22 мая 2015 Просмотров: 896 Добавил: Викторишна

With you & Without you (инструкция по выживанию). Пункт 15

Пункт 15. Если мужчина дарит тебе цветы жизни, будь благодарна, ведь это делает тебя свободной. Отчасти.

- Эдвард!
- Мм…
- Эдвард!
- Мммм…
- Да Эдвард!
- Аааа…
- Я рожаю…
- Зачем? – Вопрос поставил меня в тупик. Видимо, он все еще был в полудреме.
Опомнившись, я опять стала его трясти.
- Милый, да проснись же! У меня схватки, и если ты меня сейчас же не отвезешь в больницу, я рожу прямо здесь!
Следующие пять минут я, забыв о боли, с удовольствием наблюдала за мечущимся по комнате мужем, который пытался натянуть брюки и рубашку, одновременно набирая на сотовом телефон Эсми.
- Мама, приезжай к нам. Да… Нет. Спят. Кто? Не знаю. Ладно, ждем.
- Милая, потерпишь десять минут? Приедет Эсми, и мы поедем в больницу.
- Ну, если твой сын подождет… - пожала я плечами.
После той ошеломляющей недели в Коста Брава, когда мы воздали себе должное за все годы разлуки, наша жизнь потекла неизвестным руслом и, казалось, она вела в бесконечность.
Переехав в наш новый дом, мы пытались сначала что-то обговаривать, планировать, но потом нас закрутило в повседневном водовороте, из которого только иногда удавалось вытащить голову, чтобы вдохнуть глоток свежего воздуха.
Девчонки стали вместе ходить в школу, в один класс, что успокаивало. И как-то незаметно Лиз по отношению к Бет приняла позицию опекающей. Она старалась за ней бдительно следить, чтобы та чего опять не натворила. Странно, что это не раздражало нашу непоседу. Эрик тоже спокойно воспринял прибавление в их шкодной компании. И я чувствовала себя достаточно расслабленно, пока эта троица амуров опять не вытворила пакость. Причем, уже все вместе.
Все началось с того, что Эдвард, выполнив одно из своих обещаний, купил девочкам собаку. Так как это стало сюрпризом и для меня, я испытала облегчение, что он приобрел таксу. Слава Богу, не такую большую лохматую псину, как тот самый Берни, по которому Бет сходила с ума прежде.
Устроив домашний совет, на который удостоились чести быть приглашенными Эрик, Эсми и Карлайл, мы все дружно уставились на попискивающее существо шоколадного цвета с глазами бусинками.



Это была она. Я вопросительно выгнула бровь, когда Эдвард сообщил мне это. Он пожал плечами и сказал, что, так как он окружен женщинами со всех сторон, то зачем менять положение вещей. Логика этого мужчины несколько ускользнула от меня, но я не возражала. Она так она. Проблем будет не меньше.
И вот мы смотрим на нее, пытаясь придумать имя.
- Однако, она маленькая, - глубокомысленно сказал Карлайл.
- Естественно, дорогой, это щенок. – Проговорила Эсми.
- Даже когда вырастет, она будет маленькой, – зациклился Карлайл.
- Пап, я специально купил маленькую. Девчонкам будет легче с ней управляться. Да и Белле тоже. – Эдвард улыбнулся и взял меня за руку. – Наверно, в первую очередь я думал о тебе.
- Я очень ценю это, - улыбнулась я в ответ.
Карлайл усмехнулся:
- Слышали анекдот про собаку одного англичанина?
Послышался тихий дружный стон. Все просто «обожали» его анекдоты не к месту.
- Да ладно вам. Это смешной.
- О, конечно. – Саркастически выговорила Эсми.
- Ну вот, слушайте.

Пpохожий обpащается к мужчине, у ног котоpого лежит здоpовенная собака:
- Пpостите, сэp, Ваша собака не кусается ?
- Hет.
В этот момент собака встает и злобно откусывает у пpохожего кусок мяса
- Вы же сказали, что она не кусается !
- А кто Вам сказал, что это моя собака?


Все сидели и оторопело соображали к чему этот анекдот, в то время как Карлайл пытался обуздать свой приступ смеха. Выходили жуткие булькающие звуки.
Эдвард пожал плечами, уже давно смирившись с причудами своего отца.
- Ладно, давайте вернемся к обсуждению.
- Джесс? – раздался тоненький голосок Лиз.
- О господи, - невольно вырвалось у меня. Эдвард хмыкнул. – Только в моем доме этого имени и не хватало. Лиз, дорогая, давай как-нибудь по-другому назовем.
- Ладно, - согласилась она.
- Эмма? – предложила Бет.
- Эмма… - попробовала я это имя на вкус. – А ничего.
- Сэнди, - вставила Эсми.
- И это хорошо.
- Давайте Эмма назовем, - предложил Эдвард.
- Отлично, пусть будет Эмма. Теперь я могу моим девочкам подарить кое-что?– встрял Карлайл.
- Например? – подозрительно глянул на него Эдвард.
- Например, интересные книги.
- Хмм… Бет скорее на улице носиться до упаду будет, чем сядет с книжкой. – Скептически заметила я.
- Посмотрим, - хитро улыбнулся Карлайл. – Есть такие книги…
- И какие?
- Например, «Том Сойер».
- Кто это Том Сой… Сойер? – заинтересовалась Бет.
- Я читала. – Обрадовано ответила ей Лиз. – Это мальчик, с которым вечно что-то происходит.
- Почему-то у меня такое ощущение, что ей не следует давать эту книгу. – Я тихо прошептала Эдварду.
- Милая, ты преувеличиваешь, как всегда.
- Хммм…. Ну-ну… - Я скрестила руки на груди.
- Ну, так что, значит, Эмма? – на оптимистичной ноте закончил наши посиделки Карлайл.
Дружное угуканье собравшейся компании было ответом на этот вопрос.
В последующие дни наступило странное затишье. Меня это немного беспокоило, так же как и плохое самочувствие. Частая усталость и сонное состояние выводили из равновесия. Я стала подумывать о покупке теста на беременность, но все откладывала по каким-то внезапно очень серьезным причинам.
Заставив себя посмотреть правде в глаза, я поняла, что просто боюсь узнать, что ничего не получилось. Вот уже прошло три месяца и ничего. Эдвард подбадривал меня и совсем не унывал. А на меня иногда накатывало отчаяние. Я понимала, что это иррационально, но поделать с собой ничего не могла.
Благостная тишина в доме давила мне на нервы. Однако, зацепиться было не за что. Обе красавицы мирно сидели в комнате и читали принесенные Карлайлом книги.
Эрик стал частенько захаживать, но тишина продолжалась и только Эсми с Эдвардом могли в этом видеть чудесные изменения, для меня – это было затишье перед бурей.
Когда я сказала об этом мужу, он только пожал плечами и посоветовал меньше нервничать, потому что будущему ребенку это вредно. Когда я возразила, что, может, еще нет никакого ребенка, он сказал, что чувствует, что это так. Причем на его лице не было ни капли сомнения.
Мое сердце учащенно забилось от любви к нему. Каждым словом, каждым взглядом и заботливым жестом, он дарил мне счастье во всех его проявлениях. Я чувствовала, как растут крылья у меня за спиной, как радостно кровь бежит по венам, как наливаются силой мои мышцы – в таком состоянии мне казалось, что я могу свернуть горы.
В один из дней я приехала домой в радостно-возбужденном состоянии. Я купила несколько тестов на беременность, и мне не терпелось их использовать.
Как только я вышла из машины, то сразу учуяла запах дыма, и он явно шел с задней стороны дома. Мигом подорвавшись, я помчалась в сторону подозрительного запаха. То, что я увидела на веранде позади дома, привело меня в ужас. На внезапно ставших ватными ногах, я подбежала к веранде, и за те секунды, что у меня были на раздумье, казалось, перелистнула всю жизнь.
Эти трое бандитов развели костер на ДЕРЕВЯННОЙ веранде! Как они еще дом не спалили! Я мигом влетела в стеклянную дверь, что вела на кухню, схватила огнетушитель, поблагодарив мысленно Эдварда за предусмотрительность, вылетела обратно и залила костер пеной. Чумазые и обалдевшие от моих решительных действий дети, подняли свои мордашки и с виноватым видом ждали моей отповеди.
Посреди веранды красовалась почерневшая дыра, колени Бет и руки Эрика были неопределенного серо-черно-коричневого цвета. Платье Лиз как будто пережило атаку диких зверей. Лица всех троих напоминали трубочиста в его худшие дни.
- Ну, дорогие мои, может, объяснитесь? – дар речи вернулся ко мне, а вместе с ним гнев и желание выругаться, громко.
- Мы…
- Мы только хотели…
- Мы собирались…
Какафония беспорядочных предложений не улучшила моего настроения, и я грозно нахмурила брови.
- Лиз, я от тебя такого не ожидала. Мне казалось, что ты была против таких шалостей. Папа будет очень разочарован.
- Прости, мам, я не хотела… То есть я захотела, когда Бет предложила… Ой…
Лиз прикрыла ладошкой рот, виновато глядя на Бет, которая бросила на нее упрекающий взгляд.
- Это я предложил, миссис Каллен. – Встрял Эрик. Благородный рыцарь, черт возьми. Гнев бурлил во мне, требуя выхода.
- И зачем?! Вы что не видели, что пол деревянный!
- М-м… - Прокатилось дружное отрицательное мыкание.
- Хорошо, что дом обработан специальной антивозгорающей пропиткой и в кладовке лежит огнетушитель! О чем вы только думали!
- Мы хотели развести костер как Гекльберри Финн, - подала голос Бет. – Это так круто: костер и что-то жарится на палочках…
Только тут я заметила приготовленные веточки и зефир с печеньем.
- Боже мой! – Я была в ужасе.
Вечером, когда тщательным образом пропесоченные дети улеглись спать, мы с Эдвардом обсуждали произошедшее.
К моему негодованию, он хохотал и выпытывал подробности. Особенно много удовольствия ему доставило участие Лиз в этой диверсии. А проявившиеся две полоски в тесте на беременность, похоже, вознесли его до небес.
- Мальчик! – Восторженно воскликнул он, кружа меня в объятьях.
- Почему сразу мальчик? – по привычке начала я спорить. – Может, девочка?
- Пусть девочка. Я не против.
- Можно подумать, - недоверчиво фыркнула я.
Он вмиг посерьезнел.
- Белла, одна только мысль, что у меня будет от тебя ребенок, уносит меня в небеса. Я безмерно счастлив, что ты – моя женщина и носишь моего ребенка. Вот тут.
Он положил руку мне на живот и мягко стал вычерчивать круги, от чего мне пришлось закусить губу, чтобы не застонать.
Опустившись на колени, он прижался губами к шелку моей ночной сорочки. Прижав меня ближе к себе, он руками стал ласкать мои плечи, грудь, руки, живот, спускаясь к бедрам и проводя по их внутренней стороне.
Я, выгнула спину, придвигаясь к нему еще ближе, отдаваясь ласкам и тая от ощущений его губ на моей коже.
Он медленно поднял мою сорочку вверх, прокладывая вслед за ней дорожку поцелуев. Стянул ее и кинул куда-то в сторону. Набросившись на мои губы, он терзал их с необузданной страстью, пробуждая внутри меня огонь и неистовое желание.
Шея, плечи, грудь, живот – ничего не осталось без внимания. Покусывание, посасывание, полизывание, поглаживание, жесткое сминание – всем этим он приводил мое тело в состояние дикого возбуждения, которое заставляло мое тело дрожать и отдаваться на милость победителя, умоляя о большем.
Его стоны и прерывистое дыхание говорило о том, что он на грани и хочет меня так же, как и я его.
Аккуратно подтолкнув меня к кровати, он положил меня на спину, согнул ноги в коленях, а сам без промедления расположился между ними. Его язык порхал как бабочка, кружил вокруг клитора, задевая складочки и иногда проскальзывая во влагалище. Я, уже не сдерживаясь, стонала и извивалась. Мои руки зарылись в его волосы, поигрывая ими. От нахлынувшей на меня волны, я еще сильнее вцепилась в них, наверняка делая ему больно, но он не жаловался, полизывая и покусывая до последнего.
Я лежала в изнеможении. Это было остро, сильно и выматывающее. Никогда не думала, что получу оргазм такой силы. Наверняка, из-за беременности, мелькнула догадка.
Приподнявшись, я оглядела своего красавца, который лежал рядом и явно испытывал трудности в штанах.
- Иди сюда, милый, - промурлыкала я низким сексуальным голосом, отмечая его расширенные темные зрачки. – Пора и о тебе позаботиться, папочка.
Из штанов с боксерами он выскочил в три секунды. Раздался наш обоюдный стон, когда его прекрасный член оказался у меня во рту. Набирая обороты, я кружила языком около его головки, а рукой теребила яички. Уже не сдерживаясь, он хрипло стонал, цепляясь рукой за мои волосы и двигая бедрами.
В этот момент мне хотелось подарить ему все наслаждение мира, такой же сумасшедший оргазм, которым одарил он.
Зарычав и выкрикивая что-то нечленораздельное, он кончил мне в рот глубоко и яростно.
Потом мы какое-то время лежали, неосознанно поглаживая друг друга, насыщенные и переполненные чувствами.
- Знаешь, когда я рядом с тобой, все остальное кажется таким нереальным. Ты – центр моей жизни. Ты и наши дети.
- Эдвард, - нерешительно проговорила я, облизывая пересохшие губы. – Как думаешь, может, не будем останавливаться на этом…
- В смысле? – он приподнялся на локте, вглядываясь в мое лицо.
- Ну, если родится мальчик… Может… - Я замялась. – Потом еще раз попробуем?
Когда я подняла глаза, то увидела его ослепительную улыбку. А потом был жаркий поцелуй, страстные объятья, движение тел и вот он уже во мне, входя глубоко и жестко.
- О, миссис Каллен. Ты специально так говоришь, чтобы я сходил с ума по тебе и твоему телу. Не боишься, что я отомщу своим языком и своим членом?
- Ха, мистер Каллен. – Задыхаясь, смогла выговорить я. – Твои пытки принесут мне огромное наслаждение. Давай, отомсти, как ты это умеешь.
Дальше началось чистое сумасшествие, кидающее нас по волнам удовольствия как легкое суденышко в бурю. Выныривая и бросаясь с головой в пучину, мы ловили воздух и теряли ощущение реальности. Мы были всем и растворялись друг в друге.
Я очнулась от воспоминаний.
- Ладно. – Я неуклюже поднялась и стала одеваться. Эдвард ушел в ванную комнату. Натянув легинсы, тунику и балетки, я неожиданно вспомнила о красивом платье, что он мне привез из недавней служебной поездки в Нью-Йорк. Я его не мерила, потому как размерами, казалось, могла вместить в себя двоих таких как я прежде.
Новая волна схваток накрыла меня прямо у шкафа с одеждой. Вцепившись рукой в полку, я, сцепив зубы, пережидала, когда пройдет боль. Но она была затяжная и не хотела отпускать.
Взяв платье и немного согнувшись, я дотащилась до зеркала, чтобы посмотреть на себя. У меня еще никогда не было такого платья - вечернее, глубокого синего цвета, с красивой отделкой камушками и вышивкой.
Влетевший в комнату Эдвард чуть не задохнулся от возмущения, увидев, чем я занимаюсь, вместо того, чтобы торжественно ждать появления нашего сына.
- Господи, Белла! Что ты делаешь!
- Оно такое красивое!
- Ну ты нашла время, я тебе скажу!
- Дорогие мои, что за шум?- Появившаяся в проеме двери Эсми была такой свежей, будто ее не подняли в два часа ночи.
- Мама, ты только посмотри, чем она занимается! – продолжал возмущаться Эдвард.
- Я позвонила Рене и Чарли, так что скоро все будут. – Ответила на его реплику Эсми.
- Ну зачем. Они теперь волнуются. – Посокрушалась я.
- Ничего немного радостного волнения не помешает. Боже мой, внук. Я так счастлива. Надо вам обновить занавески в кухне. После того, как их подпалила Бет, они совсем не смотрятся.
- Как мои дорогие внучки?
- Спят как сурки, - буркнул Эдвард, все еще недовольный, что его проигнорировали.
Я положила платье на кровать и подошла к нему.
- Дорогой, не дуйся, тебе не идет. – Я его нежно поцеловала. – Нам пора ехать. Думаю, я… Оххх….
- Мама! Боже! Белла!
- Всех перебрал, - пробурчала Эсми, поддерживая меня.- Успокойся, Эдвард.
- Я не могу упокоиться. Ей больно!
- Конечно, больно. Но это не повод так кричать. Детей разбудишь.
- Но мама...
- Оххх…
- Так, давайте быстренько в машину. Где сумка с вещами? – Эсми взяла ситуацию под свой контроль.
- Уже в машине. Я еще вчера положил на всякий случай.
- Ну хоть что-то… - Заметила она.
Оперативно запихнув меня в машину, Эдвард рванул с места, а я размышляла: это он торопился меня в больницу доставить или стремился быть подальше от нотаций Эсми, которые все еще звучали в ушах.
Я хотела, чтобы Эдвард был со мной рядом во время родов. И он был: добросовестно помогал мне дышать, тужился вместе со мной и все время делал массаж поясницы, облегчая мою боль.
Когда раздался первый крик нашего сына и акушерка торжественно провозгласила «Мальчик!», слезы проступили в уголках его глаз, а у меня защипало сердце. Какой же он ранимый и как на самом деле беспокоится о нас всех, и как я люблю его за то, что он такой какой есть, за его душевную щедрость и безграничную безоговорочную любовь ко всем нам.
И когда его губы прижались ко мне в чувственном поцелуе, с благодарностью и восторгом, я ощутила себя не просто женщиной, а богиней, у которой может и совершенные формы, по мнению некоторых, но мысли… греховные… как сама жизнь. 
 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)