17 января 2015 Просмотров: 800 Добавил: тasha

Затянувшийся отпуск . Гла­ва 32. Сом­ни­тель­ный ус­пех глав­но­го ре­дак­то­ра

 Гла­ва 32. Сом­ни­тель­ный ус­пех глав­но­го ре­дак­то­ра

Бел­ла прос­ну­лась от пе­ния птиц и при­пека­юще­го в спи­ну сол­нца. Не от­кры­вая глаз, она вспом­ни­ла про­шед­шую ночь. Собс­твен­но ее и за­быть-то бы­ло не­ре­аль­но, так как под ще­кой взды­малась от раз­ме­рен­но­го ды­хания го­рячая грудь Эд­варда. Ус­нуть глу­боким без­мя­теж­ным сном в та­ком по­ложе­нии бы­ло не­ре­аль­но. А вздрем­нуть, в при­ят­ном ощу­щении под со­бой об­на­жен­но­го те­ла лю­бимо­го, очень да­же по­лучи­лось.

«Так при­ят­но, - ду­мала Бел­ла, - и вста­вать не хо­чет­ся. Но вста­вать на­до, по­тому что на­род ско­ро по­выла­зит из сво­их нор и мо­жет нат­кнуть­ся на ин­те­рес­ную кар­ти­ну. Хо­рошо, что я хоть прик­ры­та ру­баш­кой».

Эд­вард то­же не спал, но так же, не от­кры­вая гла­за, ле­жал, нас­лажда­ясь при­кос­но­вени­ем ле­жаще­го на нем жен­ско­го те­ла, ко­торое он дер­жал в сво­их объ­яти­ях.

«Не­веро­ят­но! – с вос­торгом ду­мал Кал­лен. – Ес­ли бы мне еще в мае кто-ни­будь ска­зал, что я бу­ду спать на пес­ке, на ос­тро­ве в Ти­хом оке­ане, сжи­мая в сво­их объ­ять­ях жур­на­лис­тку Свон, ни за что бы не по­верил!»

Его гу­бы рас­тя­нулись в сла­бой улыб­ке. «Бе-ел­ла-а, - мыс­ленно про­тянул Эд­вард, слов­но сма­куя это имя. – Моя Бел­ла». Он за­думал­ся над мес­то­име­ни­ем «моя». Ни­ког­да рань­ше он не при­со­еди­нял это оп­ре­деле­ние к де­вуш­кам. Ну, раз­ве что к Ни­коль, ко­торая по пра­ву счи­талась его де­вуш­кой. А Бел­ла? Этот ос­тров буд­то стал от­дель­ной жизнью. Жизнью, в ко­торой не бы­ло мес­та ни Ни­коль, ни Блэ­ку, ни ко­му-то еще. Здесь Свон при­над­ле­жит лишь ему и ни­кому боль­ше. Ему, и те­лом, и ду­шой. А он? Он при­над­ле­жал ей?

«Ну-у, те­лом – всег­да, по­жалуй­ста. А ду­шой? М-м, ско­рее да, чем нет» - по­думал Эд­вард не­уве­рен­но. В од­ном он был уве­рен на 100% – оно то­го сто­ило. Все его пла­ны, за­мороч­ки, воз­держа­ния от дру­гих де­вушек, сто­или то­го, что­бы по­лучить свой глав­ный приз, в ви­де Бел­лы. Он по­лучил его и ос­тался до­волен. Свон ока­залась той жен­щи­ной, пос­ле но­чи с ко­торой, хо­чет­ся, что­бы та­кие но­чи пов­то­рялись еще и еще.

Бел­ла на ми­нут­ку пред­ста­вила, как их соп­ле­мен­ни­ки вый­дут с ут­ра на ули­цу, уви­дят за­вален­ную па­лат­ку Эд­варда и ре­шат, что его ночью за­вали­ло. За­хотят по­мочь «бед­ня­ге», раз­гре­бут вет­ки и вмес­то Кал­ле­на най­дут жен­ское ниж­нее белье. От этих мыс­лей она ти­хонь­ко хи­хик­ну­ла.

- Прос­ну­лась? – ве­село спро­сил Эд­вард, от­крыв гла­за. Вмес­то от­ве­та он по­чувс­тво­вал на гру­ди влаж­ный го­рячий по­целуй. Улыб­нувшись, Кал­лен при­нял­ся неж­но пог­ла­живать Бел­лу по спи­не.

- На­вер­ное, пос­ле этой но­чи я, как по­рядоч­ный че­ловек, обя­зан на те­бе же­нить­ся. То есть, заб­рать те­бя в свою па­лат­ку.

Бел­ла под­ня­ла го­лову и взгля­нула на Эд­варда. В ее гла­зах пля­сали бе­сеня­та.

- Эд­вард, у те­бя нет боль­ше па­лат­ки.

- Ну и что, - он ве­село по­жал пле­чами. – Но­вую пос­трою. Мне не при­выкать. Мне во­об­ще с па­лат­ка­ми не ве­зет. Пер­вую сож­гла од­на су­мас­шедшая…

- Не­годяй­ка! – с прит­ворным воз­му­щени­ем вос­клик­ну­ла Бел­ла.

- Вто­рую, - про­дол­жал Эд­вард, - унич­то­жила гро­за, третью Тай­лер-при­дурок сва­лил, а чет­вертая…

- По­гиб­ла от жес­то­кого из­на­сило­вания, - хи­хик­нув, за­кон­чи­ла Бел­ла. Эд­вард улыб­нулся.

- Так что, ге­ний, твой эк­спе­римент про­валил­ся? – де­вуш­ка иг­ри­во улыб­ну­лась.
- Раз­ве? – па­рень удив­ленно при­под­нял бровь.
- Ну, ты же не так все пла­ниро­вал.

«Бел­ла, по­жалуй­ста, не на­чинай эту те­му», - мыс­ленно взмо­лил­ся Эд­вард, аб­со­лют­но не ме­ня­ясь в ли­це.

- Ну, что мол­чишь? А? – Бел­ла с по­бед­ной улыб­кой, не спус­ка­ла с не­го глаз.
- А как я пла­ниро­вал? Раз­ве ты не приш­ла ко мне са­ма? – Эд­вард не пе­рес­та­вал улы­бать­ся.
- Хм, - ус­мехну­лась де­вуш­ка, - приш­ла, но не так, как ты то­го хо­тел.

Эд­вард лишь ус­мехнул­ся и про­мол­чал, же­лая что­бы эта те­ма по­быс­трее за­мялась.

- Я ра­да, что те­бе не­чего ска­зать, - про­шеп­та­ла Бел­ла, це­луя его в гу­бы.

«Кал­лен, прос­то мол­чи сей­час, - при­казал се­бе Эд­вард, чувс­твуя как Бел­ла раз­жи­га­ет в нем азарт со­пер­ни­чес­тва, - Ей не­зачем знать прав­ду. Прос­то зат­кнись и не порть то, что у вас есть».

- И луч­ше те­бе прис­лу­шать­ся к мо­ему со­вету: бро­сить свои статьи и при­нять­ся за сказ­ки, - про­мур­лы­кала де­вуш­ка, це­луя его в шею.

«Нет, она прос­то не­выно­сима» - Эд­вард под­дался на про­вока­цию и ве­село про­мол­вил:

- За­чем же сказ­ки? Эк­спе­римент впол­не удал­ся.

- Нет, не удал­ся, - не уни­малась Бел­ла, це­луя его в под­бо­родок, - не за­бывай, я проч­ла твой блок­нот и знаю, что в ка­кой-то мо­мент твои пла­ны пош­ли на­пере­косяк. Ты не хо­тел, что­бы я его чи­тала, но ес­ли бы я не уз­на­ла его со­дер­жи­мое, то ни за что бы к те­бе не приш­ла. И все, что про­изош­ло се­год­ня ночью, – это как следс­твие сте­чения об­сто­ятель­ств, а не тво­его про­валив­ше­гося пла­на. – Бел­ла ми­ло улыб­ну­лась. Эд­вард, не пе­рес­та­вая пог­ла­живать ее спи­ну, тя­жело вздох­нул.

- Хо­чешь уз­нать о мо­ем пла­не? – про­мол­вил он, смот­ря на Бел­лу ко­вар­ным взгля­дом.

Бел­ла ве­село по­жала пле­чами и про­мол­ви­ла:

- Хо­чу.

Она сно­ва удоб­но прис­ло­нилась к его гру­ди, при­гото­вив­шись ус­лы­шать о его не­сос­то­яв­шемся пла­не.

- Блок­нот, Бел­ла, был частью пла­на. Он был спе­ци­аль­но на­писан для те­бя, – про­из­нес Эд­вард и за­мол­чал, ожи­дая ка­кой-то ре­ак­ции от де­вуш­ки. Она мол­ча жда­ла про­дол­же­ния.

- Твое из­на­чаль­ное рав­но­душие, - про­дол­жал Кал­лен, - а по­том твой всплеск эмо­ций, во вре­мя не­дора­зуме­ния с че­мода­ном, выз­ва­ли у ме­ня не­шуточ­ный ин­те­рес и же­лание ока­зать­ся с то­бой в од­ной пос­те­ли. Фо­тог­ра­фия, ко­торую я на­шел в тво­ем че­мода­не, пос­та­вила вос­кли­цатель­ный знак в мо­ем ре­шении до­бить­ся те­бя лю­бой це­ной. Не смот­ря на то, что лю­ди мы все раз­ные и каж­дый ин­ди­виду­ален в сво­ем ро­де, в каж­дом из нас есть оп­ре­делен­ные ка­чес­тва: гор­дость, эго­изм, чувс­тво собс­твен­ности, стрем­ле­ние к об­ще­нию, же­лание быть лю­бимы­ми и ко­му-то нуж­ны­ми. В каж­дом это при­сутс­тву­ет, толь­ко вы­раже­но в раз­ной сте­пени. У каж­до­го есть свой тип сим­па­тий. Свой иде­алис­ти­чес­кий об­раз. Иде­ал най­ти слож­но, я бы да­же ска­зал не­воз­можно. Но мы все же стре­мим­ся най­ти ко­го-то бо­лее или ме­нее приб­ли­жен­но­го к иде­алу. Нет ни од­ной де­вуш­ки, ни од­ной жен­щи­ны, ко­торую нель­зя бы­ло бы за­во­евать. Глав­ное по­нять, ка­кой ее иде­ал. Же­лая за­полу­чить имен­но те­бя, я пы­тал­ся по­нять, кто твой ге­рой и зна­ешь, как я был при­ят­но удив­лен, ког­да по­нял, что мне и прит­во­рять­ся-то с то­бой осо­бо не нуж­но? С то­бой мне не нуж­но бы­ло иг­рать чу­жую роль, по­тому что я как раз ока­зал­ся приб­ли­жен­ным к тво­ему иде­алу. Пусть не очень бла­город­ный, не доб­рый, не ис­крен­ний. Пусть плут, шар­ла­тан и мо­шен­ник, но во мне ты уви­дела за­гад­ку, неп­ред­ска­зу­емость и не­кую неп­ро­бива­емость. Ты не мог­ла ме­ня по­нять до кон­ца, и это вы­зыва­ло в те­бе ог­ромный ин­те­рес к мо­ей пер­со­не…

Бел­ла слу­шала, за­та­ив ды­хание и не ше­велясь. В ду­ше слов­но по­яви­лась ма­лень­кая опу­холь, ко­торая с каж­дым сло­вом, с каж­дой фра­зой ста­нови­лась все боль­ше и тя­желее. У нее бы­ло та­кое чувс­тво, буд­то к ней за­лез­ли в моз­ги и вы­вер­ну­ли их на­из­нанку, про­читав все ее са­мые тай­ные мыс­ли и же­лания.

- Пер­вое, что мне нуж­но бы­ло сде­лать, - про­дол­жал Эд­вард спо­кой­ным, раз­ме­рен­ным то­ном, - это дать те­бе при­вык­нуть ко мне, к мо­ему об­ще­нию. И не прос­то при­вык­нуть, а силь­но при­вязать, вплоть до не­кой за­виси­мос­ти. Так как я ока­зал­ся тво­им ти­пом муж­чин, пон­ра­вить­ся те­бе не сос­та­вило ог­ромно­го тру­да. Так­же мне на ру­ку сыг­ра­ли твоя са­мо­уве­рен­ность и чувс­тво со­пер­ни­чес­тва, азар­та. Обыч­но жен­щи­ны по­нима­ют, что в не­кото­рых ве­щах они не спо­соб­ны прев­зой­ти муж­чин. Так за­ложе­но при­родой. Жен­щи­на ни­ког­да не бу­дет иг­рать в фут­бол луч­ше муж­чи­ны, ни­ког­да не прев­зой­дет его в фи­зичес­ких со­рев­но­вани­ях и в не­кото­рых ин­теллек­ту­аль­ных те­мах. Ты же по­чему-то ре­шила, что смо­жешь. И каж­дый раз, ког­да про­иг­ры­вала мне, не­воль­но вос­хи­щалась мо­ими спо­соб­ностя­ми. Хо­тя лю­бая дру­гая нор­маль­ная жен­щи­на не вос­хи­щалась бы, а при­няла это, как дол­жное.
Ког­да я по­нял, что ты при­вык­ла, что те­бя тя­нет ко мне, слов­но маг­ни­том, мож­но бы­ло пе­рехо­дить к сле­ду­юще­му эта­пу. Нуж­но бы­ло дать те­бе на­деж­ду на то, что ты смо­жешь заг­ля­нуть ко мне в го­лову, ко мне в ду­шу. Для это­го я ис­поль­зо­вал блок­нот. Ес­ли его по­читать, мо­жет соз­дать­ся впе­чат­ле­ние, что он пи­сал­ся боль­ше ме­сяца. На са­мом де­ле он был на­писан за день. На­писан спе­ци­аль­но для те­бя, в та­ком све­те, в ко­тором ты дол­жна бы­ла его про­честь. Нес­коль­ко дней в под­ряд я де­лал вид, что пи­сал, хо­тя на са­мом де­ле иг­рал сам с со­бой в «крес­ти­ки-но­лики». Я де­лал все так, что­бы ты ви­дела, что я пи­шу, и каж­дый раз ша­рахал­ся, ког­да ты приб­ли­жалась, де­лая вид, что там что-то очень лич­ное и сек­ретное. Ты ес­тес­твен­но клю­нула. Ты не мог­ла не клю­нуть. Даль­ше нуж­но бы­ло, что­бы ты по­вери­ла в то, что я влюб­лен. Ни од­на бы де­вуш­ка не смог­ла ос­тать­ся рав­но­душ­ной к то­му, что смог­ла в ци­нич­ном и эго­ис­тичном че­лове­ке про­будить вдруг неж­ные чувс­тва люб­ви, ро­ман­тизма и не­уве­рен­ности. Это, во-пер­вых. Во-вто­рых, мне нуж­но бы­ло по­се­ять в те­бе чувс­тво ви­ны. Хм, - Эд­вард ус­мехнул­ся, - чувс­тво ви­ны – ин­те­рес­ная шту­ка, са­ма по се­бе. А чувс­тво ви­ны к че­лове­ку, к ко­торо­му ты не­рав­но­душ­на, зас­тавля­ет те­бя бо­лее тре­пет­но, бо­лее чувс­твен­но от­но­сить­ся и к это­му че­лове­ку, и к са­мому чувс­тву. Чувс­тво ви­ны зас­тавля­ет се­бя чувс­тво­вать дол­жни­ком. И ты ока­зыва­ешь­ся опять-та­ки в оп­ре­делен­ной за­виси­мос­ти от ожи­дания про­щения. От то­го, кто мо­жет дать те­бе это про­щение. В тот день, пос­ле мас­са­жа, пом­нишь? Я сно­ва взял в ру­ки блок­нот, не­замет­но наб­лю­дая за тем, как ты пря­чешь­ся за де­ревом с края джун­глей. Тог­да я ре­шил, что по­ра дать те­бе про­честь мою на­жив­ку и на­вязать чувс­тво ви­ны. Я от­пра­вил­ся в лес, зная, что ты сле­ду­ешь за мной. Я ог­ля­дывал­ся, иг­рая роль ос­то­рож­но­го. При этом я ста­рал­ся ог­ля­дывать­ся не слиш­ком рез­ко, что­бы у те­бя бы­ла воз­можность спря­тать­ся и не «спа­лить­ся». Я до­шел до нуж­но­го брев­на, хм, - сно­ва ус­мехнул­ся, - и я знаю, в ка­ких кус­тах ты пря­талась. Спря­тав блок­нот, я на­чал уда­лять­ся, спе­ци­аль­но нас­висты­вая, что­бы ты мог­ла ори­ен­ти­ровать­ся, нас­коль­ко да­леко я ото­шел. От­свис­тев нуж­ное рас­сто­яние, я за­мол­чал и ти­хонь­ко вер­нулся об­ратно. Те­бя уже не бы­ло. И блок­но­та не бы­ло то­же. Я спря­тал­ся за де­ревь­ями и на­чал ждать. Ес­ли чес­тно, я не знал, как ты пос­ту­пишь: вер­нешь­ся и за­хочешь по­ложить блок­нот на мес­то или ре­шишь не воз­вра­щать его. Я скло­нял­ся к пер­во­му ва­ри­ан­ту. Мне ну­жен был пер­вый ва­ри­ант, но ко вто­рому я то­же был го­тов. И ты вер­ну­лась. Я те­бя зас­ту­кал, как и пред­по­лага­лось. И даль­ше опять все пош­ло по сце­нарию: моя оби­да – твое чувс­тво ви­ны. Мой иг­нор – твоя тос­ка по мне. По­том еще мне очень сыг­ра­ла на ру­ку ссо­ра Але­ка и Джейн. Чес­тно, это не вхо­дило в мой план, но это про­изош­ло и очень мне по­мог­ло.
Рев­ность – ве­личай­ший дви­гатель от­но­шений и ге­нера­тор дей­ствий. Мне да­же ста­ло жаль те­бя в ка­кой-то мо­мент. Ис­пы­тывать чувс­тво влюб­леннос­ти, ви­ны и рев­ности… на­вер­ное, тя­жело. Я ви­дел, что те­бе тя­жело. По­рой мне хо­телось про­тянуть к те­бе ру­ку и ска­зать: иди ко мне, не му­чай­ся. Но я не под­дался чувс­тву жа­лос­ти. Я жаж­дал чувс­тва пол­ной, со­вер­шенной, зап­ла­ниро­ван­ной и дос­тигну­той по­беды. Я ждал, ког­да ты сор­вешь­ся и вып­леснешь на ме­ня свои эмо­ции. Выс­ка­жешь, как силь­но ты ме­ня не­нави­дишь или как от­ча­ян­но лю­бишь. В лю­бом слу­чае, эти два чувс­тва на­ходят­ся слиш­ком близ­ком друг с дру­гом, нас­толь­ко близ­ко, что грань меж­ду ни­ми очень тон­кая и час­то не­замет­ная. Я не го­ворю сей­час о люб­ви нас­то­ящей, глу­бокой и са­мо­от­вержен­ной. Я го­ворю о люб­ви от­ча­ян­ной, бе­зум­ной, страс­тной, ко­торая мо­жет нах­лы­нуть, под­красть­ся вне­зап­но, не­ожи­дан­но. Ее мож­но срав­нить с бо­лезнью, ко­торая, с од­ной сто­роны, мо­жет по­губить че­лове­ка, но с дру­гой сто­роны, от нее мож­но вы­лечить­ся.

Во вре­мя сво­его мо­ноло­га Эд­вард не прек­ра­щал мед­ленно гла­дить жур­на­лис­тку по спи­не. Бел­ла ле­жала, не ше­велясь и без ка­кого-ли­бо зву­ка. Лишь по ды­ханию мож­но бы­ло по­нять, что она не умер­ла. Она не умер­ла, фи­зичес­ки. Но мо­раль­но… Она бы­ла раз­би­та. Чувс­тво «опу­холи» в ду­ше дос­тигло сво­его мак­си­мума. Она не зна­ла, что ска­зать. Не зна­ла, что ей те­перь де­лать и как се­бя вес­ти. У нее бы­ло та­кое чувс­тво, буд­то каж­дую кле­точ­ку ее ду­ши прос­ка­ниро­вали и до­тош­но изу­чили. Слов­но под ней сей­час ле­жал дь­явол, ко­торый за­лез в ее мозг и иг­рался ее из­ви­лина­ми, скла­дывая их в вы­год­ном для се­бя по­ряд­ке. Бел­ла чувс­тво­вала, что пе­ред ним об­на­жено не прос­то ее те­ло. Об­на­жена ее ду­ша. Она сде­лала по­пыт­ку под­нять­ся, но Эд­вард тут же нап­ряг свои мыш­цы, не вы­пус­кая ее из сво­их объ­ятий.

- Я еще не до­гово­рил, Бел­ла, - про­из­нес он ти­хим, спо­кой­ным го­лосом. – Мно­гое из то­го, что ты проч­ла в блок­но­те – прав­да.

Бел­ла по­нима­ла, что ей нуж­но сроч­но уй­ти. Что ес­ли она сей­час всту­пит с ним в фи­зичес­кую схват­ку, пы­та­ясь выр­вать­ся, то прос­то сор­вется и вып­леснет всю ту ис­те­рику, ко­торая на­копи­лась внут­ри и ко­торая рва­лась на­ружу. Он и так во мно­гом по­бедил. Он и так по­лучил все, что хо­тел. И она не до­пус­тит, что­бы он еще уви­дел ее сле­зы. Соб­рав в ку­лак всю свою вы­дер­жку, Бел­ла пос­мотре­ла на Эд­варда ве­селым взгля­дом и без­за­бот­но по­мол­ви­ла:

- Эд­вард, мож­но я схо­жу в ту­алет? – она не­вин­но улыб­ну­лась. – А по­том я при­ду и мы про­дол­жим.

Эд­вард прис­таль­но смот­рел в ее гла­за. «Не от­пускай! – твер­дил его ра­зум. – Ес­ли сей­час от­пустишь, она боль­ше не вер­нется. Ни­ког­да».

- Бел­ла, - Эд­вард тя­жело вздох­нул, - я дей­стви­тель­но еще не все ска­зал.

- Ну, хо­рошо. Идем, схо­дим со мной в ту­алет, а по­том ты мне все рас­ска­жешь. Зна­ешь, - она сно­ва улыб­ну­лась, - я те­бе все боль­ше удив­ля­юсь. Ты так ин­те­рес­но рас­ска­зыва­ешь, - про­мол­ви­ла она вос­хи­щен­но.

Эд­вард улыб­нулся и от­пустил ру­ки. Бел­ла вста­ла, зас­те­гивая ру­баш­ку на пу­гови­цы.

- Толь­ко не за­дер­жи­вай­ся, - про­мол­вил он, пог­ла­див ее по но­ге.

- Я быс­тро, - Бел­ла ве­село под­мигну­ла и от­пра­вилась в лес. Она приб­ли­жалась к за­рос­лям твер­дой уве­рен­ной по­ход­кой. Ока­зав­шись за де­ревь­ями, де­вуш­ка ус­ко­рила шаг, с каж­дым ра­зом все боль­ше и боль­ше на­бирая ско­рость. В ка­кой-то мо­мент Бел­ла сор­ва­лась на бег. Она бе­жала, сло­мя го­лову, не по­нимая, ку­да и за­чем, с од­ной единс­твен­ной целью – убе­жать, без ог­лядки и без воз­вра­та. Ком, сдав­ли­ва­ющий гор­ло, в ка­кой-то мо­мент выр­вался на­ружу гром­ким всхли­пыва­ни­ем. Из глаз по­тока­ми по­тек­ли сле­зы. Де­вуш­ка не пе­рес­та­вала бе­жать, не чувс­твуя под бо­сыми но­гами ни ве­ток, ни кам­ней.

Эд­вард си­дел на пес­ке, ожи­дая Бел­лу. В ду­ше за­рож­да­лось неп­ри­ят­ное чувс­тво. Прош­ло дос­та­точ­но вре­мени для то­го, что­бы схо­дить в ту­алет, а она все не воз­вра­щалась. Он встал и по­шел к ле­су. Зай­дя не­дале­ко, он поз­вал ее. В от­вет ти­шина.

«Иди­от, - по­думал Эд­вард, - не на­до бы­ло от­пускать ее од­ну. Не на­до бы­ло рас­ска­зывать ей прав­ду. Ко­му она нуж­на бы­ла та прав­да? По­вел­ся на про­вока­цию, – ко­рил се­бя Кал­лен, - за­дели, ви­дите ли, са­молю­бие. И где те­перь ее ис­кать?»

Он по­нимал, что най­ти ко­го-то в этих джун­глях – тя­жело. Най­ти ко­го-то, кто не хо­чет, что­бы его наш­ли, – не­воз­можно. Ус­по­ка­ива­ло то, что он хо­рошо знал Бел­лу. Она не ис­те­рич­ка и не ли­шена рас­судка. Да, сей­час ей не хо­чет­ся его ни ви­деть, ни слы­шать. Воз­можно, ей за­хоте­лось где-ни­будь вып­ла­кать­ся без сви­дете­лей. Но она вер­нется. Она дол­жна вер­нуть­ся - счи­тал Эд­вард.

Он ре­шил вер­нуть­ся в ла­герь, по­дож­дать ка­кое-то вре­мя, а по­том, ес­ли Бел­ла не вер­нется, от­пра­вить­ся на ее по­ис­ки.

Приб­ли­жа­ясь к пля­жу, Эд­вард ду­мал о том, что нуж­но ос­та­вить в сек­ре­те про­шед­шую ночь. Сам он не ви­дел в этом ни­чего страш­но­го, но пред­по­лагал, что Бел­ле не хо­телось бы, что­бы об этом кто-ни­будь уз­нал.

«Черт, - Эд­вард вспом­нил о па­лат­ке. - Ес­ли на­род уви­дит, что она за­вале­на, ре­шат, что ме­ня при­вали­ло и за­хотят ос­во­бодить из-под ве­ток. Рас­та­щат вет­ки и най­дут белье Бел­лы. Пиз­дец! Спо­кой­но. Кто зна­ет, что оно при­над­ле­жит Свон? Ро­зали? Мо­жет быть. А мо­жет и не быть. Мож­но съ­ехать на ко­го-то дру­гого, нап­ри­мер на… На ко­го?» - Эд­вард пы­тал­ся най­ти под­хо­дящую кан­ди­дату­ру.

«Джейн? - Ее ему бы­ло жаль под­став­лять. - Элис? Ник­то не по­верит, а май­ор точ­но сло­ма­ет мне че­люсть. Нет, ну его на­фиг. Че­люсть жал­ко. Хай­ди? У нее али­би, она всю ночь де­жури­ла с Эри­ком. Ро­зали? Вот это бы­ло бы ве­село…» - Эд­вард ус­мехнул­ся, пред­ста­вив разъ­ярен­ную блон­динку, ко­торая с пе­ной у рта всем до­казы­ва­ет, что она и близ­ко не под­хо­дила к ско­тине Кал­ле­ну. Но тут бы­ла проб­ле­ма по име­ни Эм­метт. Рис­ко­вать друж­бой Эд­вард не со­бирал­ся.

Ло­рен? Она, по идее, про­вела ночь с Тай­ле­ром. Эд­вард огор­чился, по­нимая, что съ­ехать ни на ко­го не по­лучит­ся. Поч­ти все де­вуш­ки про­вели ночь с кем-то. Тут Кал­ле­на осе­нило: «Чел­си! Точ­но. Съ­ехать на нее бу­дет про­ще прос­то­го».

Ока­зав­шись ря­дом с ла­герем, Эд­вард ус­лы­шал ка­кой-то шум, ка­кую-то па­нику. Он уви­дел, как око­ло па­лат­ки Бел­лы соб­ра­лись Джас­пер, Эрик, Хай­ди, Алек, Кар­лайл, Эс­ми и Ро­зали. Все обес­по­ко­ено что-то об­сужда­ли. Гром­че всех шу­мела Ро­зали. Эд­вард нап­ра­вил­ся к сбо­рищу.

- Что за шум, а дра­ки нет? – про­сил он, под­хо­дя бли­же.

- Бел­ла про­пала, - в от­ча­янии за­яви­ла блон­динка, сдер­жи­ва­ясь, что­бы не рас­пла­кать­ся, - эти уро­ды в бе­лых ха­латах…

- По­дож­ди, - пе­ребил ее Эд­вард. – С че­го ты взя­ла, что она про­пала? Я ви­дел, как она ут­ром ку­палась в оке­ане, а по­том уш­ла в джун­гли.

Все об­легчен­но вздох­ну­ли.

- Но ее ку­паль­ник на мес­те… - рас­те­рян­но про­бор­мо­тала Ро­зали.
- Ну, - ус­мехнул­ся Эд­вард, - я ви­дел ее в ха­лате. Что под ха­латом бы­ло, я не ви­дел.
- В крас­ном? – блон­динка на­чала ус­по­ка­ивать­ся.
- Да, – кив­нул Эд­вард.

- Ро­зали, про­верь, ха­лата нет? – на вся­кий слу­чай, ска­зал Джас­пер. Де­вуш­ка заш­ла в па­лат­ку и че­рез нес­коль­ко ми­нут выш­ла.

- Нет, - улыб­ну­лась она, на­чиная ус­по­ка­ивать­ся.

- Ну вот, - ус­мехнул­ся Эрик, - Бел­ла где-то в джун­глях ло­па­ет ба­наны, а мы тут па­нику раз­ве­ли.

- А что с тво­ей па­лат­кой? – об­ра­тилась к Эд­варду Хай­ди. Все с ин­те­ресом взгля­нули на Кал­ле­на.

- Та, - он без­за­бот­но мах­нул ру­кой, - это я ночью в ту­алет не­удач­но вы­шел. За­цепил не­ча­ян­но глав­ную вет­ку, и она сва­лилась.

- А где ты но­чевал? – спро­сил Алек.

- В до­ме на пер­вом эта­же. А с ут­ра встал, по­ка все еще спа­ли, при­нял душ и ус­тро­ил не­боль­шую про­беж­ку вдоль оке­ана.

- По­нят­но, - улыб­ну­лась Эс­ми. Все на­чали рас­хо­дить­ся.
- Да­вай я те­бе по­могу с па­лат­кой, - пред­ло­жил Кар­лайл Эд­варду.

- Не на­до. Я сам, – ре­шитель­но про­из­нес Кал­лен, ра­ду­ясь, что к ней ник­то не под­хо­дил и ве­щи Бел­лы не ви­дел. Те­перь не при­дет­ся под­став­лять Чел­си.

Бел­ла ос­та­нови­лась где-то да­леко в ле­су. Ды­хание бы­ло тя­желым от бе­га, на ще­ках блес­те­ли сле­зы. Она ос­мотре­лась вок­руг. Сквозь вы­сокие гус­тые де­ревья не бы­ло вид­но ни сол­нца, ни не­ба. Ей вдруг бе­зум­но за­хоте­лось пой­ти к во­допа­ду, оку­нуть­ся в прох­ладное озе­ро и пос­то­ять под по­током во­ды. Без сол­нца слож­но бы­ло оп­ре­делить в ка­кую сто­рону нуж­но дви­гать­ся, и она пош­ла ин­ту­итив­но.

Ока­зав­шись на по­лян­ке, Бел­ла по сол­нцу по­няла, что идет в пра­виль­ном нап­равле­нии. Вско­ре она бы­ла на мес­те. Спус­тившись вниз, де­вуш­ка вош­ла в озе­ро, не сни­мая ру­баш­ку.

Жур­на­лис­тка сто­яла под во­допа­дом, слов­но под ду­шем, нас­лажда­ясь по­током во­ды, ко­торый взбад­ри­вал все те­ло и ус­по­ка­ивал ду­шу. Ис­те­рика прош­ла. Слез не ос­та­лось. Боль про­дол­жа­ла те­ребить ду­шу. По­мимо бо­ли приш­ла и злость. Злость на Кал­ле­на, ко­торый ис­поль­зо­вал ее для сво­его раз­вле­чения и сво­их эк­спе­римен­тов. Ко­торый слов­но что-то сло­мал у нее внут­ри. Ко­торо­му она ни­ког­да боль­ше не бу­дет ве­рить.

Кро­ме это­го, Бел­ла бы­ла зла на се­бя за то, что поз­во­лила ему все это про­вер­нуть. За то, что, как ду­ра, влю­билась в Кал­ле­на и по­велась на все его штуч­ки. За то, что да­же пос­ле все­го, что про­изош­ло, пос­ле то­го, что она уз­на­ла прав­ду, она про­дол­жа­ет его лю­бить. За од­но Бел­ла го­това бы­ла се­бя рас­це­ловать: за то, что не приз­на­лась ему в сво­их чувс­твах. Не от­кры­ла пол­ностью свою ду­шу. Да, ему и так мно­гое из­вес­тно, но то все­го лишь до­гад­ки, его пред­по­ложе­ния. Из ее же уст он ни­ког­да не ус­лы­шит о ее люб­ви.

Что про­изош­ло – то про­изош­ло. Вре­мя на­зад не вер­нуть и ни­чего не ис­пра­вить. Бел­ла это прек­расно по­нима­ла и ду­мала о том, что де­лать даль­ше. Как вер­нуть­ся в ла­герь? Как вес­ти се­бя с Кал­ле­ном? Стра­дать и ры­дать при нем она не бу­дет. Пе­рес­тать об­щать­ся с ним и на­чать иг­но­риро­вать? Нет. Обой­дет­ся! Этим она вы­кажет свою оби­ду и свою боль. Для Кал­ле­на нуж­но при­думать дру­гую ли­нию по­веде­ния. Пусть он уз­на­ет, что по­лучил ее те­ло, но не по­лучил ее ду­шу. Пусть он по­верит в то, что ни­чего для нее не зна­чит. Что для нее это был та­кой же обыч­ный секс, как и для не­го. Обыч­ное удов­летво­рение фи­зичес­ких пот­ребнос­тей. Су­ме­ет ли она так сыг­рать? Ведь иг­рать при­дет­ся не с кем-ни­будь, а с Кал­ле­ном, ко­торо­го труд­но про­вес­ти. С Кал­ле­ном, к ко­торо­му она не рав­но­душ­на.

«Свон! Где твоя ста­рая за­кал­ка?! – под­бадри­вала она са­ма се­бя. – Да, он над­ло­мил те­бя нем­но­го. Нем­но­го? Не­важ­но, глав­ное, не сло­мил пол­ностью. Все у ме­ня по­лучит­ся. Дол­жно по­лучить­ся». С эти­ми мыс­ля­ми Бел­ла вош­ла в озе­ро и поп­лы­ла к бе­регу. Нуж­но бы­ло сроч­но воз­вра­щать­ся в ла­герь. Что­бы ее от­сутс­твие не бы­ло дол­гим. Что­бы Кал­лен не ду­мал, что она убе­жала за­лизы­вать ра­ны.

Эд­вард ра­зоб­рал свои вет­ки. Най­дя ха­лат и белье Бел­лы, он не­замет­но спря­тал их в сво­ем че­мода­не и при­нял­ся чи­нить па­лат­ку. Его мыс­ли не по­кида­ла Свон. Где она сей­час? Что де­ла­ет? На­вер­ное, пла­чет где-ни­будь. Ду­мать о том, что она ре­шила на­ложить на се­бя ру­ки, не хо­телось. Да это и не в ее ха­рак­те­ре. Эд­вард по­нял, что до обе­да ждать не смо­жет, и ре­шил от­пра­вить­ся на ее по­ис­ки сра­зу же пос­ле зав­тра­ка.

Ког­да па­лат­ка бы­ла вос­ста­нов­ле­на, а зав­трак го­товил­ся, Эд­вард в шор­тах и бей­сбол­ке си­дел на пес­ке око­ло сво­его жилья и ку­рил са­мок­рутку. Си­гаре­ты у не­го уже за­кон­чи­лись. Он ду­мал о том, как его встре­тит Бел­ла. Су­дя по все­му, ис­те­рики быть не дол­жно. Свон вы­ше всех этих соп­лей. Но вот вре­зать ему и, при­том ку­лаком, точ­но за­хочет. А что де­лать ему? На­до бу­дет при­нять удар. Пусть ей ста­нет лег­че. Пусть вы­пус­тит пар.

Что по­том? Бу­дет его иг­но­риро­вать? Ско­рее все­го, да. Эта мысль Эд­варда нап­ря­гала. Ему не хо­телось, что­бы Бел­ла на­чала его из­бе­гать. Она нуж­на бы­ла ему здесь, на этом ос­тро­ве. Без нее скуч­но. Но ес­ли… Мыс­ли Эд­варда бы­ли прер­ва­ны неж­ным при­кос­но­вени­ем рук к его пле­чам и страс­тным по­целу­ем в шею. Он рез­ко по­вер­нул го­лову и его мозг на се­кун­ду «за­вис», а сам он чуть не по­давил­ся ды­мом. Это бы­ла Бел­ла! С до­воль­ной улыб­кой на ли­це.

По­ка Свон воз­вра­щалась в ла­герь, ее во­лосы и ру­баш­ка вы­сох­ли.

- Сос­ку­чил­ся? – ве­село спро­сила она, по­дарив ему быс­трый по­целуй в гу­бы. У Эд­варда на ли­це по­яви­лась рас­те­рян­ная улыб­ка.

«Что все это зна­чит?!» – пы­тал­ся он по­нять.

- Ко­неч­но, - от­ве­тил Эд­вард, сох­ра­няя улыб­ку на ли­це. – Дол­го ты хо­дила. Проб­ле­мы с ки­шеч­ни­ком?

- Нет, - ве­село от­ве­тила де­вуш­ка, под­ни­ма­ясь, - я… - она за­хихи­кала, - не бу­ду те­бе го­ворить, ты бу­дешь сме­ять­ся.

- Не бу­ду. Ска­жи, - Эд­варду бе­зум­но за­хоте­лось ус­лы­шать от­вет.
- Не ска­жу, - де­вуш­ке бы­ло смеш­но.

- Ну, по­жалуй­ста, - Эд­вард бук­валь­но умо­лял. Ему бы­ло важ­но знать, что тво­рить­ся в ее го­лове и по­чему она так дол­го от­сутс­тво­вала, ес­ли все нор­маль­но.

- Ни­кому не ска­жешь? – Бел­ла хит­ро при­щури­лась
- Нет.
- И сме­ять­ся не бу­дешь?
- Не бу­ду, - за­верил Эд­вард с улыб­кой на ли­це.

- Я пош­ла в ту­алет и уви­дела ма­лень­кую обезь­ян­ку, сов­сем ря­дом. Я за­хоте­ла ее пой­мать, и пош­ла за ней. Я так ув­леклась, что не за­мети­ла, как да­леко заш­ла. Ко­роче, обезь­яна смы­лась, а я ре­шила прой­тись по­ис­кать де­рево ман­го. За­хоте­лось фрук­тов. Наш­ла, за­лез­ла на де­рево, на­елась, а ког­да хо­тела слезть, за­цепи­лась во­лоса­ми за вет­ки. – Эд­вард слу­шал с удив­ле­ни­ем, Бел­ла рас­ска­зыва­ла с эн­ту­зи­аз­мом.

- Ох, это бы­ло что-то, - про­дол­жа­ла она. – Я уже ду­мала звать ко­го-то на по­мощь, что­бы кто-ни­будь при­шел с нож­ни­цами и «от­ре­зал» ме­ня от ве­ток, - Бел­ла зас­ме­ялась. Эд­вард ус­мехнул­ся.

- В ре­зуль­та­те, я кое-как, с го­рем по­полам, ос­во­боди­лась от де­рева и что ты ду­ма­ешь? Я заб­лу­дилась. Вот, - Бел­ла вы­дох­ну­ла, - ко­роче, в сле­ду­ющий раз я пой­ду с то­бой, - она улыб­ну­лась.

- Сог­ла­сен, - ус­мехнул­ся Эд­вард. – А я за это вре­мя по­чинил па­лат­ку. Твои ве­щи в мо­ем че­мода­не.

Эд­вард рас­ска­зал, как Ро­зали с ут­ра под­ня­ла па­нику и как он все за­мял.

- А по­чему ты не ска­зал прав­ду? – Бел­ла удив­ленно улыб­ну­лась.
- Я ду­мал, ты бу­дешь про­тив, - он за улыб­кой скрыл свое не­до­уме­ние.

- По­чему про­тив? Хм, - Бел­ла без­мя­теж­но по­жала пле­чами, - что тут та­кого? Два сво­бод­ных взрос­лых че­лове­ка за­нима­лись сек­сом.

Эд­вард вдруг осоз­нал, что не зна­ет, что от­ве­тить.

- Пой­ду, пе­ре­оде­нусь на зав­трак, а по­том ты про­дол­жишь свой рас­сказ, про свои эк­спе­римен­ты. - Бел­ла ве­село под­мигну­ла и пош­ла к се­бе.

Эд­вард смот­рел ей вслед. Улыб­ка ис­чезла с его ли­ца. В ду­ше по­явил­ся не­понят­ный нап­ряг. По­веде­ние Бел­лы не под­да­валось ни­како­му ло­гичес­ко­му объ­яс­не­нию. Нап­ра­шива­лись лишь два вы­вода: или она за­те­яла ка­кую-то свою иг­ру, что­бы отом­стить ему за все его эк­спе­римен­ты, или ей все по ба­раба­ну: и он, и его идеи. И все, что ей нуж­но бы­ло, – это лишь секс. В лю­бом слу­чае, Эд­вард ре­шил быть на­чеку. Он не до­верял Свон.

Джас­пер пос­ле обе­да ре­шил прой­тись к во­допа­ду. Про­бира­ясь че­рез джун­гли, он в ка­кой-то мо­мент по­чувс­тво­вал за­пах жа­рено­го мя­са и по­нял, что сов­сем ря­дом на­ходит­ся по­лян­ка с са­моле­том Эм­метта. Май­ор ре­шил заг­ля­нуть к не­му.

Эм­метт си­дел не­дале­ко от сво­его жи­лища. На од­ном кос­тре он жа­рил мя­со на ме­тал­ли­чес­кий пруть­ях, на дру­гом кос­тре, что-то ва­рилось в че­репоч­ках.

- При­вет, Эм­метт, - ус­мехнул­ся Джас­пер.
- О-о, при­вет, май­ор! – ве­село вос­клик­нул Мак­Кар­тни. – А я ду­мал: кто мне сос­та­вит ком­па­нию?

- Что жа­ришь? – Джас­пер по­дошел бли­же, и они по­жали друг дру­гу ру­ки.
- Мя­со обезь­яны. А вон там ки­пят моз­ги.
- Обезь­яньи? – Джас­пер по­мор­щился.
- Ага, - Эм­метт за­бав­лялся ре­ак­ци­ей май­ора.
- И че, вкус­но?
- Ос­та­вай­ся, поп­ро­бу­ешь.

Джас­пер при­сел ря­дом на брев­не. Эм­метт встал.

- Сей­час те­бе что-то по­кажу, - с эти­ми сло­вами он нап­ра­вил­ся в са­молет.

Джас­пер про­вел его взгля­дом, ощу­тив внут­ри лег­кую за­висть: «Клас­сно Эм­метту, жи­вет тут один и ник­то его не нап­ря­га­ет. Мо­жет, и се­бе ус­тро­ить жилье, где-ни­будь по­даль­ше от ос­таль­ных? По­даль­ше от Элис Брен­дон...»

Эм­метт вы­шел, дер­жа в ру­ках двух-лит­ро­вую плас­ти­ковую бу­тыл­ку с ка­кой-то свет­ло-мут­ной жид­костью внут­ри.

- Что это? – за­ин­те­ресо­ван­но спро­сил Джас­пер.
- Са­модель­ная те­кила, - ух­мыль­нул­ся Эм­метт. Джас­пер еще боль­ше под­нял бро­ви.
- Там, - кив­нул Эм­метт, - на юж­ной сто­роне, за ска­лами, я на­шел как­ту­сы. На­давил из них жид­кости, и ос­та­вил на нес­коль­ко дней на сол­нце, чтоб заб­ро­дило.

Джас­пер рас­сме­ял­ся с пред­при­им­чи­вос­ти Эм­метта. Он знал, что те­килу де­ла­ют из как­ту­сов, но вряд ли все так прос­то, как рас­ска­зыва­ет Мак­Кар­тни.

- Ты по­нюхай вна­чале и поп­ро­буй, - Эм­метт ве­село про­тянул Джас­пе­ру бу­тыл­ку.

Тот взял, по­нюхал и скри­вил­ся.

- Те­килой сов­сем не пах­нет, - про­мол­вил он, - во­ня­ет чем-то… заб­ро­див­шим.
- Поп­ро­буй, - нас­та­ивал Эм­метт. Джас­пер при­губил и сно­ва скри­вил­ся.
- Эм­метт, блин, ты со­бира­ешь­ся пить этот шмур­дяк?! Не го­вори ни­кому, что это те­кила. Это ка­кая-то браж­ка.

- Не хо­чешь, не на­до, – Эм­метт заб­рал бу­тыл­ку. – А я выпью.
- А не бо­ишь­ся, что те­бя скру­тит? – спро­сил Джас­пер и тут же за­думал­ся.
- Я бу­ду пить с то­бой! – вос­клик­нул он вне­зап­но.
- А что так? – нас­ме­хал­ся Эм­метт.

- Ес­ли по­лучит­ся тра­вануть­ся, то, воз­можно, на­ши су­пер-док­то­ра за­берут ме­ня к се­бе. Очень хо­чет­ся ока­зать­ся в их оби­тели.

Эм­метт пос­мотрел на май­ора, как на ду­шев­но­боль­но­го.

- Ду­ма­ешь, они про­ведут те­бя че­рез па­рад­ную дверь и ус­тро­ят эк­скур­сию внут­ри? – про­из­нес Мак­Кар­тни. – Они те­бя при­вяжут, на­колют ка­кой-то дрянью, что со­об­ра­жать не бу­дешь в ка­ком ми­ре на­ходишь­ся, и кро­ме бе­лого по­тол­ка них­ре­на ты не уви­дишь.

- У те­бя ста­каны есть? – спро­сил Джас­пер, слов­но не слы­ша, что ему го­ворят.

В ре­зуль­та­те, пар­ни под мя­со и моз­ги обезь­яны рас­пи­ли всю бу­тыл­ку. Пер­вые глот­ки бы­ли про­тив­ны­ми, а даль­ше пош­ло как «по мас­лу». Под пой­ло Эм­метта, они еще по­кури­вали «трав­ку». К ве­черу гла­за пар­ней око­сели, язы­ки по­опу­хали так, что тя­жело бы­ло ими ше­велить, а встать с брев­на во­об­ще не бы­ло сил. Эм­метт, тя­жело вздох­нув, по­ложил ру­ку на пле­чи Джас­пе­ра.

- Вот ска­жи мне, май­ор, - про­тянул он зап­ле­та­ющим язы­ком, - вот кто ее при­думал, эту прок­ля­тую лю­бовь?

Джас­пер тя­жело вздох­нул.

- Не знаю, – от­ве­тил он та­ким же зап­ле­та­ющим язы­ком.
- Су­ка, - про­рычал Эм­метт.
- Кто? – не по­нял май­ор.
- Лю­бовь эта…
- Точ­но, - об­ре­чен­но сог­ла­сил­ся Джас­пер.
- Ц, - Эм­метт скри­вил­ся, - ес­ли б ее не бы­ло, жи­лось бы про­ще.
- Да, - вздох­нул Джас­пер.
- Бля-я, но ка­кая она все-та­ки кра­сивая… - Эм­метт под­пер го­лову ру­кой.

Джас­пер по­доз­ри­тель­но взгля­нул на со­бутыль­ни­ка. Сквозь ту­ман в го­лове до не­го дош­ло, что речь уже идет не о по­нятии люб­ви, а о кон­крет­ном че­лове­ке. И да­же до­гадал­ся о ка­ком.

- Сколь­ко в ней ог­ня, - про­дол­жал Эм­метт, смот­ря в од­ну точ­ку, - сколь­ко страс­ти… А зна­ешь ка­кая она, ког­да злит­ся? – он серь­ез­но пос­мотрел на май­ора.

- Знаю, - ус­мехнул­ся Джас­пер. Он не раз ви­дел Ро­зали в гне­ве.
- А зна­ешь ка­кая, ког­да це­лу­ет?
- Нет, - май­ор по­качал го­ловой.
- А ког­да по мор­де бь­ет?
- Нет, - Джас­пер зас­ме­ял­ся.
- Во-от, - про­тянул Эм­метт, - а я знаю как это, ког­да лю­бимая бь­ет по мор­де.
- Я то­же знаю, - с горь­кой ус­мешкой про­мол­вил Джас­пер.
- Так зна­ешь или не зна­ешь? – Мак­Кар­тни ни­чего не по­нял.
- Как Ро­зали бь­ет - не знаю. А как лю­бимая – знаю, – по­яс­нил май­ор.
- А-а-а, - про­тянул Эм­метт, так ни­чего и не по­няв.

На сле­ду­ющее ут­ро Джас­пер прос­нулся в са­моле­те, в пос­те­ли Эм­метта, в об­нимку с хо­зя­ином са­моле­та.

«Черт», - по­мор­щился май­ор. Пос­леднее, что он пом­нил, это как они с Мак­Кар­тни об­ща­лись на брев­не о люб­ви. Как он ока­зал­ся в са­моле­те и как ус­нул – не пом­нил. Го­лова рас­ка­лыва­лась на мел­кие ку­соч­ки. Эм­метт спал, ка­залось, неп­ро­буд­ным сном. Джас­пер уб­рал с се­бя его ру­ку и встал. Эм­метт, не про­сыпа­ясь, слег­ка улыб­нулся и ти­хо про­бор­мо­тал во сне:

- Блон­ди…

Джас­пе­ра слег­ка пе­редер­ну­ло. «Спо­кой­но, - ска­зал он се­бе, - ты не единс­твен­ный блон­дин на этом ос­тро­ве. Ему яв­но сей­час снит­ся Хейл». И в под­твержде­ние его мыс­ли, Эм­метт сно­ва про­бор­мо­тал:

- Ро­зали…

Джас­пер ус­мехнул­ся и вы­шел из са­моле­та. Пер­вым де­лом он от­пра­вил­ся к оке­ану. Нуж­но бы­ло сроч­но ис­ку­пать­ся и при­вес­ти се­бя в по­рядок.

«На­до же, - по­думал он, вспо­миная са­модель­ную те­килу, - да­же не тра­вану­лись»,

У Элис на те­ле, пос­ле дли­тель­но­го но­шения фут­болки, ос­тался «кресть­ян­ский» за­гар. Де­вуш­ку это очень уг­не­тало, и она пос­та­вила се­бе за цель – ис­пра­вить си­ту­ацию. С ут­ра Элис на­дела са­мый от­кры­тый ку­паль­ник чер­но­го цве­та. Свер­ху на­кину­ла ха­латик до ко­лена, взя­ла сол­нце­защит­ный крем, пок­ры­вало, нак­лей­ки. На нос на­дела тем­ные оч­ки и от­пра­вилась на пляж. Она пла­ниро­вала по­заго­рать «топ­лес», что­бы вы­ров­нять за­гар. По­это­му пош­ла вдоль оке­ана по­даль­ше от ла­геря, чтоб ни­кому не по­пасть­ся на гла­за.

Джас­пер, на­купав­шись в оке­ане и при­дя нем­но­го в чувс­тво, нап­равлял­ся в ла­герь вдоль волн. Он ду­мал о сло­вах Эм­метта, о том, что да­же ес­ли док­то­ра за­берут его к се­бе, то у не­го не бу­дет ни ма­лей­шей воз­можнос­ти, что-ли­бо пред­при­нять. Мыс­ли Джас­пе­ра прер­ва­лись, ког­да он за­метил ле­жаще­го впе­реди че­лове­ка. При­щурив гла­за, он приб­ли­жал­ся, а по­том рез­ко встал, как вко­пан­ный, чувс­твуя, как учас­тился ритм его сер­дца. Впе­реди за­гора­ла Элис. Из одеж­ды на ней бы­ли лишь чер­ные стрин­ги от ку­паль­ни­ка. Она ле­жала спи­ной на пок­ры­вале, сог­нув од­ну но­гу в ко­лене и за­кинув ру­ки за го­лову. На гла­зах бы­ли оч­ки от сол­нца. Ря­дом ле­жал бюс­тгаль­тер, ка­кой-то тю­бик и ха­лат. Те­ло Элис блес­те­ло от кре­ма. Джас­пер су­дорож­но сглот­нул. Де­вуш­ка бы­ла по­хожа на ки­ноз­везду, от­ды­ха­ющую где-ни­будь на пля­же Ма­либу. Он про­вел взгля­дом по ее те­лу, на­чиная от строй­ных кра­сивых ног и за­кан­чи­вая об­на­жен­ной грудью, со спе­ци­аль­ны­ми нак­лей­ка­ми на сос­ках.

Элис не­жилась на сол­нышке, за­рыв гла­за и слу­шая шум при­боя.

Джас­пер сто­ял, слов­но па­рали­зован­ный, ус­та­вив­шись на кра­сивую, мо­лодую, уп­ру­гую грудь. Он по­чувс­тво­вал, как его те­ло во всех мес­тах рез­ко нап­ряглось. В гор­ле пе­ресох­ло. А мыс­ли раз­бе­жались в раз­ные сто­роны. «Что де­лать? Сва­лить в джун­гли и не сму­щать че­лове­ка? Поз­дно. Она сей­час по­вер­нет го­лову и за­метит ме­ня, как при­дур­ка, пря­чуще­гося в ле­су. По­дума­ет еще, что я под­гля­дываю за ней, как пос­ледний из­вра­щенец. А мо­жет, она ус­ну­ла?» - в на­деж­де по­думал Джас­пер и ре­шил быс­тро прой­ти ми­мо. Воз­можно, она его и не за­метит… И во­об­ще, он не ви­новат, что она имен­но тут ре­шила по­заго­рать в та­ком ви­де. Он ре­шитель­но нап­ра­вил­ся впе­ред, ста­ра­ясь не смот­реть в сто­рону де­вуш­ки.

Элис опус­ти­ла ру­ку на жи­вот и по­чувс­тво­вала на ко­же пе­сок. Она от­кры­ла гла­за и уви­дела ми­мо про­ходя­щего Джас­пе­ра.

- А-а! – ах­ну­ла от не­ожи­дан­ности Элис, рез­ко сев и зак­рыв грудь ру­ками.

- При­вет, - кив­нул Джас­пер, с са­мым неп­ро­ница­емым ли­цом, со всех сил ста­ра­ясь не улыб­нуть­ся.

Элис в пол­ном сму­щении, слов­но ры­ба, выб­ро­шен­ная на бе­рег, от­кры­вала и зак­ры­вала рот, не в си­лах вы­мол­вить ни сло­ва. Джас­пер быс­тро про­шел. А она еще ка­кое-то вре­мя смот­ре­ла ему вслед, чувс­твуя стыд, сму­щение и ка­кое-то стран­ное воз­бужде­ние.

«По­ра мне уже пе­реб­рать­ся жить на дру­гую сто­рону ос­тро­ва», - расс­тро­ено по­дума­ла де­вуш­ка, по­нимая, что ее чувс­тва к не­му ни­куда не де­ва­ют­ся.

«Это­го мне еще не хва­тало, - ду­мал Джас­пер, - те­перь еще нач­нет снить­ся в об­на­жен­ном ви­де. Все, на­до нах­рен ва­лить из ла­геря. Чтоб не ви­деть ее боль­ше и не слы­шать». И сно­ва его сер­дце прон­зи­ла ос­трая боль.

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)