17 октября 2015 Просмотров: 651 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 15

 

Гла­ва 15 - Раз­го­воры


Бел­ла не­реши­тель­но вош­ла, и ее взгляд упер­ся в бе­лый бал­да­хин кро­вати и та­кого же цве­та проз­рачный тюль, сви­са­ющий свер­ху вниз. Она вздрог­ну­ла, но все же по­боро­ла се­бя и мед­ленно, ос­то­рож­ны­ми ша­гами дви­нулась к ней. 
Ког­да Бел­ла по­дош­ла сов­сем вплот­ную, страх сно­ва вер­нулся, но она стой­ко дер­жа­лась и сме­ло про­тяну­ла дро­жащую ру­ку к бе­лым ат­ласным што­рам, что­бы до­казать се­бе, что они не та­ят зла. Бел­ла зна­ла, что не што­ры, а их цвет вы­зыва­ет ужас, зна­ла по­чему, зна­ла, что эти стра­хи мо­гут од­нажды свес­ти с ума, и толь­ко по­это­му ре­шилась на этот эк­спе­римент. Она хо­тела по­бороть, прев­зой­ти, унич­то­жить свои стра­хи. Из­ба­вить­ся от них раз и нав­сегда. 

Бел­ла заж­му­рилась и от­верну­лась, все ещё про­дол­жая под­би­рать­ся к тю­лю… Ког­да её ру­ка кос­ну­лась бе­лос­нежно­го по­лот­на… В па­мяти яр­ко вспых­ну­ли гад­кие ощу­щения от при­кос­но­вений к этой тка­ни. Бел­ла пы­талась бо­роть­ся жут­ким стра­хом, но соз­на­ние не же­лало дать за­быть эту жут­кую ис­то­рию, сно­ва и сно­ва вы­зывая в па­мяти кар­тинки из прош­ло­го. 

Та­кие трав­мы мог­ли бы за­быть­ся, будь у де­вуш­ки дру­гой опыт сек­су­аль­ных от­но­шений, при­ят­ный и счас­тли­вый. Но Бел­ла и ду­мать не мог­ла о сек­се, она пом­ни­ла лишь то, что он при­чиня­ет боль, и те­перь не мог­ла поз­во­лить это­му слу­чить­ся вновь. Мо­жет быть, иног­да под­созна­тель­но, с Эд­вардом, у нее по­яв­ля­лись стран­ные мыс­ли о бли­зос­ти, но они скры­ты за сот­ней зам­ков, и не­из­вес­тно, смо­жет ли кто-ни­будь эти зам­ки вскрыть… 

- Я не бо­юсь! – уп­ря­мо пов­то­ряла Бел­ла, от­го­няя из па­мяти кар­тинку из кош­ма­ра, где на неё над­ви­гал­ся Чар­ли. - Я те­бя не бо­юсь! – от­ча­ян­но про­шеп­та­ла Бел­ла, но Чар­ли, ка­жет­ся, не слы­шал её. Он под­хо­дил все бли­же и бли­же, по­том хва­тал её за ру­ку, оп­ро­киды­вая на об­тя­нутое бе­лым чех­лом крес­ло… 
Бел­ла рас­пахну­ла гла­за и в стра­хе по­пяти­лась от кро­вати, буд­то там при­та­ил­ся сам дь­явол. На лбу у де­вуш­ки выс­ту­пил хо­лод­ный пот, она все даль­ше и даль­ше от­хо­дила от бе­лых пок­ры­вал и штор. Бел­ле ка­залось, что вмес­те с этим она от­да­ля­ет­ся от мрач­ных и бо­лез­ненных вос­по­мина­ний. Но вся­кий раз, ког­да она бе­жала от сво­его стра­ха, он ста­новил­ся силь­нее и на­чинал прес­ле­довать её ча­ще, чем до это­го. Бегс­тво не спа­сало, стра­ху на­до бы­ло гля­деть в ли­цо. Рас­ска­зать всю ис­то­рию це­ликом, что­бы ра­зоб­рать каж­дый мо­мент, на­учить­ся вспо­минать спо­кой­ней, сми­рить­ся с прош­лым, пе­режи­вать та­кую боль в оди­ноч­ку очень слож­но – поч­ти не­воз­можно… Но по­ложить­ся Бел­ле бы­ло не на ко­го. Нет та­кого че­лове­ка, ко­торо­му мож­но та­кое рас­ска­зать… Она да­же ма­ме не до­вери­лась.
Раз­мышляя об этом, Бел­ла ока­залась на прос­торном бал­ко­не, где вдох­ну­ла све­жий ут­ренний воз­дух. Смах­нув сле­зы, она пос­мотре­ла в сад, где в мра­мор­ных фон­та­нах блес­те­ла проз­рачная во­да… Во­да, ко­торая мо­жет быть убий­ствен­ной, гро­мит и раз­ру­ша­ет все вок­руг. Во­да, ко­торую не ис­пе­пелить и не свер­нуть с пу­ти. Но в то же вре­мя она сла­ба и ру­чей­ка­ми от­ча­ян­но бе­жит в сто­рону ре­ки, что­бы по­лучить мощь и за­щиту. У во­ды есть свои сла­бос­ти, и ес­ли их про­щупать и уда­рить по ним, она ис­чезнет, ра­золь­ет­ся на мил­ли­он ру­чей­ков и ис­сохнет, слов­но в зной­ную жа­ру… 
Бел­ла не зна­ла, что бес­созна­тель­но срав­ни­ва­ет во­ду с Эд­вардом… И не по­нима­ла, что мыс­ли о нем и вид из ее ок­на и зас­та­вил ее это де­лать. 
Для Бел­лы Эд­вард – это и есть во­да, со все­ми дос­то­инс­тва­ми и не­дос­татка­ми. Он та­кой раз­ный и не­обыч­ный, та­кой нуж­ный и не­об­хо­димый.… 

В один прек­расный день Бел­ла пой­мет, как не­об­хо­димы они друг дру­гу. И тог­да и она, и Эд­вард об­ре­тут дол­гождан­ное счастье. Ес­ли толь­ко что-ни­будь или кто-ни­будь не вста­нет на пу­ти. 

Эд­вард пос­ле зав­тра­ка не­надол­го ос­та­вил Бел­лу од­ну. Он от­пра­вил­ся в ка­бинет, что­бы поз­во­нить Джас­пе­ру и вы­дать ему по пол­ной. Пос­ле это­го Эд­вард зап­ла­ниро­вал нем­но­го про­гулять­ся с Бел­лой в са­ду, ес­ли она не бу­дет про­тив. Собс­твен­но, с че­го ей про­тивить­ся? От­бро­сив сом­не­ния, Эд­вард ре­шил не ду­мать об этом, а за­нять­ся дру­гим важ­ным де­лом – ра­зоб­рать­ся с дру­гом. 
Два же­лания бо­ролись в нем. Од­но – бро­сить все и быть с Бел­лой, обе­регая и за­щищая её, ни на шаг от неё не от­хо­дя. Вто­рое – поз­во­нить Хей­лу и ра­зоб­рать­ся с его не­умес­тным же­лани­ем кон­тро­лиро­вать лич­ную жизнь Кал­ле­на. Здра­вый смысл по­бедил. Мож­но ос­тать­ся на пол­ча­са в ка­бине­те, ра­зоб­рать­ся с Джас­пе­ром, а ос­та­ток дня про­вес­ти с Бел­лой. 
Эд­вард по­пытал­ся ус­по­ко­ить­ся. Он сел в крес­ло, сде­лал глу­бокие вдох и вы­дох и по­тер паль­ца­ми пе­рено­сицу. Та­кие ма­нипу­ляции обыч­но по­мога­ли, ког­да нап­ря­жение и вол­не­ние заш­ка­лива­ли. Та­кое ред­ко слу­чалось, но все же про­ис­хо­дило, и Кал­лен толь­ко так мог нем­но­го ус­по­ко­ить са­мого се­бя. 

Сей­час же, да­же пос­ле трех глу­боких вдо­хов и вы­дохов, Эд­вард не по­лучил ожи­да­емо­го об­легче­ния. Пос­ле этой зло­получ­ной по­ез­дки, он не мог из­ба­вить­ся от то­го ощу­щения бес­по­мощ­ности, ког­да Бел­ла бы­ла в опас­ности, жда­ла от не­го дей­ствий, а он был да­леко и не мог не­мед­ленно прий­ти на по­мощь. Эд­вард да­же пой­мал се­бя на том, что он прис­лу­шива­ет­ся к каж­до­му шо­роху, не же­лая про­пус­тить ни еди­ного зву­ка, на слу­чай, ес­ли по­надо­бит­ся его по­мощь. Как в ту ночь, ког­да он впер­вые зас­тал Бел­лу, бь­ющу­юся в су­доро­гах, не в си­лах выр­вать­ся из кош­ма­ра. Эд­вард был здесь, в этом же ка­бине­те, пь­яный, но он все же ус­лы­шал ее крик. Так быс­тро он ещё не трез­вел, по­бежал в ком­на­ту Бел­лы и смог по­мочь ей, нес­мотря на глу­бокую ночь и при­сутс­твие ал­ко­голя в кро­ви. 

Что­бы не те­рять вре­мя, ко­торое он мог про­вес­ти со сво­ей де­воч­кой, Эд­вард дос­тал мо­биль­ный и стал на­бирать но­мер Джас­пе­ра. По­ра за­кон­чить это де­ло и вер­нуть­ся к сво­ей ма­лень­кой Бел­ле, ко­торую он ос­та­вил од­ну. 
- Эд­вард, я знал, что ты поз­во­нишь! – пос­лы­шалось на том кон­це те­лефо­на удов­летво­рен­ное мы­чание Джас­пе­ра, - Я знал, что ты сос­ку­чишь­ся по Бар­ба­ре и вспом­нишь о ней. Она то­же ску­чала по те­бе, и я бу­ду рад вос­со­еди­нить вас в бли­жай­шее вре­мя. Хо­чешь, я при­везу её се­год­ня ве­чером? Ты в ка­кой час­ти Па­рижа ос­та­новил­ся? 
- В той, что бли­же к Нью-Й­ор­ку, - от­ве­тил Эд­вард с ус­мешкой. От слов Джас­пе­ра, ру­ки неп­ро­из­воль­но сжа­лись, а гнев сно­ва воз­вра­щал­ся 
Он был хо­рошим дру­гом до се­год­няшне­го дня… А те­перь… Ка­кие це­ли он прес­ле­ду­ет? Вы­жить, выг­нать Бел­лу? Но это­го не про­изой­дет, Эд­вард яс­но по­казал свое от­но­шение к ней, ког­да ска­зал Джас­пе­ру, что ре­шил же­нить­ся. Или не яс­но? Но Кал­лен до сих пор не сде­лал Бел­лу сво­ей суп­ру­гой, и, воз­можно, это и выз­ва­ло сом­не­ние у его дру­га? 
- Как это? – не по­нял Джас­пер, пе­рева­ривая стран­ный от­вет Эд­варда на воп­рос о мес­то­нахож­де­нии. 
- Я у се­бя в до­ме, в особ­ня­ке на Ри­велл-Стрит. И ес­ли ты при­везешь ко мне эту… Бар­ба­ру, – он с боль­шим тру­дом удер­жался, что­бы не ска­зать вслух, кем счи­та­ет эту жен­щи­ну, с рос­кошным те­лом и ку­рины­ми моз­га­ми, - То у ме­ня не бу­дет к ней дру­гого по­руче­ния, как уби­рать­ся по­даль­ше и на боль­шой ско­рос­ти. 
- Стоп. Ты что, у­ехал из Фран­ции? – оша­раше­но спро­сил Джас­пер. – Как? 
- Очень прос­то. Час­тным рей­сом, – спо­кой­но про­гово­рил Кал­лен, все ещё сдер­жи­вая свой гнев. 
- Ка­ким рей­сом, там ведь бас­ту­ют? 
- Джас­пер, ты слы­шишь ме­ня? Час­тным! Мо­им са­моле­том! 
- На кой черт? – вы­ругал­ся Хейл. - На кой черт, ты бро­сил ра­боту, до­гово­ры, кон­трак­ты и ри­нул­ся до­мой? Что те­бя зас­та­вило? Или она что? Те­перь ма­нипу­лиру­ет то­бой? – яз­ви­тель­но спро­сил он, и это ста­ло пос­ледней кап­лей. Эд­вард окон­ча­тель­но вски­пел, боль­ше не в си­лах се­бя сдер­жи­вать. Он так дол­го был без­разли­чен и хо­лоден ко все­му, был прак­ти­чес­ки бес­чувс­тве­нен, и толь­ко по­яв­ле­ние Бел­лы по­мог­ло ему сно­ва ощу­тить се­бя жи­вым, по­чувс­тво­вать се­бя лег­ко. А са­мый близ­кий друг не по­нимал, как важ­на для Эд­варда Бел­ла, как она его ме­ня­ет в луч­шую сто­рону. Вмес­то ра­дос­ти за вновь счас­тли­вого дру­га, Джас­пер пы­тал­ся раз­лу­чить его с лю­бимой! 
- Не смей! – гром­ко про­рычал Эд­вард, зах­ло­пывая дверь ка­бине­та, что­бы его гром­кая речь не до­лете­ла до ушей Бел­лы и прис­лу­ги. - Не смей и сло­вом её ка­сать­ся, те­бе яс­но? 
- Ты за­щища­ешь эту ма­лень­кую дрянь? Да она по­губит те­бя, Кал­лен, опом­нись! – нас­тавни­чес­ким го­лосом прок­ри­чал в от­вет Джас­пер. 
- Дрянь? – Кал­лен за­мер, пре­рывая свое ярос­тное ме­тание по ком­на­те. - Дрянь? Ска­жи мне, Хейл, ка­кие це­ли ты прес­ле­ду­ешь? Что зас­та­вило те­бя ос­кор­блять мою же­ну? 
- Она те­бе не же­на! – гар­кнул в от­вет тот. Эд­вард злос­тно ух­мыль­нул­ся: 
- В этом вся при­чина, да? Что я не взял её в же­ны? Ты ду­ма­ешь, что я от­ка­жусь от неё, раз ещё не при­вязал к се­бе бра­ком? Тог­да ты очень ра­зоча­ру­ешь­ся, Джас­пер, по­тому что я ни­ког­да от неё не от­ка­жусь. Она для ме­ня аб­со­лют­ный при­ори­тет. Не ты и уж, тем бо­лее, не иди­от­ка Бар­ба­ра. Пе­редай ей мои сло­ва на до­суге, окей? 
- Ка­ком до­суге? – взре­вел Джас­пер, – О чем ты? 
- Толь­ко, не го­вори, что ты с ней в кар­ты иг­ра­ешь! – бро­сил Эд­вард, през­ри­тель­но скри­вив­шись от от­вра­щения. К са­мому се­бе в том чис­ле. Ведь сов­сем не­дав­но, па­ру ме­сяцев на­зад, она бы­ла в его пос­те­ли. И, не толь­ко, она, за ней бы­ла Да­кота… И черт зна­ет, сколь­ко бы ещё их бы­ло, ес­ли бы он не встре­тил Бел­лу. Сво­его ма­лень­ко­го ан­ге­лоч­ка, к но­гам ко­торой те­перь был го­тов бро­сить весь мир. Всю Аме­рику, ес­ли по­надо­бит­ся. Дать Бел­ле все, что она за­хочет и прос­то быть ря­дом - вот она, лю­бовь. Эд­вард сно­ва поз­нал это чувс­тво, нем­но­го в дру­гой ипос­та­си, нем­но­го по-дру­гому, но с та­кой си­лой, как это уж бы­ло од­нажды. 
Джас­пер в это вре­мя на том кон­це те­лефо­на за­дыхал­ся от не­годо­вания и сму­щения. Он га­дал, как Эд­вард уз­нал о его свя­зи с Бар­ба­рой? Он, и сло­вом не об­молвил­ся, что бу­дет в при­горо­де Фран­ции, в до­ме с ви­дом на озе­ро, с ней… Вот черт! 
- По­чему ты вер­нулся в Аме­рику? – спро­сил Джас­пер ус­по­ка­ива­ющим то­ном. 
Эд­вард, глу­боко вздох­нув, хмык­нул в от­вет: 
- Джас­пер, сколь­ко дел ты нат­во­рил, уго­ворив ме­ня на эту де­ловую по­ез­дку… 
- Эд­вард, а что слу­чилось-то? – ис­крен­не уди­вил­ся Хейл, но, в то же вре­мя, ак­тивно пы­тал­ся увес­ти раз­го­вор от Бар­ба­ры. 
- Элис в пси­хи­ат­ри­чес­кой кли­нике по­тому, что она при­еха­ла сю­да. Она по­вела Бел­лу ночью в лес! Бог зна­ет, что Элис со­бира­лась сде­лать с ней, но Бел­ла не убе­жала! - пре­рывис­то вы­дох­нув, про­из­нес Эд­вард. 
- Как Элис? – за­бес­по­ко­ил­ся Хейл 
- Как она мо­жет быть? – раз­дра­жен­но гар­кнул Эд­вард, – Ле­жит в па­лате в сми­ритель­ной ру­баш­ке и прок­ли­на­ет МЕ­НЯ! – от бо­ли за сес­тру и не­годо­вания на дру­га, у Эд­варда за­щеми­ло сер­дце. Пе­ред зав­тра­ком он поз­во­нил в кли­нику спра­вить­ся о сос­то­янии здо­ровья Элис. Луч­ше бы она во­об­ще не при­ез­жа­ла, пусть бы­ла по­теря­на для не­го, но Эд­вард хо­тя бы мог ве­рить в то, что она в по­ряд­ке. Что у неё все в по­ряд­ке с го­ловой! А те­перь, ког­да он уви­дел сос­то­яние Элис, Эд­вард по­нял, что она до сих пор жи­вет в аду… Он дол­жен сно­ва прой­ти че­рез это, что­бы вы­тащить от­ту­да свою единс­твен­ную сес­тру, в знак их родс­тва и люб­ви. Эд­вард, ко­неч­но, лю­бил Элис и был рад вновь об­рести ее, но он не так пред­став­лял их вос­со­еди­нение. И все же он был рад взять на се­бя спа­сение сво­ей сес­тры, по­мочь ей вы­караб­кать­ся из тос­ки и го­ря. Эд­вард счи­тал это сво­ей мис­си­ей, пос­коль­ку имел пря­мое от­но­шение к то­му, что слу­чилось. 
- Мне жаль, Эд­вард, я не ду­мал… - с рас­ка­яни­ем в го­лосе, про­бор­мо­тал Джас­пер, но друг пе­ребил его. Он то­ропил­ся к Бел­ле, что­бы вос­ста­новить ду­шев­ное рав­но­весие, толь­ко там он смо­жет стать нор­маль­ным че­лове­ком, по­это­му раз­го­вор нуж­но бы­ло за­кан­чи­вать. 
- Ос­тавь свои рас­ка­яния при се­бе, Джас­пер. Ког­да ты вер­нешь­ся, я хо­чу встре­тить­ся с то­бой, но пре­дуп­реждаю, что ты дол­жен из­ме­нить свое от­но­шение к Бел­ле, в про­тив­ном слу­чае, мы с то­бой ста­нем вра­гами. Раз­го­вор окон­чен! 

Эд­вард зах­лопнул те­лефон и по­ложил его на край сто­ла. При­выч­но за­пус­тив паль­цы в во­лосы, он зас­тыл ми­нуты на три, в по­пыт­ке из­ба­вить­ся от бо­ли и злос­ти пос­ле раз­го­вора с Джас­пе­ром, что­бы ни на­пугать Бел­лу. Тщет­но. По­няв, что ему не удас­тся быс­тро ус­по­ко­ить­ся, Эд­вард ре­шил по­пытать­ся хо­тя бы выг­ля­деть спо­кой­ным, и от­пра­вил­ся к сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке. Он то­ропил­ся к Бел­ле, как дель­фин, рас­тра­тив­ший воз­дух, рвет­ся к по­вер­хнос­ти оке­ана за но­вым глот­ком кис­ло­рода. Кис­ло­род Кал­ле­на – Бел­ла, и он уже не мо­жет без нее су­щес­тво­вать… 
Он мед­ленно шел по ко­ридо­ру и нах­му­рил­ся, за­метив, при­тих­шую Лей­лу, де­ла­ющую вид, что по­лива­ет цве­ты. На­вер­ня­ка она слы­шала пос­леднюю часть раз­го­вора. Ког­да Эд­вард пос­мотрел на неё, Лей­ла не­вин­но улыб­ну­лась. Кал­лен не от­ве­тил на улыб­ку и про­дол­жил свой путь с не­доволь­ным ли­цом. Но как толь­ко он по­дошел к две­ри, ве­дущей в ком­на­ту де­вуш­ки, хму­рое вы­раже­ние ли­ца сме­нилось, взгляд пос­ветлел, на гу­бах иг­ра­ла доб­рая улыб­ка. 
Пос­ту­чав, Эд­вард от­крыл дверь и во­шел. Ог­ля­дел­ся, но не уви­дел Бел­лу. 

- А, это ты, – на ее гу­бах мель­кну­ла еле за­мет­ная улыб­ка, ког­да Бел­ла выш­ла из ар­ки, ве­дущей на бал­кон, и за­мер­ла не­дале­ко от не­го. 
- Это я! – улыб­нулся в от­вет Эд­вард и нап­ра­вил­ся к Бел­ле. Она зас­тенчи­во от­ве­ла взгляд в ок­но, вы­ходя­щее на ули­цу. 
- Не хо­чешь про­гулять­ся? По­года чу­дес­ная! – во­оду­шев­ленно спро­сил Кал­лен, с ра­достью от­ме­тив, что злость и боль от­сту­па­ют в при­сутс­твии де­вуш­ки. 
- А у те­бя есть на это вре­мя? А как же ра­бота? – удив­ленно и оза­дачен­но спро­сила Бел­ла, роб­ко гля­дя ему в гла­за. Эд­вард грус­тно ус­мехнул­ся от воп­ро­са де­вуш­ки. 
- На те­бя у ме­ня всег­да есть вре­мя, Бел­ла. Ра­бота - это нич­то, по срав­не­нию с то­бой, ме­лочи, глу­пос­ти, – от­ве­тил Эд­вард, неж­но лас­кая взгля­дом лю­бимую. 

Те­перь Кал­лен знал, что ска­зал ис­тинную прав­ду и на­де­ял­ся, что дру­гая Иза­бел­ла, та, что в раю, ус­лы­шит и ког­да-ни­будь прос­тит его за все, чем он ее оби­дел или мог оби­деть. И глав­ное, за то, что ста­вил ра­боту пре­выше все­го, за то, что про­водил на ней боль­шую часть су­ток, за то, он был черс­твым и нев­ни­матель­ным. И, ко­неч­но, за то, что имен­но ра­бота по­меша­ла ему быть ря­дом во вре­мя тра­гедии, ко­торая по­губи­ла Её. 
Что бы ни про­изош­ло с Бел­лой, Эд­вард твер­до ре­шил ос­та­вить все де­ла и пос­вя­тить ей все свое вре­мя. Он хо­тел уз­нать её бли­же, за­во­евать ее до­верие и сим­па­тию. За­во­евать сер­дце Бел­лы и сде­лать сна­чала сво­ей не­вес­той, а пос­ле же­ной. 
Ее гла­за за­си­яли от ра­дос­ти, но Кал­ле­ну по­каза­лось, что Бел­ла сдер­жи­вала се­бя и не хо­тела слиш­ком яв­но по­казы­вать чувс­тва.
Он по­дож­дет, ког­да она до­верит­ся ему, ког­да от­кро­ет­ся. И что­бы с ней ни бы­ло, ка­кое бы прош­лое ее ни прес­ле­дова­ло, Эд­вард бу­дет с ней. Он ни­ког­да её не бро­сит и до­кажет Бел­ле, что она при­над­ле­жит ему, а он – ей. Эд­вард ее ни­ког­да не от­пустит. Бел­ла всег­да бу­дет, толь­ко, ЕГО! Мо­жет быть, это эго­изм и са­мо­уве­рен­ность, но он счас­тлив, что встре­тил её. Он сде­ла­ет все, что в его си­лах, что­бы Бел­ле бы­ло хо­рошо ря­дом с ним. 

- Здо­рово! – ис­крен­не и по-дет­ски зас­ме­ялась Бел­ла, хло­пая в ла­доши. Эд­вард с тру­дом сдер­жался, что­бы пря­мо сей­час не по­цело­вать её. Но ос­та­новил се­бя, счи­тая, что это не­воз­можно. Не­воз­можно ещё нес­коль­ко не­дель, а то и ме­сяцев. Он не хо­тел, что­бы, толь­ко выс­тро­ен­ная пи­рами­да до­верия в от­но­шени­ях с Бел­лой, прев­ра­тилась в ру­ины от его не­ос­то­рож­но­го по­веде­ния. Эд­вард бо­ял­ся, что не смо­жет ис­пра­вить ошиб­ку, а зна­чит, то­ропить со­бытия ни в ко­ем слу­чае нель­зя. И он сдер­жался. Эд­вард смог это по­тому, что знал что «кто доль­ше ждет, тот боль­ше­го дож­дется», и пос­лу­шал­ся муд­рую по­говор­ку… 
- Толь­ко я… - Бел­ла за­меш­ка­лась, как буд­то со­бира­лась ду­хом. 
Эд­вард вы­ныр­нул из сво­их мыс­лей и пос­мотрел на неё не­пони­ма­ющим, но, тем не ме­нее, обод­ря­ющим и неж­ным взгля­дом. 
- Что та­кое? – лас­ко­во спро­сил он. Бел­ла при­куси­ла гу­бу и от­ве­ла взгляд от не­го. 
- Я бы хо­тела поп­ро­сить те­бя… - не­уве­рен­но про­дол­жи­ла Бел­ла. Эд­вард нас­то­рожил­ся. В чем де­ло? 
- Про­си все, что хо­чешь! – слег­ка взвол­но­ван­но про­из­нес он, и де­вуш­ка, нем­но­го пок­раснев, обер­ну­лась на бе­лую кро­вать, стис­ки­вая зу­бы, и прик­ры­вая гла­за. 
- Мож­но уб­рать от­сю­да эту кро­вать? – быс­тро спро­сила она и заж­му­рилась, ожи­дая от­вет Эд­варда…

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)