17 октября 2015 Просмотров: 702 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 18

 

Гла­ва 18 - "Сто ша­гов"

Эд­вард ехал к кли­нике с та­кой ско­ростью, что, ка­залось, де­ревья во­об­ще ис­чезли из его по­ля зре­ния. Он был зол, бе­зум­но зол, но не на Бел­лу, не на Элис, а на са­мого се­бя. И эта злость бы­ла слов­но нож, кром­са­ющий сер­дце, как кром­са­ют мя­со, преж­де чем ки­нуть ль­вам в зо­опар­ке. Ему бы­ло боль­но и страш­но од­новре­мен­но, и он не знал, как с этим спра­вить­ся. Сей­час ско­рость бы­ла его спа­сени­ем, он ехал быс­трее, чем двес­ти ки­ломет­ров в час, и не от­да­вал се­бе от­чет в воз­можных пос­ледс­тви­ях дан­но­го ре­шения. 

Пос­те­пен­но (око­ло чет­верти пу­ти) его страх стал ути­хать, а боль толь­ко уси­лива­лась. Как он мог так пос­ту­пить с Бел­лой? Как он мог сно­ва поз­во­лить се­бе так вес­ти се­бя с ней? 
Не­уже­ли бы­ло так слож­но сох­ра­нить ту дру­жес­твен­ную ат­мосфе­ру меж­ду ни­ми, как па­ру ча­сов на­зад? Что же это? Что за прок­лятье!? 
В её гла­зах был страх, бы­ло не­дове­рие, и бы­ла са­мая нас­то­ящая боль. Он сде­лал ей боль­но – сно­ва! Ка­кое он имел пра­во так пос­ту­пать с ней? По­чему он та­кой не­нор­маль­ный? 

Са­моби­чева­ние - де­ло хо­рошее, но ему край­не не­об­хо­димо все ис­пра­вить, при­чем в бли­жай­шее вре­мя… Он бы с лег­костью раз­вернул­ся и вер­нулся к Бел­ле, вы­мали­вал бы у неё про­щение да­же на ко­ленях, ес­ли это пот­ре­бу­ет­ся, но ещё один важ­ный для не­го че­ловек, ко­торо­му он сей­час был ну­жен, ждал его в «Сто ша­гов», и по­это­му вер­нуть­ся сей­час, ког­да его ждут, он не мог. 
Как же слож­но раз­ры­вать­ся меж­ду дву­мя ог­ня­ми! Рань­ше у не­го ни­ког­да та­кого не бы­ло! Все, что он лю­бил и чем до­рожил, бы­ло ря­дом, а где оно те­перь? 
Единс­твен­ные до­рогие для не­го лю­ди – его сес­тра и Бел­ла, ко­торые ос­та­лись у не­го в этом ми­ре и дер­жа­ли на по­вер­хнос­ти, не да­вая по­корить­ся стра­дани­ям. И ес­ли Бел­ла бы­ла для не­го ле­карс­твом, то с сес­трой он хо­тел на­ладить от­но­шения из-за то­го, что был ви­новат в смер­ти Джей­ко­ба, ко­торо­го она так силь­но лю­била… 

На­конец, он подъ­ехал к кли­нике и, быс­тро вы­бежав из ма­шины, ки­нул­ся к глав­но­му зда­нию кор­пу­са, где его уже ожи­дал док­тор Алекс Смит, наз­на­чив­ший ему встре­чу. 
- Мис­тер Кал­лен, – поп­ри­ветс­тво­вал его док­тор, по­жимая ру­ку. Эд­вард быс­тро кив­нул, и сра­зу пе­решел к де­лу: 
- Что с мо­ей сес­трой? Где она? 
- Я от­ве­ду вас в па­лату, сэр, – отоз­вался док­тор, и Эд­вард уже бы­ло нап­ра­вил­ся в сто­рону вы­хода из ка­бине­та, но жес­том Смит ос­та­новил его. 
- Толь­ко преж­де мне нуж­но об­су­дить с ва­ми кое-что, – док­тор гос­тепри­им­но ука­зал на стул у его ра­боче­го сто­ла, и Эд­вард, взвол­но­ван­ный ссо­рой с Бел­лой и про­ис­шес­тви­ями с Элис, так же быс­тро, как и при­шел, опус­тился на стул. 
- Мис­тер Кал­лен, я ди­аг­ности­рую в этой кли­нике уже поч­ти де­сять лет, – он изог­нул бровь, при­под­ни­мая оч­ки для боль­ше­го эф­фекта спе­ци­али­зации, – но да­же мне ещё не при­ходи­лось стал­ки­вать­ся с па­ци­ен­та­ми как ва­ша сес­тра… 
- Что с ней? – рас­те­рян­но спро­сил Эд­вард, и его ру­ки сжа­лись в ку­лаки от но­вой вол­ны не­навис­ти к се­бе. 
- Здесь име­ет мес­то серь­ез­ная пси­холо­гичес­кая трав­ма, – объ­яс­нял док­тор. – Де­вуш­ка не нуж­да­ет­ся в ле­чении в этом за­веде­нии, по­тому что ей не­об­хо­дима прос­то пси­холо­гичес­кая по­мощь. Толь­ко гра­мот­ная, ина­че мы мо­жем толь­ко нав­ре­дить. Мы про­бова­ли при­менять шо­коте­рапию, но опыт по­казал, что это ма­ло что да­ет. Она, пря­мо ска­жу, не су­мас­шедшая, а прос­то уби­тая го­рем. 
- А как же звон­ки дру­гих вра­чей о том, что она прок­ли­на­ет всех и ме­ня в том чис­ле? – с сом­не­ни­ем спро­сил Эд­вард. 
- Это не су­мас­шес­твие, это прос­то боль. Лич­ная тра­гедия. Ска­жите, мис­тер Кал­лен, бы­ла ли в жиз­ни ва­шей сес­тры ка­кая-ни­будь тра­гичес­кая об­ста­нов­ка, тра­гичес­кий по­ворот со­бытий? 
- Да… - отоз­вался Эд­вард, бо­рясь с дрожью в го­лосе. – Её лю­бимый че­ловек скон­чался во вре­мя по­жара… 
- Ну, тог­да это все объ­яс­ня­ет, – рас­слаб­ленно от­ки­нул­ся на спин­ку крес­ла док­тор. – Вам нуж­но прос­то от­дать мисс Кал­лен в ру­ки гра­мот­но­му спе­ци­алис­ту, и ва­ши проб­ле­мы ре­шат­ся. В этом за­веде­нии ей нуж­ды нет, ско­рее ей не­об­хо­дима гос­пи­тали­зация в пси­холо­гичес­кий дис­пансер, не­дале­ко от­сю­да, ми­лях в трид­ца­ти, - за­дум­чи­во изъ­яс­нялся док­тор, а Эд­вард на­чинал тер­зать­ся все силь­нее. Как он мог от­пра­вить сес­тру в пси­хуш­ку, ког­да у неё с го­ловой – в пря­мом смыс­ле – все бы­ло в по­ряд­ке? Она прос­то ис­пы­тыва­ла боль, но не пов­ре­дилась рас­судком… Ка­кой же он иди­от! Но тут ви­новат не толь­ко он один. 
- Мис­тер Смит, - пря­ча зло­бу и раз­дра­жение, мед­ленно про­гово­рил Эд­вард. – Вы ди­аг­ности­ру­ете в кли­нике боль­ше де­сяти лет! – Док­тор не­пони­ма­юще кив­нул, но все же про­дол­жал вни­матель­но слу­шать муж­чи­ну. – Так как же вы, спе­ци­алист с боль­шой бук­вы, ра­бота­ющий в ПСИ­ХИ­АТ­РИ­ЧЕС­КОЙ КЛИ­НИКЕ, не смог­ли сра­зу по­нять, что де­вуш­ка НЕ НУЖ­ДА­ЕТ­СЯ в ле­чении здесь? 
Док­тор снял оч­ки, и пос­мотрел на Эд­варда: 
- Мис­тер Кал­лен, ког­да де­вуш­ка при­была сю­да, мы не смог­ли сра­зу ус­та­новить ди­аг­ноз, по­тому что её по­веде­ние и пос­тупки сви­детель­ство­вали о нуж­де в ле­чении. Но спус­тя день или два, ког­да она по­няла, где на­ходит­ся, она уня­лась, ус­по­ко­илась и пе­рес­та­ла ре­аги­ровать на все вок­руг. Она зам­кну­лась в се­бе, и толь­ко тог­да мы дос­то­вер­но убе­дились, что с де­вуш­кой в пла­не «сдви­гов», уж прос­ти­те, все в по­ряд­ке! – хмык­нул док­тор, вста­вая со сво­его мес­та. – Мис­тер Кал­лен, она прок­ли­нала вас те пер­вые два дня, тог­да мы вам и зво­нили, но се­год­ня, сей­час… 
- Вы же со­об­щи­ли мне, что с Элис боль­шие проб­ле­мы? – ярос­тно вык­рикнул Эд­вард, вспо­миная сло­ва док­то­ра час на­зад. 
- Вы счи­та­ете неп­ра­виль­ное оп­ре­деле­ние ди­аг­но­за не­дос­та­точ­но боль­шой проб­ле­мой? – удив­ленно воп­ро­шал док­тор. 
- Этот ди­аг­ноз, мис­тер Смит, - Эд­вард нас­ту­пал на док­то­ра, за­щищая свою сес­тру, се­бя, и пы­та­ясь за­быть­ся от бо­ли, – пос­та­вили вы! Где ваш про­фес­си­она­лизм? 
- Мис­тер Кал­лен… - поз­вал тот, но Эд­варду бы­ло уже не до это­го: 
- Я за­бираю Элис до­мой, сей­час же! От­ве­дите ме­ня к ней! – пот­ре­бовал он, про­жигая док­то­ра взгля­дом. 
- Это нель­зя сде­лать прос­то так, нуж­но под­пи­сать бу­маги и… - на­чал бы­ло Алекс, но гнев­ный Кал­лен прер­вал его, не дав за­кон­чить: 
- Ес­ли пря­мо сей­час, моя сес­тра не по­кинет ва­ше чер­то­во за­веде­ние, будь­те го­товы к су­ду, мис­тер Смит, к су­ду и от­ня­тию у вас ли­цен­зии! 
Не на шут­ку пе­репу­ган­ный док­тор, скры­вая свой страх, над­ломле­но кив­нул и про­из­нес: 
- По­чему бы вам не заб­рать де­вуш­ку пря­мо сей­час? – и по­вел сво­его гос­тя по ко­ридо­рам, к па­лате мисс Кал­лен, все ещё по­доз­ре­вая, что про ли­цен­зию и суд Эд­вард го­ворил серь­ез­но. Ведь Кал­лен уп­равля­ет всей Аме­рикой, что ему сто­ит рас­терзать в по­рошок обид­чи­ков сво­ей род­ни или ху­же то­го: са­мого се­бя!? 

Док­тор под­вел его к бе­лой две­ри с но­мером «89» и ос­та­новил­ся, приг­ла­шая мис­те­ра Кал­ле­на внутрь. 
Эд­вард сде­лал глу­бокий вздох и, по­тянув за руч­ку, от­крыл дверь и во­шел внутрь ком­на­ты. Док­тор ед­ва не во­шел за ним, но дверь зах­лопну­лась пе­ред са­мым но­сом оша­рашен­но­го Сми­та, и тот вы­нуж­ден был ждать в ко­ридо­ре, от­би­вая ритм но­гами и мо­лясь, что­бы все прош­ло хо­рошо и кли­ника не ста­ла пла­тить ущерб ди­нас­тии Кал­ле­нов. 
Эд­вард же, ока­зав­шись за бе­лой дверью, сра­зу раз­гля­дел па­лату, в ко­торой на­ходи­лась его сес­тра уже нес­коль­ко дней, и зап­ри­метил, что ус­ло­вия бы­ли дей­стви­тель­но неп­ло­хими, ведь кли­ника до­рога для со­дер­жа­ния, хо­тя, что та­кое для Кал­ле­на сло­во «до­рого»? 
- Элис? – поз­вал Эд­вард, про­бегая взгля­дом по па­лате и ища сес­тру. Её ма­лень­кая фи­гур­ка, си­дящая у ок­на, за­вешан­но­го ма­тери­ей из свет­ло­го ль­на, смот­ре­ла пря­мо на не­боль­шой са­дик у две­рей кли­ники. 
Де­вуш­ка не от­ве­тила и да­же не по­вер­ну­ла го­ловы в сто­рону бра­та. Она дей­стви­тель­но как за­моро­жен­ная… Что же он на­делал? 
- Элис, ми­лая! – Эд­вард пред­при­нял вто­рую по­пыт­ку, мед­ленно под­хо­дя к сес­тре и ви­дя до­рогие сер­дцу чер­ты как в пер­вый раз. Она та­кая же кра­сивая, как и рань­ше, его лю­бимая сес­трен­ка Эл. Сколь­ко вре­мени прош­ло! 
- Ты поз­дно… - ти­хо про­шеп­та­ла де­вуш­ка, не по­вора­чивая взгляд в сто­рону бра­та. 
- Элис, умо­ляю те­бя, прос­ти ме­ня! – умо­ля­юще про­гово­рил Эд­вард, чувс­твуя, как об­ра­зу­ет­ся ко­мок в гор­ле, и смар­ги­вая сле­зы. 
- Нет смыс­ла из­ви­нять­ся, Эд­вард, уже слиш­ком поз­дно… - все ещё бес­цвет­ным, ти­хим го­лосом про­гово­рила де­вуш­ка, смот­ря в ок­но. 
- Элис! – Эд­вард по­дошел вплот­ную к де­вуш­ке и при­сел пе­ред ней на ко­лени, пы­та­ясь об­ра­тить на се­бя её взгляд. – Пос­лу­шай, я очень со­жалею обо всем: о Джей­ко­бе, об этой чёр­то­вой кли­нике, о том, что бро­сил те­бя, что не стал про­дол­жать по­ис­ки. Я знаю, что нет мне про­щения, ми­лая, но я умо­ляю те­бя, зак­ли­наю, дай мне шанс… - про­мол­вил он и дот­ро­нул­ся до ру­ки сес­тры. Ка­жет­ся, его пла­мен­ная речь не про­из­ве­ла на неё ни­како­го впе­чат­ле­ния. Её гу­бы рас­тя­нулись в грус­тной и нап­ле­ватель­ской ух­мылке, а взгляд так и не отор­вался от ок­на. 
Она не вы­дер­ну­ла ру­ку, но и не про­яв­ля­ла ни­каких приз­на­ков ра­дос­ти или ми­молет­но­го об­легче­ния. 
- Ухо­ди, Эд­вард, – мяг­ко шеп­ну­ла она през­ри­тель­но и сно­ва улыб­ну­лась. 
- Ку­да же я уй­ду? – воп­ро­шал Эд­вард. – Я при­ехал за то­бой, Элис, и ни­куда без те­бя не пой­ду… 
- Я здесь из-за те­бя и ос­та­нусь здесь. Мне нет мес­та, нет ра­дос­ти, нет ни­чего ниг­де в этом чёр­то­вом, прок­ля­том ми­ре! – эти сло­ва она вык­рикну­ла и обер­ну­лась на не­го, ры­дая. Её гла­за бы­ли пус­ты­ми, как и ду­ша и лишь аго­ния пе­репол­ня­ла всю её. 
- Я то­же так ду­мал, Элис, – уве­рен­но про­из­нес Эд­вард, вспо­мина­ния Бел­лу и ощу­щая теп­ло по все­му те­лу. – Ты встре­тишь то­го, кто вер­нет те­бя к жиз­ни, кто зас­та­вит те­бя жить, ты бу­дешь хо­теть быть с ним ря­дом, ты по­любишь его! 
- Что бы сно­ва по­терять? Единс­твен­ный, ко­го я лю­била, мертв, по тво­ей ви­не, брат! – за­ора­ла Элис, вска­кивая со сво­его мес­та и от­талки­вая Эд­варда обо­ими ру­ками. 
- Элис! – уд­ру­чен­но поз­вал Эд­вард, вста­вая вслед за сес­трой и по­вора­чивая её к се­бе. Она бы­ла нам­но­го ни­же его, ни­же Бел­лы, и сле­зы лив­нем ли­лись по её ще­кам. 
- От­пусти ме­ня! Убий­ца! – ис­тошно за­вопи­ла Элис, ког­да Эд­вард по­пытал­ся об­нять её. Её ног­ти впи­лись ему в тыль­ную сто­рону ла­дони, но в дан­ный мо­мент, мо­раль­ная боль заг­лу­шала фи­зичес­кую. Он прок­ли­нал се­бя за боль при­чинён­ную сес­тре, за ка­кую она сей­час так му­ча­ет­ся… Бед­ная, его бед­ная сес­трич­ка, его Эл… 
- Пус­ти ме­ня! – ры­дая, умо­ляла Элис, толь­ко глуб­же ра­ня ко­жу Эд­варда. 
- Ми­лая, ми­лая, - про­дол­жал уго­вари­вать Кал­лен. - Род­ная моя, Эл моя, пос­лу­шай, я не при­чиню те­бе вре­да, я хо­чу те­бе по­мочь! Мы по­едем до­мой, и все бу­дет хо­рошо. Там Бел­ла, она раз­вле­чет те­бя, вы ведь с ней под­ру­ги? 
- Бел­ла! – вык­рикну­ла Элис, пе­рес­тав вы­рывать­ся, и пос­мотрев на бра­та убий­ствен­ным взгля­дом. – От­пусти эту нес­час­тную де­воч­ку! Ты убь­ешь её, убь­ешь как Иза­бел­лу! Убь­ешь как Джей­ко­ба! Ты ни­кого не ща­дишь, всё вок­руг те­бя уми­ра­ет как при ли­хорад­ке! Спа­си хо­тя бы эту ма­лень­кую де­воч­ку! Она ведь так ма­ла, так на­ив­на, она бо­ит­ся те­бя! Она жут­ко те­бя бо­ит­ся! – кри­чала Элис, и сер­дце Эд­варда сно­ва раз­ры­валось на мел­кие ку­соч­ки. Ведь Элис го­вори­ла прав­ду! Все вок­руг не­го уми­ра­ет, все­му он при­чиня­ет боль… 
- По­еха­ли до­мой, Элис, – трес­нувшим го­лосом про­лепе­тал Эд­вард. 
- Я не по­еду к те­бе, я те­бя не­нави­жу! – за­ора­ла Элис, ко­лотя в грудь бра­та ру­ками. 
- Хо­рошо, по­едем в дру­гой дом, я от­ве­зу те­бя в особ­няк к Джас­пе­ру, хо­рошо? Он дол­жен был вер­нуть­ся… - при­мири­тель­но про­из­нес Эд­вард, и Элис за­рыда­ла. 
В прин­ци­пе она не хо­тела ос­та­вать­ся в этой кли­нике, а Джас­пер до­воль­но мил и об­хо­дите­лен с ней, да и с бра­том ей встре­чать­ся не при­дет­ся – он вряд ли су­нет­ся ту­да, по­ка она не при­дет в се­бя… 

Уже че­рез па­ру ми­нут она уса­жива­лась в ма­шину Эд­варда, вы­тирая сле­зы, и мо­лясь, что­бы Эд­вард по­лучит ка­ру не­бес­ную за все гре­хи и убий­ства, а она смог­ла хо­тя бы нем­но­го из­ле­чить­ся от бо­ли, тре­пав­шей её сер­дце… 

Бел­ла си­дела на по­лу, ры­дая и вспо­миная се­год­няшний день, и не мог­ла по­нять, как Эд­вард мог так пос­ту­пить? Как он мог так рас­топтать её, рас­топтать её при­вязан­ность? 
Боль раз­ли­валась по её те­лу, как бур­ный по­ток и она уже ни­чего не мог­ла с ней по­делать. Как же ей бы­ло се­бя жаль – она не при­вык­ла се­бя жа­леть, она не нуж­да­лась в со­чувс­твии, но по­чему-то се­год­ня ей за­хоте­лось под­дер­жки, ей за­хоте­лось под­дер­жки от Эд­варда, и она по­вери­ла ему. Он та­кой раз­ный, та­кой стран­ный – он доб­рый и ярос­тный, он жес­то­кий и ми­лый, он при­чиня­ет боль, а по­том вы­мали­ва­ет про­щение… Ка­кая же его ис­тинная сущ­ность на са­мом де­ле? 

Кро­вати в ком­на­те уже не бы­ло и от это­го бы­ло ещё боль­нее, он ведь за­ботил­ся о ней! А те­перь... Вмес­те той бе­лой кро­вати в ком­на­те те­перь гро­моз­ди­лась та­кая же рос­кошная и ог­ромная кро­вать ало­го цве­та с зо­лотой вы­шив­кой. От­ку­да та­кая нез­до­ровая при­вязан­ность к зо­лоту? Она име­ет се­мей­ные кор­ни? 
Ка­кое к чер­ту зо­лото! Её боль не заг­лу­шить зо­лотом и все­ми бо­гатс­тва­ми ми­ра… Она по­чувс­тво­вала ка­кое-то стран­ное чувс­тво се­год­ня днем в гру­ди, ког­да гу­ляла с Эд­вардом по са­ду и спра­шива­ла про Иза­бел­лу… Он по­казал­ся ей нес­час­тным и стра­да­ющим, а по­том он при­чинил ей боль и те­перь на её за­пясть­ях до са­мых лок­тей кра­сова­лись си­няки от его рук. Мо­жет ли че­ловек при­чинять боль и счастье од­новре­мен­но? Мо­жет ли зас­тавлять стра­дать и ра­довать­ся в один миг? 

Она не зна­ла точ­ных от­ве­тов на эти воп­ро­сы и да­же по­нятия не име­ла, что за чувс­тво, буд­то ма­лень­кая птич­ка с тре­пыха­ющи­мися крыль­ями рас­кры­лась, рас­цве­ла в её ду­ше и бы­ла се­год­ня пой­ма­на в клет­ку. Сно­ва… 

Он кри­чал ей, что все в этом до­ме про­ис­хо­дит по его ука­зу и что она бу­дет под­чи­нять­ся ему! Тог­да, как он не го­ворил ей это уже мно­го дней, он сно­ва на­чал де­лать это, при­нял­ся за ста­рое… 
Она сно­ва За­точен­ная в Зо­лотой Клет­ке, толь­ко те­перь к её за­точе­нию при­бави­лась но­вая проб­ле­ма – она окон­ча­тель­но при­вяза­лась к Эд­варду и хо­тела его при­сутс­твия око­ло се­бя, хо­тя не приз­на­валась ни се­бе са­мой, ни тем бо­лее ему. С до­вери­ем у неё все ещё бы­ли проб­ле­мы, и глав­ной при­чиной это­му пос­лу­жил Чар­ли… 

Смо­жет ли Эд­вард ис­це­лить её? 

От­вет не­из­вестен, по­тому что преж­де он дол­жен ис­це­лить­ся сам – он плен­ник сво­его гне­ва, сво­ей ярос­ти и сво­его пар­ши­вого ха­рак­те­ра. Они зав­ла­дева­ют его соз­на­ни­ем так же быс­тро, как и от­пуска­ют, но от это­го стра­да­ет она. Стра­да­ет Бел­ла и все ок­ру­жа­ющие. Вот черт! 
А ес­ли она не хо­чет ви­деть его дру­гом? 
Ес­ли она хо­чет… лю­бить его? 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)