17 октября 2015 Просмотров: 701 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 14

 

Гла­ва 14 - Друзья

Бел­ла ус­ну­ла, а Эд­вард все про­дол­жал смот­реть на неё и не мог от­вести взгля­да. Он ви­дел мяг­кие чер­ты ее рас­слаб­ленно­го во сне ли­ца, и ему ка­залось, что сей­час она еще прек­раснее. Эд­вард то­же не лю­бил тем­но­ты, но те­перь он хо­тя бы в ней не оди­нок, по­тому что это ми­лое, это хруп­кое и в то же вре­мя бо­жес­твен­ное су­щес­тво, приль­нув­шее к его гру­ди, скра­сило его оди­ночес­тво; тем­но­та бо­лее не на­вева­ла тос­ку. Он ле­жал и слу­шал ды­хание его кра­сави­цы, его Бел­лы. Эд­вард улыб­нулся сво­им мыс­лям и ак­ку­рат­но, что­бы не пот­ре­вожить спя­щую де­вуш­ку, мяг­ко про­вел паль­ца­ми по шел­ку ее каш­та­новых во­лос. 
Он, ко­неч­но, дол­жен был поз­во­нить Джас­пе­ру, за­дать ему треп­ку по по­воду его ду­рац­кой ини­ци­ати­вы и во­об­ще дер­жать его по­даль­ше от Бел­лы. На­до бы уз­нать, что с Элис… От од­ной этой мыс­ли Эд­вард вздрог­нул. Но он тут же взял се­бя в ру­ки, ведь ему на­до ле­жать спо­кой­но, не дви­га­ясь, ес­ли он не хо­тел раз­бу­дить Бел­лу. Его мес­то сей­час здесь! Все де­ла по­дож­дут! 
Впер­вые за семь лет Эд­вард чувс­тво­вал се­бя хо­рошо, мож­но ска­зать, он был счас­тлив.… Это­го не чувс­тво­валось уже очень дав­но. Для се­бя Эд­вард од­нажды ре­шил, что не бу­дет ни­кого лю­бить и что не бу­дет боль­ше ни о ком за­ботить­ся! 
Все, что бы­ло до­рого ему, на­ходи­лось ря­дом с ним и уми­рало, как прок­ля­тое… И Эд­вард бо­ял­ся за Бел­лу, не хо­тел та­кой учас­ти и для нее, но не мог най­ти в се­бе си­лы от­пустить её. 
Хо­рошо, он гре­шен и ви­новат, судь­бе есть за что его на­казы­вать… 

А Элис? В чем про­вини­лась его сес­тра? В чем про­винил­ся Джей­коб? 
Вос­по­мина­ния об их неж­ных чувс­твах, о том, как они лю­били друг дру­га и как он ока­зал­ся при­чиной кра­ха их люб­ви, не да­вали ему по­коя ни днем, ни ночью. Нап­расно Элис ду­мала, что её брат не стра­да­ет: Эд­вард стра­дал, мо­жет, силь­нее, чем она… Она тос­ко­вала по Джей­ку, не мог­ла сми­рить­ся с его ухо­дом из жиз­ни, а он не мог сми­рить­ся не толь­ко с по­терей Иза­бел­лы. Он по­терял сес­тру, счи­тав­шую Эд­варда убий­цей сво­его лю­бимо­го. Об их ро­дите­лях, ко­торые пусть по­гиб­ли уже дав­но, и го­ворить не сто­ило: боль от их по­тери ни­ког­да не прой­дет. И не­из­вес­тно, что бы с ним ста­ло к пя­тиде­сяти, не по­явись Бел­ла в его жиз­ни.
Жизнь из­ме­нилась, и вмес­те с этим по­яви­лась на­деж­да. 
Мож­но ли ве­рить, что кра­сивая, ум­ная, доб­рая и неж­ная де­вуш­ка, та­кая, как Бел­ла, за­хочет всю жизнь про­вес­ти ря­дом с ним, Эд­вардом? Он зас­та­вил её быть здесь… Смо­жет ли она прос­тить его? По­любить? 
И что те­перь де­лать? 

«Лю­бишь – от­пусти», - вер­ная по­говор­ка, толь­ко вот от­пускать не­куда: у нее ни­кого нет. Да и Эд­вард не был уве­рен, что най­дет в се­бе си­лы рас­стать­ся с Бел­лой, став­шей, без пре­уве­личе­ния, смыс­лом его су­щес­тво­вания, ге­нера­тором за­бытых чувств, де­лав­шей его счас­тли­вым. Рас­стать­ся со сво­ей лю­бимой ма­лень­кой де­воч­кой? 
Эд­варду вспом­ни­лись сло­ва той Иза­бел­лы, ска­зан­ные ею за три ча­са до по­жара, ког­да он в оче­ред­ной раз у­ез­жал в свой офис, не по­доз­ре­вая, что ви­дит её в пос­ледний раз. Она рас­пла­калась, ког­да уз­на­ла, что его биз­нес-по­ез­дка не пе­рено­сит­ся в свя­зи с кри­зисом в Япо­нии. Что Эд­варда не бу­дет на её дне рож­де­ния, и он уле­та­ет на чер­то­вы пе­рего­воры, что­бы спас­ти вло­жен­ные средс­тва… Он ус­по­ка­ивал и объ­яс­нял, но бе­зус­пешно. До­воды Эд­варда не ка­зались Иза­бел­ле вес­ки­ми. Пе­ред тем как убе­жать ку­да-то вглубь до­ма, она нах­му­рилась, и сле­зы по­тек­ли по её ще­кам. 

- Ты не лю­бишь ме­ня! Ты лю­бишь толь­ко свою ра­боту! Ког­да-ни­будь ты бу­дешь жа­леть, что бро­сил ме­ня! – Иза­бел­ла вык­рикну­ла это от­ча­ян­но, гру­бо и злоб­но, но Эд­вард прек­расно по­нимал: это от­то­го, что ей бы­ло боль­но. У неё был силь­ный ха­рак­тер, она не лю­била по­казы­вать свои сла­бос­ти, как это де­лала Бел­ла… 
А тог­да, в тот день, Кал­лен ши­роко рас­ки­нул ру­ки, что­бы уте­шить в сво­их объ­ять­ях лас­ко­выми сло­вами свою единс­твен­ную и по­цело­вать на про­щание, но Иза­бел­ла прос­то уш­ла. На­вер­ное, хо­тела по­казать си­лу сво­ей оби­ды, всем сво­им ви­дом до­казы­вая, что она ни слы­шать, ни ви­деть его не же­ла­ет. Но Эд­вард прек­расно знал, как силь­но Иза­бел­ла его лю­бит, и сам бе­зум­но лю­бил её… 
Поз­же ему поз­во­нила Элис, обес­по­ко­ен­ная за­пахом па­леной про­вод­ки, а он не по­верил. Ре­шив, что это улов­ка, что­бы вер­нуть его до­мой, Эд­вард пред­ло­жил по­дож­дать до ут­ра и выз­вать элек­три­ка. Он прос­то ПРЕД­ЛО­ЖИЛ выз­вать мас­те­ра! И улы­бал­ся хит­рости Элис… 
Он дол­жен был от­нестись к сло­вам Элис серь­ез­но! Дол­жен был вер­нуть­ся, дол­жен был быть ря­дом с Белль. И спас­ти или сго­реть вмес­те с ней за­живо… 

Судь­ба от­ня­ла у Эд­варда са­мое до­рогое на све­те су­щес­тво и те­перь, буд­то бы сми­лос­тившись, вер­ну­ла вновь. Мо­жет ли он от­ка­зать­ся от та­кого бес­ценно­го по­дар­ка судь­бы? От Ан­ге­ла, ко­торо­го он бу­дет лю­бить и за­щищать всю ос­тавшу­юся жизнь. 
Ноч­ные кош­ма­ры Бел­лы бес­по­ко­или Кал­ле­на. Нет, кош­ма­ры - яв­ле­ние рас­простра­нён­ное, но он уже во вто­рой раз зас­та­ет её пос­ле про­буж­де­ния от жут­ко­го сна. Бел­ла и се­год­ня бы­ла силь­но на­пуга­на и лишь, ког­да по­няла, кто ря­дом с ней, ус­по­ко­илась в его объ­ять­ях, буд­то бы до­веря­ла ему. Не ста­ла, как обыч­но, яз­вить или ха­мить: она ис­ка­ла за­щиту. 
Что это с ним? Ко­неч­но же, все об­сто­яло сов­сем по-дру­гому, не­чего так ль­стить се­бе, да­же мыс­ленно. Был ря­дом, вот и при­годил­ся! 

Эд­вард за­думал­ся, смо­жет ли ког­да-ни­будь Бел­ла до­верять ему нас­толь­ко, что­бы ос­тать­ся с ним по доб­рой во­ле? И по­лучит­ся ли у не­го так же до­верять ей, что­бы рас­ска­зать всё, что по-преж­не­му бо­лит и жи­вет в его сер­дце и ду­ше? 
Он пе­ревел взгляд на свою спя­щую де­воч­ку, улыб­нулся и кос­нулся еще раз её во­лос. Сей­час глу­бокая ночь, не ме­шало бы пос­пать или за­нять­ся де­лом… Нет, луч­ше по­быть в ком­па­нии оча­рова­тель­ной де­вуш­ки. 
Для мно­гих Бел­ла – оче­ред­ная его фа­ворит­ка. Эд­вард не ви­нил тех, кто так ду­мал. Он да­вал слиш­ком мно­го по­водов, не счи­тал­ся с рам­ка­ми при­личия и фор­маль­нос­тя­ми. Ес­ли Эд­вард хо­тел, жен­щи­ны бы­ли с ним, поль­зо­вались не­боль­ши­ми при­виле­ги­ями пе­ред дру­гими, а ес­ли не хо­тел, про­гонял, не счи­та­ясь с их мне­ни­ем. Его не­нави­дели и же­лали од­новре­мен­но, Эд­вард при­вык, и их мыс­ли о нем вы­зыва­ли у не­го лишь ску­ку. Но что ду­ма­ет о нем Бел­ла? Как она к не­му от­но­сит­ся? 
Гос­по­ди, ну по­чему он не мо­жет чи­тать её мыс­ли? 
Ре­шив от­ло­жить эти мыс­ли на по­том, Эд­вард ус­та­ло скло­нил го­лову на од­ну из по­душек, рас­по­ложен­ную бли­же все­го к не­му. Ста­ра­ясь не де­лать рез­ких дви­жений, что­бы не раз­бу­дить спя­щую на его гру­ди Бел­лу, он прик­рыл гла­за, меч­та­тель­но улы­ба­ясь сво­ему бу­дуще­му, и ве­ря, что Бел­ла и есть та са­мая. Де­вуш­ка, ко­торая приш­ла спас­ти его из мра­ка, в ко­тором он жил мно­го лет, бо­ясь но­вой бо­ли и за­лизы­вая ра­ны, ос­тавлен­ные ста­рой… 
Он и по­нятия не имел, что в ду­ше у Бел­лы был свой мрак и свои ра­ны. 

Пер­вым, что бро­силось в гла­за Бел­ле, ког­да она прос­ну­лась, бы­ли бе­лые гар­ди­ны, те же, что и в ее кош­ма­рах. Она по­холо­дела и рез­ко вско­чила, ог­ля­дыва­ясь вок­руг и пы­та­ясь по­нять, где на­ходит­ся. 
Вос­по­мина­ния вновь вол­ной зах­лес­тну­ли её. Бел­ла боль­ше не хо­тела пла­кать, но в гру­ди все так бо­лело, как буд­то кто-то важ­ный для неё, умер или у­ехал. 
На­вер­ное, то, что Кал­лен вер­нулся – то­же сон. И ис­то­рия с Элис, с об­новка­ми и ле­сом – ре­зуль­тат ра­боты её боль­но­го во­об­ра­жения. Уж слиш­ком мно­го со­бытий для со­рока вось­ми ча­сов, что­бы они ка­зались ре­аль­ны­ми. 

Сно­ва вспом­ни­лось страш­ное го­ре: Ре­не мер­тва. Она умер­ла от ин­фар­кта – так объ­яс­ни­ли Бел­ле. Но прав­да ли это? Эти мыс­ли быс­тро про­нес­лись в го­лове. Толь­ко Бел­ла ра­зоб­ра­лась, где на­ходит­ся, толь­ко вос­ста­нови­ла ды­хание пос­ле рез­ко­го про­буж­де­ния, как зна­комый ба­ритон ок­ликнул её, и она под­прыг­ну­ла на мес­те от стра­ха. 

- Все хо­рошо, Бел­ла? – го­лос Эд­варда зву­чал нап­ря­жен­но. Он прос­нулся нес­коль­ко се­кунд на­зад от рез­ко­го тол­чка, и по­нял, что это Бел­ла так вне­зап­но вско­чила с кро­вати. Эд­вард сам не по­нял, по­чему прос­нулся с ощу­щени­ем ут­ра­ты. Слов­но у не­го от­ня­ли что-то важ­ное, что-то та­кое, без че­го он не мо­жет жить. На са­мом же де­ле, прос­то его ма­лень­кая де­воч­ка, его Бел­ла, выс­коль­зну­ла из его объ­ятий, а те­перь си­дит на кро­вати ря­дом с ним и сно­ва ис­пу­ган­ны­ми гла­зами ози­ра­ет­ся вок­руг. И вдруг, её взгляд ос­та­новил­ся на нём… 
Бел­ла гла­зам сво­им не ве­рила. Не­уже­ли все эти со­бытия – прав­да? И то, как она бе­жала че­рез лес, су­мас­шес­твие Элис, при­езд Эд­варда… Не­уже­ли прав­да и то, что он ус­по­ка­ивал её этой ночью, и по­это­му, кста­ти, ока­зал­ся ря­дом? 
- Ты здесь? – дро­жащим го­лосом спро­сила Бел­ла, не ве­ря сво­им гла­зам. Она ещё ни­ког­да не спа­ла до ут­ра, про­сыпа­ясь толь­ко один раз… Кал­лен что, кол­дун? Он за­чаро­вал её или усы­пил? Глу­по, но что ещё ду­мать? 
- Как ви­дишь! – Эд­вард по­тянул­ся, раз­ми­ная за­тек­шие мыш­цы, и улыб­нулся Бел­ле. Та, ка­жет­ся, бы­ла слег­ка сму­щена, и да­же нем­но­го на­пуга­на. 
- Бо­ишь­ся ме­ня? – как-то огор­ченно спро­сил он. 
Бел­ла по­кача­ла го­ловой, сми­ная под со­бой прос­ты­ни, что­бы сесть по­удоб­нее. 
- Нет, – крат­ко, но чес­тно отоз­ва­лась она. Эд­вард пос­мотрел на неё с не­дове­ри­ем. На ли­це Бел­лы он чи­тал лишь са­модо­воль­ство и над­менность. Черт! Она сно­ва на­дела мас­ку! Бел­ла все еще не до­веря­ет ему, что­бы быть са­мой со­бой… 
- Я те­бя не бо­юсь! – до­бави­ла де­вуш­ка, под­тверждая до­гад­ку Кал­ле­на. 
- Зна­чит, это прог­ресс, – удов­летво­рен­но ух­мыль­нул­ся он, всем сво­им ви­дом по­казы­вая, что не со­бира­ет­ся ни­куда ухо­дить. Ка­жет­ся, это за­дело Бел­лу на се­кун­ду, лишь на се­кун­ду, на её ли­це мель­кну­ло ра­зоча­рова­ние и рас­те­рян­ность. Она быс­тро соб­ра­лась и на­цепи­ла но­вую мас­ку, на этот раз, яз­ви­тель­ную: 
- Ты со­бира­ешь­ся тут ос­тать­ся? Я же го­вори­ла, что не бу­ду спать с то­бой! 
Эд­вард хмык­нул и, быс­тро под­нявшись с по­душек, ока­зал­ся ли­цом к ли­цу с Бел­лой. Она ис­пу­ган­но от­пря­нула, а он толь­ко улыб­нулся, но на этот раз, пус­кая в ход свою са­мую оча­рова­тель­ную, пусть и слег­ка кри­вова­тую улыб­ку. 
- Я со­бира­юсь прос­то быть с то­бой. И мне все рав­но, бу­дешь ли ты со мной спать или нет! – уве­рен­но отоз­вался он, по-преж­не­му улы­ба­ясь ей. Страх в гла­зах Бел­лы сме­нил­ся чем-то дру­гим. Не ус­пел Эд­вард и со­об­ра­зить, как она сно­ва ока­залась в в его объ­ять­ях. Толь­ко те­перь бы­ла не ночь, а ут­ро. И Бел­ла, ка­жет­ся, уже не пла­кала… 
Он нес­ме­ло по­ложил ру­ку ей на спи­ну, при­об­ни­мая, и, нак­ло­нив­шись к уху, уже со­бирал­ся спро­сить о том, что вдруг слу­чилось, как она за­гово­рила пер­вой: 
- Я сос­ку­чилась… - ти­хо про­шеп­та­ла Бел­ла, не же­лая, что­бы кто-то ус­лы­шал, как она про­из­но­сит неч­то, что мо­жет зас­та­вить ее пок­раснеть. В ду­ше Эд­варда вдруг раз­ра­зилась бу­ря эмо­ций. Не в си­лах скрыть вос­торг, он креп­ко об­нял Бел­лу и про­шеп­тал сло­ва, ко­торые он хо­тел ска­зать еще с мо­мен­та при­ез­да: 
- И я ску­чал по те­бе, Бел­ла… Очень. 
Де­вуш­ка отс­тра­нилась и не­уве­рен­но пос­мотре­ла в гла­за Кал­ле­на, пы­та­ясь най­ти в них под­твержде­ние его слов. Что еще вы­ражал его взгляд? Под­дер­жку? По­нима­ние? За­щиту? 
- Ты, на­вер­ное, го­лод­ная? – спро­сил Эд­вард. 
Бел­ла от­влек­лась от сво­их мыс­лей. По­дарив Эд­варду ми­лую улыб­ку, она сог­ласно кив­ну­ла. Он ух­мыль­нул­ся. На­конец-то она сня­ла свою мас­ку и те­перь ста­новит­ся та­кой, ка­кая она есть на са­мом де­ле. Пусть не­надол­го, но она вновь Бел­ла. Та Бел­ла, ко­торую он лю­бит… 

Эд­вард под­нялся с кро­вати и нап­ра­вил­ся к две­ри, что­бы поп­ро­сить ко­го-ни­будь при­нес­ти ужин. Не ус­пел он прой­ти и двух мет­ров, как тут же ока­зал­ся на по­лу, ли­цом к пар­ке­ту. Он не сра­зу по­нял, что про­изош­ло. Эд­вард под­нял го­лову, и его взгляд упал на одеж­ду, раз­бро­сан­ную по всей ком­на­те. Пря­мо пе­ред его но­сом ле­жала па­ра ту­фель-ло­дочек та­кого кро­шеч­но­го раз­ме­ра, что на ум приш­ла ис­то­рия Зо­луш­ки с ее хрус­таль­ны­ми ту­фель­ка­ми. От­лично, Кал­лен! На­до бы­ло смот­реть под но­ги, раз уж за­был о вче­раш­нем бед­ла­ме! И вот он сам на­пом­нил о се­бе… 
Вне­зап­но Эд­вард по­чувс­тво­вал, как кто-то кос­нулся его пред­плечья. Пе­реве­дя взгляд, он уви­дел Бел­лу, при­сев­шую ря­дом с ним на по­лу. Она смот­ре­ла на не­го ви­нова­тыми гла­зами. У Бел­лы, в са­мом де­ле, бы­ло нас­толь­ко со­чувс­тву­ющее вы­раже­ние ли­ца, что Эд­вард еле сдер­жал рвав­ший­ся на­ружу смех. Он слиш­ком дол­го до­бивал­ся ее до­верия, и не даст сво­ему не всег­да адек­ватно­му чувс­тву юмо­ра все ис­портить. 

- Ты в по­ряд­ке? – оза­бочен­но спро­сила Бел­ла. Меж­ду её бро­вей по­яви­лась ма­лень­кая скла­доч­ка – знак то­го, что она серь­ез­но огор­че­на . 
- В по­ряд­ке, – отоз­вался Эд­вард и под­нялся с по­ла. Он пос­мотрел вниз в по­ис­ке то­го, что зас­та­вило его внеп­ла­ново по­менять по­ложе­ние те­ла из вер­ти­каль­но­го в го­ризон­таль­ное. При­чиной его па­дения ста­ли си­ние джин­сы, ко­торые гор­кой ва­лялись на по­лу, а он не за­метил, раз­мышляя о на­туре Бел­лы. 
- Прос­ти за это… - она по­тупи­ла гла­за, не ре­ша­ясь пос­мотреть на Эд­варда. 
- Не бес­по­кой­ся, здесь все убе­рут, – от­ве­тил он, про­ведя ру­кой по ру­баш­ке, буд­то бы сма­хивая не­види­мые пы­лин­ки. Бел­ла все ещё не под­ни­мала взгля­да. Ка­жет­ся, со­бытия прош­лой но­чи и се­год­няшне­го ут­ра вы­били её из ко­леи. 
- Что с то­бой? – ти­хо спро­сил Кал­лен. Он по­дошел к де­вуш­ке и неж­но при­под­нял её го­лову за под­бо­родок. Че­рез се­кун­ду пос­ле­дова­ла ре­ак­ция, на ко­торую он сов­сем не рас­счи­тывал. Гла­за Бел­лы вдруг рас­ши­рились, и в них мель­кнул ого­нек ужа­са. Она быс­тро и рез­ко от­шатну­лась. Но не­удач­но от­сту­пив, Бел­ла за­пута­лась в ка­ком-то оран­же­вом платье и ока­залась там же, где се­кун­ду на­зад ле­жал Эд­вард. Она заж­му­рилась и сжа­лась и от уда­ра, ка­жет­ся, да­же пе­рес­та­ла ды­шать. 
Та­ким её по­веде­ни­ем Эд­вард был нас­толь­ко шо­киро­ван, что со­об­ра­зил, что имен­но про­ис­хо­дит толь­ко че­рез па­ру се­кунд. Он изум­ленно и взвол­но­ван­но смот­рел на де­вуш­ку, на­рочи­то мед­ленно по­дой­дя к ней и опус­тившись на ко­лени. За­метив его приб­ли­жение, Бел­ла сжа­лась в ко­мочек и спря­тала гла­за за за­наве­сом каш­та­новых во­лос. 
- Бел­ла? – поз­вал Эд­вард, а она по­кача­ла го­ловой, пы­та­ясь отог­нать страш­ные вос­по­мина­ния. Как буд­то это мог­ло очис­тить соз­на­ние! Как бы ни так! 
Бел­ла вспом­ни­ла этот жест. То же са­мое де­лал Чар­ли, ког­да она на­чина­ла звать на по­мощь и ры­дать. Ко­неч­но, Эд­вард вел се­бя го­раз­до лас­ко­вее, чем её отец, но она все рав­но ис­пу­галась. Дет­ские впе­чат­ле­ния, ос­та­вив­шие в ду­ше тем­ный след – са­мые силь­ные. Они за­быва­ют­ся очень дол­го, ес­ли за­быва­ют­ся во­об­ще. Вот и сей­час пе­репу­ган­ная Бел­ла не зна­ла, как взять се­бя в ру­ки. Где-то в глу­бине она по­нима­ла, что ве­дет се­бя не­пос­ле­дова­тель­но, и что, воз­можно, ис­пу­гала сво­его спа­сите­ля и му­чите­ля в од­ном ли­це – Эд­варда, но ни­чего не мог­ла с со­бой по­делать. Мыс­ли о бо­ли и от­вра­щении, свя­зан­ные с этим жес­том, за­пол­ни­ли соз­на­ние, раз­бу­див па­мять и на­вевая ужас. 
Тем вре­менем, Эд­вард от­ча­ян­но пы­тал­ся по­нять, что сде­лал не так. Он сно­ва и сно­ва пе­реби­рал в го­лове свои дей­ствия, но не на­ходил в них ни­чего, что мог­ло бы так на­пугать Бел­лу. 
- Я что-то не так… - рас­те­рян­но на­чал Эд­вард, при­сев око­ло Бел­лы, что­бы пос­мотреть ей в гла­за. Но она не да­ла ему до­гово­рить. Эд­вард за­мол­чал, приг­нулся и вни­матель­но прис­лу­шал­ся к ти­хому го­лосу Бел­лы. 
- Прос­ти… - еле слыш­но, вы­дох­ну­ла она, тщет­но пы­та­ясь наб­рать воз­ду­ха на це­лую фра­зу. - Прос­ти… Я не хо­тела… - Бел­ла за­мол­ча­ла. Ее ду­шили сле­зы. Ей не нуж­но бы­ло, что­бы он опять ви­дел ее та­кой. Бел­ла хо­тела быть ве­селой и ми­лой, злой и дер­зкой, но ни­как не раз­би­той и слом­ленной. 
- Ти­ше, ти­ше, все хо­рошо… - Эд­вард лас­ко­во пог­ла­дил де­вуш­ку по пле­чу, и та горь­ко всхлип­ну­ла. Что она де­ла­ет? Он сей­час так хо­рошо к ней от­но­сит­ся, а она его пу­га­ет… Она и се­бя пу­га­ет… 
«Чар­ли, что же ты на­делал? По­чему не да­ешь мне жить нор­маль­ной жизнью, та­кой, как и у всех? За что мне все эти ис­пы­тания?!» - мыс­ленно кри­чала Бел­ла, но в ре­аль­нос­ти про­дол­жа­ла толь­ко всхли­пывать. 
- Пос­лу­шай, я же го­ворил, что не сде­лаю те­бе боль­но, не при­чиню вре­да…. – про­шеп­тал Эд­вард. 
- Я не хо­чу… ЭТО­ГО… - Бел­ла про­дол­жа­ла всхли­пывать, хо­тя и по­нима­ла, что ве­дет се­бя глу­по. Её взгляд мет­нулся к сто­яв­шей под бе­лос­нежным по­логом кро­вати, и не­ожи­дан­ная мысль, объ­яс­ня­ющая всё, оза­рила Эд­варда. Он-то все для се­бя ре­шил, а Бел­ла по­дума­ла, что… 
- Я не сде­лаю ЭТО­ГО, по­ка ты са­ма не за­хочешь… - ти­хо, но чет­ко про­из­нес Эд­вард. Его го­лос зву­чал уве­рен­но и спо­кой­но. Бел­ла по­вер­ну­ла к не­му го­лову. По ее ли­цу все еще ка­тились сле­зы, и поч­ти умо­ля­юще пос­мотре­ла в его гла­за. От взгля­да Бел­лы у Эд­варда сно­ва за­щеми­ло сер­дце от бо­ли. Как же он на­пугал её… 
- Прав… правд… прав­да?.. - всхли­пывая, пе­рес­про­сила Бел­ла. 
Ес­ли Эд­вард шу­тит, она не пе­режи­вет. Пос­ле той но­чи с Чар­ли, Бел­ла боль­ше не по­тер­пит та­ких шу­ток. Чар­ли зас­та­вил ее стать неп­риступ­ной, ярос­тной и дер­зкой. Эд­вард же де­ла­ет ее та­кой, ка­кой она бы­ла до тра­гедии, воз­вра­ща­ет ее ис­тинную, хруп­кую и сер­дечную на­туру, чис­тую и не­вин­ную, нес­мотря на всё пе­режи­тое. 
- Прав­да! – от­ве­тил Эд­вард. - Ес­ли ты не хо­чешь, что­бы я к те­бе при­касал­ся – я не бу­ду! – он пос­пешно уб­рал ру­ки за спи­ну и сла­бо улыб­нулся. 
Ему та­кой по­ворот со­бытий не нра­вил­ся, но ни­чего дру­гого не ос­та­валось. Ес­ли Бел­ла так хо­чет, ес­ли так она бу­дет боль­ше до­верять ему – Эд­вард пой­дет на это. 
- Де­ло не в тво­их… тво­их… при­кос­но­вени­ях… - про­шеп­та­ла Бел­ла, пре­рывис­то ды­ша, – Не в тво­их…
- Не в мо­их? – Эд­вард не мог по­верить. Кто пос­мел над­ру­гать­ся над этой нес­час­тной ма­лень­кой де­воч­кой? Черт! Ей же все­го сем­надцать! Ка­ким же на­до быть зве­рем, боль­ным, что­бы так из­де­вать­ся над ней и так на­пугать её… А все­го ме­сяц на­зад та­ким зве­рем, ед­ва не стал он… По­ка Эд­вард раз­мышлял, Бел­ла ти­хо зап­ла­кала. 
- Бел­ла, – мяг­ко ска­зал он, ста­ра­ясь не вы­дать в го­лосе гнев и не­нависть к тем, кто сде­лал ей боль­но, - Пос­лу­шай ме­ня вни­матель­но и за­пом­ни, – он сде­лал ко­рот­кий вдох и дож­дался, по­ка она пос­мотрит ему в гла­за. – Я убью лю­бого, кто при­чинит те­бе боль, – го­лос Эд­варда при­об­рел сталь­ные нот­ки, а взгляд стал пря­мым и серь­ез­ным, под­тверждая ис­крен­ность его слов. Он по­чувс­тво­вал, что дол­жен объ­яс­нить Бел­ле, как он ею до­рожит, и что он за­щитит ее. – Лю­бого, кто зас­та­вит те­бя пла­кать или стра­дать, я сот­ру в по­рошок! – пос­ледние сло­ва проз­ву­чали с та­кой хо­лод­ной уг­ро­зой и уве­рен­ностью, что Бел­ла вздрог­ну­ла, но, тем не ме­нее, они ее вдох­но­вили. У неё по­явил­ся друг и за­щит­ник, ко­торо­му она мо­жет до­верять. Эд­вард – единс­твен­ный, кто ос­тался для неё в этом ми­ре… 
- Я… - не­уве­рен­но про­шеп­та­ла она. Эд­вард мяг­ко улыб­нулся и неж­но, ед­ва ка­са­ясь, при­ложил па­лец к её гу­бам. 
- Ни­чего не го­вори, прос­то за­пом­ни, хо­рошо? Ты мо­жешь рас­ска­зать мне все. Я ни­ког­да от те­бя не от­вернусь и всег­да най­ду спо­соб те­бе по­мочь! 
- Хо­рошо, - Бел­ла сла­бо улыб­ну­лась, и Эд­вард улыб­нулся ей в от­вет. Мгно­вение спус­тя, он про­тянул ей ру­ку, рас­крыв ла­донь, в ко­торую Бел­ла роб­ко и не­уве­рен­но вло­жила свою. Эд­вард по­тянул ее за ру­ку и по­мог встать. Он с лас­ко­вой улыб­кой смот­рел на неё ис­пы­тыва­ющим взгля­дом. 
- Друзья? – ти­хо спро­сила Бел­ла, под­ни­мая на Кал­ле­на гла­за, уже вы­сох­шие от слез. 
- Друзья! – с преж­ней улыб­кой, но ед­ва уло­вимой нот­кой грус­ти со­об­щил Эд­вард. Он не хо­тел «дру­жить», он лю­бит её, и от­но­шения с Бел­лой пред­став­ля­лись ему сов­сем дру­гими… Но что де­лать? С дру­гой сто­роны, мож­но на­чать и с друж­бы, прав­да? 

Эд­вард уже сту­пил на этот путь, и мо­жет этим гор­дить­ся. Бел­ла бу­дет при­над­ле­жать ему, во что бы то ни ста­ло. Но, ко­неч­но, толь­ко по собс­твен­ной во­ле. И он сде­ла­ет все для это­го! 
Ста­тусы по­меня­лись. Не она его плен­ни­ца, а он – плен­ник её ка­рих глаз, каш­та­новых ло­конов, слад­ких губ этой де­воч­ки, на до­лю ко­торой вы­пало столь­ко стра­даний. А ей ведь все­го лишь сем­надцать! Но Эд­вард бу­дет тер­пе­ливым, за­во­юет ее лю­бовь и сер­дце, ведь его сер­дце уже при­над­ле­жит Бел­ле.

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)