22 мая 2015 Просмотров: 883 Добавил: Викторишна

With you & Without you (инструкция по выживанию). Пункт 12

Пункт 12. Планы планами, но когда реальность накрывает тебя, будь готова ее встретить. 
 

Я смотрела куда угодно, только не в глаза отцу. На диван, на потолок, на стену, где обнаружила старое пятно (говорила же Рене, чтобы вывела!), на пол (немного пыли… какая-то нитка…)… Дерьмо!
Целую неделю я не могла решиться на встречу с отцом по поводу свадьбы. Да, я сама попросила Эдварда поговорить с ним, да, я хотела этого, но… на самом деле, очень боялась. Рядом с отцом я чувствовала себя маленьким ребенком, у которого хотят отнять любимую игрушку. Поэтому тянула сколько могла. Пока, наконец, Эдвард не посадил меня силой в свою машину и не привез сюда для серьезного разговора.
В дом я заходила, практически прячась за его спину. И когда мужчины обменялись рукопожатиями, честное слово, я услышала хруст. Это что еще, экспресс - армрестлинг?
Мой папа решил показать свою силу? Вовремя. И главное, к месту.
Разозленная, я плюхнулась на диван в гостиной и старательно отводила глаза, чтобы ненароком не выдать своего отношения и не испортить и так непростой разговор.
- Значит, решили пожениться. – Вы-словно-малые-дети тоном проговорил Чарли. Мои глаза закончили свое блуждание по комнате и вперились в него, чтобы хотя бы попытаться его заткнуть. Увы, это не сработало.
- Да, шеф Свон. – Почтительно проговорил Эдвард. Я сцепила зубы.
- Напомни, сколько времени ты уже в городе? – Начинается!
- Вот уже две недели.
- Так, две недели. И вот, моя дочь уже готова совершить серьезный шаг, даже как следует не обдумав. – Много ты знаешь, папа! Хорошо еще, что Рене нет. Прибавилось бы стенаний.
- На самом деле, нас связывает намного большее, чем просто две недели. – Все так же спокойно продолжал говорить Эдвард.
- Да? – насмешливый взгляд Чарли прошелся по нему, а затем остановился на мне. Я сразу поняла, о чем он подумал. Эдвард, видимо, тоже.
- Мы с Беллой были несчастливы в своих браках. Почему мы не можем быть вместе теперь, когда ничто не препятствует этому?
- Хотя бы потому, что я считаю, развод Беллы ошибкой. Какие-то там недопонимания возникли и все, надо сразу разводиться! – кипятился отец. Черт! – Надо было дать Полу второй шанс. Он все-таки отец Бет.
- Ты что, ничего не рассказала? – повернулся ко мне Эдвард. Я опустила голову. Ну не могла я рассказать о своем позоре. Тем более, тогда это казалось мне необязательным. Ну, разошлись и все. Я же не знала, что приедет Эдвард и перевернет всю мою жизнь!
- Что не рассказала? – бульдожьей хваткой вцепился шеф Свон в самое главное.
- А… - Начала было я и остановилась. Нет, не могу.
- Он изменял ей, мистер Свон. Она мне не сказала с кем. Но, видимо, знает. – И они посмотрели на меня так, будто я скрывала какую-то важную тайну!
- Серьезно? И ты молчала? – строгим тоном произнес Чарли.
- А о чем было говорить, папа?! – У меня прорезался голос. – Да, я фактически его поймала. Но я не хотела распространяться об этом! Неужели непонятно?! У меня нет привычки трясти своим грязным бельем.
- Мы с мамой тебе не чужие, - возразил Чарли.
- Именно, папа. В такой ситуации именно сочувствие и убивает. Прости, но мне было легче самой по себе.
Чарли склонил голову. Наступило напряженное молчание. Меня еще немного потряхивало от эмоций, но опустившаяся на мое колено рука Эдварда привнесла умиротворение и покой.
- И когда вы планируете пожениться? – раздался голос шефа Свона, уже значительно смягчившийся.
Мы с Эдвардом переглянулись и заметно расслабились.
- Хотелось бы как можно быстрее и не здесь. В Сиэтле, например. – Мы с отцом удивленно посмотрели на Эдварда.
- В Сиэтле? – выговорил пораженный Чарли.
- Да, моя сестра Элис там живет вместе с мужем. Она все организует как надо. – Я улыбнулась, представив энтузиазм своей подруги.
- Ты уже с ней говорил? – полюбопытствовала я.
- Нет еще, но сегодня обязательно. – Улыбнулся Эдвард. Он тоже предугадывал реакцию сестры.
- И все-таки я не понимаю, почему Сиэтл? – все не мог успокоиться Чарли.
- Слишком много голодных кошек. – Брякнула я и только потом сообразила, что сказала.
Эдвард и отец посмотрели на меня так, будто опасались за мое душевное здоровье. Дерьмо! Как теперь выкрутиться?!
Пряча глаза, я стала мямлить:
- Ну… Кхм… Я имела ввиду… Ээээ…
- Может, мне Эдварду сказать спасибо, что женится на моей дурочке? – съязвил отец. Я гневно посмотрела на него. Эдвард пришел мне на помощь.
- Сиэтл - потому что я не хочу становится объектом внимания для жителей нашего города. Мы с Беллой хотим скромную свадьбу, чтобы были только родные и близкие. К сожалению, у меня будет только неделя для отдыха. А затем я открываю свой адвокатский кабинет и приступаю к работе. Лицензия для работы в этом штате у меня есть.
Чарли, похоже, был впечатлен.
- А как насчет клиентуры?
- У меня уже есть три дела. Мне нужно только найти компетентную секретаршу и…
- Секретаря, милый. – Поправила я его.
- Мммм? – удивился Эдвард.
- Секретаря. Думаю, мужчина здесь будет более уместен. – Продолжила я отстаивать свою позицию.
- Ты ревнуешь? – улыбнулся Эдвард и, взяв мою руку, нежно ее поцеловал.
- Так, - эффектно завершил Чарли наше воркование. – Насчет Сиэтла все понятно. А как же твоя дочь, Эдвард. Она в курсе? Как они с Беллой поладят?
- Папа, - возмутилась я. Достал этот полицейский разбор. – Да что же это такое! Я же привозила несколько раз Лиззи к нам домой. И она тебе понравилась, если я не ошибаюсь!
- Я не об этом. Она замечательная. Но ты же понимаешь, что девочки очень привязаны к своим отцам. И с женщинами, посягающими на их взаимоотношения, все всегда непросто складывается.
Я закатила глаза.
- Тут все в порядке, шеф Свон. – Успокоил его Эдвард. – Лиз безумно рада, что у нее будет такая мама. И сестра. И щенок. – Добавил он, лукаво улыбаясь.
Я хмыкнула. Чарли поднял брови.
- Ты будешь прекрасным отцом, - мягко сказала я ему, а затем с вызовом посмотрела на отца. Только скажите какую-нибудь гадость, шериф!
Видимо, понимая, что продолжать не стоит в данном направлении, отец сменил тему.
- А как насчет сроков? Побыстрее - это как?
- Через неделю. – Категорически заявил Эдвард, все-таки вгоняя меня в краску. Ему так не терпится! Хотя… Я бы уже завтра. Но об этом я ему не скажу, чтобы хоть немного соблюсти приличия. Иначе, чем я отличаюсь от других голодных кошек Форкса?
Да нет, отличаюсь, конечно, в отличие от них, Эдвард меня любит и я люблю его. Пройдя столько испытаний, мы заслуживаем счастья. И видим его друг в друге и в наших девочках. А эти… Пускай точат когти. Своего я не отдам!
Утвердившись в этом решении, я стала прислушиваться к разговору. Эдвард что-то разъяснял отцу.
- Я подумал, может, вы все-таки поймете. Нам тяжело друг без друга. – О чем это он? Я нахмурилась. – Моя мама уезжает завтра на конференцию в Нью-Йорк. Карлайл уже давно там. Все равно никого не будет, и понятно, что Белла будет проводить все время со мной. – Затем добавил. - И ночевать тоже.
О боже! Внезапно я, как мне кажется, поняла, о чем он говорит. Мне стало неловко. Еще не хватало, чтобы Чарли дал нам добро на секс!
Отец хмуро глянул на меня.
- Так вы уже все решили. Зачем меня спрашиваете? Надеюсь, Белла, ты будешь хоть иногда привозить Бет сюда. Мне без нее будет скучно.
Взглянув на Эдварда, я нерешительно промямлила:
- Да, конечно, папа. Только я не понимаю, о чем вы?
- Чтобы мы уже жили вместе, Белла. Я не могу выискивать минутки побыть с тобой. А в окно шеф Свон меня не пустит.
Я опять покраснела. Как он может шутить об этом!
- Зови меня Чарли, Эдвард. Я вижу, что ты любишь мою дочь. Надеюсь, и внучку полюбишь не меньше.
- Она мне уже как родная, Чарли. – Заверил его Эдвард.
Отец внезапно рассмеялся.
- Ну, теперь я хоть вздохну свободно. Будет кому получать выговоры за шалости Бет.
- Я надеюсь на это, - улыбнулся Эдвард. – Она такая живая и непосредственная. Лиз рядом с ней будет весело и не скучно.
- Могу гарантировать, - пообещал Чарли.
Хммм… Ну вот. Шаг сделан. Я благополучно перешагнула через эту складку и даже каблуком не зацепилась. Правда, поскользнулась. Ну да ладно. В основном, все прошло хорошо. Боже, боже, боже! Как дожить до следующей недели!!!
Подождите-ка! Жить вместе? Это что, я буду с Эдвардом? У него дома? Так… Отлично. Значит, нам есть чем заняться! И немедленно!
- Ммм, Эдвард. – Посмотрела я него ТЕМИ глазами. – Мне кажется, нам пора освободить Эсми от наших красавиц. Она же собиралась по делам фонда, помнишь?
Я выразительно приподняла брови. Эдвард понял намек и поспешно поднялся с дивана.
- Рад был увидеться с вами, Чарли. Будем держать вас в курсе. – Он и отец обменялись рукопожатиями.
- Конечно, - кивнул отец, посматривая на мою руку, которой я вцепилась в ладонь Эдварда и тянула на выход. Меня уже мало заботило, что он может все понять. Я сгорала в лихорадке страсти, и мне нужен был Эдвард. Прямо сейчас.
- Пока, пап! – прокричала я, вытаскивая Эдварда из дома.
- Боже, Белла. – Усаживаясь в машину, проговорил Эдвард. – Что за спешка? И ты знаешь, что Эсми…
Договорить он не успел. Я впилась в него поцелуем как озабоченная нимфоманка. Все эти разговоры о свадьбе и совместной жизни завели меня не хуже грязных намеков.
Моя рука со вполне очевидным намерением пропутешествовала туда, куда посчитала нужным. Эдвард простонал мне в губы, тая и подчиняясь моим усилиям. Но через некоторое время все же смог оторваться от меня.
- Белла, только не здесь. Давай хотя бы отъедем от дома твоего отца. Или ты хочешь у него на пороге оргию устроить?
Я с трудом перевела дыхание. Действительно, что со мной? Ах, этот Эдвард! Наркотик в чистом виде. А я опустившаяся эдвардоманка, не больше ни меньше.
Он завел машину, и я постаралась успокоиться. Мы все равно не можем прямо сейчас наплевать на все и отдаться страсти. Хотя по расширенным зрачкам Эдварда я понимала, что он еле сдерживается, чтобы не завернуть куда-нибудь в ближайший лесок и не отыметь там меня на капоте машины. А может и в машине… А может и у дерева…
Размечтавшись, я не заметила, как мы оказались около его дома. Сказать, что я была готова, значит не сказать ничего. У него вид был не лучше: волосы в хаотичном беспорядке, взгляд рассеянный, а дыхание прерывистое.
Взъерошенные, как пара озабоченных воробьев, мы заявились в дом.
- Вы какие-то странные… - прокомментировала Эсми, оценив наше состояние.
- Да? – невыразительно проговорил Эдвард и, подойдя к бару, налил себе немного бренди. Я уступила настояниям Эсми и налила себе чашечку кофе. Мы с ним переглядывались как неудовлетворенные подростки и молчали.
- Как прошел визит к Чарли? – все пыталась расшевелить нас моя будущая свекровь.
- Хорошо, - на этот раз ответила я. – Он на все согласился. Свадьба через неделю в Сиэтле. Правда, надо позвонить Элис. Эдвард еще этого не сделал.
- Боже, всего неделя! – всполошилась Эсми. – А она успеет? Почему неделя? Я сама ей позвоню. Это же надо о платье подумать. И девочек надо задействовать, если конечно Бет не взорвет мэрию.
Я нервно хихикнула. Придется ее посадить на цепь, чтобы была перед глазами.
Тем временем Эсми продолжала говорить. Больше сама с собой. Эдвард рассеянно смотрел в окно. Я задумчиво помешивала ложечкой в чашке.
- Так, я пойду поговорю с Элис. Надо столько обсудить. А еще мне нужно будет связаться с твоей мамой, Белла. Она, вероятно, тоже захочет поучаствовать в подготовке. Господи, где мой телефон? Кстати, девочки в детской. По-моему, у них чаепитие с куклами. – И Эсми поспешно вышла из кухни.
Не успела она выйти, как Эдвард подскочил ко мне и, прижав к столешнице, яростно и страстно принялся целовать меня. Раздались наши обоюдные стоны. Языки сплетались, узнавая друг друга. Моя нога оплела его, ближе прижимая к себе. Воздуха не хватало, голова кружилась, но появившаяся в голове мысль не давала отдаться процессу по полной. Мы же родители, черт возьми, и в доме Эсми. В доме… Кстати…
- Эдвард, - задыхаясь проговорила я. – Милый… Подожди… Пожалуйста… Ну остановись…
Прекратив меня целовать, он просто обнял меня, зарывшись носом в мои волосы. Я дала ему упокоиться и задала интересующий меня вопрос.
- Послушай. Мы не можем все вместе жить у Эсми в доме. Вот так вот зажиматься по углам. Это ненормально.
Он поднял голову и посмотрел на меня удивленно.
- Здесь мы будем жить только во время отсутствия моей мамы. Но с чего ты решила, что мы вообще здесь поселимся?
- Ну… Вы же с отцом говорили… Про отъезд Эсми… И я подумала… - нерешительно стала мямлить я, сообразив, что плавая в своих мечтах, пропустила главное.
- Дорогая, тогда позволь сказать тебе, что я нашел нам дом. Он располагается почти в центре. Это дом миссис Коуп, которая уехала в прошлом месяце в Порт-Анджелес. Его выставили на продажу, и я купил.
- Миссис Коуп? – удивилась я. Я смутно помнила маленькую аккуратную старушку, которая вела тихий образ жизни и не была замечена, как выразился бы Чарли, ни в чем предосудительном.
- Да, дом был слишком большой для нее, и она еле справлялась с поддержанием порядка. Ее сын, который живет в Порт-Анджелесе, забрал ее к себе.
- Значит, у нас будет дом? – с придыханием спросила я. – А почему ты мне его не показал?
Он хмыкнул.
- Я показал его своей маме. Она там переделает все как надо. А ты его увидишь только после свадьбы. Уже готовым. Это будем моим свадебным подарком. Вернее, одним из. Сейчас у тебя и так много дел. Одни девчонки занимают уйму времени.
- Ой, надо бы посмотреть как там они. Как-то тихо. – Предложила я.
Эдвард, наклонившись ко мне, стал покрывать нежными маленькими поцелуйчиками чувствительное место за ушком.
- Хммм… Угумммм… Вот только я еще раз поцелую тебя. И там моя мама…
Я закатила глаза. Ощущения были просто нереальными. Пора прекращать, иначе все это закончится сексом на кухонном столе Эсми.
- Эдвард, все… Мы как больные на голову - не можем друг от друга оторваться.
Он вздохнул:
- Я и так уже давно болен.
- Ты болен?! Чем? С тобой все в порядке? – всполошилась я.
- Похоже, это вирусное заболевание. – Опустил он глаза.
- Боже, надо купить какие-нибудь лекарства! – задергалась я.
- Этот вирус не лечится. – Эдвард покачал головой.
- А что за вирус? – Почти шепотом спросила я в ужасе от этой новости.
- Белла Свон. – С минуту я смотрела на него, оторопев от его выходки, а потом набросилась с кулаками.
- Ты полный придурок, Эдвард! – кричала я. – Как можно с этим шутить! Я думала, у меня разрыв сердца будет! Ну ты и задница!
- Все, все, успокойся… - Засмеялся он, прижимая меня к себе. – Знаешь, я всю жизнь…
Раздавшийся сверху вопль отчаяния, прервал его философские размышления. Переглянувшись, мы в спешном порядке выбежали с кухни и устремились на второй этаж.
Судя по раздававшимся причитаниям, местом очередной катастрофы была детская. Ну а кто бы сомневался!
Мы с Эдвардом вбежали в комнату и увидели следующую картину: Эсми в отчаянии заламывала руки, а наши девицы стояли рядом с ней с выражением полного раскаяния на своих мордашках.
- О, боже! – причитала Эсми.
Мой взгляд сначала зацепился за ножницы, валявшихся под ногами Бет. Затем, поднявшись выше, отметил какое-то изменение в волосах, только я сначала не поняла какое. Но потом… Я в ужасе вскрикнула:
- О, боже!
Эта хулиганка выстригла у себя челку и точно так же обкорнала Лиз, отрезав прядь ее красивых волос, причем самым безобразным образом! Теперь обе напоминали попугайчиков со своими хохолками, вместо нормальной челки.
Краем глаза я заметила ряд кукол с точно такими же обстриженными шевелюрами. Экспериментировали, значит. Парикмахерскую устроили! Мое негодование росло по мере того, как я подмечала детали.
- О, боже! – проговорил Эдвард, видимо сообразив, чем занимались эти негодницы.
Ну, мы все трое хороши. Ни дать, ни взять плакальщицы стамбульских базаров.
И мы с Эдвардом, в порыве родительского рвения, кинулись отчитывать дочерей. Были затронуты очень важные темы. От опасного сочетания ножницы – детские руки до более трагического обстриженные волосы – потеря красоты.
Выдохнувшись, я подошла к ним, прижала обеих к себе двумя руками и произнесла:
- В следующий раз просто скажите мне.
- А разве ты разрешила бы? – с сомнением взглянула на меня Бет.
- Эээ… Ну… Мы с папой бы подумали об этом… - Я посмотрела на Эдварда. Тот кивнул.
Бет тоже кивнула и уставилась в пол. Понимая, что ситуация не разрешилась, я обратилась к Лиз.
- Милая, тебе так хотелось челку?
- Да, - тоненьким голоском проговорила Лиззи и посмотрела на отца.
- Тебе надо было сказать бабушке или мне. – Он погладил ее по голове, взъерошив образовавшийся ежик.
- Или мне, - добавила я, улыбнувшись ей. Мне не хотелось совсем их запугивать, поэтому постаралась свести все к шутке. – Что теперь будем делать? Вы похожи на ирокезов.
- На кого? - мгновенно заинтересовалась Бет.
- Это племя индейцев. Не квилетов, которые у нас здесь живут. Это было племя суровых воинов, носивших на голове гребень из стриженных волос для устрашения врагов.
- Оооо… - Загорелись глаза моей дочери.
- Даже не думай! – предупредила я ее, мысленно представив, как она является в школу с гребнем славы, доведя этим до инфаркта зануду Баннера и старую мышь Хендриксон.
Отошедшая от шока Эсми проявила инициативу.
- Так, мои дорогие. Я заберу девочек и поеду к своему парикмахеру. Может, он что-нибудь сообразит. – Она с сомнением посмотрела на головы наших сокровищ.
Быстро собравшись, Эсми усадила их в машину и укатила в город.
Я со вздохом прижалась к Эдварду.
- Думаю, угроза подрыва мэрии становится все более ощутимой. Ты уверен, что хочешь стать отцом моей разбойницы?
- Главным образом из-за нее я и хочу жениться на тебе. – Пошутил Эдвард, прижимая меня к себе. – Не помню, чтобы я столько смеялся, как за то время, что мы рядом. Она не перестает удивлять меня. У нее живой пытливый ум. Так она изучает окружающий мир. И когда-нибудь она удивит нас.
- Надеюсь. Ммм… Эдвард. Мне надо с тобой обсудить одну вещь.
- Я слушаю. – Он отодвинулся и посмотрел на меня.
- Мне кажется, нужно позвонить Полу и рассказать обо всем. – Эдвард заметно напрягся. Я поторопилась объяснить. – Бет его дочь. Она носит его фамилию, и было бы нехорошо, если бы он все узнал через сплетни или Чарли бы ему сболтнул. Надо сделать это по-хорошему.
- Он не заслужил хорошего обращения за то, что сделал с тобой. – Тон Эдварда был резким и холодным.
- Я во многом чувствую себя виноватой перед ним.
- Перестань. – Он сжал переносицу, перевел дыхание и произнес: - Ладно. Только, надеюсь, на свадьбу ты его звать не будешь?
- Конечно, нет. – Я его поцеловала. – Ты такой милый, когда сердишься. Твоя выпяченная нижняя губа так и просит, чтобы ее облизали и пососали.
Что я и сделала, вызвав у него стоны и движение, после которого я оказалась прижатой к стене, ноги на его бедрах, руки на плечах, а губы в жарком плену.
Любовь – это оружие массового поражения. Когда человек любит, он страдает, он уязвим и слаб, ведь у него есть привязанность. Но в тоже время силен, у него есть вера и он бесконечно счастлив.
Это заложено в природе человека – стремиться к счастью. Только понятие счастья у каждого свое. Кому-то это кусок хлеба, когда он голоден, кому-то глоток надежды в ненастную пору, кому-то поцелуй как награда за все, а кому безграничная любовь в ответ на свою.
Мы все поражены любовью, она у нас в крови. Бежит по нашим венам, омывает ткани мозга и сердца, помогает дышать нашим легким, разносит адреналин.
Любить – значит жить. Жить в полную силу, отдавая всего себя без остатка. Прожитый день должен быть НАШИМ днем, о котором можно вспомнить и не пожалеть.
Мне еще только предстоит этому научиться. И обучение я начну прямо сейчас.
Ммм, пожалуй, без вас. До следующего пункта! 
 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)