22 мая 2015 Просмотров: 777 Добавил: Викторишна

With you & Without you (инструкция по выживанию). Пункт 11

Пункт 11. Когда кипит котел страстей, будь готова, что тебя может обжечь. Нежно.

- Бляяядь, как вовремя! – в ярости провел рукой Эдвард по волосам.
- Не выражайся, - автоматически поправила его Эсми. Было видно, что она думает совсем о другом. – Я пойду, налью «гостье» выпить, а ты спускайся.
Эдвард кивнул. Она развернулась, и вскоре ее шаги раздались на лестнице.
- Почему она здесь? – подошла я. – Ты же сказал…
- Она имеет право видеть ребенка раз в год. – Выдавил он нехотя. - За все эти годы она только один раз о ней и вспомнила. Лиззи тогда было около трех лет. Поэтому она не помнит.
- Эдвард, но после того разговора, что мы слышали… Ты же понимаешь…
- Да, но я не имею право отказать ей. Если она подаст встречный иск, будет еще хуже. Я обезопасил ребенка как мог, но запрета Тане видеть дочь мне так и не удалось добиться.
- Господи, бедная Лиз.
- Ты же пойдешь со мной, правда? Это будет нелегко, я знаю, но мне так нужна поддержка, да и Элизабет будет легче.
Я улыбнулась.
- Конечно, я пойду, Эдвард. - И тихо добавила про себя. - Не отдавать же тебя на растерзание голодным кошкам.
- Спасибо, - он мягко поцеловал меня. – Что ж, пошли на встречу с моим непростым прошлым.

* * *



В уютной гостиной, элегантно развалившись в кресле, нас ожидала высокая блондинка. Я сразу поняла, что это мать Лиз. Сходство было очень заметным. Такого же оттенка струящиеся светлые волосы, форма носа и губ, вот только выражение лица у Тани было весьма надменным. Особенно бросался в глаза ярко-красный лак на длинных ногтях.
Увидев нас, она оживилась.
- Эдвард! – воскликнула она и выпрямилась. Ее ресницы кокетливо затрепетали. Но Эдвард это проигнорировал.
- Какого хрена ты явилась? Все это время ты благополучно жила без нас. С чего вдруг материнские чувства проснулись?
Кокетливое выражение мигом слетело с ее сдобного личика, и она кинула на Эдварда злобный взгляд.
- Мой адвокат сообщил мне, что ты уехал из Сиэтла. Я забеспокоилась, вдруг ты решил сбежать. А я не собираюсь терять вас из виду. – Она перевела взгляд на меня. - И вижу, что ты время зря не терял. Что, милочка, готовишься стать третьей миссис Каллен?
- Укороти свой язык. – Рявкнул Эдвард. – Ты что, наняла кого-то следить за нами?
- Ну почему следить? – Лениво ответила Таня, разглядывая свои ногти. – Просто отслеживать, на всякий случай. И надо же, какое совпадение, пригодилось.
- Что тебе надо? – сквозь зубы произнес Эдвард.
- Я хочу видеть свою дочь, - требовательным тоном произнесла она.
- Сегодня не лучший день для этого. – Попробовал урезонить ее Эдвард.
- Меня не интересует, что ты думаешь, Эдвард. Я имею право и хочу ее видеть.
Эдвард перевел дыхание. Я поняла, что должна помочь.
- Я ее позову, Эдвард.
- Очень любезно с твоей стороны, – съязвила Таня.
- Хорошо, только не говори, кто ее здесь ждет. – Кивнул Эдвард.
Таня приподняла свою тонкую бровь. Я направилась к двери.
- Что так, Эдвард. Все равно она когда-нибудь узнает, что у нее есть родная мать.
- Чем позже она узнает о такой «родной» матери как ты, тем лучше.
- О, ясно. Ты уготовил роль родной матери для своей третьей женушки. Поздравляю. Видимо, она достаточно одомашнена для этого.
Эдвард хотел было ответить, но появившиеся на пороге комнаты Эсми и Лиз помешали ему это сделать. Эсми подвела девочку за руку к Эдварду и вышла.
- Какая она красавица! – взвизгнула Таня, напугав Лиз, которая вцепилась мертвой хваткой в руку Эдварда. – Подойди ко мне, я хочу тебя обнять.
- Таня, - предупреждающим тоном сказал Эдвард.
- Папа, кто это? – прошептала Лиз, глядя на Таню испуганными глазами
- Это… наша дальняя родственница, - выдавил Эдвард.
- Родственница?! – возмущенно проверещала Таня. - Да как ты так можешь, Эдвард! Я не просто какая-то родственница. Я твоя мама, Элизабет, и приехала тебя увидеть.
Мы с Эдвардом замерли. Лиз дернулась как от удара электрическим током. Я буквально видела, как у нее в мозгу неоновыми буквами мерцало слово «сука». В ужасе я ждала ее реакции.
Тем временем, Таня решила подкрепить свои слова действиями. Протянув свою хищную руку с длинными ногтями, она требовательно проговорила:
- Подойди ко мне, Элизабет!
- Нет, нет, я не хочу, - отступив от Эдварда и отрицательно покачав головой, проговорила Лиз.
- Ты должна, детка. – Огорченно сказал Эдвард.
Лиз тяжело задышала, а потом, оглянувшись и поймав меня взглядом, кинулась ко мне со словами:
- Мама!
Мне оставалось только принять ее в свои объятья и прижать дрожащее тельце к себе. Я ее поцеловала в макушку и, поглаживая по спине, проговорила:
- Все хорошо, милая. Никто тебя не обидит. Все хорошо.
Подняв глаза, я увидела ошеломленные лица Эдварда и Тани. И если у него на губах появилась улыбка, то черты лица Тани исказила злоба.
- Что за показательные выступления, Эдвард?! – прошипела она. – Ты хотел меня унизить?
Меня все это откровенно достало, и я, собравшись с силами, высказала ей:
- Ты унизила себя сама давным-давно, когда вместо матери стала шлюхой. Теперь ничего не изменишь. Как ты была ей чужой, такой и останешься. Все, хватит для ребенка этого дерьма. Я увожу ее в детскую. Ты ее видела, говорила, условия не нарушены. Если не можешь вызвать в ней дочерние чувства, подай на себя в суд.
С этими словами, я развернулась, подхватила Лиз на руки и вышла из гостиной. Вслед нам неслись возмущенные визги Тани, но меня это уже больше не касалось. Сейчас главным приоритетом было спасение девочки, дочери, моей второй дочери, которая только что назвала меня своей мамой.

* * *



Когда Эдвард пришел в детскую, то застал очень мирную картину. Я лежала на кровати, с двух сторон прижатая девочками. Они мирно посапывали, восполняя затраченную энергию. Взбудораженная недавней стычкой, сама я не могла спать. Я лежала, поглаживая спину Лиз, и думала о том, что вероятнее всего такая бурная и будет моя жизнь рядом с Эдвардом.
Увидев его, я осторожно выкарабкалась с кровати, умудрившись не потревожить наших спящих красавиц, и подошла к нему.
Он нежно поцеловал мою руку и, потянув за нее, вывел из комнаты. Быстрым шагом преодолев расстояние до своей спальни, он завел меня туда, ловким движением ноги захлопнул дверь и прижал к себе с легким стоном удовольствия.
Моя голова закружилась как на карусели. Откинув все мысли и позволив себе наслаждаться моментом, я закинула руки ему на шею и потянулась к нему.
Его рот настиг меня на полпути. Боже, какие мягкие у него губы!
- Таня? – умудрилась выдохнуть я.
- Выпроводил, - между поцелуями выговорил Эдвард.
- Эсми?
- Уехала на встречу.
- Дети?
- Спят.
- Дверь?
- Закрыта.
Вопросов больше не было. То, что произошло дальше, можно назвать дикой необузданностью.
Мы накинулись друг на друга как два путника, испытывающих жажду. Губы покусывали, посасывали, брали, давали, мяли, хотели, молили, просили и принимали.
Сгорая в объятьях, умирая и вновь возрождаясь, мы тянулись вновь за новой дозой и не знали, на земле ли мы еще. Время вокруг нас растворилось в неясной дымке, закручивая нас в вакуумный кокон. Я существовала для него, он - для меня. Летавшие искры раздували пламя, которое грозило потопить нас в лаве горящей страсти.
Отдаваясь ему без условий и сожалений, я чувствовала, как он врезается в меня со всей силой, и погружалась в пучину удовольствия от невероятных ощущений.
Стоны невольно срывались с моих губ, искусанных в стремлении сдержать вырывающиеся крики. Ноги дрожали, закинутые на его бедра. Ритм и толчки были просто нереальными. Казалось, он хотел достать до моей души. Может, это и есть плата за возможность быть рядом с этим мужчиной - душа? Значит, я продала ее и уже давно. Теперь терять нечего. Я – его, и это не изменить. Да я и не хочу.
Эдвард издал стон, прижимаясь ко мне бедрами еще сильнее. Он уже близок к краю, это чувствовалось. Протянув руку, он коснулся местечка между моими бедрами и, выписывая умопомрачительные круги, стал мне шептать на ушко:
- Девочка моя… Такая сладкая… Такая нежная… Как я люблю тебя… Как ты нужна мне… Счастье мое…
И я улетела. Далеко-далеко. За грань реального мира. Мне сияли удивительные звезды, пели песню о любви и раскачивали пространство. Это было необыкновенно, феерично и просто мультимегаоргазменно. А такое слово есть? Ощущения так точно.
Потихоньку вернувшись в свое бренное тело, я оказалась прижатой сбоку к моему сексуальному богу. Сам он лежал на спине и, не двигаясь, смотрел в потолок. Видимо, не только у меня были мультимегаоргазменные ощущения.
Мы тихо лежали какое-то время, осознавая пережитое. Затем раздался хрипловатый голос Эдварда:
- Белла, я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Я застыла на мгновение, а потом приподнялась на локте и посмотрела ему в лицо.
- Хочешь?
- Хочу, - он улыбнулся мне и нежно провел рукой по моей щеке, вызывая миллион ощущений.
- Где же цветы, кольцо и преклоненное колено? – Решила поиздеваться я.
Он вздохнул и нервно провел рукой по волосам.
- Черт, я знаю, что все делаю неправильно. Просто мне хочется убедиться, что ты будешь моей, и не один сукин сын…
Я быстро закрыла его рот ладонью.
- Никаких сукиных сыновей. Только ты. – Я наклонилась и поцеловала его. – Я тоже хочу этого, Эдвард. Только…
- Что? – забеспокоился он.
- Тебе сначала нужно поговорить с моим отцом. От него мое решение не зависит. Но мне было бы спокойнее, зная, что он не держит ружье заряженным, охраняя меня от посетителей в окне.
Эдвард хмыкнул, потом развернулся и быстрым движением прижал меня к постели. Сначала он неистово целовал меня в губы, затем прошелся нежной и влажной дорожкой по моей шее и спустился к груди. Я прерывисто вдохнула. Это что, второй раунд?
- Эдвард, - проговорила я, чуть отодвинувшись. – Мы не можем. Скоро девочки встанут. Хороши мы будем, когда нас застукают.
- Не застукают, - промурчал он мне в шею. – Дверь закрыта.
- Нет уж, спасибо, я уже пережила сегодня такое утро и еще раз не хочу.
- Ладно, - со вздохом согласился Эдвард и отстранился. – Но учти. Как только мы поженимся, ты от меня не отделаешься так просто.
- Жду с нетерпением, мистер Каллен. А теперь пусти меня и дай одеться.
С ворчанием он отодвинулся, и я побежала одеваться. Управившись с одеждой, принялась укрощать взлохмаченные волосы. Но, помучившись некоторое время, смирилась с неизбежным и, наконец, забрала их в хвост.
Эдвард подошел ко мне сзади, уже одетый, и прижался губами к затылку. Руками крепко обхватил меня и прижал к себе. Расслабившись, я откинулась на него, подняла руку и запустила ее к нему в волосы. Он меня развернул и подарил сладкий чувственный превращающий-ноги-в-желе поцелуй. Я ответила не менее любяще, и наши языки опять сплелись в неистовом танце.
Тихо проскрипела дверь, и раздался еле слышный шепот:
- Ты видела? Целуются…
- Аха… видела…
- И обнимаются… Интересно, секс будет?
Я простонала. И где Бет этого понахваталась? Надо тщательнее за ней следить.
Эдвард с усмешкой смотрел на меня. Я, улыбаясь, пожала плечами. Направившись к двери, я ее открыла и вышла в коридор. Обе негодницы застыли, глядя на меня испуганными глазами. Я хмыкнула.
- Ну что, проснулись? Чай будете пить?
Девчонки переглянулись и согласно закивали головами.
Эдвард за моей спиной рассмеялся:
- Пойдемте. Эсми должна уже была вернуться.
Как он и предсказывал, Эсми уже сидела на кухне с готовым горячим чаем и ассортиментом всяких вкусностей.
Увидев нашу процессию, она поднялась и обеспечила нашу компанию всеми атрибутами для чаепития. Потом скрестила руки и обратилась к нам с Эдвардом:
- Ну, и что вы двое думаете?
- Ты о чем, мам? – отозвался он.
- О свадьбе, конечно. – Требовательным тоном проговорила она.
Я поперхнулась. Эдвард поднял глаза на Эсми. Девчонки замерли с набитыми конфетами ртами.
- После того, чему я была свидетельницей утром, надо что-то решать. Причем, не особо раздумывая. Ты же не хочешь в очередной раз совершить глупость, не так ли, Эдвард?
- Мам, конечно, не хочу. – Он посмотрел на меня и взял за руку. – Я сегодня попросил у Изабеллы ее руки.
- Оооо… Иииии…? – подалась вперед Эсми.
Я улыбнулась, чувствуя смущение. Неужели я опять краснеть буду. Сколько же можно?
- И она ответила «да»! – Торжественно объявил Эдвард.
С громким ликующим возгласом, Эсми кинулась ко мне и крепко прижала к себе.
- Боже, девочка моя, как же я тебе благодарна. – Она поцеловала меня в щеку, окончательно приведя меня в замешательство. За что благодарить? За любовь к ее сыну? К внучке?
Она, правильно расценив мое состояние, ласково приобняла и проговорила:
- Дорогая, с тех пор как ты вновь возникла в нашей жизни, все стало на пути своя. Эдвард перестал быть истерзанным жизнью трудоголиком. Столько, сколько он сейчас улыбается, я видела только в детстве. А про Элизабет ты и сама знаешь.
Мы вместе с ней взглянули на девочек, которые переглядывались, видимо пытаясь сообразить, что теперь это будет для них означать.
- Ну, красавицы, - бодрым тоном обратилась к ним Эсми. – Хотите быть сестрами?
- Сестрами? – выдохнула Бет и посмотрела на нас сияющими глазами. – Значит, у меня будет сестра и новый папа?
- Будет, - пообещала Эсми, улыбаясь.
- А щеночек будет? – запустила моя негодница пробный шарик.
Эдвард подошел и присел перед ней на одно колено.
- И щеночек, и все, что вы обе захотите. – Потом обернувшись к Лиз добавил. – Как вам такой план?
Раздался восторженный визг, от которого у нас немедленно заложило уши.
Что-то теплое прильнуло ко мне. Опустив голову вниз, я увидела, как Лиззи обняла меня, со всей силы своих маленьких ручек прижимаясь ко мне. Счастье окутало меня своей блаженной пеленой, и я купалась в ней, вознаграждая себя за невзгоды.
Моя дорожка сделала очередной поворот. Куда она меня приведет в следующий раз? Не знаю. Да лучше и не знать. Чем меньше знаешь, тем крепче спишь. А судя по тому, чем мне угрожает Эдвард, спать в ближайшее время мне придется разве что урывками. Значит, блаженное неведение – мой выбор. А что бы выбрали вы? 
 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)