17 октября 2015 Просмотров: 633 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 17

 

Гла­ва 17 - Пол­ное унич­то­жение

- Ког­да был пос­тро­ен этот дом? – за­дала оче­ред­ной воп­рос Бел­ла, ог­ля­дыва­ясь вок­руг, но не на­ходя дом взгля­дом. По­хоже, де­ревья здесь ни­ког­да не по­кажут его ей…Уже тре­тий день под­ряд они с Эд­вардом при­ходят сю­да и по­дол­гу на­ходят­ся на этой чуд­ной по­ляне. В их вза­имо­от­но­шени­ях ни­чего не из­ме­нилось – он по-преж­не­му мил и добр, что не­харак­терно для не­го…Но по­чему-то Бел­ла чувс­тво­вала что это за­тишье пе­ред бу­рей… 
- Этот дом был пос­тро­ен семь с по­лови­ной лет на­зад… - ти­хо про­гово­рил Эд­вард, вспо­миная ещё кое-что, о чем ста­рал­ся ни­ког­да не ду­мать бо­лее. Но со­весть ведь не унять, она бу­дет вес­ти все по-сво­ему, по­ка ты не бу­дешь мо­лить её о по­щаде, об из­бавле­нии…Из­бавле­ние – смерть,…а хо­чет ли он это­го? 

Нет! 

По­ка с ним Бел­ла, по­ка её сер­дце бь­ет­ся, он бу­дет ря­дом, он не ос­та­вит её од­ну в этом жес­то­ком и убий­ствен­ном ми­ре. Он ис­крен­не на­де­ял­ся, что у судь­бы нет ни­каких пла­нов на эту ма­лень­кую и та­кую ми­лую де­воч­ку Бел­лу, ко­торую он по­любил и смер­ти ко­торой ни­ког­да не пе­режи­вет… 

Он пред­ста­вил се­бе за­голов­ки га­зет на сле­ду­ющий день, ес­ли ког­да-ни­будь – упа­си бог – её жизнь обор­вется: «Эд­вард Кал­лен по­весил­ся в сво­ем собс­твен­ном до­ме» или «Эд­вард Кал­лен со­вер­шил са­мо­убий­ство у се­бя в са­ду»…Даль­ше мож­но не про­дол­жать, но од­но яс­но точ­но: ес­ли ум­рет Бел­ла, Эд­вард то­же не ста­нет жить… 
Эти мыс­ли на па­ру ми­нут ус­по­ко­или его, но по­том вер­ну­ли то жут­кое вос­по­мина­ние: он как ни в чем не бы­вало, при­шел до­мой и со­об­щил что на сле­ду­ющей не­дели они пе­ре­ез­жа­ют в но­вый особ­няк, в па­ре ки­ломет­ров от ста­рого… 
А че­рез три дня слу­чил­ся по­жар и бед­ная Иза­бел­ла так и не смог­ла ни­ког­да уви­деть тот рос­кошный но­вый дом, ко­торый он пос­тро­ил для неё. 
Сер­дце в гру­ди Эд­варда ста­ло раз­ры­вать­ся от бо­ли, по­тому что прош­лое слиш­ком силь­но зах­ва­тило его, а ведь здесь, ря­дом с ним его Бел­ла! Его ми­лая, лю­бимая, доб­рая Бел­ла. Его ле­карс­тво, его сол­нце, вся его жизнь… 

- Ты в по­ряд­ке? – воп­ро­ситель­ный тон де­вуш­ки вы­вел его из за­дум­чи­вос­ти и он быс­тро под­нял на неё гла­за. Бел­ла ви­димо раз­гля­дела на его ли­це боль, по­тому что оза­бочен­но смот­ре­ла на Кал­ле­на. Впер­вые они по­меня­лись мес­та­ми,…мо­жет быть не все по­теря­но? Мо­жет быть, Бел­ла смо­жет его по­любить? 
- Да. – Он вы­давил ску­пую улыб­ку и мол­ни­енос­но под­нялся со ска­мей­ки, на ко­торой си­дел нап­ро­тив Бел­лы, что бы она ни уло­вила боль­ше ни­чего в его гла­зах. Ему бы­ло про­тив­но от то­го что она мог­ла ока­зать­ся в той же пу­чине бо­ли, что и он сам. Не сто­ит ей ни­чего об этом знать, у неё и без его тра­гедий хва­та­ет ужа­са в жиз­ни. 
Он сам до сих пор не мо­жет се­бе прос­тить, что при­тащил её сю­да из род­но­го до­ма, и фак­ти­чес­ки убил её мать.…А прос­тит ли она его ког­да-ни­будь? 
Столь­ко воп­ро­сов,…а кто же по­может с от­ве­том…? 
- Ес­ли я что-то не то… - быс­тро про­из­несла Бел­ла, опус­кая гла­за, и не по­нимая в чем её ви­на на этот раз. 
- Нет, ты ни при чем – по­качал го­ловой Эд­вард, все ещё стоя к ней спи­ной и смар­ги­вая с глаз неп­ро­шен­ные сле­зы. Не­уже­ли он сно­ва на­учил­ся пла­кать? Она воз­вра­ща­ет его к жиз­ни да­же быс­трее, чем он ду­мал! 

Сколь­ко лет сле­зы уже не ли­лись по его ще­кам? 
Сколь­ко лет улыб­ка не свер­ка­ла на его ли­це? 
Сколь­ко лет прош­ло с тех пор, как он был счас­тлив…? 

- Тог­да я не по­нимаю… - так же ти­хо про­из­несла Бел­ла, те­перь уже под­ни­мая го­лову, и вни­матель­но сле­дя гла­зами за Эд­вардом. Что слу­чилось? Се­кун­ду на­зад он улы­бал­ся, а те­перь с ним что-то про­изош­ло! Не­уже­ли она все­му это­му ви­ной? 

Гос­по­ди, да по­чему же она при­вяза­лась к Кал­ле­ну? Как она мог­ла при­вязать­ся к сво­ему пер­во­му (пос­ле Чар­ли, ко­неч­но) вра­гу? 
Или он вов­се ей не враг? 
Вспом­ни­лись мо­мен­ты из не­дале­кого прош­ло­го, ког­да он был ря­дом с ней, уте­шал её и де­лал все, что бы ей ни бы­ло боль­но. 
Дол­жна ли по­пытать­ся она уте­шить его? 
А ес­ли не смо­жет…? Ведь Иза­бел­ла, по сло­вам Элис, иг­ра­ла в его жиз­ни клю­чевую роль, хо­тя она да­же не зна­ла кто она и кем при­ходи­лась Кал­ле­ну… 
- Не­важ­но Бел­ла… - хо­лод­ным го­лосом, ко­торый скры­вал его стра­дания, про­гово­рил Эд­вард, и глу­боко вздох­нув, по­вер­нулся к Бел­ле, сно­ва на­девая на ли­цо улыб­чи­вую мас­ку. 
- Это из-за Иза­бел­лы? Она как-то свя­зана с этим? – не­лов­ко и ти­хо про­из­несла Бел­ла, сле­дя гла­зами за ли­цом сво­его но­во­об­ре­тен­но­го дру­га. 
- От­ку­да ты…? – его гла­за рас­ши­рились от ужа­са, и мас­ка улыб­ки и бес­печнос­ти ис­чезла с его ли­ца. Лишь на се­кун­ду Бел­ла по сте­чению об­сто­ятель­ств бы­ло да­но уви­деть ли­цо, ис­ка­зив­ше­еся от бо­ли, и при­над­ле­жав­шее Эд­варду Кал­ле­ну, по­ка тот сно­ва не по­кинул ска­мей­ку, и ока­зал­ся у рас­ки­дис­то­го ду­ба, опи­ра­ясь ру­ками о его ствол, и буд­то бы ища там ус­по­ко­ения, умень­ше­ние его бо­ли. 
- Мне Элис го­вори­ла… - мед­ленно про­из­несла Бел­ла, и ак­ку­рат­но встав, ста­ла очень мед­ленно и ос­то­рож­но приб­ли­жать­ся к Эд­варду, вспо­миная при этом раз­го­вор с Элис – Она ска­зала, что Иза­бел­ла очень мно­го зна­чила для те­бя и что она сго­рела в том ста­ром особ­ня­ке в ле­су… 
- Элис… - про­шеп­тал Кал­лен, и сно­ва при­нял­ся бо­роть­ся с болью, те­перь уже при­чиня­емой ему по­терей сес­тры, ко­торая за­пер­та в пси­хи­ат­ри­чес­кой кли­нике и, опять же, по его ви­не. Да что же он за су­щес­тво та­кое? По­чему все стра­да­ют из-за не­го? 
- Она всег­да с то­бой, Эд­вард! – он ус­лы­шал это на пол­се­кун­ды рань­ше, чем лег­кая, неж­ная ру­ка Бел­лы лег­ка на его пле­чо в по­пыт­ке уте­шить. Он был при­ят­но удив­лен, но сей­час чувс­тво не­вос­полни­мой по­тери бу­шева­ло в нем но­выми раз­ливны­ми вол­на­ми. 
- Я знаю! – ис­крен­не от­ве­тил он и пе­рех­ва­тил её ру­ку на сво­ем пле­че собс­твен­ной. Бел­ла да­же не вздрог­ну­ла, не отс­тра­нилась…Она дей­стви­тель­но хо­тела и хо­чет по­мочь ему…Она спа­сет его, те­перь он в этом уве­рен, толь­ко вот поз­во­лит ли он спас­ти се­бя ей? 
Он обер­нулся к ней, пе­ред этим смор­гнув оче­ред­ные сле­зы и му­читель­но улыб­нувшись, зап­ра­вил её не­пос­лушную прядь за ухо. От­че­го Бел­ла за­лилась ру­мян­цем и под­ня­ла на не­го стес­ни­тель­ные гла­за. По край­ней ме­ре, сей­час она не ду­ма­ет о том, что он мо­жет с ней сде­лать. По­хоже, она по­тихонь­ку учит­ся до­верять ему. 
- Да­вай вер­немся в дом? – пред­ло­жил он и, уви­дев её рас­се­ян­ный ки­вок, по­пытал­ся улыб­нуть­ся нем­но­го бо­лее прав­до­подоб­но, что бы­ло очень слож­но в дан­ный мо­мент. 
- Хо­рошо… - сов­сем рас­те­ряв­шись, от­ве­тила Бел­ла и нап­ра­вилась вслед за Эд­вардом по уже зна­комым пар­ко­вым ал­ле­ям, но все ещё удив­ля­ясь, как он пом­нит ку­да ид­ти. По её мне­нию все эти де­ревья и тра­вы оди­нако­вые. Что бы вый­ти на ту по­ляну им пот­ре­бова­лось все­го пол­ча­са, а те­перь они, ка­жет­ся, блуж­да­ли поч­ти час, преж­де чем пе­ред де­вуш­кой воз­никли ка­мен­ные сте­ны ве­неци­ан­ско­го особ­ня­ка. 
- Ты по­обе­да­ешь со мной? – поч­ти с моль­бой спро­сил Эд­вард, не обо­рачи­вая к ней и нап­равля­ясь к до­му. Бел­ла, сле­довав­шая за ним след в след прак­ти­чес­ки ос­та­нови­лась на мес­те, но тут же взя­ла се­бя в ру­ки и, про­дол­жая путь, не­воз­му­тимо от­ве­тила сог­ла­си­ем. 

В ду­ше Эд­варда что-то сно­ва встре­пену­лось и на его ли­це взыг­ра­ла ис­тинная улыб­ка, по­доб­ная сол­нечно­му и­юль­ско­му теп­лу. К со­жале­нию, этой улыб­ки Бел­ла уви­деть не смог­ла, но и пре­дыду­щих ра­зов для неё бы­ло дос­та­точ­но. 
Ког­да она смот­ре­ла на не­го, в его изум­рудные гла­за, её буд­то прон­зал элек­три­чес­кий раз­ряд и от это­го она бы­ла удив­ле­на ни­чуть не мень­ше. Что же с ней тво­рит­ся? Что она чувс­тву­ет к это­му че­лове­ку? 

На­конец они по­дош­ли к тер­ра­се и Эд­вард жес­том приг­ла­сил де­вуш­ку при­сесть на один из пле­теных стуль­ев, а по­том нап­ра­вил­ся к рас­кры­ва­ющей­ся по­золо­чен­ной две­ри, да­бы обед нак­ры­ли там, где он ре­шил тра­пез­ни­чать. 
Бел­ла же опас­ли­во сев на крес­ло, ог­ля­дыва­лась вок­руг. Её сер­дце тре­пыха­лось, по­тому что это пер­вый сов­мес­тный обед с Эд­вардом, пос­ле то­го как они силь­но пос­со­рились за зав­тра­ком. Бу­дем на­де­ять­ся, эта тра­пеза при­несет боль­ше по­зитив­но­го нас­тро­ения, не­жели не­гатив­ных пос­ледс­твий… 

Си­дя в пред­вку­шении че­го-то, са­ма не зная че­го, Бел­ла то и де­ло рас­смат­ри­вала де­ревья, шур­ша­щие лис­твой за её спи­ной. Све­жий ве­терок об­ду­вал её, а го­лубое не­бо над го­ловой бы­ло по­хоже на па­лит­ру ху­дож­ни­ка, ко­торое мог­ло бы срав­нить­ся толь­ко с мас­терс­твом Да Вин­чи. 
У Бел­лы в го­лове про­носи­лись сот­ни мыс­лей и не на од­ной из них она не мог­ла за­ос­трить вни­мание – слиш­ком вол­но­валась – она ви­дела свои дет­ские и юно­шес­кие го­ды, ви­дела цве­ты и по­ляну, на ко­торой бы­ла все­го час на­зад, ви­дела Эд­варда, ко­торый улы­бал­ся ей и то­го, ко­торый жес­то­ко пос­ту­пал. 

Но боль­ше все­го её взвол­но­вало по­веде­ние это­го че­лове­ка там, око­ло фон­та­на. Ед­ва она за­гово­рила об Иза­бел­ле, как ей по­каза­лось, что он сей­час рас­пла­чет­ся пря­мо там. Глу­по ко­неч­но, но его по­веде­ние бы­ло слов­но по­веде­ние че­лове­ка, исс­тра­дав­ше­гося до та­кой сте­пени, что и жизнь не ми­ла… 
Как же ма­ло она о нем зна­ет и как мно­го у неё воп­ро­сов свя­зан­ных с ним. Впер­вые в жиз­ни ма­лоз­на­комый че­ловек за­ботит­ся о ней! 

У Бел­лы бы­ла очень слож­ная жизнь, не­похо­жая на жиз­ни дру­гих де­тей. Ре­не ро­дила её в шес­тнад­цать, ког­да сбе­жала вмес­те с Чар­ли из до­ма. До ис­полне­ния де­воч­ке двух лет Ре­не и Чар­ли ко­рота­ли вре­мя в жут­ких съ­ем­ных ком­на­тах, где кро­ме сы­рос­ти и гря­зи смот­реть бы­ло не на что…День­ги они по­луча­ли не­легаль­но, иног­да при­ходи­лось да­же во­ровать лиш­ний ку­сок. Уму не­пос­ти­жимо, как в та­ких ус­ло­ви­ях мог вы­жить мла­денец, но, тем не ме­нее, Бел­ла спра­вилась. 
Ког­да Бел­ле ис­полни­лось три, Чар­ли ус­тро­ил­ся на ра­боту в «Пиц­ца-драйв», и стал дос­тавлять за­казы. Бла­года­ря это­му семья Свон (тог­да ещё не офи­ци­аль­но) пе­ре­еха­ла на бо­лее снос­ную квар­тирку и, ка­залось бы, жизнь на­чала на­лажи­вать­ся – Ре­не ис­полни­лось де­вят­надцать и она ус­тро­илась ра­ботать в зо­ома­газин, выш­ла за­муж и про­яви­ла се­бя как мать, обо­жая Бел­лу. Чар­ли то­же был неп­ло­хим от­цом, нес­мотря на свой юный воз­раст. 
Юно­шес­кий мак­си­мализм и до­вел семью до кри­зиса. Чар­ли ка­залось ма­ло за­рабо­тан­ных де­нег, и он бро­сил «Пиц­ца-драйв», ус­тро­ив­шись в ноч­ной клуб бар­ме­ном. Там ему и пред­ло­жили впер­вые поп­ро­бовать нар­ко­тики и силь­ный ал­ко­голь. 
Его дваж­ды ре­ани­миро­вали от пе­редо­зиров­ки и да­же ле­чили у док­то­ров и, ка­залось бы, он справ­лялся… 

Он уже не был та­ким как преж­де, но вел се­бя снос­но. Бел­ле тог­да ис­полни­лось во­семь, как Ре­не вновь за­бере­мене­ла. 
Но вы­носить ре­бен­ка она не смог­ла.…И жизнь сно­ва пош­ла под от­кос. Чар­ли ушел в за­пои, а Ре­не вы­нуж­де­на бы­ла са­ма дер­жать­ся, нес­мотря на всю тра­гич­ность по­ложе­ния и рас­тить дочь, обес­пе­чивать семью. 

Вы­пива­ющий Чар­ли стал ал­ко­голи­ком и его, ра­нее ред­кие из­би­вания Ре­не пе­рерос­ли в неч­то нам­но­го боль­шее, но, нес­мотря на весь ужас по­ложе­ния, Ре­не не спе­шила раз­во­дить­ся, ис­крен­не ве­рила, что её муж, быв­ший рань­ше ро­ман­ти­ком и доб­ря­ком, а ны­не нар­ко­маном и ал­ко­голи­ком оду­ма­ет­ся, вспом­нит о сво­ей до­чери и возь­мет­ся за ум.…Но Чар­ли не взял­ся. 
Тог­да он и со­вер­шил са­мую неп­рости­тель­ную ошиб­ку в сво­ей жиз­ни, свя­зан­ную с Бел­лой. Ей ед­ва ис­полни­лось один­надцать и ка­залось тог­да её и без то­го не­лег­кое и труд­ное детс­тво кон­чи­лось, впус­кая бед­няжку в две­ри но­вого, взрос­ло­го и край­не жес­то­кого ми­ра, пол­но­го бо­ли. 

Ре­не ни­чего не зна­ла об этом пос­тупке сво­его му­жа и по­это­му про­дол­жа­ла с ним жить до пос­ледне­го. Со­сед­ка выз­ва­ла по­лицию, ког­да Ре­не уже по­теря­ла соз­на­ние от пе­режи­тых по­бо­ев. Бла­го Бел­ла тог­да бы­ла в шко­ле и ког­да её при­вели к ма­тери, жен­щи­ну бо­лее ме­нее при­вели в чувс­тва, а ра­ны за­шили. 

Че­рез ме­сяц они раз­ве­лись. Чар­ли ис­чез в не­из­вес­тном нап­равле­нии, а Ре­не сно­ва ос­та­лась од­на. Вер­ну­лась к ра­боте и ста­ла за­нимать­ся до­черью. Пос­ле она встре­тила Фи­ла, ко­торый был учи­телем ма­тема­тики у Бел­лы и выш­ла за не­го, на­ходясь сно­ва в бедс­твен­ном по­ложе­нии. 
Но Фил ока­зал­ся ни­чуть не луч­ше мис­те­ра Сво­на и по­это­му сов­сем ско­ро Бел­ла с ма­терью ос­та­лись со­вер­шенно од­ни. Вы­живать им бы­ло как-то нуж­но, по­это­му а­ук­ци­оны и ма­гази­ны «треть­их рук» всег­да бы­ли по­сеща­емы ими. Жал­кий гар­де­роб Бел­лы Ре­не со­бира­ла око­ло го­да, под­ши­вая или раз­ры­вая и сно­ва за­шивая свои ста­рые ве­щи… 

Их жизнь про­ходи­ла в спо­кой­ной об­ста­нов­ке, хоть и очень бед­ной. Бел­ла не име­ла боль­ше по­лови­ны то­го, что име­ли ос­таль­ные де­ти. У неё не бы­ло мо­биль­но­го, кра­сивой одеж­ды, ма­шины и она да­же ни­ког­да не пи­ла ко­ка-ко­лу и не про­бова­ла «Сни­керс» и ког­да Ре­не нем­но­го под­ко­пила де­нег и вы­купи­ла зам­ше­лый учас­ток око­ло ши­кар­но­го ги­пер­марке­та, при­над­ле­жаще­го мис­те­ру К. и отс­тро­ила там не­боль­шой до­мик вмес­те с ма­гази­ном. На это все сбе­реже­ния Ре­не кон­чи­лись и жизнь ка­залось, ста­ла ещё ху­же… 
Но они вы­жили, они до­жили вмес­те до то­го са­мого дня, ког­да в их дом вло­мил­ся Мак­Кар­тни, и си­лой увез Бел­лу к Эд­варду. 

От вос­по­мина­ний Бел­ла по­холо­дела и быс­тро по­кача­ла го­ловой, за­бывая все про свою ис­то­рию, ста­ра­ясь не ду­мать про мать или Чар­ли и сос­ре­дото­чив все мыс­ли на хо­рошей по­годе. 
Вско­ре Эд­вард вер­нулся и сев на крес­ло нап­ро­тив Бел­лы, сла­дос­тно ей улыб­нулся. Де­вуш­ка слег­ка пок­расне­ла и от­ве­ла взгляд. 
Од­на из офи­ци­ан­ток в до­ме Кал­ле­на при­нес­ла им два блю­да, за­пол­ненных чем-то го­рячим и вкус­но пах­ну­щим. 

На та­рел­ке пе­ред Бел­лой ока­залось жар­кое из ба­рани­ны и она бы­ла при­ят­но удив­ле­на это­му, ког­да уз­на­ла, что ей пред­сто­ит есть от Эд­варда. 
- Те­бе нра­вит­ся? – с лег­кой на­деж­дой спро­сил Эд­вард, от­ки­дыва­ясь в крес­ле и раз­ре­зая оче­ред­ной ку­сок мя­са ос­трым се­реб­ря­ным но­жом, куп­ленным его де­дом – то­же Эд­вардом – в да­лекой Ве­неции из час­тной кол­лекции ка­кого-то гра­фа. 
- Очень вкус­но, спа­сибо – отоз­ва­лась де­вуш­ка, за­кан­чи­вая со сво­ей пор­ци­ей и мо­лясь, что бы ни­чего ни слу­чилось. Сей­час с этим че­ловек у неё бы­ла прак­ти­чес­ки идил­лия и она ни в ко­ем слу­чае не хо­тела её пор­тить. Её хищ­ный, ди­кий нрав, ка­залось, прис­ми­рел, ус­нул на вре­мя и ми­лая ма­лень­кая Бел­ла зав­ла­дела всем её ес­тес­твом. А этой Бел­ле Эд­вард нра­вил­ся, ког­да дру­гая по­лови­на соз­на­ния де­вуш­ки счи­тала его вра­гом. 
Так как же все на са­мом де­ле? 
- Ммм, ты мне ни­ког­да ни­чего о се­бе не рас­ска­жешь? – вне­зап­но спро­сила она, от­че­го Эд­вард ед­ва не по­давил­ся тем кус­ком мя­са, ко­торый ре­зал: 
- Ты хо­чешь знать? – с сом­не­ни­ем спро­сил он, но ду­ша его вос­пе­ла, ра­ду­ясь, что он не без­разли­чен Бел­ле, и бо­ясь рас­ска­зывать то, о чем всег­да бу­дет мол­чать. Вмес­те с ней его сер­дце воз­рожда­лось и дол­гождан­ная от­те­пель нас­ту­пала в его жиз­ни…пос­ле столь­ких лет ди­ких хо­лодов. 
- Ну, мы же друзья – улыб­ну­лась Бел­ла, и то­же по­удоб­нее ус­тро­илась в сво­ем крес­ле. Ей на­тер­пе­лось хоть что-ни­будь уз­нать о нем, об этом та­инс­твен­ном Эд­варде, к ко­торо­му она так при­вяза­лась, и ко­торо­го так лю­то не­нави­дит. Да что же с ней та­кое? 
- Что ты хо­чешь знать? – по­терев пе­рено­сицу, спро­сил Эд­вард, на­де­ясь не ус­лы­шать ни­чего об Иза­бел­ле и воп­ро­сов о ней. Он не вы­дер­жит сно­ва, он ед­ва оп­ра­вил­ся от прош­лой бо­ли час на­зад. 
- То, что ты мо­жешь мне рас­ска­зать… - по­жала пле­чами Бел­ла, ста­ра­ясь по­давить в се­бе всю вол­ни­тель­ность. Та дер­зкая дев­чонка в об­щес­тве Кал­ле­на ис­че­зала из неё и от это­го де­вуш­ке ста­нови­лось толь­ко луч­ше. Она уже при­гото­вилась ус­лы­шать от­вет от Эд­варда, как вне­зап­но его те­лефон до это­го мол­чавший и ле­жащий на сто­ле ожил. 
- Прос­ти, Бел­ла – из­ви­нил­ся Эд­вард, и, по­тянув­шись к те­лефо­ну, от­ве­тил на зво­нок: 
- Ал­ло? 
- Мис­тер Кал­лен? 
- Да, это я – взвол­но­ван­ный Эд­вард под­нялся с крес­ла, и Бел­ла мол­ча сле­дила за ним взгля­дом – С кем я го­ворю? 
- Уч­ре­дитель кли­ничес­кой боль­ни­цы «Сто ша­гов», Алекс Смит, – пос­лы­шалось на том кон­це те­лефо­на и Эд­вард за­мер, не же­лая боль­ше слы­шать ни сло­ва. Бел­ла не­пони­ма­юще ус­та­вилась на не­го - Мис­тер Кал­лен, у нас боль­шие проб­ле­мы с ва­шей сес­трой. Ес­ли вам не сос­та­вит тру­да, нам нуж­но что бы вы при­еха­ли в кли­нику как мож­но ско­рее! 
- Вы­ез­жаю! – быс­тро отоз­вался Кал­лен, и от­клю­чил­ся. Бел­ла прив­ста­ла со сво­его мес­та, наб­лю­дая за муж­чи­ной. 
- Что про­изош­ло? 
- Проб­ле­мы – злоб­но рык­нул Кал­лен, хва­тая пид­жак со спин­ки крес­ла и нап­равля­ясь к вы­ходу. Бел­ла ос­та­нови­ла его на пол­пу­ти: 
- В чем де­ло? Ку­да ты? 
- Бел­ла, с до­роги! – раз­гне­ван­ный Эд­вард ме­тал взгля­дом мол­нии, по­тому что сно­ва ока­зал­ся сви­дете­лем собс­твен­ных оши­бок. Элис да­же в пси­хуш­ке умуд­ри­лась под­нять де­бош! Они не справ­ля­ют­ся с ней…гос­по­ди, да по­моги же ему! 
Ли­цо Бел­лы на се­кун­ду по­теря­ло вся­кую ос­мыслен­ность, а по­том на нем от­ра­зилось сра­зу нес­коль­ко чувств – не­дове­рие, боль и страх, а по­том яд. Та дер­зкая дев­чонка сно­ва прос­ну­лась в ней, хо­тя спа­ла все­го па­ру ми­нут на­зад. 
- Удач­но­го пу­ти! – бро­сила она ядо­вито и нап­ра­вилась к вы­ходу с тер­ра­сы. Ярос­тный Эд­вард рыв­ков раз­вернул её к се­бе, и в гла­зах Бел­лы мель­кнул страх. Сно­ва, сно­ва как на том зав­тра­ке…это что, бич та­кой? 
Он ведь был аб­со­лют­но нор­маль­ным и да­же ка­ким-то слом­ленным на по­ляне, он был добр и не­жен с ней ночью…ин­те­рес­но, им во­об­ще нель­зя есть вмес­те, что бы не бы­ло та­ких скан­да­лов? 
- Пус­ти ме­ня! – за­уп­ря­милась она, зак­ри­чав. 
- Ве­ди се­бя, как по­лага­ет­ся, Свон! – рык­нул Эд­вард, встря­хивая де­вуш­ку, слов­но пус­той ме­шок из под кар­тошки. Так как Бел­ла бы­ла сов­сем лег­кой, она до­воль­но ощу­тимо по­чувс­тво­вала, как его паль­цы сно­ва ос­тавля­ют си­няки на её ру­ке, а мозг зас­ти­ла­ет пе­лена гне­ва, оби­ды и но­вых стра­даний. 
- Толь­ко пос­ле те­бя, Кал­лен! – ог­рызну­лась она в от­вет, и Эд­вард не на шут­ку ра­зоз­лившись, вспом­нил о том, что у не­го ма­ло вре­мени. Ему не хо­телось ус­тра­ивать этот скан­дал, но сей­час его соз­на­ние бы­ло слиш­ком ярос­тно, что бы при­нимать здра­вые ре­шения. 
- Те­бе ЗАП­РЕ­ЩЕНО по­кидать ком­на­ту, по­няла ме­ня? – он гнев­но рык­нул пря­мо ей в ли­цо, воз­ни­кая пе­ред ней во всем ве­личии зла. Бел­ла ис­пу­галась его по-нас­то­яще­му, но не спе­шила по­казы­вать свой страх. Сей­час её страх был на­рав­не с са­моза­щитой, а её са­моза­щита – ядо­витость. Слов­но у хищ­ных ска­тов или пло­то­яд­ных акул – она го­това рас­терзать каж­до­го, кто сде­ла­ет ей боль­но. И да­же Эд­варда, ес­ли он про­дол­жит в том же ду­хе. 
- Твои зап­ре­ты мне НЕ­ВАЖ­НЫ! – вык­рикну­ла она, рас­па­ляя сво­его то ли дру­га, то ли вра­га ещё боль­ше. 
- В этом до­ме все под­чи­ня­ют­ся МНЕ! И ты то­же бу­дешь ПОД­ЧИ­НЯТЬ­СЯ МНЕ! – за­орал он, и слиш­ком силь­но сжал её тон­кую ру­ку, де­лая боль­но. Бел­ла сжа­ла зу­бы, и под­ня­ла на Эд­варда злые гла­за зат­равлен­но­го зверь­ка, ка­кими всег­да смот­ре­ла на не­го во вре­мя прис­ту­пов гне­ва Кал­ле­на. 
- НИ­КОГ­ДА! – ярос­тно вык­рикну­ла она, мор­щась, но смот­ря пря­мо в гла­за сво­ему обид­чи­ку. В изум­рудных ому­тах Кал­ле­на вспых­нул дь­яволь­ский ого­нек, хо­тя он и сам уже не осоз­на­вал что тво­рит. Ког­да ярость зав­ла­дева­ет на­шей го­ловой, мы оце­нива­ем мас­штаб бедс­твий и со­бытий толь­ко че­рез не­кото­рое вре­мя.…Вот и с Эд­вардом бы­ло так же в этот мо­мент… 
- Пой­дешь со мной! – крик­нул он и как бы Бел­ла не соп­ро­тив­ля­лась, но си­лы то у не­го бы­ло яв­но боль­ше, по­это­му креп­ко дер­жа её за ру­ку, он по­волок де­вуш­ку в дом, бук­валь­но на гла­зах у всей прис­лу­ги за­пирая её в ком­на­те. 
- Я раз­бе­русь с то­бой поз­же! – заш­вы­ривая де­вуш­ку в ком­на­ту, про­орал он и изум­ленный штат прис­лу­ги за­мер вни­зу. 
Эд­вард сле­тев с лес­тни­цы, и пред­ва­ритель­но за­перев Бел­лу, ни­кому ни­чего не объ­яс­няя и пы­лая бе­зудер­жным, без­моз­глым, ли­ша­ющим спо­соб­ности по­нимать ре­аль­ность, гне­вом сел в свою ма­шину, и ярос­тно вы­рули­вая из ог­ромно­го га­ража, нап­ра­вил­ся по пря­мой до­роге пря­мо к кли­нике «Сто ша­гов», на­де­ясь «ос­тыть» до при­ез­да ту­да… 
- Что б те­бя! – сквозь сле­зы прок­ри­чала ему Бел­ла, ещё не осоз­на­вая, что он уже ото­шел от её две­ри. Она прош­ла нес­коль­ко ша­гов по ком­на­те, но че­рез се­кун­ды но­ги пе­рес­та­ли слу­шать­ся её, и она ока­залась на по­лу, сре­ди бе­лого ков­ра и об­ви­ла паль­ца­ми свою но­ющую ру­ку, где на­вер­ня­ка зав­тра бу­дет ку­ча си­няков , и, зак­рыв гла­за, ти­хо за­рыда­ла… 
Ну по­чему же она до­вери­лась Эд­варду вновь? 
Что он с ней де­ла­ет…? 

Он унич­то­жит её….уже унич­то­жил…

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)