де­нег? Ко­му? 
- На­логи! Мы не пла­тим на­логи три ме­сяца! Се­год­ня за ни­ми при­ходи­ли... 
- Мам, все в по­ряд­ке! Я за­рабо­таю эти день­ги, вот уви­дишь! – по­жала пле­чами Бел­ла, буд­то это бы­ло нап­ле­ватель­ское де­ло. На са­мом же де­ле, она прос­то хо­тела уте­шить мать.
- Нет, ма­лыш­ка... - Ре­не по­кача­ла го­ловой, сма­хивая сле­зы. – Мы не смо­жем их от­дать, а ты не смо­жешь их за­рабо­тать... За два дня мы ниг­де не дос­та­нем пять ты­сяч дол­ла­ров!
- Пять ты­сяч?! – го­лос Бел­лы по­высил­ся на три ок­та­вы, но она при­тих­ла и за­пус­ти­ла ру­ки се­бе в во­лосы, цеп­ля­ясь за рос­кошные ло­коны так, буд­то ис­ка­ла там под­дер­жку.
- Да... - Ре­не поз­во­лила сле­зе стечь по ще­ке, а по­том быс­тро и рез­ко об­ня­ла свою дочь, при­жимая к гру­ди, в по­пыт­ке ог­ра­дить от всех бед на све­те! Она прек­расно по­нима­ла, что их ждет – ули­ца, хо­тя бы пер­вые па­ру ме­сяцев, по­ка она не най­дет ра­боту... Ес­ли во­об­ще най­дет!
А, мо­жет, там они и ум­рут – под за­бором, слов­но вши­вые со­баки? 
Это од­но­му Бо­гу из­вес­тно...

А тем вре­менем в до­ме Эд­варда Кал­ле­на тво­рилось что-то не­объ­яс­ни­мое. Все вок­руг пре­быва­ли в ожи­дании ка­кого-то важ­но­го со­бытия, толь­ко так мож­но объ­яс­нить по­веде­ние мрач­но­го и мол­ча­ливо­го хо­зя­ина, раз­да­вав­ше­го раз­дра­жен­ные при­казы нап­ра­во и на­лево.
В кон­це кон­цов, мис­тер Кал­лен вы­шел на ве­ран­ду, что­бы поз­во­нить сво­ему луч­ше­му и единс­твен­но­му дру­гу – Джас­пе­ру Хей­лу.
- Джас­пер, ты мне ну­жен, сроч­но! – нес­коль­ко слов, и Эд­вард по­весил труб­ку, чувс­твуя, как в гор­ле об­ра­зу­ет­ся ту­гой ко­мок. Что с ним та­кое? Та­кого бес­по­кой­ства он не ис­пы­тывал бо­лее де­сят­ка лет! Что из­ме­нилось?
Он сам не по­нимал. Лишь в его ру­ке бы­ло за­жато то са­мое не­боль­шое фо­то де­вуш­ки с при­тяги­ва­ющей улыб­кой. Иза­бел­ла... од­но имя уби­ва­ет его... а эта де­вуш­ка... что в ней та­кого? По­чему он не мо­жет отор­вать от неё взгля­да?
Часть сво­их трид­ца­ти пя­ти лет Эд­вард Кал­лен про­жил, слов­но чу­жой сам для се­бя. По­тому, что на про­тяже­нии се­ми лет он скор­бел о сво­ей единс­твен­ной де­воч­ке, о сво­ем сол­нце, о сво­ем воз­ду­хе... 
Ни для ко­го нет ни­чего тя­желее, чем по­терять единс­твен­но­го близ­ко­го че­лове­ка. А он по­терял. И он вы­нуж­ден с этим жить. На­силь­ствен­ное при­чине­ние се­бе бо­ли ни к че­му не ве­ло – он не чувс­тво­вал бо­ли. Он и до се­год­няшне­го дня был слов­но за­моро­жен, а те­перь... Те­перь он пы­ла­ет ог­нем, и его единс­твен­ное же­лание – уви­деть эту де­вуш­ку. Кто она? Яс­но, что дочь Ре­не, толь­ко вот, что она из се­бя пред­став­ля­ет, на са­мом де­ле? Ка­кого чер­та она его так за­цепи­ла? Та­ких, как она, мил­ли­он – да­же сре­ди его прис­лу­ги! Но эти гла­за... они не да­ют ему ды­шать! Они не да­ют ему отор­вать­ся от се­бя... слов­но бы за­тяги­вая в свои ому­ты и не же­лая от­пускать... 
Джас­пер Хейл при­был че­рез пол­ча­са пос­ле звон­ка сво­его дру­га и был про­веден в па­тио к Кал­ле­ну, си­дев­ше­му на од­ном из кре­сел.
- Джас­пер! – Эд­вард под­нялся, как буд­то оч­нувшись от че­го-то, и по­жал муж­чи­не ру­ку. За свои со­рок лет Джас­пер ви­дел мно­го, а его друж­бе с Кал­ле­ном бы­ло поч­ти сем­надцать лет. Но за эти сем­надцать лет он ви­дел, как блес­тят гла­за его дру­га, лишь од­нажды – в день, ког­да он впер­вые уви­дел свою де­воч­ку. А по­том... пос­ле то­го дня он так из­ме­нил­ся, что ка­залось, что ос­та­лась лишь пус­тая обо­лоч­ка че­лове­ка, а ду­ша уле­тела на не­бо, вмес­те с его единс­твен­ной. Он был хо­лоден и мра­чен, и что­бы Джас­пер не пред­при­нимал, вы­вес­ти его из та­кого сос­то­яния не уда­валось ни­кому.
И что он ви­дит? Его друг как буд­то, на­конец, об­рел смысл в су­щес­тво­вании! Хейл хо­рошо знал этот дь­яволь­ский блеск в изум­рудных гла­зах Эд­варда и до­гады­вал­ся, что де­ло тут сто­ит за чем-то по­ис­ти­не цен­ным. Нап­ри­мер, ка­кой-то ред­кой кол­лекци­ей конь­яка или, мо­жет, уте­рян­ны­ми в ве­ках ма­нус­крип­та­ми ан­тичной ми­фоло­гии... Ка­ково же бы­ло его изум­ле­ние, ког­да Кал­лен по­казал ему пор­трет мо­лодень­кой, улы­ба­ющей­ся де­вуш­ки, выр­ванный, черт зна­ет, от­ку­да!
- Что это, Эд­вард? – спро­сил он, при­сажи­ва­ясь ря­дом с дру­гом на под­ло­кот­ник крес­ла.
- Это Иза­бел­ла... - трес­нувшим го­лосом от­ве­тил Эд­вард, и Джас­пер ис­пу­гал­ся ещё силь­нее. Что та­кое слу­чилось? По­чему он на­зыва­ет име­нем сво­ей де­воч­ки эту стран­ную кар­тинку? По­чему он так бо­лез­ненно выг­ля­дит? Или... он тро­нул­ся рас­судком? 
- Эд­вард... Иза­бел­ла умер­ла... Это не она! – ак­ку­рат­но со­об­щил он, по­пытав­шись заб­рать фо­то из рук Кал­ле­на, но тот, ка­залось, не на­мерен его от­да­вать. Он дер­жал в ру­ках этот ми­ни-пор­трет, слов­но в нем зак­лю­чалась вся его жизнь.
- Джас­пер, я не су­мас­шедший! – по­пытал­ся ус­по­ко­ить его Кал­лен. – Это не та Иза­бел­ла, ко­неч­но, это дру­гая... 
- Дру­гая... - мед­ленно пов­то­рил за ним Джас­пер, все ещё пре­бывая в сом­не­нии, в сво­ем ли уме его друг, так вне­зап­но ото­шед­ше­го от го­ря.
- Да, – по­качал го­ловой Эд­вард.
- Пос­лу­шай, от­ку­да ты это взял? - по­шел в нас­тупле­ние Хейл, ре­шив, что по­ра серь­ез­но по­гово­рить с Эд­вардом и по­мочь ему вый­ти из сту­пора.
- Я на­шел это в до­кумен­тах... - ти­хо на­чал Эд­вард, сде­лал глу­бокий вдох, прис­таль­но гля­дя на фо­то, про­дол­жил: - Джас­пер, что со мной? Я смот­рю на это фо­то... и оно при­тяги­ва­ет ме­ня... слов­но маг­нит... Эти гла­за, эта улыб­ка... эти во­лосы... и имя... Иза­бел­ла! – про­гово­рил он, как на ис­по­веди. По­тому что Джас­пер был единс­твен­ный, кто по­нимал его, и ко­му он до­верял. Толь­ко при нем он го­ворил то, что ни­ког­да не стал бы об­суждать с дру­гими... 
- Эд­вард, ты ус­тал, мо­жет быть, те­бе сто­ит взять от­пуск? – по­сове­товал Джас­пер, ре­шив, что с Кал­ле­ном все в по­ряд­ке, и он в сво­ем уме. – Пос­лу­шай, так бу­дет луч­ше для всех. Ты да­же не зна­ком с этой де­вуш­кой!
- Не знаю... - про­мол­вил в от­вет тот.
- Вот ви­дишь! Зна­чит, нам обо­им нуж­но соб­рать­ся и по­лететь ку­да-ни­будь на Га­ити! А как при­летим, те­бе сто­ило бы же­нить­ся, по­тому что, ина­че, ты сов­сем с ума сой­дешь, и ме­ня све­дешь!
- Же­нить­ся... – про­бор­мо­тал Кал­лен, на мгно­вение за­думав­шись, а по­том под­нял взгляд на Джас­пе­ра, ра­дос­тно и по­бедо­нос­но. На­вер­ное, На­поле­он так не ра­довал­ся, ког­да рус­ские ос­та­вили фран­цу­зам Мос­кву.
- Ты прав, Джас­пер! – за­гово­рил он, быс­тро и во­оду­шев­ленно, как ре­бенок в рож­дес­твенское ут­ро. Кал­лен вско­чил со сво­его крес­ла, на­вора­чивая кру­ги по до­щатой по­вер­хнос­ти. – Я же­нюсь! Я же­нюсь на Иза­бел­ле Свон! Кем бы она не бы­ла!
- Эд­вард, ты рех­нулся? – в ужа­се вос­клик­нул Джас­пер, внут­ренне сод­ро­га­ясь от мыс­ли, ка­кая судь­ба ожи­да­ет бед­ную де­вуш­ку.
- Нет, я хо­чу най­ти её! Я хо­чу взять её в же­ны! Зав­тра же! 
- Ус­по­кой­ся, Эд­вард, – уре­зони­вал Хейл. – По­чему имен­но её? Пом­нишь на­шу об­щую зна­комую? Фо­томо­дель Да­кота бу­дет ра­да те­бя ви­деть! Она мне по­зав­че­ра го­вори­ла, что ску­ча­ет по те­бе!
- К чер­ту Да­коту! – взре­вел Кал­лен и крик­нул гром­че, чем ког­да-ли­бо в этом до­ме: – Сти­вен­са ко мне! Сроч­но!
- Эд­вард Кал­лен, ты точ­но рех­нулся! Что ты не­сешь? Не ду­ма­ешь о се­бе, по­думай об этой де­вуш­ке! Она те­бя не зна­ет, у неё своя жизнь, и я став­лю пол мо­его сос­то­яния, что ей нет во­сем­надца­ти!
- Пле­вать! – от­махнул­ся Эд­вард, сно­ва ша­гая по до­щатой ве­ран­де. – Я хо­чу её се­бе!
Джас­пер знал, что тут спо­рить бес­по­лез­но, ка­ким бы бре­довым не ка­залось ре­шение Кал­ле­на... Он с са­мого детс­тва по­лучал все, что ему хо­телось, и сей­час это был не лю­бов­ный по­рыв, а ка­кое-то стран­ное для взрос­ло­го че­лове­ка дет­ское по­меша­тель­ство! В прин­ци­пе, ни­чего страш­но­го тут нет – он хо­чет же­нить­ся, пусть же­нит­ся. И че­го это он, Джас­пер, так раз­волно­вал­ся? Она бу­дет прос­то иг­рушкой – же­ной на па­ру не­дель, а по­том он раз­ве­дет­ся. В кон­це кон­цов, она бу­дет не пер­вая, и не пос­ледняя! Она все­го лишь дев­чушка, для неё это бу­дут рай­ские не­дели - бо­гатс­тво, рос­кошь и та­кой ве­лико­леп­ный лю­бов­ник. По­ис­ти­не, с кра­сотой его дру­га не срав­нится ник­то в этом ми­ре!
На­конец, на по­роге ве­ран­ды по­явил­ся Сти­вен­сон, ко­торый был край­не удив­лен тем, что его поз­вал сам мис­тер Кал­лен, а не глав­ный на­чаль­ник ох­ра­ны, с ко­торым он при­вык ра­ботать.
- Босс, – пос­лы­шалось сза­ди, и Джас­пер с Эд­вардом друж­но улыб­ну­лись. Вско­чив мгно­вен­но, Кал­лен по­дошел к ох­ранни­ку и всу­чил ему в ру­ку фо­тог­ра­фию де­вуш­ки.
- Что­бы зав­тра она бы­ла здесь! Как хо­чешь её при­веди, но жи­вой. – Он не до­бавил боль­ше ни сло­ва, лишь вер­нулся в свое крес­ло и ус­та­вил­ся в го­ризонт.
Рас­те­ряв­ший­ся Сти­вен­сон за­мер пос­ре­ди ве­ран­ды. Джас­пер нер­вно взгля­нул на ис­ту­кана и нап­ра­вил­ся пря­миком к не­му.
- К на­чаль­ни­ку ох­ра­ны за­неси и пе­редай ему сло­ва Мис­те­ра Кал­ле­на, так по­нят­но? – спро­сил он. Сти­вен­сон об­ра­дован­но кив­нул.
Его зва­ли У­ол­тер, и он не был наг­ражден умом, лишь си­лой. Его си­ла так бро­салась в гла­за, что ка­залось, он го­ры мог сдви­нуть со сво­их обыч­ных мест и от­пра­вить бро­дить по све­ту. Этим он и был ну­жен Кал­ле­ну. А все воп­ро­сы, ко­торые не­под­властны уму У­ол­те­ра Сти­вен­со­на, всег­да ре­шал на­чаль­ник ох­ра­ны – Эм­мет Ма­кар­тни, ко­торо­го при­рода наг­ра­дила и си­лой, и умом... По­жалуй, это единс­твен­ный че­ловек на пла­нете, чья си­ла в ра­зы пре­вос­хо­дит не­побе­димо­го У­ол­те­ра.
- Эд­вард, я все по­нимаю, ты хо­чешь но­вую де­вуш­ку, ты хо­чешь ос­час­тли­вить се­бя, но по­чему та­кая спеш­ка? Мы бы под­го­тови­ли все за нес­коль­ко не­дель... или ме­сяцев... 
- Нет, мне нуж­но сей­час... я хо­чу её сей­час... - пов­то­рил Кал­лен, и Джас­пер ос­та­вил за­тею пе­ре­убе­дить дру­га.
- Ты же­нишь­ся на ней зав­тра же? – спро­сил он с сом­не­ни­ем, и Кал­лен на ми­нуту за­думал­ся
- Ду­маю че­рез па­ру дней, хо­телось бы все-та­ки уз­нать её! – со­об­щил он, и Джас­пер удов­летво­рен­но кив­нул. Де­вуш­ка, ес­тес­твен­но, бу­дет шо­киро­вана, но та­кова судь­ба, и она дол­жна бу­дет ей под­дать­ся... Ина­че от­пра­вит­ся к тем, кто от­ка­зал Эд­варду Кал­ле­ну – та­ких бы­ло все­го две – да упо­ко­ит не­бо их ду­ши... 

Су­мер­ки опус­ка­лись на при­город Нью-Й­ор­ка, и в тем­но­те, при све­те лишь од­ной лам­пы, кое-кто си­дел в до­ме Сво­нов за сто­лом и пил чай.
Юная Иза­бел­ла Свон - речь идет о ней - ещё ни­чего не зна­ла о сво­ей судь­бе, кро­ме то­го, что дол­жна по­могать ма­тери за то, что та ро­дила и вы­рас­ти­ла её прак­ти­чес­ки в оди­ноч­ку. Она ещё не до­гады­валась, кто же­ла­ет её и по­чему, она не зна­ла, что че­рез час в их с ма­терью дом вло­мят­ся го­лово­резы-ох­ранни­ки Кал­ле­на, и ута­щат ее, к не­му в особ­няк. Она пи­ла чай и лас­ко­во смот­ре­ла на свою мать, буд­то бы пред­ви­дя ско­рую и веч­ную раз­лу­ку с ней... 
- Бел­ла, все бу­дет хо­рошо! – по­обе­щала Ре­не, стис­ки­вая её ру­ку, и Бел­ла лу­чезар­но улыб­ну­лась. Пря­мо как на той фо­тог­ра­фии, ко­торую так ле­ле­ял Эд­вард Кал­лен, и на ко­торую так ис­пу­ган­но ко­сил­ся Джас­пер Хейл, в стра­хе, что эта де­вуш­ка раз­ру­шит жизнь его дру­га... Он и не ду­мал тог­да, что был аб­со­лют­но прав! 
Ведь Иза­бел­ла дей­стви­тель­но раз­ру­шит жизнь Эд­варда... 
Тот час, что был у Бел­лы на про­щанье с ма­терью, быс­тро про­летел, и судь­ба по­вела де­вуш­ку по зап­ла­ниро­ван­но­му сце­нарию.
Ед­ва Бел­ла под­ня­лась к се­бе, что­бы ещё нем­но­го по­зуб­рить уро­ки пе­ред зав­траш­ним эк­за­меном, как в дверь на­халь­но дол­го поз­во­нили, до тех пор, по­ка Ре­не не от­кры­ла, ещё не осоз­нав оп­ро­мет­чи­вос­ти сво­его ша­га.
- Дом семьи Свон? – спро­сил один из ох­ранни­ков и, уви­дев, что Ре­не кив­ну­ла, по-хо­зяй­ски во­шел внутрь, ве­дя за со­бой ещё тро­их.
- Вы же ска­зали, что при­дете за день­га­ми пос­ле­зав­тра? – с на­деж­дой спро­сила жен­щи­на, прик­ры­вая дверь.
- А мы не за день­га­ми, мис­сис Свон, – хмык­нул Эм­мет Мак­Кар­тни, сто­яв­ший бли­же всех к Ре­не. – Нам нуж­на Иза­бел­ла!
- Иза­бел­ла? – приг­лу­шен­но ужас­ну­лась жен­щи­на 
- Да, я так по­нимаю, она жи­вет здесь! – про­ком­менти­ровал Эм­мет, оки­дывая кух­ню пре­рывис­тым взгля­дом и при­мечая всю бед­ность и ста­рость дан­но­го мес­та.
Эм­мет был мус­ку­лис­тым, сим­па­тич­ным ша­теном, ко­торо­го час­то на­зыва­ли штан­гистом из-за его би­цеп­сов, ко­торые так обо­жали дев­чонки на пля­жах Ма­либу, где не­ред­ко про­водил от­пуск Эд­вард Кал­лен.
- Нет! – по­кача­ла го­ловой Ре­не, и в её гла­зах заб­лестел ярос­тный блеск. – Она здесь не жи­вет, я жи­ву здесь од­на! Уби­рай­тесь из мо­его до­ма, по­ка я не выз­ва­ла по­лицию!
- Мы не уй­дем без де­вуш­ки! – мяг­ко на­пом­нил Эм­мет. Он не лю­бил драть­ся с жен­щи­нами без яв­ной на то при­чины. А эта выг­ля­дела та­кой из­му­чен­ной и ус­та­лой, что её бы­ло да­же нем­но­го жаль, хо­тя бру­таль­ная на­тура Мак­Кар­тни не при­вык­ла к жа­лос­ти.
- Мам, что та­кое? – пос­лы­шал­ся го­лос Бел­лы, и че­рез се­кун­ду она по­каза­лась на лес­тни­це. Гу­бы Эм­ме­та рас­тя­нулись в улыб­ке, и он оце­нива­юще пос­мотрел на де­вуш­ку в за­тер­том са­рафа­не, ко­торый был в мо­де во вре­мена мо­лодос­ти его ма­тери.
- Так вот из-за ко­го столь­ко шу­ма... Иза­бел­ла! – сла­дос­тно про­тянул он и нап­ра­вил­ся к лес­тни­це. Мать де­вуш­ки прег­ра­дила ему путь сво­ей ру­кой и гнев­но пос­мотре­ла в гла­за.
- Не тро­гай­те мою дочь! Уби­рай­тесь! Я не шу­чу, по­лиция быс­тро при­едет!
- Да­моч­ка, нам не нуж­на ва­ша по­лиция, – от­махнул­ся Эм­мет, и кив­нул двум ох­ранни­кам, что­бы те заб­ра­ли де­вуш­ку.
- НЕТ! – ис­тошно за­вопи­ла Ре­не. - БЕ­ГИ, БЕЛЛЗ! – Она не пред­став­ля­ла, ку­да имен­но бе­жать её до­чери, ведь на­вер­ху нет ни­чего, кро­ме две­ри в ком­на­ту Бел­лы! Да­же ван­ной ком­на­ты! И окон нет... спрыг­нуть не­куда!
Бел­ла пос­лу­шалась со­вета ма­тери и ки­нулась пос­ко­рее на­верх, но бы­ла пой­ма­на и ос­та­нов­ле­на од­ним из ох­ранни­ков, а дру­гой пок­репче пе­рех­ва­тил неж­ное су­щес­тво.
- БЕЛ­ЛА! – во­пила Ре­не, пы­та­ясь выр­вать­ся из цеп­ких рук по­мощ­ни­ка Эм­ме­та. – ОТ­ПУСТИ­ТЕ МОЮ ДОЧЬ, ПРИ­ДУР­КИ, СЕЙ­ЧАС ЖЕ! – Но ник­то и не ду­мал это­го де­лать! При­каз есть при­каз, и его на­до вы­пол­нять. Эд­вард Кал­лен хо­чет эту дев­чонку се­бе, зна­чит, нуж­но её при­вез­ти в особ­няк. Для мис­те­ра Кал­ле­на про­из­нести сло­во «убить» ко­го-ли­бо, ни­ког­да не сос­тавля­ло труд­ности. И ник­то из здесь при­сутс­тву­ющих его лю­дей не хо­тел, что­бы это сло­во про­из­несли в его ад­рес.
- ОТ­ПУСТИ­ТЕ МЕ­НЯ! – зак­ри­чала Бел­ла, но её ник­то не слы­шал. Де­вуш­ку вы­волок­ли на ули­цу, хо­тя она бо­ролась и упи­ралась, пы­та­ясь ос­во­бодить­ся. 
«А она уп­ря­ма», - по­думал Эм­мет, са­жая её в ма­шину и «зак­репляя» с обо­их сто­рон двух ох­ранни­ков.
- Мы с ва­ми свя­жем­ся, Ре­не, – крик­нул на про­щанье Мак­Кар­тни, уво­зя Бел­лу по­даль­ше от род­но­го до­ма... 
Иза­бел­ла Свон так боль­ше ни­ког­да и не уви­дела ма­тери... 
Сле­зы ли­лись по ли­цу, ког­да Ре­не бе­жала за ма­шиной, в бес­силь­ной ярос­ти и бо­ли. Эта кар­ти­на бу­дет дол­го прес­ле­довать Бел­лу, пос­ледний взгляд на мать.
И ку­да её ве­зут?
Что это за лю­ди?
По­чему имен­но она? Что она им сде­лала?
- Кто вы и ку­да ве­зете ме­ня? – спро­сила де­вуш­ка, пы­та­ясь вы­путать­ся из рук ох­ранни­ков. Но те хо­рошо зна­ли свою ра­боту и ни за что бы ни от­пусти­ли её.
- Те­бе по­вез­ло, крош­ка! – с пе­ред­не­го пас­са­жир­ско­го си­денья со­об­щил Эм­метт. – Ты ста­нешь лю­бов­ни­цей са­мого вли­ятель­но­го че­лове­ка в Аме­рике!
- Вы ме­ня ве­зете в Бе­лый дом? – хмык­ну­ла Бел­ла, вы­тирая сле­зы. Эм­мет ус­мехнул­ся – та­кая ма­лень­кая, а столь­ко наг­лости и сар­казма... и что Хо­зя­ин в ней на­шел? 
По­хоже, это зна­ет толь­ко сам Эд­вард Кал­лен.
- Неа, – от­ки­нув­шись на спин­ку си­денья и за­курив, со­об­щил Эм­мет.
- Ку­да же тог­да? – не­до­уме­вала Бел­ла, го­лосом, вы­ражав­шим сар­казм и злость од­новре­мен­но. 
Она, что, ка­мен­ная? По­чему она не ре­вет и не умо­ля­ет их от­пустить её? Так бы пос­ту­пили мил­ли­оны дев­чо­нок, ес­ли бы с ни­ми слу­чилось то же, что с ней! Кто она та­кая?
- Ты са­ма все уви­дишь, ког­да мы при­едем! – со­об­щил Мак­Кар­тни, прик­ры­вая гла­за и все ещё раз­мышляя, ко­го он на этот раз ве­зет к особ­ня­ку Кал­ле­нов... а не бу­дущую ли хо­зяй­ку это­го по­местья? 
Пос­мотрим, что бу­дет из этой выс­кочки... Ес­ли она, ко­неч­но, вы­живет пос­ле зав­траш­не­го, ес­ли от­ка­жет са­мому Эд­варду Кал­ле­ну!
А с её сво­лоч­ным нра­вом, да­же, та­кое мо­жет слу­чить­ся... 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)