17 октября 2015 Просмотров: 833 Добавил: тasha

Заточенная в Золотой Клетке. Глава 1

 Гла­ва 1 - Стран­ный пор­трет

- Беллз, спус­кай­ся к зав­тра­ку! – жен­щи­на с за­дор­ны­ми ры­жими во­лоса­ми хло­пота­ла над зав­тра­ком для сво­ей ма­лыш­ки, пы­та­ясь при­гото­вить что-ни­будь, толь­ко из му­ки и я­иц, в сво­ей ста­рой, об­ветша­лой ку­хонь­ке. Про­дук­ты кон­чи­лись вче­ра, а ид­ти за ни­ми бы­ло не­кому. Её дочь зав­тра сда­ет пос­ледний эк­за­мен для вы­пус­ка из шко­лы в этом го­ду, и по­это­му она на уси­лен­ной под­го­тов­ке.
Ре­не все­ми си­лами пы­талась дать сво­ей единс­твен­ной до­чери все то, что не мог­ла по­лучить са­ма. Сем­надца­тилет­няя Бел­ла оп­равды­вала её ожи­дания во мно­гом, хо­тя её ха­рак­тер и тре­бовал кор­ректи­ров­ки в не­кото­рых мес­тах. Но она ни­ког­да не об­ща­лась дур­но с ма­терью, толь­ко с чу­жими людь­ми, а это вы­зыва­ло проб­ле­мы с её адап­та­ци­ей в об­щес­тве Нью-Й­ор­ка.
Ре­не жи­ла на до­ходы сво­его ма­лень­ко­го ма­газин­чи­ка, рас­по­ложен­но­го в пред­местье это­го веч­но не спя­щего го­рода.
На­конец, на лес­тни­це пос­лы­шались быс­трые и гул­кие ша­ги её сок­ро­вища. 
Де­вуш­ка пред­ста­ла пе­ред ма­терью, как и обыч­но, в сво­ей жел­той за­тер­той фут­болке и ко­рич­не­вато-бе­жевых шор­тах, ко­торые но­сила ещё ба­буш­ка Ре­не.
- Блин­чи­ки! – вдох­но­вен­но вос­клик­ну­ла Иза­бел­ла, уса­жива­ясь за стол, нап­ро­тив та­рел­ки с зав­тра­ком. Ре­не лишь хмык­ну­ла и се­ла за стол ря­дом с доч­кой.
- Се­год­ня я бу­ду в ма­гази­не до­поз­дна, ми­лая, – с лю­бовью, ска­зала она, ви­дя, как де­вуш­ка стре­митель­но пог­ло­ща­ет бли­ны, ни­чуть не расс­тро­ен­ная прос­то­той зав­тра­ка. Вот она – при­выч­ка! Ре­не улыб­ну­лась до­воль­ной до­чери; она не­нави­дела ви­деть, как стра­да­ет её ре­бенок! Имен­но по­это­му она прог­на­ла сво­его му­жа Чар­ли, ко­торый в пь­яном уга­ре, силь­но из­би­вал её и дочь. А по­том, за ним вслед, от­пра­вил­ся и от­чим Бел­лы – Фил, ко­торый, по срав­не­нию с Чар­ли, ка­зал­ся прос­то «ан­ге­лом божь­им», по­ка не по­казал свое ис­тинное ли­цо... 
- По­мощь нуж­на вни­зу, мам? – спро­сила Бел­ла, гля­дя на из­му­чен­ную Ре­не.
- Нет, сол­нце, учись, сдай эк­за­мен, а там пос­мотрим! – улыб­ну­лась ей жен­щи­на, пря­ча ус­та­лое ли­цо под мас­ку ра­дуж­но­го спо­кой­ствия. Ма­газин Сво­нов был по­ряд­ком пот­ре­пан и рас­по­лагал­ся на пер­вом эта­же дву­хэтаж­но­го зда­ния, где про­жива­ли мать с доч­кой. Бел­ла по­нима­ла, что мать ос­тавля­ет ее го­товить­ся к эк­за­мену, ибо слиш­ком хо­рошо зна­ла - вни­зу ра­боты бы­ло сколь­ко ду­ше угод­но, ра­ботай - не пе­рера­ботай! 
- Не пе­рет­ру­дись, про­шу те­бя! – она при­об­ня­ла её, уно­ся та­рел­ки в мой­ку, что­бы по­мыть по­суду.
- Хо­рошо, сол­нце, – Ре­не улыб­ну­лась и, встав со сту­ла, нап­ра­вилась к две­ри.
-Будь ум­ни­цей, Беллз! – крик­ну­ла она и выш­ла за дверь. Де­вуш­ка ус­мехну­лась и от­пра­вилась на­верх, в свою ком­на­ту, учить став­шие не­навис­тны­ми ал­гебра­ичес­кие урав­не­ния и фор­му­лы... 

Ре­не сто­яла за при­лав­ком в сво­ем ма­гази­не и смот­ре­ла, как кли­ент тре­пет­но раз­гля­дыва­ет ста­ту­эт­ки. Вдруг ко­локоль­чик на две­ри опо­вес­тил о но­вом по­сети­теле.
- Доб­рый день! – поп­ри­ветс­тво­вала во­шед­ших жен­щи­на. Ими ока­зались двое тем­но­воло­сых муж­чин.
- Здравс­твуй­те, – улыб­нулся один из них ос­ле­питель­но улыб­кой. – Мы по по­воду на­логов, мисс Свон, я прав?
- Да... – не­лов­ко про­бор­мо­тала жен­щи­на и, сра­зу же, по­холо­дела. Где ей взять столь­ко де­нег, что­бы от­дать им? Они уже вто­рую не­делю сю­да при­ходят... Как дол­го удас­тся скры­вать это от Бел­лы? Де­вуш­ка ведь все рав­но уз­на­ет... ес­ли уже не уз­на­ла!
- По­нима­ете... у ме­ня сей­час нет та­ких де­нег... - про­шеп­та­ла Ре­не, ста­ра­ясь не от­вле­кать по­купа­теля, сто­яще­го пе­ред при­лав­ком.
- Прос­ти­те, мисс Свон, но у нас то­же есть босс, и он тре­бу­ет не­мед­ленной оп­ла­ты арен­ды. Ему при­над­ле­жит вся зем­ля близ Нью-Й­ор­ка и боль­шинс­тво зе­мель в са­мом Нью-Й­ор­ке. Мис­тер К. зас­та­вит нас пла­тить из собс­твен­но­го кар­ма­на, ес­ли вы к зав­траш­не­му дню не вып­ла­тите долг... На его зем­ле пос­тро­ен ваш ма­газин! – муж­чи­на скри­вил гу­бы, про­из­но­ся сло­во «ма­газин», так как эта «ха­лупа», по его мне­нию, не бы­ла дос­той­ным ис­поль­зо­вани­ем арен­до­ван­но­го зе­мель­но­го учас­тка... Но, впро­чем, кто он, что­бы осуж­дать дей­ствия сво­его бос­са, про­дав­ше­го зем­лю этой за­мараш­ке Свон?
- Но... - бес­по­мощ­но взмах­ну­ла ру­ками Ре­не, по­ка муж­чи­ны вы­ходи­ли из ма­гази­на, бро­сив на пос­ле­док: «Два дня – мак­си­мум!»
Кли­ент вы­шел вслед за про­веря­ющи­ми, ви­димо ос­тавшись не­доволь­ным тем, что про­дав­щи­ца не уде­лила ему дол­жно­го вни­мания.
- Что же мне де­лать? – про­шеп­та­ла Ре­не, грус­тным взгля­дом про­водив кли­ен­та, по­нимая, что вы­хода из соз­давшей­ся си­ту­ации нет.

- Мис­тер Кал­лен, я же го­ворил вам, что со Сво­нами бу­дет проб­ле­ма. Вам не­зачем бы­ло сда­вать в арен­ду этот учас­ток! – про­мол­вил вы­сокий, тем­но­воло­сый муж­чи­на, ко­торо­го зва­ли Луи, стоя пе­ред крес­лом сво­его на­чаль­ни­ка и, по сов­мести­тель­ству, од­но­го из са­мых вли­ятель­ных биз­несме­нов Нью-Й­ор­ка, ес­ли не все­го США.
Мил­ли­ар­дер, си­дящий в изящ­ном и до неп­ри­личия до­рогом ко­жаном крес­ле, раз­вернул­ся и ус­та­вил­ся на то­го, кто взду­мал да­вать ему со­веты и, ху­же то­го, уп­ре­кать в его дей­стви­ях. Ник­то не ос­ме­ливал­ся на та­кую дер­зость! На­до бы пре­подать это­му иди­оту урок!
- Ты взду­мал мне ука­зывать? – мяг­ким, та­ющим, слов­но топ­ле­ный са­хар, ба­рито­ном про­гово­рил мис­тер Кал­лен.
- Нет, нет, как же я мо­гу... прос­то... Босс...
- С ме­ня до­воль­но, ты уво­лен, по­шел вон! – ска­зал Кал­лен и за­мол­чал. Его ли­цо вы­ража­ло аб­со­лют­ное без­разли­чие. Без­разли­чие... это чувс­тво ста­ло его не­отъ­ем­ле­мой сто­роной, нич­то не вол­но­вало и не тро­гало Кал­ле­на. Ему и жизнь эта ос­то­чер­те­ла и при­дур­ки, ко­торых ему ре­комен­ду­ют, их ком­пе­тен­ция - нас­толь­ко низ­кая, что единс­твен­ное, что они уме­ют, это про­сажи­вать его день­ги... 
- Мис­тер Кал­лен, я... 
- По­шел вон! - пов­то­рил ус­та­лым го­лосом мил­ли­ар­дер, по­вора­чива­ясь к ок­ну, за­дум­чи­во наб­лю­дая за кру­жащи­ми сне­жин­ка­ми.
Обыч­но ни­кому дваж­ды пов­то­рять бы­ло не на­до, вот и Луи пос­лу­шал­ся, прек­расно ос­ве­дом­ленный о пос­ледс­тви­ях не­вер­но­го по­веде­ния... 
Нет, Эд­вард Кал­лен не был кон­ченным убий­цей... Он уби­вал, но толь­ко тех, кто до­водил его до пре­дела, ког­да дру­гого вы­хода, с его точ­ки зре­ния, не бы­ло. В ос­таль­ном он яв­лялся обык­но­вен­ным муль­ти­мил­ли­ар­де­ром, име­ющим все, что мож­но ку­пить за день­ги, кро­ме семьи.
Ка­залось, судь­ба наг­ра­дила это­го муж­чи­ну всем – кра­сотой, умом, си­лой ду­ха, де­лови­тостью и нес­ги­ба­емой си­лой во­ли. Он не по­корял­ся ни­кому! Все по­коря­лись ему. Сна­чала это­му при­чиной был его отец... Они на­зыва­ли его Ль­вен­ком, сы­ном Ве­лико­го Ль­ва! А пос­ле смер­ти Кал­ле­на-стар­ше­го, вмиг оса­тане­ли и за­хоте­ли свер­гнуть его... Он дос­той­но по­казал им, что Ль­ве­нок вы­рос, став Ль­вом, и не поз­во­лит ни­кому вок­руг вес­ти се­бя не­поч­ти­тель­но по от­но­шению к не­му.
По по­воду ма­гази­на этой Свон... Ну, да, ре­шение слиш­ком быс­трое и глу­пое, но, тем не ме­нее, кто бы ещё ку­пил эту зем­лю? Ка­кой бы ду­рак вло­жил свои день­ги в этот жал­кий кло­чок зем­ли на подъ­ез­де к ог­ромно­му су­пер­марке­ту, ко­торый то­же, кста­ти, при­над­ле­жал ему.
«Ду­раком» ока­залась Ре­не Свон, вы­купив­шая его и от­крыв­шая там го­ре-ма­газин. Че­рез два дня она дол­жна бы­ла вып­ла­тить ему день­ги за три ме­сяца арен­ды, а се­год­ня яв­ля­ет­ся этот Луи и го­ворит, что она не мо­жет их ему от­дать! 
Ка­кого чер­та?
Кто бу­дет её спра­шивать?
А ес­ли и вправ­ду не от­даст?.. Что тог­да? Вы­селять её от­ту­да, что ли? Она жи­вет пря­мо в этом ма­гази­не и, ка­жет­ся, не од­на... Кто там с ней жи­вет? Муж? Сын? На­до бы ра­зуз­нать все о её семье... А по­чему бы, собс­твен­но, не сде­лать это сей­час? Все рав­но в этой тюрь­ме, спря­тан­ной за об­ложкой рос­кошно­го особ­ня­ка в пять эта­жей и жи­лой пло­щадью в па­ру гек­та­ров, не­чего де­лать! По край­ней ме­ре, сей­час ко­нец ме­сяца, сбор на­логов – все это ло­жит­ся не на его пле­чи, а на ра­бот­ни­ков, на­нятых им. День­ги, мож­но ска­зать, са­ми те­кут ему в ру­ки... Но это не­дол­гий пе­ри­од – пять-шесть дней, - а по­том все по но­вой. 
Но он лю­бил свою ра­боту, или ду­мал, что лю­бил?.. По­тому что толь­ко тут мож­но бы­ло от­влечь­ся от мир­ской су­еты и по­пытать­ся при­нес­ти ка­кую-то поль­зу... А ко­му? За­чем? Он и сам не знал... Заб­ве­ние при­ходи­ло к не­му не так час­то, прев­ра­щая его в то­го, кем он яв­лялся... Он знал, что пос­ле той по­тери он уже не бу­дет преж­ним, но, ка­залось, ста­новил­ся им каж­дый раз, ког­да смот­рел на фи­гур­ку ма­лень­ко­го ан­ге­ла с книж­кой цер­ковных гим­нов... 
Ник­то не знал, что эта ста­ту­эт­ка зна­чит для Эд­варда Кал­ле­на, и ка­кие вос­по­мина­ния бу­дит в его ис­терзан­ной ви­ной ду­ше.
- Джес­си­ка, даю семь ми­нут! – про­гово­рил он ров­ным го­лосом в ин­терком. – Мне нуж­на ин­форма­ция о жиз­ни, семье, до­ходах и фи­нан­сах Ре­не Свон! По­няла ме­ня?
- Да, мис­тер Кал­лен, все бу­дет сде­лано! – про­гово­рила де­вуш­ка и от­клю­чилась.
Эд­вард Кал­лен под­нялся со сво­его крес­ла и при­нял­ся на­маты­вать кру­ги по ка­бине­ту. Вос­по­мина­ния о прош­лом нак­ры­ли его; ка­кой счас­тли­вой мог­ла быть жизнь, ес­ли бы он тог­да не опоз­дал на день рож­де­ния к единс­твен­но­му важ­но­му для не­го че­лове­ку... 
Она не­нави­дела его ра­боту, но он про­дол­жал ра­ботать... и эта ра­бота от­ня­ла её у не­го... Но пос­ле её смер­ти он на­ходил заб­ве­ние толь­ко в ра­боте. Пер­вое вре­мя он вы­пивал, и да­же про­бовал нар­ко­тики, но по­том ос­та­вил эту глу­пую за­тею... Все рав­но мед­ленная и му­читель­ная смерть. Ко­ка­ин и ал­ко­голь не при­носи­ли же­лан­но­го об­легче­ния, как это бы­ва­ет у не­кото­рых, а на­обо­рот, де­лали стра­дания еще глуб­же... 
Что же ка­са­ет­ся ра­боты – она бы­ла иде­аль­на! Толь­ко оку­нув­шись в ра­боту с го­ловой, мож­но бы­ло за­быть все на све­те, и в том чис­ле се­бя!
Слов­но не­уп­равля­емый зверь, все эти пред­при­ятия и фаб­ри­ки тре­бова­ли к се­бе все его вни­мание, от­вле­кая от мыс­лей о том зло­получ­ном дне. Этой лич­ной тра­гедии, ко­торая из­ме­нила весь мир и его са­мого.
Она бы­ла его семь­ей... всем, что у не­го бы­ло! И он по­терял её, бук­валь­но за пять се­кунд... а всё ос­таль­ное он по­терял на де­сять лет рань­ше... ну, кро­ме де­нег и влас­ти – они не­ис­черпа­емы для ро­да Кал­ле­нов, по­тому что его пра­деды хо­дили «по го­ловам», что­бы соз­дать эту им­пе­рию. Им­пе­рию, ко­торую нас­ледни­ки обя­заны рас­ши­рять и при­ум­но­жать, что­бы, в свою оче­редь, ос­та­вить сво­им нас­ледни­кам де­ло и бо­гатс­тво Кал­ле­нов.
А са­ми нас­ледни­ки жаж­да­ли об­ла­дать этой им­пе­ри­ей, где нет ни­чего, кро­ме влас­ти и де­нег? Где ца­рит не­нависть и смерть... мгла неп­риступ­ности, за ко­торой не с кем по­гово­рить, не­кого лю­бить... и не­кого уте­шить... ус­по­ко­ить... Она бы­ла его пу­тевод­ной звез­дой в этих деб­рях, а он так глу­по поз­во­лил ей уй­ти! 
Эд­вард Кал­лен все ждал ка­ры не­бес­ной, а её все не бы­ло... 
Боль­ше се­ми лет прош­ло со дня её смер­ти, а он все ещё скор­бит... и бу­дет скор­бить веч­но, ибо толь­ко она мог­ла де­лать его по­хожим на че­лове­ка, де­лать его счас­тли­вым... 
- Мис­тер Кал­лен, вот! – пре­рывая его хож­де­ние по ком­на­те, Джес­си­ка, сек­ре­тарь пер­вой ка­тего­рии, про­тяну­ла муж­чи­не пап­ку со все­ми све­дени­ями о семье Свон, ко­торые уда­лось соб­рать воз­можны­ми и не­воз­можны­ми средс­тва­ми за столь ко­рот­кое вре­мя.
За­быв обо всем, Эд­вард ос­та­вил хож­де­ние по ком­на­те и схва­тил­ся за пап­ку, буд­то бы в ней бы­ла его жизнь... а так оно и бы­ло! Ведь ес­ли он не пе­рес­та­нет ду­мать о том дне... он сло­ма­ет­ся, он не вы­дер­жит! Он дол­жен был взять пе­рерыв, от­влечь­ся от мрач­ных мыс­лей. На­до взгля­нуть на эти чер­то­вы до­кумен­ты, да­бы его не за­души­ло прош­лое, ко­торое он уже не в си­лах ис­пра­вить.
В пап­ке ле­жала ис­то­рия Ре­не Свон, её да­та рож­де­ния и де­таль­ный пор­трет, с прик­реплен­ной фо­тог­ра­фи­ей... Ни­чего осо­бен­но­го, прос­то бед­ная иди­от­ка, вот и все! Он чуть бы­ло не зак­рыл пап­ку, как слов­но во сне пе­ревер­нул стра­ницу, и взгляд его упал на ма­лень­кий (7Х7) пот­рет де­вуш­ки с ка­рими гла­зами, и та­кими же каш­та­новы­ми во­лоса­ми. Слов­но Бе­лос­нежка из дис­не­ев­ской сказ­ки, она бы­ла прек­расна. На фо­то она улы­балась, улыб­ка бы­ла та­кой ми­лой и доб­рой, Кал­лен не мог от­вести глаз.
Но боль­ше все­го его по­рази­ло то, что бы­ло на­писа­но под фо­то... Иза­бел­ла Свон... 
Иза­бел­ла! Пап­ка выс­коль­зну­ла из рук мил­ли­ар­де­ра и уда­рилась о пол, а сам Эд­вард Кал­лен за­мер, по­тому что это имя, как но­жом, по­лос­ну­ло по исс­тра­дав­ше­муся от бо­ли сер­дцу... 
Что для не­го зна­чило это имя Иза­бел­ла, знал толь­ко он... и та, ко­торой сей­час не бы­ло в жи­вых по его ви­не!

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)