16 января 2015 Просмотров: 911 Добавил: тasha

Затянувшийся отпуск. Гла­ва 1. Ави­ака­тас­тро­фа

 Гла­ва 1. Ави­ака­тас­тро­фа

27 мая 2010 год. Нью-Й­орк, а­эро­порт «Кен­не­ди».

На бор­ту «СЛ-2010» две стю­ар­дессы встре­чали пас­са­жиров, вхо­дящих в са­лон са­моле­та. Де­вуш­ки бы­ли как на под­бор: вы­сокие, строй­ные, кра­сивые. Од­на из них - ша­тен­ка с длин­ны­ми, вол­нисты­ми во­лоса­ми, у дру­гой во­лосы бы­ли мор­ковно­го цве­та, с хи­мичес­кой за­вив­кой, длин­ной чуть ни­же плеч. На ли­цах стю­ар­десс был лег­кий при­ят­ный ма­ки­яж. Оде­ты они бы­ли в ко­рот­кие, уз­кие, си­ние юб­ки, с раз­ре­зами сза­ди, в бе­лые блуз­ки, кап­ро­новые кол­готки; на но­гах - чер­ные туф­ли на не­высо­ких каб­лу­ках.

Ша­тен­ка при­ветс­тво­вала пас­са­жиров у вхо­да, ры­жая – про­води­ла их к ку­пе, по­могая каж­до­му най­ти свое мес­то.

В са­лоне по­яви­лись два но­вых пас­са­жира – вы­сокие мо­лодые пар­ни. Один из них – прив­ле­катель­ный ша­тен с неб­режно спу­тан­ны­ми во­лоса­ми, се­рыми гла­зами и в ме­ру под­ка­чен­ной фи­гурой. Вто­рой – круп­ный, сим­па­тич­ный брю­нет, с ко­рот­ко стри­женой при­чес­кой. Его ог­ромные мус­ку­лы чет­ко вы­деля­лись под фут­болкой.

Брю­нет, с нес­кры­ва­емым лю­бопытс­твом, оце­нива­ющим взгля­дом ог­ля­дел стю­ар­десс, его при­ятель сде­лал то же са­мое, толь­ко не так от­кро­вен­но. Идя за стю­ар­дессой к сво­им мес­там, пар­ни ос­мотре­ли де­вуш­ку сза­ди. Улыб­нувшись, брю­нет кив­нул на ры­жую и по­казал при­яте­лю «класс», под­няв вверх боль­шой па­лец.

Дой­дя до пос­ледне­го ку­пе сле­ва, стю­ар­десса по­вер­ну­лась к пар­ням.

- Вот ва­ши мес­та, – про­мол­ви­ла она, ми­ло улы­ба­ясь сво­ей при­выч­ной, про­фес­си­ональ­ной улыб­кой.

- Спа­сибо… э-э.. Чел­си, – про­читав имя на бей­джи­ке стю­ар­дессы, от­ве­тил ша­тен, изоб­ра­зив при­том оча­рова­тель­ную улыб­ку.

Чел­си улыб­ну­лась еще ши­ре и ко­кет­ли­во до­бави­ла, об­ра­ща­ясь к не­му:

- Ес­ли Вам что-ни­будь по­надо­бить­ся, я всег­да к Ва­шим ус­лу­гам, мис­тер…

- Прос­то Эд­вард, – не пе­рес­та­вая улы­бать­ся, от­ве­тил па­рень.

- А я прос­то Эм­метт, – пы­та­ясь об­ра­тить на се­бя вни­мание стю­ар­дессы, улыб­нулся брю­нет.

- Я за­пом­ню, – пе­рево­дя взгляд с од­но­го на дру­гого, ска­зала де­вуш­ка.

- Поз­воль­те? – про­мол­ви­ла она, пы­та­ясь прой­ти ми­мо пар­ней, что­бы вер­нуть­ся к сво­им обя­зан­ностям.

Эд­вард с Эм­меттом рас­сту­пились, Чел­си пош­ла по ко­ридо­ру и, на хо­ду обер­нувшись, до­бави­ла:

- Око­ло кре­сел есть кноп­ка вы­зова стю­ар­десс.

Де­вуш­ка ис­чезла из по­ля зре­ния, пар­ни заш­ли в свое ку­пе. Ос­матри­ва­ясь вок­руг, они усе­лись в крес­ла.

- Слу­шай, а ни­чего так са­моле­тик: штор­ки, ин­тимная об­ста­нов­ка. Зна­ешь, мне здесь нра­вит­ся, – про­мол­вил Эм­метт.

- Да-а, а глав­ное, стю­ар­дессы с но­гами от ко­рен­но­го зу­ба, «я всег­да к ва­шим ус­лу­гам», - ве­село пов­то­рил Эд­вард ска­зан­ную де­вуш­кой фра­зу.

Эм­метт улыб­нулся.

- Хо­телось бы уви­деть пе­речень ее ус­луг.

- Рас­слабь­ся, при­ятель, ты вро­де по блон­динкам выс­ту­па­ешь, а здесь я по­ка та­ковых не за­метил, – ус­мехнул­ся Эд­вард.

- Ни­чего, еще не ве­чер.

- Ин­те­рес­но, – за­дум­чи­во про­из­нес Эд­вард, – как это, за­нимать­ся сек­сом в кос­мо­се, в сос­то­янии не­весо­мос­ти?

Эм­метт зас­ме­ял­ся.

- Ну, что­бы это уз­нать, те­бе не в Авс­тра­лию нуж­но, а ку­да-ни­будь… на лу­ну, к при­меру.

- Я бы не про­тив и на лу­ну, с та­кой как Чел­си, – улыб­нулся Эд­вард.

- Кста­ти, ты то­же вро­де по блон­динкам…

- Не-ет, – про­тянул Эд­вард, – я по жен­щи­нам, в прин­ци­пе, но, ко­неч­но, блон­динки в при­ори­тете.

Тем вре­менем са­молет на­пол­нялся но­выми пас­са­жира­ми. В ку­пе нап­ро­тив Эм­метта и Эд­варда, Чел­си при­вела пар­ня с де­вуш­кой и сно­ва ис­чезла. Пар­ни взгля­нули на па­роч­ку: сим­па­тич­ная, сред­не­го рос­та де­вуш­ка, с тем­ны­ми куд­ря­ми, и свет­лый па­рень, во­лосы ко­торо­го бы­ли уло­жены ге­лем.

- Где-то я ее ви­дел, – шеп­нул Эм­метт дру­гу, гля­дя на де­вуш­ку.

Де­вуш­ка что-то ще­бета­ла сво­ему спут­ни­ку, на­зывая его Май­ком, о том, как ей нра­вит­ся са­молет, а по­том об­ра­тила вни­мание на пар­ней в ку­пе нап­ро­тив.

- Оу! – ве­село вос­клик­ну­ла она. – Вы на­ши со­седи? При­вет!

Эд­вард с улыб­кой кив­нул де­вуш­ке в от­вет, а Эм­метт под­нялся и нем­но­го приб­ли­зил­ся к па­роч­ке.

- При­вет, а мы рань­ше ниг­де не пе­ресе­кались? – спро­сил он за­ин­те­ресо­ван­но.

- А что? – улыб­ну­лась де­вуш­ка. – Ли­цо зна­комое?

- Ну-у, где-то я те­бя ви­дел.

- Про­гул­ка по клад­би­щу? Пес мо­ей ма­тери? Ко­матоз­ни­ки? – ве­село за­тара­тори­ла де­вуш­ка, слег­ка скло­нив го­лову на бок.

Эм­метт в не­до­уме­нии пос­мотрел на Эд­варда, по­том сно­ва на де­вуш­ку. Эд­вард прик­рыл ру­кой рот, что­бы не рас­сме­ять­ся, а ее спут­ник Майк, об­няв ее неж­но за та­лию, про­гово­рил, смот­ря то на пар­ней, то на де­вуш­ку:

- Ми­лая, по-мо­ему, они не смот­ре­ли эти филь­мы.

Тут Эм­метта осе­нило.

- Точ­но! – вос­клик­нул он. – Про­гул­ка по клад­би­щу! Ты ак­три­са!

Эд­вард, не сдер­жавшись, слег­ка зас­ме­ял­ся, Майк улыб­нулся, а де­вуш­ка об­ра­дова­лась.

- Да. Я – Джес­си­ка Стен­ли, на­чина­ющая ак­три­са. А это мой муж, Майк Нь­ютон, – со­об­щи­ла она, чмок­нув Май­ка в ще­ку.

Эм­метт с Эд­вардом то­же пред­ста­вились. Суп­ру­ги по­жела­ли им при­ят­но­го по­лета и скры­лись в сво­ем ку­пе.

Ког­да они ис­чезли из ви­да, Эд­вард не гром­ко по­ин­те­ресо­вал­ся:

- Про­гул­ка по клад­би­щу? Что за хрень ты смот­ришь?

- А, - от­махнул­ся Эм­метт с улыб­кой, – смот­рел один ужас­тик.

- И что, эта ак­три­са ис­полни­ла глав­но­го монс­тра-мань­яка?

- Нет, тот мань­як ее в кон­це убил, там, в об­щем…

- Стоп-стоп, – пе­ребил Эд­вард, – ты же не со­бира­ешь­ся мне пе­рес­ка­зывать весь сю­жет? Из­ви­ни, мне уже не ин­те­рес­но.

- А зря. Не­уже­ли ты сов­сем не рад зна­комс­тву с ак­три­сой? – спро­сил Эм­метт с ух­мылкой на ли­це.

- Ага, с не­из­вес­тной ак­три­сой из вто­росор­тно­го ки­но.

- Ну, она ж толь­ко на­чина­ющая, – про­дол­жал шу­тить Эм­метт.

- Обя­затель­но пос­мотри «Ко­матоз­ни­ков», - с на­иг­ранной серь­ез­ностью ска­зал Эд­вард, пос­ле че­го друзья сно­ва рас­сме­ялись.

- Слу­шай, – про­мол­вил Эм­метт, под­ни­ма­ясь с крес­ла, – об­лом тут си­деть, идем в ту, об­щую ком­на­ту, пос­мотрим, кто еще сре­ди на­ших пас­са­жиров ока­жет­ся, мо­жет еще па­роч­ка ак­трис, ну там Ан­же­лина Джо­ли или Ки­ра Най­тли.

- Да, – под­ни­ма­ясь, ус­мехнул­ся Эд­вард, – а мо­жет и мис­тер Пре­зидент наг­ря­нет.

Про­дол­жая шу­тить, они прош­ли в об­щую ком­на­ту, по пу­ти за­мечая, как в не­кото­рых ку­пе рас­са­жива­лись дру­гие пас­са­жиры.

В об­щей ком­на­те на ди­ван­чи­ке си­дела сим­па­тич­ная, ми­ни­атюр­ная брю­нет­ка со стриж­кой, ко­торая на­поми­нала за­дор­но­го ежи­ка. Де­вуш­ка лис­та­ла жур­нал. Взгля­нув мель­ком на вхо­дящих пар­ней, она про­дол­жи­ла изу­чать гля­нец. Друзья прош­ли в про­тиво­полож­ную сто­рону и се­ли на ди­ване нап­ро­тив де­вуш­ки, бро­сая в ее сто­рону не­навяз­чи­вые взгля­ды.

- Хо­рошень­кая, – нег­ромко ска­зал Эм­метт.

- Да, – сог­ла­сил­ся Эд­вард, – сим­па­тич­ная.

- Вот толь­ко мел­ко­вата, – Эм­метт слег­ка по­мор­щился.

- Хм, я да­же знаю, кто это, – вдруг ожи­вил­ся Эд­вард.

- Кто?

- Элис Брен­дон – ве­дущая те­лепе­реда­чи на му­зыкаль­ном ка­нале. Ты что не уз­на­ешь?

- А, – мах­нул ру­кой Эм­метт, – я та­кие пе­реда­чи не смот­рю.

Вдруг ли­цо Эм­метта пе­реко­силось от злос­ти, ког­да он уви­дел сле­ду­юще­го пас­са­жира, во­шед­ше­го в са­лон са­моле­та. Эд­вард прос­ле­дил за его взгля­дом и уви­дел де­вуш­ку: сред­не­го рос­та, строй­ную, с длин­ны­ми вол­нисты­ми во­лоса­ми, цве­та каш­та­на, и боль­ши­ми тем­но-ка­рими гла­зами. Де­вуш­ка бы­ла оде­та в фут­болку, ко­рот­кие шор­ты и ке­ды. В це­лом, она ка­залась очень хруп­кой и ми­лой.

- Твою мать, ка­кого хре­на? – про­шипел Эм­метт, с не­навистью смот­ря на де­вуш­ку, ко­торая уве­рен­ной по­ход­кой, не об­ра­щая ни на ко­го вни­мания, шла за Чел­си к сво­ему ку­пе.

- Ты ее зна­ешь? – удив­ленно спро­сил Эд­вард, про­вожая де­вуш­ку взгля­дом.

- Ты что? – Эм­метт оша­раше­но пе­ревел взгляд на дру­га. – Это же прок­ля­тая жур­на­лис­тка Свон! Ты что не ви­дишь?

Де­вуш­ка тем вре­менем вош­ла в пер­вое ку­пе спра­ва.

- Иза­бел­ла Свон? – те­перь приш­ла оче­редь Эд­варда удив­лять­ся. - Та са­мая Свон? Ты уве­рен?

- Шу­тишь? – не уни­мал­ся Эм­метт. – Да я ее ро­жу до сих пор в кош­марных снах ви­жу!

- Вот этот вот цып­ле­нок - жур­на­лис­тка Свон? – в не­до­уме­нии про­мол­вил Эд­вард.

- Да, цып­ле­нок с кро­кодиль­ей пастью, прог­ло­тит и не по­давит­ся.

Эд­вард ух­мыль­нул­ся, ка­чая го­ловой.

- Ни­чего се­бе, я ее сов­сем по-дру­гому пред­став­лял. Я в шо­ке… - про­мол­вил он.

- А ты что ее рань­ше не ви­дел? – уди­вил­ся Эм­метт.

- Нет, я мно­го о ней слы­шал, но ни­ког­да не ви­дел, – про­дол­жал удив­лять­ся Эд­вард, гля­дя на дру­га, у ко­торо­го вмес­то злос­ти на ли­це по­яви­лась за­дум­чи­вое вы­раже­ние.

- Слу­шай, а в са­моле­тах бы­ва­ют нес­час­тные слу­чаи? – спро­сил он с на­пус­кной серь­ез­ностью.

- Бы­ва­ют, – ус­мехнул­ся Эд­вард, – но обыч­но тог­да все гиб­нут, а при­чину та­кого слу­чая по­том уз­на­ют по чер­но­му ящи­ку.

- Не-ет, – про­тянул Эм­метт, – так, что­бы с са­моле­том все бы­ло окей, что­бы все ос­та­лись це­лыми и нев­ре­димы­ми, и толь­ко один пас­са­жир очень жес­то­ко пос­тра­дал.

- Мож­но поп­ро­бовать выб­ро­сить жур­на­лис­тку за борт, ког­да бу­дем про­летать над Ти­хим оке­аном, – шу­тил Эд­вард.

- Нет, не по­может, эта вып­лы­вет. Жи­вучая тварь.

В са­лоне по­явил­ся еще один пас­са­жир, вер­нее пас­са­жир­ка: вы­сокая, строй­ная блон­динка, фи­гура ко­торой, на пер­вый взгляд, впи­сыва­лась в стан­дарты «90х60х90». Бо­сонож­ки на вы­соких каб­лу­ках уд­ли­няли и без то­го длин­ные но­ги, а кра­сивые чер­ты ли­ца и длин­ные гус­тые во­лосы при­ковы­вали к се­бе взгля­ды ок­ру­жа­ющих и вы­зыва­ли вос­торг да­же у жен­щин, не го­воря уже о муж­чи­нах.

Уви­дев ее, пар­ни от­кры­ли рты от вос­торга.

- О, Бо­же, вот это ку­кол­ка, - про­бор­мо­тал Эм­метт, вце­пив­шись в ру­ку дру­га.

Де­вуш­ка над­менным взгля­дом про­вела по са­лону и с без­различ­ным ви­дом от­пра­вилась за Чел­си к ку­пе. Эм­метт сра­зу вско­чил, что­бы пос­мотреть, ку­да вой­дет де­вуш­ка, пос­ле че­го все еще с вос­торжен­ным ли­цом, вер­нулся к Эд­варду.

- Вот она – моя блон­динка, де­вуш­ка мо­ей меч­ты, – про­шеп­тал он.

- Да, – сог­ла­сил­ся друг, – ши­кар­ная ба­рыш­ня.

- Так, – нах­му­рил­ся Эм­метт, – да­же не взду­май смот­реть в ее сто­рону, она моя.

- Эм­метт, смот­реть в ее сто­рону – это единс­твен­ное, что мы мо­жем с то­бой де­лать, - ус­мехнул­ся Эд­вард. – Это же Ро­зали Хейл – дочь То­маса Хей­ла, неф­тя­ного маг­на­та. Из­вес­тная в Нью-Й­ор­ке ту­сов­щи­ца и бо­гатая нас­ледни­ца.

- От­ку­да ты все зна­ешь? – уди­вил­ся Эм­метт.

- Ра­бота та­кая.

- И что? – не уни­мал­ся брю­нет. – Эта неф­тя­ная прин­цесса не сни­зой­дет до то­го, что­бы с на­ми по­об­щать­ся?

- Ду­маю, нет. Она по­мол­вле­на с Рой­сом Кин­гом и на ос­таль­ных пред­ста­вите­лей муж­ско­го по­ла во­об­ще вни­мания не об­ра­ща­ет.

- А кто та­кой этот Кинг?

- Сын вла­дель­ца се­ти бан­ков «Нью-Й­оркс кэ­питал», – от­чи­тал­ся Эд­вард.

- И что, сын вла­дель­ца бан­ков луч­ше вла­дель­ца ноч­но­го клу­ба?

- Нет, ко­неч­но, – зас­ме­ял­ся Эд­вард. – Вла­делец клу­ба ку­да кру­че, по­дума­ешь, бан­ки!

Эм­метт на се­кун­ду за­думал­ся.

- Слу­шай, ес­ли я под­ки­ну те­бе дру­гого пас­са­жира, ты не оби­дишь­ся?

Эд­вард не­пони­ма­юще ус­та­вил­ся на дру­га.

- Ко­роче, – при­нял­ся объ­яс­нять Эм­метт, – она заш­ла в ку­пе, и вто­рого пас­са­жира там по­ка нет. Я пой­ду к ней, ти­па у ме­ня би­лет в том же ку­пе, а ее со­седа, ког­да по­явит­ся, от­пра­вим к те­бе, на мое мес­то.

- Ну, толь­ко ес­ли ее со­сед ока­жет­ся та­кой же кра­сот­кой, – улыб­нулся Эд­вард.

- Я сей­час, – Эм­метт встал с ди­вана и, ве­село под­мигнув Эд­варду, от­пра­вил­ся в ко­ридор.

По­дой­дя к ку­пе Ро­зали, он уви­дел, как та ро­ет­ся в сво­ей ма­лень­кой су­моч­ке, нак­ло­нив­шись над сто­лом и пы­та­ясь что-то най­ти. Эм­метт уве­рен­но пе­рес­ту­пил по­рог ку­пе.

- При­вет, – про­из­нес он, улыб­нувшись.

Де­вуш­ка мель­ком взгля­нула в его сто­рону, не под­няв да­же го­лову, чтоб уви­деть ли­цо во­шед­ше­го, и, про­дол­жая рыть­ся в сум­ке, с лег­ким раз­дра­жени­ем ска­зала:

- Я про­шу ос­во­бодить мое ку­пе, я пер­со­нал по­ка не вы­зыва­ла.

- А я не пер­со­нал, я пас­са­жир, – с ух­мылкой про­из­нес Эм­метт, скре­щивая ру­ки на гру­ди.

Де­вуш­ка рез­ко по­вер­ну­лась к не­му, за­быв о сум­ке.

- Тем бо­лее, тог­да ка­кого чер­та ты тут де­ла­ешь? – воз­му­тилась она.

- Да я тут в Авс­тра­лию ле­чу, зна­ешь ли, – не­воз­му­тимо от­ве­тил па­рень.

- Так, да­вай, быс­трень­ко вы­шел от­сю­да и зак­рыл за­навес­ки с той сто­роны, – не­тер­пе­ливо взмах­нув паль­ца­ми, про­мол­ви­ла де­вуш­ка.

- Ага, сей­час, – с эти­ми сло­вами Эм­метт по-хо­зяй­ски плюх­нулся в крес­ло, ко­торое бли­же к вы­ходу. – У ме­ня мес­то в этом ку­пе.

На се­кун­ду де­вуш­ка от­кры­ла рот от не­годо­вания, а по­том рез­ко при­нялась жать кноп­ку вы­зова, на­жимая без ос­та­нов­ки и не спус­кая с Эм­метта глаз.

- Да­вай по­могу, – ска­зал Эм­метт, взяв Ро­зали за ру­ку, – а то еще ма­никюр ис­портишь.

Де­вуш­ка рез­ко вы­дер­ну­ла ру­ку, смот­ря на пар­ня, как на по­ло­ум­но­го. Он же с улыб­кой на ли­це про­дол­жал жать кноп­ку. На по­роге ку­пе по­яви­лась стю­ар­десса – ша­тен­ка, с име­нем Хай­ди на бей­джи­ке.

- Я не по­няла! – взвиз­гну­ла блон­динка, гля­дя то на Хай­ди, то на Эм­метта. – Это что, нах­рен, за по­вышен­ный ком­форт?! Я за­казы­вала от­дель­ное ку­пе! От­дель­ное! Я оп­ла­тила 2 мес­та! И ка­кого чер­та, я те­перь дол­жна де­лить свое ку­пе вот с этим?! – Де­вуш­ка гнев­но ука­зала паль­цем на Эм­метта.

- Оу, мисс Хейл…- быс­тро за­гово­рила Хай­ди, – я про­шу Вас… это ка­кое-то не­дора­зуме­ние! Все пра­виль­но, для Вас от­дель­ное ку­пе… - она пе­реве­ла взгляд на Эм­метта, ко­торый смот­рел на нее с серь­ез­ным вы­раже­ни­ем ли­ца, не­вин­но хло­пая рес­ни­цами.

- У Вас ведь ку­пе № 9? – спро­сила у не­го Хай­ди.

- Да, – под­твер­дил па­рень. – А это раз­ве не 9-е?

- Нет, это 3-е, – спо­кой­но от­ве­тила стю­ар­десса.

- Ой, пар­дон, пе­репу­тал, – с улыб­кой про­мол­вил Эм­метт, не­охот­но под­ни­ма­ясь и гля­дя на Ро­зали.

- Иди­от, – про­цеди­ла блон­динка, – как мож­но пе­репу­тать 9-е с 3-им? Все! Да­вай, про­вали­вай! – и она дви­нулась к Эм­метту, ко­торый не спе­шил по­кидать ку­пе.

Хай­ди еле ус­пе­ла от­сту­пить в сто­рону, в то вре­мя как Ро­зали на­чала си­лой вы­тал­ки­вать сме­юще­гося пар­ня в ко­ридор, где соб­ра­лось нес­коль­ко пас­са­жиров, ус­лы­шав­ших шум. Сре­ди них был и Эд­вард, ко­торый от­кро­вен­но за­бав­лялся всем про­ис­хо­дящим. Сра­зу за Эм­меттом из ку­пе выш­ла Хай­ди, а Ро­зали быс­тро раз­вя­зала лен­ты и за­дер­ну­ла за­навес­ки, скрыв­шись от пос­то­рон­них глаз. Пас­са­жиры на­чали рас­хо­дить­ся.

- Ну, как те­бе неф­тя­ная прин­цесса? – сме­ясь, спро­сил Эд­вард.

- Ис­те­рич­ка, - улыб­нулся Эм­метт, - как раз то, что я люб­лю.

Они сно­ва нап­ра­вились в об­щую ком­на­ту. Про­ходя ми­мо пер­во­го ку­пе, што­ры ко­торо­го бы­ли от­кры­ты, Эм­метт гля­нул внутрь и за­метил там Иза­бел­лу Свон. Де­вуш­ка си­дела в крес­ле, сло­жив но­ги по-ту­рец­ки, на но­гах у нее был но­ут­бук, она что-то чи­тала.

С ли­ца пар­ня вмиг ис­чезла улыб­ка.

- Вон жур­на­люга уже что-то стро­чит, - про­мол­вил он дру­гу. – На­вер­ня­ка го­товит оче­ред­ную пор­цию дерь­ма на ка­кого-ни­будь доб­ро­поря­доч­но­го граж­да­нина. Ско­тина.

- Прям-та­ки на доб­ро­поря­доч­но­го, – ус­мехнул­ся Эд­вард.

Вдруг они ус­лы­шали го­лос од­ной из стю­ар­десс, объ­яв­лявший о том, что пас­са­жирам не­об­хо­димо за­нять свои мес­та и прис­тегнуть рем­ни. Ре­бята, не­хотя, раз­верну­лись на 180 гра­дусов и дви­нули об­ратно. Под­хо­дя к ку­пе Ро­зали, Эм­метт ве­село под­мигнул Эд­варду, прик­ла­дывая па­лец к сво­им гу­бам. Пос­ле че­го, ти­хонь­ко по­дой­дя к за­навес­кам, он быс­тро про­сунул го­лову в ку­пе и том­ным го­лосом про­из­нес:

- Счас­тли­вого по­лета, крош­ка.

Эд­вард, наб­лю­дая из ко­ридо­ра за дру­гом, еле сдер­жи­вал­ся, что­бы не зас­ме­ять­ся. Но ког­да Эм­метт рез­ко дер­нулся в сто­рону и ми­мо его го­ловы, сов­сем ря­дом, про­лете­ла жен­ская бо­сонож­ка на вы­соком каб­лу­ке, Эд­вард рас­сме­ял­ся и быс­тро нап­ра­вил­ся к сво­ему ку­пе.

До­воль­ный Эм­метт, схва­тив бо­сонож­ку, сра­зу же пос­ле­довал за дру­гом. В ку­пе они, все еще сме­ясь, усе­лись в крес­ла. Эм­метт пос­та­вил бо­сонож­ку на стол пе­ред со­бой, слов­но цен­ный тро­фей.

- Ну вы те­перь прям принц и зо­луш­ка, – сме­ял­ся Эд­вард.

- Да-а, – про­тянул до­воль­ный Эм­метт, – я по­дож­ду, ког­да моя Зо­луш­ка при­дет за бо­сонож­кой.

К ним в ку­пе заг­ля­нула Чел­си, ко­торая про­веря­ла, все ли пас­са­жиры прис­тегну­ли рем­ни.

- Все в по­ряд­ке, ре­бята? – спро­сила она, улы­ба­ясь, при этом об­ра­ща­ясь боль­ше к Эд­варду, чем к Эм­метту.

- Все от­лично, – от­ве­тил с улыб­кой Эд­вард, пос­лав ей гу­бами воз­душный по­целуй. Чел­си ему в от­вет под­мигну­ла и ис­чезла, на что Эм­метт лишь за­катил гла­за.


Спус­тя 5 ча­сов.

Из сво­его ку­пе выш­ла Бел­ла Свон и быс­тро нап­ра­вилась в от­де­ление с убор­ны­ми. Под две­рями двух убор­ных сто­яла Элис Брен­дон.

- Это что, оче­редь? – уди­вилась Бел­ла.

- Да, – улыб­нувшись, от­ве­тила му­зыкаль­ная ве­дущая. – Один ту­алет не ра­бота­ет, а вто­рой за­нят.

- По­нят­но, – ус­мехну­лась Бел­ла.

- Кста­ти! – вдруг до­бави­ла жур­на­лис­тка, приг­ля­дыва­ясь к Элис. – Ты же Элис Брен­дон, я те­бя час­то ви­жу на му­зыкаль­ном ка­нале!

- Да, – ве­село от­ве­тила де­вуш­ка, – а ты…?

- А ме­ня зо­вут Бел­ла, Бел­ла Свон.

От этих слов у Элис рас­ши­рились гла­за.

- Иза­бел­ла Свон?! Жур­на­лис­тка из «Труз оф лайф»?! – спро­сила она, с изум­ленным вы­раже­ни­ем ли­ца.

- Ну да, – от­ве­тила Бел­ла, по­жимая пле­чами. - А что, не по­хожа? - Ее по­заба­вила ре­ак­ция де­вуш­ки.

- Ну-у, – сму­тилась Элис, – прос­то я те­бя сов­сем ина­че пред­став­ля­ла.

- С клы­ками и ро­гами? – ус­мехну­лась жур­на­лис­тка.

- Нет, прос­то по-дру­гому.

Из ра­боче­го ту­але­та выш­ла де­вуш­ка.

- О, на­конец-то, – об­ра­дова­лась Элис. – Я быс­тро, – бро­сила она Бел­ле и за­бежа­ла в ка­бин­ку.

Бел­ла, скрес­тив на гру­ди ру­ки, про­дол­жа­ла ждать. Вдруг она ус­лы­шала, как щел­кнул за­мок в том ту­але­те, ко­торый яко­бы не ра­ботал. Жур­на­лис­тка быс­тро нап­ра­вилась к не­му, ви­дя, как дверь ос­то­рож­но от­кры­ва­ет­ся и из-за нее вы­совы­ва­ет­ся го­лова Эд­варда. Па­рень за­мер, ус­та­вив­шись на де­вуш­ку. Оче­вид­но, он не ожи­дал уви­деть ко­го-ли­бо око­ло ту­але­та.

- Что, проб­ле­мы с же­луд­ком? – с ух­мылкой спро­сила Бел­ла.

- Да, – бро­сил Эд­вард и рез­ко хлоп­нул дверью пе­ред но­сом де­вуш­ки, зак­рывшись на за­мок.

«Не­нор­маль­ный ка­кой-то», - удив­ленно по­дума­ла Бел­ла.

Зай­дя в ту­алет пос­ле Элис, и сде­лав свои де­ла, Бел­ла выш­ла и уви­дела Эд­варда, ко­торый быс­трым ша­гом уда­лял­ся в сто­рону ку­пе. Он жур­на­лис­тку не за­метил, а из ту­але­та, ко­торый яко­бы не ра­ботал, быс­трень­ко выш­мыгну­ла ры­жень­кая стю­ар­десса Чел­си, поп­равляя на хо­ду при­чес­ку. За­метив Бел­лу, она вздрог­ну­ла от не­ожи­дан­ности, ос­та­нови­лась, и улыб­ну­лась сво­ей про­фес­си­ональ­ной улыб­кой.

- Все в по­ряд­ке, мисс? – спро­сила она.

- Угу, – кив­ну­ла Бел­ла, сдер­жи­вая улыб­ку и нап­равля­ясь к ку­пе.

По пу­ти у нее все-та­ки выр­вался сме­шок, ко­торый за­мети­ла Чел­си.

- Да пош­ла ты, – ти­хо бур­кну­ла стю­ар­десса, смот­ря вслед жур­на­лис­тке.


Эд­вард за­шел в свое ку­пе, взгля­нул на спя­щего дру­га, и сел в крес­ло. Эм­метт от­крыл гла­за и пос­мотрел на Эд­варда, у ко­торо­го бы­ли крас­ные гу­бы, еще бо­лее взъ­еро­шен­ные во­лосы и удов­летво­рен­ное вы­раже­ние ли­ца.

- У те­бя та­кой вид, буд­то ты толь­ко что ко­го-то «оп­ри­ходо­вал», – ус­мехнул­ся Эм­метт.

Эд­вард лишь мол­ча улыб­нулся.

- Ах, ты ж су­кин сын! – ве­село вос­клик­нул Эм­метт, вы­рав­ни­ва­ясь в крес­ле. – Ког­да ты ус­пел? С кем? – Пар­ня так и рас­пи­рало от лю­бопытс­тва.

- С Чел­си, – поч­ти ше­потом про­из­нес друг.

- А, ни­чего уди­витель­но­го, она на те­бя сра­зу за­пала.

- Кста­ти, – ус­мехнул­ся Эд­вард, – нас чуть не зас­ту­кала твоя лю­бимая жур­на­лис­тка.

- По­вез­ло, что не зас­ту­кала, а то б уже в сле­ду­ющем вы­пус­ке «Труз оф лайф» бы­ла бы скан­даль­ная ста­тей­ка о том, как глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла «Менз лайф», Эд­вард Кал­лен, из­на­сило­вал весь эки­паж са­моле­та, вклю­чая пи­лотов муж­ско­го по­ла, – про­дек­ла­миро­вал Эм­метт, на что Эд­вард рас­сме­ял­ся.

- Ну не знаю. Нас­чет ос­таль­ных ни­чего не ска­жу, но о те­бе же она прав­ду на­писа­ла.

- Ка­кую прав­ду?! – воз­му­тил­ся Эм­метт. – Ты чи­тал ту статью? «Вла­делец клу­ба «Лай­тс», ор­га­низо­вывая под­поль­ные бои без пра­вил, за­шиба­ет баб­ки на том, как дру­гие ка­лечат друг дру­га и уби­ва­ют». Пря­мо убий­цу из ме­ня сде­лала.

- Да, на­писа­но бы­ло жес­тко, но что имен­но ты счи­та­ешь неп­равдой из вы­ше пе­речис­ленно­го?

- Ну-у, я си­лой на эти бои ни­кого не та­щил, - оп­равды­вал­ся Эм­метт. - Ре­бята хо­тели за­раба­тывать, по­жалуй­ста, я им да­вал та­кую воз­можность, пре­дос­тавлял по­меще­ние. Нас­чет «ка­лечи­ли»… ну бы­ло па­ру раз, но они зна­ли, на что шли. Ну а убий­ства - это во­об­ще бред, один раз толь­ко бы­ло, как умер чу­вак, и то в боль­ни­це, а не у ме­ня в клу­бе.

- Да, в боль­ни­це, от по­бо­ев, по­лучен­ных в тво­ем клу­бе, – вста­вил Эд­вард.

- Ну, мо­жет объ­ек­тивно оно все так и выг­ля­дит, но субъ­ек­тивно, я не ви­новат, не бы­ло пря­мого умыс­ла, – зев­нул Эм­метт.

- Лад­но, про­еха­ли, ты ведь тог­да кру­то от­ма­зал­ся.

- А то, – хмык­нул Эм­метт, зак­ры­вая гла­за, – Эм­метта Мак­Кар­тни го­лыми ру­ками не возь­мешь.

Че­рез нес­коль­ко ми­нут, Эд­вард, уви­дев, что его друг пог­ру­зил­ся в сон, сам зак­рыл гла­за и по­пытал­ся ус­нуть. Спать по­чему-то не хо­телось, нес­мотря на то, что пос­леднюю ночь он во­об­ще не спал, раз­вле­ка­ясь в клу­бе Эм­метта с ве­селой ком­па­ни­ей.

Что­бы как-то убить вре­мя, Эд­вард ре­шил пой­ти в об­щую ком­на­ту, по­лис­тать жур­на­лы или по­об­щать­ся с кем-то из пас­са­жиров, но по­том пе­реду­мал, не же­лая стал­ки­вать­ся с Чел­си. Вспом­нив о ра­боте, он ре­шил по­думать о статье для сле­ду­юще­го но­мера. И­юнь­ский но­мер был уже го­тов и на­ходил­ся на ста­дии пе­чати. Впе­реди пред­сто­яла ра­бота над и­юль­ским но­мером.

Муж­ской жур­нал «Менз лайф» из­да­вал­ся еже­месяч­но и час­то воз­глав­лял рей­тин­ги по­доб­ных из­да­ний. В жур­на­ле рас­кры­вались все ин­те­ресу­ющие муж­чин те­мы: по­лити­ка, ав­то­моби­ли, спорт, ору­жие, муж­ская мо­да, муж­ское здо­ровье, секс и цен­траль­ная статья всег­да бы­ла о жен­щи­нах. Цен­траль­ные статьи, как и по­лага­лось, при­над­ле­жали глав­но­му ре­дак­то­ру, боль­шо­му це­ните­лю и зна­току жен­щин – Эд­варду Кал­ле­ну, ко­торый знал о жен­щи­нах, пусть не все, но мно­гое, бла­года­ря бо­гато­му лич­но­му опы­ту.

За пос­ледние го­ды сво­ей жиз­ни, ра­ботая в жур­на­ле, жен­щин он на­чал вос­при­нимать, как ра­бочий ма­тери­ал, как ге­нера­тор идей для на­писа­ния ста­тей. Ему бы­ло ин­те­рес­но изу­чать их по­веде­ние в раз­личных си­ту­аци­ях, наб­лю­дать за их ре­ак­ци­ей на раз­ные об­сто­ятель­ства. Боль­шинс­тво жен­щин бы­ли для Эд­варда пред­ска­зу­емы и не пред­став­ля­ли осо­бого ин­те­реса. Единс­твен­ная, кто смог за­ин­те­ресо­вать его на­дол­го, бы­ла фран­цуз­ская мо­дель – Ни­коль Ко­ти, ко­торая, по­мимо кра­сивой внеш­ности, об­ла­дала хо­рошим ин­теллек­том, и уже око­ло го­да яв­ля­лась пос­то­ян­ной де­вуш­кой Эд­варда.

Си­дя в крес­ле, в сво­ем ку­пе, Эд­вард раз­мышлял о жен­щи­нах, ко­торые ле­тели с ним в од­ном са­моле­те.

Итак, Чел­си. Лег­кая в об­ще­нии, им­пуль­сив­ная, без­рассуд­ная, при­нима­ющая жизнь та­кой, ка­кая она есть, не за­мора­чива­ясь над тем, по­чему так, а не ина­че. Без проб­лем за­нялась сек­сом в ту­але­те са­моле­та с пон­ра­вив­шимся пар­нем, бу­дучи на 99 % уве­рена, что боль­ше с ним ни­ког­да не пе­ресе­чет­ся. А ес­ли и пе­ресе­чет­ся, то крас­неть не ста­нет, а улыб­нется как ста­рому, доб­ро­му при­яте­лю, не осо­бо пе­режи­вая о том, что он о ней ду­ма­ет.

Ро­зали Хейл. Эд­вард не раз встре­чал о ней ин­форма­цию в стать­ях жур­на­лов и га­зет. Ви­дел ее в раз­личных пе­реда­чах о свет­ской жиз­ни и свет­ских ту­сов­ках. Встре­чал па­ру раз на свет­ских ме­роп­ри­яти­ях, но лич­но с ней не был зна­ком. Ни­чего уди­витель­но­го и неп­ред­ска­зу­емо­го он в ней не на­ходил. Ти­пич­ная эго­ис­тичная, са­мов­люблен­ная, кап­ризная осо­ба, ка­кой и по­лага­ет­ся быть лю­бимой до­чень­ке вли­ятель­но­го па­пы-оли­гар­ха. Ог­ромным пре­иму­щес­твом де­вуш­ки яв­ля­лась ее внеш­ность, ко­торая поз­во­ляла ей с лег­костью влас­тво­вать над муж­ской по­лови­ной на­селе­ния. Да, мисс Хейл, бе­зус­ловно, бы­ла од­ной из са­мых кра­сивых де­вушек, ко­торых ког­да-ли­бо встре­чал Эд­вард в сво­ей жиз­ни, но, тем не ме­нее, единс­твен­ное, что он не про­тив был бы с ней раз­де­лить, так это пос­тель.

Элис Брен­дон. До встре­чи в са­моле­те, Эд­вард ви­дел ее лишь на эк­ра­не те­леви­зора, в му­зыкаль­ных пе­реда­чах. Она про­из­во­дила на не­го впе­чат­ле­ние очень ак­тивной, ве­селой, по­зитив­ной, за­жига­тель­ной де­вуш­ки, ко­торая уме­ет под­нять нас­тро­ение да­же са­мому без­на­деж­но­му за­нуде, мо­жет рас­ше­велить да­же мер­тво­го, и, воз­можно не­осоз­нанно, зас­та­вить лю­бого сде­лать то, что ей нуж­но. За оча­рова­тель­ной внеш­ностью, не­ис­черпа­емым оп­ти­миз­мом и лег­костью в об­ще­нии, в ней яв­но скры­вались: внут­ренняя си­ла, уме­ние ма­нипу­лиро­вать и до­бивать­ся сво­его. Эта де­вуш­ка бы­ла ему ин­те­рес­на и он был не прочь по­об­щать­ся с ней, что­бы по­нять в чем ее си­ла: в лич­ном, при­род­ном оба­янии или про­ница­тель­нос­ти и ра­зуме, спо­соб­ном осоз­нанно, це­ленап­равлен­но уп­равлять дру­гими.

Джес­си­ка Стен­ли. Единс­твен­ное что Эд­вард мог о ней ска­зать, за па­ру ми­нут их зна­комс­тва, это лишь то, что ба­рыш­ня стра­да­ет яв­но за­вышен­ной са­мо­оцен­кой. Она не спо­соб­на по­нять то, что у ок­ру­жа­ющих ин­те­реса к ней го­раз­до мень­ше, чем она се­бе ду­ма­ет. Воз­можно, та­кое са­мом­не­ние у всех на­чина­ющих ак­трис и со вре­менем это прой­дет, хо­тя, как по­казы­ва­ет прак­ти­ка, про­ходит не у всех.

Иза­бел­ла Свон. Для Эд­варда она ока­залась са­мым ин­те­рес­ным эк­зем­пля­ром, из при­сутс­тву­ющих на бор­ту са­моле­та. Она не бы­ла кра­сави­цей, как Ро­зали Хейл, не бы­ла оча­рова­тель­ной, как Элис Брен­дон, не бы­ла им оча­рова­на, как Чел­си, и все же имен­но она его за­ин­три­гова­ла, как ник­то дру­гой. По­чему она? Эд­вард знал от­вет на этот воп­рос. По­тому что все его пред­став­ле­ния о за­гадоч­ной жур­на­лис­тке ни­как не сов­ме­щались с тем, что он уви­дел, вер­нее с той, ко­го он уви­дел.

Имя Иза­бел­лы Свон в сфе­ре жур­на­лис­ти­ки заз­ву­чало око­ло по­луто­ра лет на­зад, ког­да в по­пуляр­ной нью-й­ор­ской еже­недель­ной га­зете «Труз оф лайф» по­яви­лась скан­даль­ная статья об уч­ре­дитель­ни­це од­но­го из­вес­тно­го бла­гот­во­ритель­но­го фон­да. Офи­ци­аль­но фонд за­нимал­ся сбо­ром по­жер­тво­ваний для де­тей-си­рот, но сог­ласно ра­зоб­ла­ча­ющей статье Свон, фи­нан­сы, ко­торые жер­тво­вали сер­до­боль­ные граж­да­не, шли на лич­ные нуж­ды уч­ре­дитель­ни­цы и ни­как не по­пада­ли к де­тям. Ког­да бла­гот­во­ритель­ни­цу на­чали про­верять упол­но­мочен­ные ор­га­ны, ей ни­чего не смог­ли предъ­явить, так как лич­но у нее не ока­залось ни сче­тов в бан­ках, ни нед­ви­жимос­ти, ни дру­гих ма­тери­аль­ных цен­ностей. При этом бла­гот­во­ритель­ни­ца не смог­ла предъ­явить до­каза­тель­ств то­го, что фи­нан­сы бы­ли пот­ра­чены на де­тей. Для воз­бужде­ния де­ла о мо­шен­ни­чес­тве не бы­ло дос­та­точ­но ос­но­ваний. Нес­мотря на это, ре­пута­ция бла­гот­во­ритель­ни­цы силь­но пос­тра­дала, лю­ди, жер­тво­вав­шие фи­нан­сы, вы­рази­ли свое не­дове­рие, фонд приш­лось зак­рыть из-за от­сутс­твия фи­нан­си­рова­ния и, в кон­це кон­цов, бла­гот­во­ритель­ни­ца ис­чезла в не­из­вес­тном нап­равле­нии.

Каж­дая статья от Свон про­из­во­дила нас­то­ящий фу­рор и влек­ла за со­бой скан­дал круп­но­го мас­шта­ба. Вли­ятель­ные, из­вес­тные лю­ди ока­зыва­лись в «гря­зи», от ко­торой не ско­ро мог­ли от­мыть­ся. Ру­шились судь­бы, унич­то­жались ре­пута­ции, не­кото­рые, вы­соко взле­тев­шие, в ре­зуль­та­те ока­зыва­лись на са­мом дне. Мно­гие по­дава­ли в суд на га­зету и в час­тнос­ти на са­му Свон, яко­бы за кле­вету, но в ито­ге, еще ник­то не вы­иг­рал ни од­но­го де­ла про­тив скан­даль­ной жур­на­лис­тки, у ко­торой всег­да ока­зыва­лись не­оп­ро­вер­жи­мые до­каза­тель­ства.

Од­нажды под «раз­да­чу» Свон по­пал и Эм­метт Мак­Кар­тни, луч­ший друг Эд­варда.

Эд­вард знал, что в ноч­ном клу­бе дру­га, в под­валь­ном по­меще­нии, обус­тро­ен­ном под бой­цов­ский клуб, не­легаль­но про­води­лись бои без пра­вил, ус­тра­ива­лись то­тали­зато­ры и за­раба­тыва­лись боль­шие день­ги. Эд­вард сам па­ру раз де­лал став­ки на та­ких то­тали­зато­рах. О бо­ях не рас­простра­нялись. Учас­тво­вали свои, про­верен­ные лю­ди. И все шло без проб­лем до тех пор, по­ка один из бой­цов, мо­лодень­кий па­ренек, не скон­чался в гос­пи­тале от по­лучен­ных травм. Мать по­гиб­ше­го уз­на­ла ка­ким-то об­ра­зом о том, что сын учас­тво­вал в бо­ях, и об­ра­тилась в пра­во­ох­ра­нитель­ные ор­га­ны. Эм­метта, имев­ше­го оп­ре­делен­ные свя­зи в ор­га­нах, сра­зу же пре­дуп­ре­дили о гря­дущей про­вер­ке, он быс­трень­ко под­су­етил­ся и, ког­да наг­ря­нули «мас­ки-шоу», от бой­цов­ско­го клу­ба и след прос­тыл, а в под­валь­ном по­меще­нии об­на­ружи­ли обыч­ный склад ин­вента­ря и спир­тных на­пит­ков. Воп­рос зак­ры­ли. А мать по­гиб­ше­го, не до­бив­шись спра­вед­ли­вос­ти от го­сударс­твен­ных ор­га­нов, ре­шила об­ра­тить­ся в прес­су. Не­кото­рые жур­на­лис­ты от­ка­зались свя­зывать­ся с этим де­лом, не же­лая проб­лем на свою го­лову, Свон сог­ла­силась.

Не ус­пе­ла нью-й­ор­ская по­лиция за­быть об Эм­метте с его клу­бом, как в «Труз оф лайф» по­яви­лась раз­гром­ная статья о том, как вла­делец клу­ба Мак­Кар­тни, под прик­ры­ти­ем мес­тной по­лиции, ор­га­низо­вывал бои без пра­вил, тем са­мым «ло­мая» жиз­ни мно­гих мо­лодых лю­дей. К статье при­лага­лись ин­тервью не­кото­рых учас­тни­ков бо­ев, фо­тог­ра­фии учас­тни­ков с си­няка­ми, ге­мато­мами и сло­ман­ны­ми но­сами, ко­пии ме­дицин­ских вы­писок о сот­ря­сении моз­га, от­би­тых поч­ках и сло­ман­ных реб­рах, по­лучен­ных от уда­ров. Очень впе­чат­ля­ли две фо­тог­ра­фии: на од­ной Эм­метт по-дру­жес­ки по­жима­ет ру­ку пар­ню око­ло вхо­да в его ноч­ной клуб, а на дру­гой этот па­рень с пе­ребин­то­ван­ной го­ловой, сло­ман­ным но­сом и ра­зор­ванной гу­бой ле­жит на боль­нич­ной кой­ке. Еще бы­ли сним­ки са­мого бой­цов­ско­го клу­ба. Где все это «на­рыла» Свон, од­но­му Бо­гу из­вес­тно. Статья кру­то по­дор­ва­ла ре­пута­цию клу­ба и бро­сила тень на мес­тную по­лицию. В ре­зуль­та­те, Мак­Кар­тни и вся его клуб­ная де­ятель­ность ока­зались под прис­таль­ным кон­тро­лем го­сударс­твен­ных ор­га­нов, и мно­гие VIP-кли­ен­ты Эм­метта от­ка­зались иметь с ним де­ло, не же­лая по­падать под кон­троль тех са­мых ор­га­нов.

С тех пор прош­ло во­семь ме­сяцев, но Эм­метт до сих пор пок­ры­вал­ся пят­на­ми при упо­мина­нии о Свон.

Эд­вард вспо­минал все эти ис­то­рии, ду­мая о жур­на­лис­тке. Мно­гие ее не­нави­дели, в том чис­ле и его луч­ший друг, мно­гие вос­хи­щались ее сме­лостью, уве­рен­ностью и ос­тро­той ума. Эд­вард слы­шал, что од­нажды на нее да­же по­куша­лись, но, ее, су­дя по все­му, это не очень расс­тро­ило и тем бо­лее не ос­та­нови­ло. Сам же он ис­пы­тывал чувс­тво ува­жения и оп­ре­делен­ный ин­те­рес к за­гадоч­ной жур­на­лис­тке, ко­торая ста­ралась не выс­тавлять се­бя на­показ и из­бе­гала по­яв­ле­ний на те­леви­денье.

Зная по­нас­лышке о ре­пута­ции Свон, Эд­вард пред­став­лял се­бе не­кую хищ­ни­цу, про­шед­шую во­ду, огонь и мед­ные тру­бы. Он пред­став­лял се­бе жен­щи­ну в воз­расте, с бо­гатым жиз­ненным опы­том, та­кую уш­лую, ма­терую ба­бен­ку, ко­торая, как вы­разил­ся Эм­метт, «прог­ло­тит и не по­давит­ся». И ка­кой же ис­пы­тал он шок, осоз­нав, что Иза­бел­ла Свон – это юное, хруп­кое соз­да­ние, на вид ко­торо­му не боль­ше 20 лет.

Не­уже­ли вот эта де­вуш­ка так дер­зко на­еха­ла на Эм­ма? Не­уже­ли это она сме­ло и от­кры­то мо­жет на­зывать не­кото­рых вли­ятель­ных лю­дей прес­тупни­ками? Не­уже­ли это ею вос­хи­ща­ет­ся не­пос­редс­твен­ный босс Эд­варда, вла­делец жур­на­ла «Менз лайф» мис­тер Флоз­бер? Эд­вард вспом­нил, как мис­тер Флоз­бер пол­го­да на­зад пы­тал­ся пе­рема­нить Свон к се­бе на ра­боту в жур­нал, по­обе­щав при этом вну­шитель­ную зар­пла­ту, на что она от­ве­тила, что ни за что не про­меня­ет та­кую серь­ез­ную га­зету, как «Труз оф лайф», на при­митив­ный жур­наль­чик для оза­бочен­ных му­даков.

Да, Эд­варду тог­да хо­телось, что­бы Свон пе­реш­ла к ним в жур­нал. Ему хо­телось по­рабо­тать с ней вмес­те, но ког­да босс пе­редал ему дос­ловный от­вет жур­на­лис­тки, его это слег­ка за­дело. «Да кто она та­кая? Ко­роле­ва жел­той прес­сы и прос­то скан­даль­ная ба­ба», – ду­мал тог­да Эд­вард, с со­жале­ни­ем по­нимая, что в тот мо­мент в нем го­вори­ли оби­да и за­детое са­молю­бие.

В пер­вые се­кун­ды, ког­да Эд­вард уви­дел ее в са­лоне са­моле­та, его мозг от­ка­зывал­ся при­нимать то, что Иза­бел­ла Свон и эта де­вуш­ка – од­но и то же ли­цо. Но Эм­метт не мог оши­бить­ся, ведь он пе­ресе­кал­ся с ней па­ру раз во вре­мя скан­да­ла с бой­цов­ским клу­бом.

Те­перь же Эд­вард ду­мал о жур­на­лис­тке, пы­та­ясь по­нять, за­чем ей все это нуж­но, за­чем иг­ра­ет в эти не­безо­пас­ные иг­ры? В чем зак­лю­ча­ет­ся ее мо­тив? Жаж­да спра­вед­ли­вос­ти? Жаж­да де­нег? Сла­вы? Или прос­то су­мас­шес­твие?

Чем боль­ше он ду­мал об этой де­вуш­ке, тем боль­ше его пог­ло­щало на­вяз­чи­вое же­лание поз­на­комить­ся, уз­нать ее поб­ли­же и по­нять, что же на са­мом де­ле пред­став­ля­ет со­бой Иза­бел­ла Свон. Он вспом­нил их встре­чу у ту­але­та и ус­мехнул­ся. «Да уж, на­вер­ное, она при­няла ме­ня за не­адек­ватно­го иди­ота», - по­думал Эд­вард. Взгля­нув на ча­сы на сво­ей ру­ке, он ре­шил не те­рять зря вре­мени. До кон­ца по­лета ос­та­валось нес­коль­ко ча­сов, так что еще бы­ло вре­мя для зна­комс­тва с жур­на­лис­ткой.

Под­нявшись с крес­ла, Эд­вард соб­рался вый­ти в ко­ридор, как вдруг са­молет рез­ко и силь­но кач­ну­ло так, что пар­ня от­бро­сило внутрь ку­пе и что­бы не упасть, ему приш­лось схва­тить­ся за крес­ло.

«Ка­кого чер­та?» - по­думал он. Са­молет сно­ва силь­но кач­ну­ло и на­чало бес­пре­рыв­но тряс­ти. Эм­метт рез­ко от­крыл гла­за, удив­ленно смот­ря по сто­ронам.

- Что за фиг­ня?! – спро­сил он, гля­дя на Эд­варда, ко­торый сам ни­чего не по­нимая, пы­тал­ся удер­жать­ся за крес­ло.

В ко­ридо­ре и в ос­таль­ных ку­пе пос­лы­шались ис­пу­ган­ные воз­гла­сы. Эд­вард уви­дел, как в сто­рону ка­бины пи­лота по­бежа­ла стю­ар­десса Хай­ди с обес­по­ко­ен­ным ли­цом.

- Вот те­бе и нес­час­тный слу­чай, – пы­тал­ся по­шутить он, взгля­нув на Эм­метта.

- А мо­жет это, как их… воз­душные ямы или ды­ры? – про­мол­вил Эм­метт, ста­ра­ясь не па­нико­вать.

В са­моле­те проз­ву­чало объ­яв­ле­ние стю­ар­дессы, с прось­бой о том, что­бы лю­ди сох­ра­няли спо­кой­ствие. Она со­об­щи­ла, что воз­никли слож­ности с уп­равле­ни­ем са­моле­том, что са­молет на­ходит­ся над Ти­хим оке­аном, он не уп­равля­ем и во из­бе­жания ги­бели, пас­са­жирам не­об­хо­димо по­кинуть борт са­моле­та…

Сра­зу же пос­ле этих слов, в са­лоне на­чалась па­ника, нес­мотря на то, что стю­ар­десса про­сила соб­лю­дать спо­кой­ствие. Пас­са­жиров поп­ро­сили прой­ти к две­ри са­моле­та, где каж­до­му бу­дет вы­дан спа­сатель­ный жи­лет.

Все в па­нике про­бира­лись к от­кры­той две­ри. Чел­си и Хай­ди, ста­ра­ясь дер­жать се­бя в ру­ках, быс­тро вы­дава­ли пас­са­жирам яр­ко-оран­же­вые жи­леты, ко­торые нуж­но бы­ло на­девать пе­ред прыж­ком из са­моле­та.

Эм­метт с Эд­вардом то­же нап­ра­вились к вы­ходу, что бы­ло не­лег­ко, так как са­молет штор­ми­ло. Вок­руг зву­чали от­ча­ян­ные воз­гла­сы и жен­ские кри­ки, не­кото­рые жен­щи­ны от­ка­зыва­лись вып­ры­гивать из са­моле­та, не­кото­рые в ис­те­рике кри­чали, что не уме­ют пла­вать, по­это­му муж­чи­нам при­ходи­лось си­лой на­тас­ки­вать на них жи­леты и вы­тал­ки­вать из са­моле­та.

Эм­метт и Эд­вард при­нялись на­девать жи­леты, они бы­ли од­ни­ми из пос­ледних пас­са­жиров.

- Блон­динка! – вос­клик­нул вдруг Эм­метт, взгля­нув на дру­га, и бро­сил­ся об­ратно к ку­пе.

- Стой! – крик­нул Эд­вард.

- Ку­да?! – зак­ри­чала Чел­си.

Эм­метт раз­дви­нул за­навес­ки ку­пе, в ко­тором ле­тела Ро­зали Хейл, уви­дел, что внут­ри пус­то, и быс­тро по­бежал об­ратно к две­ри. Эд­вард, уви­дев воз­вра­ща­юще­гося дру­га, вып­рыгнул из са­моле­та. За ним вып­рыгнул и Эм­метт. Стю­ар­дессы быс­тро на­тас­ки­вали на се­бя жи­леты, к ним бе­жали пи­лот и его по­мощ­ник.

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)