17 октября 2015 Просмотров: 622 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 11

 

Гла­ва 11 - Раз­мышле­ния и раз­го­воры

У Бел­лы бы­ло ощу­щение, что она уже ни­ког­да не смо­жет хо­дить. Они с Элис, ка­жет­ся, обош­ли все ма­гази­ны Нью-Й­ор­ка и при­горо­да. Сум­ки де­вуш­кам гру­зили пря­мо в ма­шину ра­бочие ма­гази­на, и ру­ки у них ос­та­вались сво­бод­ны­ми для вы­бора все но­вых и но­вых на­рядов.
Бел­ла ис­пу­галась, что ни­ког­да не смо­жет одеть хо­тя бы од­ну вещь дваж­ды. Пос­ле всех тех ве­щей в их с Ре­не до­ме, ко­торые она но­сила, по­ка они окон­ча­тель­но не изот­рутся, это все ка­залось де­вуш­ке не­ре­аль­ным, не­ес­тес­твен­ным.
Она по­дели­лась сво­им мне­ни­ем с Элис, но та лишь бес­печно рас­сме­ялась, и по­тащи­ла под­ру­гу в оче­ред­ной ма­газин.
Бы­ло куп­ле­но все, что толь­ко мог­ло и не мог­ло пред­ста­вить­ся – от ниж­не­го белья до эле­ган­тных ве­чер­них на­рядов. Для Бел­лы, ни­ког­да преж­де не оде­вав­шей та­кие платья, это бы­ло вер­хом со­вер­шенс­тва; хо­тя Элис и бы­ла при­дир­чи­ва к ве­щам, Бел­ла, по­чему-то пол­ностью до­веря­ла ей в вы­боре одеж­ды… да и не толь­ко одеж­ды.
Она все жда­ла слу­чая расс­про­сить Элис про ту стран­ную Иза­бел­лу, и во­об­ще, про Кал­ле­на в це­лом. И на­конец, этот слу­чай ей под­вернул­ся – че­рез два дня пос­ле не­зап­ла­ниро­ван­но­го шо­пин­га. Эд­вард как раз дол­жен был вер­нуть­ся че­рез день, и луч­ше­го вре­мени бы­ло не най­ти.

Де­вуш­ки се­ли в ка­фе-мо­роже­ном, и хо­тя на ули­це по­холо­дало, все же ре­шили по­бало­вать се­бя. Бел­ла во­об­ще ела мо­роже­но три ра­за в жиз­ни: пер­вый - на свой день рож­де­ние в семь лет; вто­рой – на бла­гот­во­ритель­ном кон­церте в честь Хэл­ло­уина; тре­тий – па­ру не­дель на­зад в до­ме у Кал­ле­на, на зав­трак со штру­делем, так что для неё мо­роже­ное то­же яв­ля­лось чем-то не­пос­ти­жимым и не под­да­ющим­ся объ­яс­не­нию. Ей нра­вил­ся вкус это­го ла­комс­тва, и ма­лень­кая час­тичка её ду­ши ра­дова­лась от то­го, что она мо­жет есть его те­перь хоть каж­дый день, каж­дый час… Но дру­гая часть ры­дала горь­ки­ми сле­зами из-за то­го, что она по­теря­ла сво­боду, она на­веки За­точен­ная в Зо­лотой Клет­ке, и это очень пло­хо…
Она бы от­да­ла все – друж­бу с Элис, ку­чу этих ве­щей из до­рогу­щих бу­тиков, мо­роже­ное и лю­бую дру­гую еду, что­бы вер­нуть свою преж­нюю жизнь ря­дом с Ре­не…
Единс­твен­ное, в чем она сом­не­валась сей­час, от­ка­залась бы она от Кал­ле­на, что­бы быть с ма­терью?..
- Здесь хо­рошо уме­ют го­товить италь­ян­ское мо­роже­ное, прав­да? – улыб­ну­лась де­вуш­ке Элис, и Бел­ла быс­тро кив­ну­ла, ду­мая, как на­чать раз­го­вор, не­реши­тель­но во­дя лож­кой в кре­ман­ке с шо­колад­ным де­сер­том. 
Они с Элис здо­рово сдру­жились за эти нес­коль­ко дней, хо­тя Бел­ла спер­ва и не хо­тела ни с кем сбли­жать­ся… но по­чему бы и нет, ес­ли Элис выг­ля­дит та­кой на­деж­ной под­ру­гой? Все она, ко­неч­но, не мо­жет ей рас­ска­зать, но хо­тя бы по­вер­хностно вы­гово­рить­ся – это ведь уже дос­ти­жение. Ник­то и не пы­тал­ся слу­шать её в этом до­ме на про­тяже­нии уже поч­ти ме­сяца!
- Ммм, Элис? – ок­ликну­ла де­вуш­ку Бел­ла, ре­шая, что приш­ло вре­мя на­чинать. – Я хо­чу у те­бя кое-что спро­сить, но не знаю, мо­гу ли…
Элис теп­ло улыб­ну­лась Бел­ле, хо­тя пер­во­началь­но выг­ля­дела слег­ка оша­раше­но:
- Я пос­та­ра­юсь от­ве­тить, ми­лая, – лас­ко­во отоз­ва­лась она, внут­ренне на­де­ясь, что глу­боких расс­про­сов о её прош­лой жиз­ни или о да­лекой прош­лой жиз­ни Эд­варда не бу­дет… но она оши­балась.
- Элис, мы ведь под­ру­ги, не так ли? – на­чала Бел­ла, и де­вуш­ка ут­верди­тель­но кив­ну­ла, под­тверждая этот факт. – Я ни в ко­ем слу­чае не хо­чу лезть не в свое де­ло или де­лать ко­му-то из вас боль­но… - под «ко­му-то» Бел­ла име­ла вви­ду Элис и Эд­варда, и мисс Кал­лен прек­расно это по­няла, – …но я все же хо­чу знать, ес­ли мне мож­но… - Бел­ла сде­лала глу­бокий вдох и, опус­тив взгляд, быс­тро спро­сила: - Элис, кто та­кая Иза­бел­ла?
Бел­ла ус­лы­шала, как сби­лось ды­хание у под­ру­ги, и под­ня­ла на неё гла­за. В ка­фе бы­ло так ти­хо, что мож­но бы­ло ус­лы­шать звук ра­бота­ющих кон­ди­ци­оне­ров. Боль­шинс­тво ра­бот­ни­ков из-за от­сутс­твия нап­лы­ва по­сети­телей про­води­ли ра­бочее вре­мя в под­собке, а ос­тавша­яся в тор­го­вом за­ле де­вуш­ка ску­чала воз­ле кас­со­вого ап­па­рата.
- Бел­ла… - го­лос у Элис слег­ка трес­нул, и она от­ве­ла гла­за, зная, что не мо­жет от­ве­тить на этот воп­рос.
- Элис, я ни­кому не нав­ре­жу и не сде­лаю боль­но… я ни­кому не ска­жу, но я бы хо­тела знать… по­тому что за мо­ей спи­ной все срав­ни­ва­ют ме­ня с этой Иза­бел­лой! – по­ежи­лась Бел­ла, вспо­миная, как толь­ко се­год­ня ут­ром шеп­та­лась у неё за спи­ной де­вуш­ка, ка­жет­ся Лей­ла, ко­торая при­бега­ла вмес­те с Эд­вардом по­могать ей ночью. Они все срав­ни­ва­ют её с не­кой Иза­бел­лой, и она бы так хо­тела уз­нать, кто она и что из се­бя пред­став­ля­ет. И да­же не так – где она сей­час?
Бел­ла са­ма не зна­ла, по­чему её так тре­вожит этот воп­рос, но по­чему-то она чувс­тво­вала, что это очень важ­но… А ес­ли Эд­вард все-та­ки же­нат – на той са­мой Иза­бел­ле? Что бу­дет с ней, ког­да она вер­нется? И вер­нется ли во­об­ще? 
Мо­жет быть, её уби­ли, ког­да по­яви­лась она, Бел­ла Свон? 
Элис же вспо­мина­ла те слав­ные день­ки, ког­да ви­дела бра­та счас­тли­вым. Он прос­то све­тил­ся от счастья, при ви­де сво­ей ма­лень­кой и та­кой го­рячо лю­бимой де­воч­ки – Иза­бел­лы, он на­зывал её не Бел­лой, а Белль, но это ма­ло ме­няло си­ту­ацию…
В ту ночь слиш­ком мно­го про­изош­ло: по­жар, зво­нок и, в кон­це кон­цов, дом рух­нул, слов­но кар­точный до­мик. У де­вуш­ки за­щеми­ло от бо­ли сер­дце, ког­да она вспом­ни­ла, как ви­дела Джей­ко­ба в пос­ледний раз… Он по­цело­вал её, по­дарил бу­кет роз, а по­том… на­ут­ро ока­зал­ся мертв… Ему бы­ло двад­цать три го­да – на три го­да мень­ше, чем ей се­год­ня. И спус­тя столь­ко лет её боль не ути­ха­ет! Она бь­ет из неё фон­та­ном през­ре­ния к са­мой се­бе, сы­пет прок­ля­тия Эд­варду, ко­торый при­вез их на ту вил­лу и не при­ехал, ког­да она ему поз­во­нила… Он прос­то не от­ве­тил на зво­нок. Этот чер­тов зво­нок мог спас­ти Джей­ко­бу жизнь! И не толь­ко Джей­ко­бу…
В ту ночь они по­теря­ли Иза­бел­лу, и все опять же по­тому, что Эд­вард не ос­та­вил свою ра­боту, не при­ехал, что­бы по­мочь им. Воз­можно, он бы мог спас­ти Белль, но он прос­то не су­мел… не су­мел ос­во­бодить­ся и был на­казан за это. У не­го от­ня­ли лю­бовь всей его жиз­ни и ни­ког­да не от­да­дут об­ратно…
Ко­неч­но, Элис не зна­ла, как каз­нил се­бя все эти го­ды её род­ной брат. Она бы­ла так ув­ле­чена собс­твен­ны­ми стра­дани­ями, что сов­сем не ду­мала о его, и те­перь, те­перь ей ка­залось, что все без­на­деж­но по­теря­но… До­верия к бра­ту не вер­нуть, как и люб­ви к не­му. Джей­ко­ба не вер­нуть, Белль не вер­нуть, ни­чего не вер­нуть! Преж­няя жизнь сго­рела, рух­ну­ла в ру­ины в ту ночь! И уже ник­то не смо­жет из­ме­нить это­го. Толь­ко бо­лез­ненные вос­по­мина­ния ос­та­ют­ся в ви­де рва­ных ран на сер­дце, и эти ра­ны уже ни­ког­да не смо­гу за­тянуть­ся… не прой­дут… Они не­отъ­ем­ле­мая часть те­бя, твоя боль. Толь­ко сог­ла­сен ли ты жить с этой болью?
Элис хо­тела, но не мог­ла за­быть Джей­ко­ба. Она вспо­мина­ла их ве­чера на­еди­не, осо­бен­но тот, ко­торый слу­чил­ся за три дня до тра­гедии – она ед­ва не ста­ла мис­сис Блэк, ког­да её жизнь рух­ну­ла по ви­не род­но­го бра­та! Черт! Она не­нави­дит его! НЕ­НАВИ­ДИТ ЕГО!
А те­перь здесь Бел­ла. Бел­ла Свон – его но­вое ув­ле­чение, фа­ворит­ка, и она спра­шива­ет у неё про Иза­бел­лу. И что от­ве­чать при­каже­те?
Все как есть? Или при­ук­ра­сить? А мо­жет быть, во­об­ще не от­ве­чать ни­чего?
- Я не мо­гу Бел­ла, прос­ти… - Элис ску­по улыб­ну­лась и пос­пешно выб­ра­лась из-за сто­ла. Ед­ва за ней зак­ры­лась дверь жен­ской убор­ной, она раз­ры­далась так, что да­же боль Бел­лы по срав­не­нию с её по­каза­лась бы ре­бячес­твом… Хо­тя Элис ведь не зна­ла ни­чего о Бел­ле, и о бо­ли этой ма­лень­кой де­воч­ки, де­вуш­ки, жен­щи­ны – мисс Свон…
Бел­ла же в этом вре­мя си­дела за сто­ликом и пы­талась спра­вить­ся со сво­им ды­хани­ем и эмо­ци­ями. По­чему её воп­рос выз­вал та­кой на­кал страс­тей у Элис? Что для Эд­варда зна­чит, или уже ЗНА­ЧИЛА эта Иза­бел­ла?
Вне­зап­но мо­биль­ник Элис, ле­жащий на сто­ле, заз­во­нил, и Бел­ла бес­по­мощ­но обер­ну­лась, ища гла­зами под­ру­гу. Но ры­да­ющая в это вре­мя Элис не со­бира­лась вы­ходить, по­ка не вып­леснет хо­тя бы нем­но­го бо­ли, и Бел­ле ни­чего не ос­та­валось, как смот­реть на виб­ри­ру­ющий те­лефон.
Че­рез ми­нуты две он смолк – нас­тырные зво­нящие – но по­том сно­ва за­виб­ри­ровал, и де­вуш­ка не вы­дер­жа­ла. Схва­тив мо­биль­ный те­лефон, она ед­ва не вы­рони­ла его, ког­да что-то упа­ло у ра­бочих на кух­не. Слов­но во­риш­ка она ог­ля­нулась и толь­ко по­том под­несла те­лефон к уху, на­жав «при­нять». Она не зна­ла, как поль­зо­вать­ся та­кими те­лефо­нами, но ведь на­жать на «зе­леную труб­ку» не сос­та­вит тру­да, прав­да?
- Ал­ло? – воп­ро­ситель­но поз­ва­ла Бел­ла ти­хим ше­потом, бо­ясь, что под­ру­га её ус­лы­шит или мгно­вен­но вер­нётся. Нап­расно, Элис слиш­ком силь­но расс­тро­илась.
- О бо­же, Элис, по­чему ты мне не от­ве­ча­ешь? – от зна­комо­го бар­хатно­го ба­рито­на Бел­ла ед­ва не вы­рони­ла те­лефон и шум­но сглот­ну­ла. Она слиш­ком хо­рошо зна­ла этот го­лос, хо­тя слы­шала его не так уж и дол­го. Эд­вард Кал­лен – вот ко­му он при­над­ле­жал. Тем вре­менем, ка­жет­ся, мис­тер Кал­лен не со­бирал­ся ос­та­нав­ли­вать­ся и все даль­ше про­дол­жал го­ворить в труб­ку оша­рашен­ной Бел­ле, при­нимая её за свою сес­тру:
- Я ду­мал, что-то слу­чилось, Элис! Пос­лу­шай, не пу­гай ме­ня так! Я знаю, что Джас­пер уго­ворил те­бя при­ехать, и мне нуж­но бу­дет о мно­гом по­гово­рить с то­бой, Элис! – Бел­ла рас­кры­ла рот, что­бы ска­зать, что она не Элис, но не уло­вила да­же ма­лей­шей па­узы, что­бы про­из­нести хо­тя бы од­но сло­во.
- Ты с ума ме­ня хо­чешь свес­ти? По­чему ты мол­чишь? – от­ча­ян­но поз­ва­ли на том кон­це те­лефо­на, и Бел­ла, на­конец-то, по­лучи­ла шанс про­из­нести за­думан­ное:
- Это не Элис, – со­об­щи­ла она. – Это Бел­ла.
В труб­ке по­вис­ла мер­твая ти­шина, и Бел­ла взвол­но­вано вслу­шива­лась в неё, на­де­ясь уло­вить хо­тя бы ма­лей­ший звук. По­чему она так сос­ку­чилась по это­му че­лове­ку? Что та­кое про­изош­ло, что она сей­час пы­та­ет­ся ус­лы­шать его го­лос сно­ва, хо­тя слы­шала се­кун­ду на­зад? Кем он стал для неё за этот ме­сяц? Кем ста­нет в бу­дущем?
- Бел­ла? – не­довер­чи­во пе­рес­про­сил он, сно­ва за­гово­рив, и Бел­ла об­легчен­но вы­дох­ну­ла.
- Да. Я знаю, я не дол­жна бы­ла от­ве­чать, но я по­дума­ла, что что-то про­изош­ло, раз ты… Вы зво­нили столь­ко раз, мис­тер Кал­лен… - вы­дала Бел­ла и по­пыта­лась вос­ста­новить ды­хание пос­ле сво­ей ре­чи.
Эд­вард на том кон­це те­лефо­на был не то что удив­лен, а прос­то обес­ку­ражен, но ему сто­ило бы по­гово­рить и с мисс Свон, раз на то пош­ло. 
- Ни­чего страш­но­го, Бел­ла, ког­да Элис при­дет, поп­ро­си её поз­во­нить мне, лад­но? – нас­тра­ивая не­имо­вер­ным тру­дом го­лос на пов­седнев­ную вол­ну, поп­ро­сил Кал­лен, внут­ренне сод­ро­га­ясь от неп­ри­яз­ни сво­ей сес­тры и раз­ры­ва­ясь меж­ду же­лани­ем по­гово­рить с ней и с Бел­лой.
- Хо­рошо… - про­из­несла де­вуш­ка и че­рез се­кун­ду, опом­нившись, спро­сила то, че­го бо­ялась и же­лала спра­шивать од­новре­мен­но: - Мис­тер Кал­лен… вы ведь вер­не­тесь зав­тра? – с на­деж­дой спро­сила она, са­ма не по­нимая, за­чем ей это знать, и ка­кого чер­та она это де­ла­ет.
У Эд­варда же внут­ри по­теп­ле­ло, буд­то нас­та­ла дол­гождан­ная вес­на пос­ле дол­гой зи­мы. Он улыб­нулся, стоя у рас­кры­того ок­на в Па­риже, хо­тя сер­дце его сжи­малось: он не сдер­жал обе­щание, он не мо­жет вер­нуть­ся зав­тра, и это пред­сто­яло уз­нать Бел­ле…
- К со­жале­нию, нет, - он по­качал го­ловой, смот­ря на птиц, ле­тящих ми­мо. У Бел­лы к гла­зам под­ка­тили сле­зы не­из­вес­тно от­че­го, и она, быс­тро смор­гнув их, по­пыта­лась при­дать го­лосу бы­лую пов­седнев­ность:
- Так вы не вер­не­тесь? – спро­сила она и лишь на пос­леднем сло­ве не смог­ла сдер­жать го­речи и ра­зоча­рова­ния. Эд­вард же ед­ва не вы­летел в ок­но, по нап­равле­нию к ней, как пти­ца, по­тому что же­лал всем ес­тес­твом ока­зать­ся ря­дом с ней и пок­лялся се­бя, что боль­ше ни­ког­да не до­ведет её до слез, не поз­во­лит ей пла­кать… убь­ет лю­бого, кто зас­та­вил её ис­пы­тывать боль!
- Я вер­нусь, что ты, вер­нусь! – по­пытал­ся ус­по­ко­ить де­вуш­ку Эд­вард, с не­навистью сбра­сывая пап­ки с ра­боче­го сто­ла. – Ду­маю пос­ле­зав­тра, или в сре­ду, не расс­тра­ивай­ся! – пос­леднее сло­во он до­бавил от се­бя и мыс­ленно от­ру­гал свое соз­на­ние и язык за та­кие воль­нос­ти. Он хо­тел, что­бы Бел­ла до­веря­ла ему, а ста­нет ли она это де­лать, ес­ли уви­дит его ще­нячью пре­дан­ность ей? Вот черт!
- Хо­рошо, – Эд­вард был рад ус­лы­шать в го­лосе Бел­лы об­легче­ние, да и она са­ма за­мети­ла это, чувс­твуя, как рас­слаб­ля­ет­ся, и нас­коль­ко лег­че ста­новит­ся у неё на ду­ше.
- До ско­рого, Бел­ла, не за­будь пе­редать Элис, что я зво­нил, – лас­ко­во про­из­нес Эд­вард, и на гу­бах Бел­лы за­иг­ра­ла улыб­ка от его ин­то­нации.
- Ко­неч­но, мис­тер Кал­лен, до сви­дания, – и от­клю­чалась. Быс­тро вер­нув те­лефон на мес­то, она упер­лась ру­ками в по­лиро­ван­ную по­вер­хность сто­ла, пы­та­ясь прий­ти в се­бя и вер­нуть ды­хание в нор­му. У неё это не очень по­луча­лось, но это бы­ло ка­кое-то счас­тли­вое воз­бужде­ние. Ощу­щение ка­кого-то счастья…
Так кто же он для неё, этот Эд­вард Кал­лен?

Тем вре­менем в офи­се Па­рижа, Эд­вард сно­ва ме­рил свой ка­бинет ша­гами, вспо­миная каж­дую се­кун­ду раз­го­вора с Бел­лой и каж­дую ми­нуту, про­веден­ную ря­дом с ней.
Как же она ми­лая, эта Бел­ла… Она, на са­мом де­ле, сов­сем не та­кая, как на пер­вый взгляд. Ему нра­вит­ся эта де­вуш­ка, и он хо­чет сде­лать её сво­ей, но уже не в том смыс­ле, в ко­тором по­мыш­лял об этом рань­ше. Те­перь счастье – прос­то ви­деть её, быть ря­дом с ней. Она слов­но за­шива­ет его ра­ны из­нутри; ког­да он с ней, они за­тяги­ва­ют­ся и пе­рес­та­ют так силь­но бо­леть. Она его ле­карс­тво, его по­мощь, его воз­дух и во­да…
Это и на­зыва­ет­ся лю­бовью?
Или это выс­шая сте­пень при­вязан­ности?
Вне­зап­но его взгляд сколь­знул по пол­ке в шка­фу, и он уви­дел фи­гур­ку ма­лень­кой брон­зо­вой пу­ли, ко­торую ког­да-то Джас­пер вы­купил у кол­лекци­оне­ра и по­дарил ему, Эд­варду. Ка­жет­ся на трид­ца­тиле­тие, или ещё рань­ше…
Но с этой фи­гур­кой к не­му приш­ла дру­гая мысль – он вспом­нил, как пред­ло­жил Бел­ле убить его, а она ис­пу­галась и вы­кину­ла пис­то­лет в ок­но!
Так что же чувс­тву­ет она к не­му?
Лю­бовь или при­вязан­ность?.. А ес­ли во­об­ще ни­чего? Ес­ли она счи­та­ет его прос­то ду­шегу­бом, или кем-то в этом ро­де? Ведь он ли­шил её семьи…
Как же слож­но си­деть здесь и му­чить­ся в сом­не­ни­ях, вмес­то то­го что­бы быть с Бел­лой и убеж­дать­ся в прав­де, ка­кой бы она не бы­ла!
Он це­ле­ус­трем­лённый, он при­вык всег­да до­бивать­ся це­ли – так сна­чала бы­ло и с Бел­лой, он хо­тел по­корить её, слов­но буй­ную ре­ку Ама­зон­ку, слов­но пле­мена раз­бу­шевав­шихся ко­чев­ни­ков, слов­но вер­ши­ну Эве­рес­та! Но сей­час он чувс­тво­вал, что не хо­чет ни­кого по­корять, ло­мать, уби­вать или ху­же то­го - прис­ва­ивать… Он прос­то хо­чет по­нима­ния, он хо­чет от­ве­та на свои чувс­тва и эмо­ции к этой де­вуш­ке, и бу­дет очень, очень боль­но, ес­ли она от­вер­гнет его, рас­топчет его ду­шу и чувс­тва…
Он ло­гичес­ки по­нимал, что Бел­ла, го­ворив­шая с ним по те­лефо­ну пять ми­нут на­зад, не смо­жет это­го сде­лать. Она та­кая ми­лая и, ка­жет­ся, доб­рая, до­вер­чи­вая. Но та Бел­ла, ко­торая пы­та­ет­ся за­щитить се­бя и дру­гих, ко­торая наг­лая и дер­зкая, вот она мо­жет…
А ка­кой Бел­ла яв­ля­ет­ся на са­мом де­ле? Дер­зкой или ми­лой? Доб­рой или злой? На­ив­ной или жес­то­кой?
А ес­ли Бел­ла и есть жес­то­кая? Вдруг это свет­лое чувс­тво, не ис­пы­тыва­емое столь­ко лет, зас­ти­ла­ет ему ра­зум и не да­ет прий­ти в се­бя? Вдруг Бел­ла – это Дь­явол из ада, при­шед­ший, что­бы унич­то­жить его?
Нет!
Он быс­тро от­ру­гал сам се­бя за та­кие мер­зкие мыс­ли к его ма­лень­кой Бел­ле. Она не та­кая, она нас­то­ящая тог­да, ког­да на­еди­не с ним. Ког­да го­ворит с ним, как сей­час, по те­лефо­ну, од­на. Ког­да ря­дом нет прис­лу­ги и Джас­пе­ра, Элис… И он нас­то­ящий толь­ко с ней…
Тут же Эд­вард пред­ста­вил, как она об­ра­ду­ет­ся, ког­да он при­едет… 
А ес­ли не об­ра­ду­ет­ся? «Глу­пос­ти, Кал­лен, ты сам се­бя нак­ру­чива­ешь!» - по­думал он, и от этих мыс­лей ему ста­ло лег­че. А по­том он вспом­нил, что хо­тел при­вез­ти Бел­ле что-ни­будь от­сю­да, что бу­дет на­поми­нать о нем, ког­да он сно­ва у­едет… та­кое ед­ва ли слу­чить­ся, раз­ве что он у­едет с Бел­лой, но по­дарок все же сто­ит ку­пить. А ко­му ему те­перь по­купать по­дар­ки, как не сво­ей ма­лень­кой де­воч­ке?
Ведь он все-та­ки лю­бит её, что­бы там кто, и да­же он сам, не го­ворил…
Он да­же ре­шил сна­чала за­во­евать её сер­дце, а толь­ко по­том же­нить­ся на ней, хо­тя из­на­чаль­но план был сов­сем дру­гой… Но те­перь, те­перь он знал, что де­ла­ет, и хо­тя бы нем­но­го, приб­ли­зитель­но знал, что чувс­тву­ет…
С эти­ми мыс­ля­ми Эд­вард Кал­лен по­кинул офис и нап­ра­вил­ся к ма­гази­нам, пол­ный же­лания ку­пить все, что ему пон­ра­вит­ся, и по­дарить все это Бел­ле, его Бел­ле. Та­кой го­рячо лю­бимой ма­лень­кой де­воч­ке!..

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)