22 мая 2015 Просмотров: 923 Добавил: Викторишна

With you & Without you (инструкция по выживанию). Пункт 9

Пункт 9. Хочешь поверить мужчине? Загляни в его глаза. Они - зеркало его души.

Недолго думая, он притянул меня к себе и стал целовать с такой страстью, что мои ноги подкосились от наплыва желания. Я руками вцепилась в его волосы на затылке и потянула к себе, прижимаясь еще ближе.
В ответ на мое вспыхнувшее желание, с его губ сорвался хриплый стон долгожданного упоения. Ему, как и мне, до умопомрачения хотелось оказаться в объятиях друг – друга… И не просто быть в объятиях, а принадлежать другому каждой клеточкой своего существа…
Он оторвался от моих губ всего лишь на мгновение, чтобы взглянуть мне в глаза. Я уверена, что там он не мог увидеть ничего, кроме страстного и ненасытного желания… Его губы слегка изогнулись в фирменной улыбке, и он снова обрушил их ласку и нежность на мое тело. Губы, щека, край подбородка, шея, плечо, ключица, грудь… Грудь! Ох! Я задыхалась от ощущений! Моя грудь под губами Эдварда… Всего лишь через ткань моей футболки… Но ощущения полыхающего пламени от его прикосновений расползались медленно по всему телу, все туже и туже натягивая напряжение между моих ног…
И это было последней каплей. Я не могла больше контролировать себя. Как обезумевшая, я чуть оттолкнула от себя Эдварда, но лишь для того, чтобы с молниеносной быстротой стянуть с него все лишнее, мешающее и так раздражающее.
Я быстро задрала до его плеч футболку, он поднял руки вверх и сам, стянув ее с головы, отбросил в сторону. Мои руки ненасытными и жадными движениями пробежались по его обнаженной рельефной груди, и я прижалась к ней, вдыхая и наслаждаясь таким сладким, таким упоительным запахом Эдварда. Боже, он просто дурманит! Я медленно опускалась вниз по его торсу. Встав перед ним на колени, я принялась расправляться с пуговицами на его джинсах. Его возбуждение отчетливо выпирало через плотный деним. Я сглотнула в предвкушении, но никак не могла справиться с первой пуговицей.
- Тише, детка, тише! Не торопись, - сбивчиво прошептал Эдвард.
Я выдохнула, сосредотачиваясь на движениях своих пальцев, и уверенно расправилась со всеми пуговицами. Обхватив ладонями пояс его джинс и заодно боксеров, я медленно стянула их до пола, выпуская на свободу его идеальную эрекцию.
Бог мой! А я и забыла, как ты идеален, Эдвард Каллен!
Увидев мое неожиданное замешательство, он наклонился и, обхватив за плечи, помог подняться с пола.
- Теперь моя очередь вспоминать, Белла, - ухмыльнулся он.
Схватив края моей домашней футболки, он потянул ее вверх, снимая с головы, но оставляя на моих запястьях. Свернув ткань футболки, он завязал из нее узел так, что мои руки были зафиксированы вместе и все еще подняты над головой. Он легкими прикосновениями нежных пальцев провел вниз по внутренней стороне моих рук, спускаясь к груди. Я не могла смотреть на этот чувственный соблазн и закрыла глаза, откинув назад голову. Легкий стон удовольствия сорвался с моих губ, когда его ладони обхватили мою грудь, а большими пальцами он очертил чувствительную кожу возбужденных сосков.
- Идеальная! Мое совершенство! – тихо шептал Эдвард, посылая дрожь горячим дыханием по моей коже.
Присев передо мной, он скользнул руками вниз, очерчивая изгибы моего тела и запуская руки под пояс моих штанов. Мои колени ослабли и резко подогнулись. Он поймал меня, прислонил к стене и вернулся к моим бедрам. Медленно, наслаждаясь процессом, он снял с меня штаны и отбросил куда-то за спину. Пробежавшись снизу-вверх почти невесомыми касаниями нежных рук, он встал передо мной. Обхватив одной рукой мои связанные руки, а другой - мою талию, он вытянул меня на середины комнаты.
- Покажи мне себя, - жарко прошептал он мне на ухо и, отпустив меня, отошел на два шага.
Я медленно повернулась вокруг, не опуская связанных рук, ощущая почти физически, как скользит его взгляд по моему почти обнаженному телу.
- Стринги! Боже, Белла, ты решила свести меня с ума? – почти прорычал он и одним быстрым движением, подхватив меня под бедра, обвил мои ноги вокруг своего тела и прижал меня к стене. С висевших рядом полок посыпались книги, которые я задела локтем, создавая довольно продолжительный грохот. Мы замерли, прислушиваясь к звукам в доме. И на какое-то мгновение включился мой разум: упавшие книги, шум, тишина за дверью, обнаженный Эдвард, прижимающий меня к стене… Стоп! Дверь!
- Эдвард, нам надо запереть дверь! И постараться не шуметь, - прошептала я ему почти в губы.
Эдвард кивнул, опустил меня на пол и, быстро метнувшись к двери, запер замок. Обернулся он уже с хитрой улыбкой на губах и горящим взглядом. Медленными, хищными движениями он подошел ко мне вплотную и снова вжал меня в стену своим разгоряченными телом. Я выдохнула, протяжно простонав. Он снова присел передо мной и медленно стянул с моих бедер черное кружево маленьких трусиков. Скользнув руками по бедрам, он обхватил ладонями мои голые ягодицы, а губами прижался к моему пупку, целуя, лаская языком и покусывая чувствительную кожу.
- Иди ко мне, - сбивчиво прошептала я, обхватив связанными руками его шею, пытаясь приподнять его.
Он послушно поднялся на ноги, поднимая одно мое бедро и оборачивая его вокруг своей талии, и припал в требовательном поцелуе к мои губам. Его пульсирующая эрекция прижималась прямо к моему разгоряченному входу. Я нетерпеливо подала бедра навстречу. Он сладострастно простонал мне прямо в губы, подхватывая другой рукой мое второе бедро и медленно, дразня и смакуя накатывающее наслаждение, стал в меня входить.
От напряжения я вцепилась зубами в его нижнюю губу, пытаясь справиться с прерывистым дыханием и неистовым желанием притянуть его к себе одним резким толчком бедер навстречу. Он прикрыл глаза и медленно улыбнулся, когда вошел в меня целиком.
- Вот так и должно быть, детка! Только так! – прошептал он и начал потихоньку набирать темп движений, переместив руки под мои ягодицы. Я освободила его губу и снова запрокинула голову назад, держась руками за его шею. С каждым его проникновением мое тело наполнялось теплом и наслаждением. Все ощущения казались такими «родными», такими «правильными» и «подходящими», что казалось, именно таким и должен быть секс с любимым человеком! Только таким!
В моем сознании вспыхнула эта мысль, заставляя наслаждаться каждым моментом нашей близости. Я еще крепче прижалась к нему всем телом, толкая бедра навстречу к нему, не отрывая взгляда от его бездонных расплавленных тягучей зеленью глаз. Наше прерывистое глубокое дыхание сливалось в одно. Наши тела неистово сталкивались, преследуя наслаждение. И яркие вспышки накатывающих волн удовольствия начали поблескивать перед глазами. Мое дыхание сбилось, а сердце, пропустив пару ударов, забилось с удвоенной скоростью. Почувствовав мое «приближение», Эдвард чуть изменил угол проникновения и стал входить немного медленнее, но глубже, задевая какие-то немыслимые точки внутри меня. Я застыла на мгновение, обхватывая ногами талию Эдварда еще крепче, и, прижимаясь губами, громко застонала ему в шею, уносимая волной мощного оргазма.
Он застыл на несколько секунд, пытаясь сдержать свой подступающий оргазм, и, отрывая мою спину от стены, поднес к кровати, уложил прямо на середину, устраиваясь поудобнее между моих ног, и продолжил неторопливые, но мощные фрикции. Я задохнулась, когда начала подступать вторая волна оргазма, и, освободив шею Эдварда из захвата своих связанных рук, подняла их над головой и уперлась ладонями в изголовье кровати, усиливая его проникновения своими обратными толчками. На этот раз мои сжимающиеся стеночки потянули за собой и его собственный оргазм. Он накрыл требовательным, почти грубым поцелуем мои губы, и мы оба простонали друг-другу в рот, одновременно освобождаясь удовольствием.
Пару минут спустя, тяжело дыша, он перекатился на спину, увлекая мое обмякшее тело за собой и устраивая поудобнее на своей широкой груди. Дотянувшись, он высвободил мои руки, развязав узел из моей футболки, и отбросил ее куда-то в сторону. Я, обессилевшая, лежала на его груди, слушая глубокое сбивчивое дыхание и успокаивающееся сердцебиение. Было так удобно лежать на нем, как будто кто-то свыше создал его специально «под меня» или меня специально «под него»… Мое счастье было полным. Почти.

* * *



- Эдвард… - несмело начала я.
- Мммм? – отозвался он.
- Расскажи о себе. У нас все так быстро происходит, но мы еще не говорили. Мне это важно.
- Я понимаю, Белла. Это и было причиной, когда я шел к тебе, но оказавшись рядом с тобой, просто потерял голову. Ты такая красивая… - Он стал нежно целовать мою шею.
- Эдвард… Ммм… Хватит. Прошу. – Он нехотя отдвинулся. – Теперь рассказывай. Как ты жил все эти годы?
- Я знаю, что просто обязан тебе все рассказать, хотя гордится мне особо нечем. Но надо все прояснить. И для тебя и для себя.
- Нечем? Но ты же известный адвокат?
- Моя отстойная личная жизнь и сделала мой карьерный рост таким значимым.
- Отстойная?
- Давай расскажу все по-порядку. И начну с нашего последнего разговора десятилетней давности. Хочу сказать, что как только я тогда уехал от тебя, то пожалел об этом. Мне не надо было торопиться. Послушать тебя. Прислушаться к себе. Но моя дурацкая гордость, какие-то ложные понятия заслонили все. Как переклинило. Я обиделся как пятилетний ребенок, хотя самого главного тебе и не сказал тогда. А ждал, что ты станешь полностью моей. Я такой придурок!
Эдвард нервно провел рукой по волосам и сел в постели спиной ко мне, продолжая излагать свою историю уже куда-то в темноту.
- Когда я приехал в Сиэтл, вся эта учеба, новые лица, обстановка закрутили мою жизнь бурным вихрем, где не осталось места каким-то сожалениям или размышлениям. Я с родителями разговаривал тогда только раз в неделю, а бывало и еще реже. Я стремился все забыть, начать жизнь с нового листа. И целиком сосредоточился на карьере.
С Таней, моей первой женой и матерью Лиз, я познакомился за два года до окончания университета. Сначала это была легкая дружба или связь, без взаимных претензий и обязательств. Нас это устраивало. Она училась, я учился. И объединяло нас только одно. Знаю, звучит отвратительно, но мы были студентами со всеми вытекающими последствиями. По крайней мере, это не давало нам опуститься до грязного разврата.
Ну а потом произошло то, от чего, наверно, не застрахован никто. В тот вечер мы сильно напились и… В общем, через месяц Таня заявила, что беременна. Я был в шоке. Все мои планы летели к черту, но я понимал, что сам же и виноват во всем. Поэтому пришлось везти ее знакомить с моими родителями. Хотя я ее не любил, отказаться от своего отцовства не мог и решил поступить как честный человек.
Он повернулся ко мне и, чуть оживившись, продолжил:
- Знаешь, при одной только мысли, что я нахожусь с тобой в одном городе, мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Я понимал, что не заслуживаю твоего прощения, даже взгляда, но не мог не попробовать увидеться с тобой. Мне хотелось только тебя увидеть, услышать хоть одно слово, и я написал ту записку. Если бы ты пришла… Но… ты не пришла.
- На самом деле, я хотела прийти, Эдвард, но отец меня перехватил у самой двери. И мне пришлось остаться. Тем более, я уже была помолвлена, как и ты, впрочем. – Последние слова я произнесла шепотом, испытывая запоздалую боль. Но я отогнала от себя ненужные мысли, чтобы выслушать все до конца.
- Да, понимаю… Может, это и к лучшему. Невозможно предугадать, как бы я поступил, увидев тебя тогда. А я не имел права прикасаться к тебе. Думаю, я и сейчас тебя не заслуживаю.
- Эдвард, перестань. Что было дальше?
- Дальше… Дальше все было прозаично донельзя. Скромная свадьба в Анкоридже. Там жила семья Тани. Потом съемная квартира в Сиэтле, постоянные ссоры по бытовым вопросам, ведь ни она, ни я не были готовы к семейной жизни.
Я открыла было рот, чтобы задать вопрос, но так ничего и не произнесла. Тем временем он продолжил.
- К тому моменту как родилась Лиз, мы уже по горло были сыты друг другом. Но ради нее решили еще какое-то время побыть вместе, что стало большой ошибкой. Таня меня безумно раздражала во всем, я старался реже бывать дома и это все усугубило. Она стала требовать, чтобы я был постоянно рядом, чтобы каждую минуту говорил как мне хорошо с ней, хотя мы оба понимали, что это далеко не так. Дошло до того, что я даже не мог спокойно смотреть на дочь, потому как первым делом высматривал танины черты.
Предел наступил через год. После очередной ссоры с грязными оскорблениями, я уже не мог быть с ней рядом и просто ушел. Поселился в гостинице. Конечно, я навещал их время от времени, но этого было недостаточно, чтобы заметить изменения, которые стали происходить с Таней. Когда я разобрался в чем дело, было уже поздно.
Я похолодела.
- Что ты имеешь ввиду?
Он проговорил так тихо, что я еле могла расслышать его слова.
- Она начала приводить к себе мужчин. Таким образом решив проблему одиночества. Что они там вытворяли, можно только догадываться. И мне плевать бы на это, если бы не одно но. Все это совершалось на глазах у маленького ребенка. Она совсем не стеснялась, видимо считая ее слишком маленькой для осознания того, что происходит.
Да вот только психика Лиз оказалась травмированной после всего этого. Я не догадывался ни о чем, пока не встретил пожилую соседку, которая и рассказала мне, что за оргии происходят в нашей квартире, и о постоянном плаче ребенка, особенно ночами.
Я понял, что надо принимать решительные меры. В тот же день я забрал Лиз к себе, нашел няню, а потом начал затяжной бракоразводный процесс, который протянулся еще год. Но ребенка я отвоевал, хотя и поплатился частью состояния. Но меня это не волновало.
- Состояния? – не сдержалась я от вопроса.
- Да. – Эдвард опять повернулся и внимательно посмотрел на меня. – Мне оставил наследство мой дядя Элиазар. Вернее, оно поделено между мной и Элис, и составляет на каждого из нас довольно крупную сумму.
- Все, молчи, не хочу ничего знать. – Резко выговорила я. Он усмехнулся.
- Не волнуйся Белла. После Тани остались только ошметки. Но оно того стоило.
- Так, а что же с Лиз? У нее все очень серьезно?
- За все эти годы мы прошли массу обследований. Одно время подозревали социофобию, потом тревожный невроз, но диагноз так и не подтвердился. Одно ясно точно: у нее очень слабая нервная конституция сама по себе и травмирующие события повлияли крайне негативно. Я вмешался вовремя, иначе… Хотелось бы еще раньше.
- Значит, Лиззи может учиться с другими детьми?
- Я хотел попробовать. А теперь, когда рядом Бет, все станет намного проще.
Эдвард обжег меня взглядом, и я опустила глаза. Когда он так смотрит, можно почти поверить, что он меня любит. Собравшись с силами, я продолжила расспросы.
- Но ведь ты был дважды женат. Что не получилось во второй раз?
Эдвард вздохнул, опять нервно провел по волосам и нехотя выговорил:
- Когда Лиз было 4 годика, почти пять, я осторожно навел справки здесь, в Форксе. Узнав, что у тебя есть дочь и что твоя семейная жизнь с бравым лейтенантом Хантером бьет ключом, я решил попробовать наладить свою. Я встретил Кармен на вечеринке, и мне показалось, что эта женщина сможет наладить все в моей жизни. Вот только я не учел одно обстоятельство.
Я вопросительно посмотрела на него. Он не смотрел на меня. Пауза затянулась.
- Какое обстоятельство, Эдвард? – подтолкнула я его.
- Возможно, она и была бы хорошей женой, вот только матерью стать так и не смогла. Она честно пыталась, но потерпела поражение. Лиз так и не приняла ее.
Поколебавшись, я задала свой вопрос:
- Ты любил ее?
- Сначала мне казалось, что да. Но однажды я с ужасом обнаружил, что меня привлекает в ней не она сама, а ее схожесть с тобой.
- Что? – растерялась я. Он повернулся ко мне.
- Она все поняла. Когда мы расставались, она мне призналась, что с самого начала видела, что это не та любовь, которую ждала. Но ей верилось, что со временем я полюблю ее как Кармен, а не подражание кому-то. Но этого не произошло. А конец наступил, когда я пришел домой сильно пьяным и назвал ее Беллой.
- Боже, - пробормотала я.
- Белла, я был таким мудаком все эти годы. А все потому, что тогда, десять лет назад, сделал неправильный выбор. Простишь ли ты меня? Ты приняла меня обратно в свою жизнь. Спасибо за этот шанс. Но мне так нужно твое прощение.
- Эдвард, - прошептала я и пробежалась пальцами по его лицу. Оно было таким напряженным. – Посмотри на меня.
Он поднял глаза и то, что я там увидела поразило меня. Мой Эдвард, моя первая любовь, мальчик с глазами цвета влажной травы, как после дождя, с играющими в них золотистыми крапинками. Мое счастье и моя боль.
- Конечно, я прощаю тебя. Давно простила. Иначе бы не приняла.
Он прижался своим лбом к моему и закрыл глаза. А потом произнес слова, от которых у меня мурашки побежали по телу, и я забыла как дышать.
- Белла, я так люблю тебя. И любил все это время. Жаль, что понял так поздно и принес столько мучений дорогим людям. Знаешь, что бы я отдал за то, чтобы отцом наших дочерей был только я. Ты такая красивая, очаровательная, изящная и бесконечно женственная. Как же я люблю тебя, как же я хочу тебя!
Я застонала. Это было настолько эротично и так горячо. В три секунды я была прижата к кровати, а Эдвард покрывал поцелуями мою шею и грудь.
- Я тебе говорил так не делать. И ты мне не ответила.
- А должна? – задыхаясь, выговорила я. – Разве это само собой не разумеется?
- Нет, жизнь меня научила этому. Поэтому ответь мне, Белла, прошу. – Его губы продолжали атаковать мои соски, и все мои мысли упорхнули как птички.
- Ааааа… Конечно, Эдвард, я люблю тебя. И ты знаешь об этом.
Он поднял голову.
- Правда? – я ему нежно улыбнулась.
- Всегда любила. С тех пор как заглянула в твои глаза десять лет назад.
- А я в твои.
Потом Эдвард нахмурился.
- Но ведь ты была замужем. Как так получилось, что вы разошлись?
Я пожала плечами.
- Как у всех – не срослось.
- Белла, я ведь тебе все рассказал. Теперь твоя очередь.
Я вздохнула.
- Ладно. Но ничего особенного. Я старалась полюбить Пола. Честно старалась, и я виновата перед ним, что так и не смогла. Шаг за шагом мы отдалялись друг от друга, обрывая все связи. Но я думаю, самым сильным ударом для него стало то, что я во сне произносила твое имя. Часто. Потому что видела сны о тебе. И я ничего не могла с этим поделать. Ну и как следствие появились другие женщины и… Мы потом расстались.
- Мне жаль, Белла. – Эдвард положил свою голову мне на грудь и стал задумчиво выводить круги на моем животе. Немного потерпев, я стала хихикать как школьница. Было возбуждающе и щекотно одновременно.
- Ты смеешься? – надулся Эдвард.
- Глупый. Просто я боюсь щекотки. – Отдышалась я. – Кстати, может, ты все-таки объяснишь мне, почему залез через окно, а не вошел в дверь?
- Я думал, ты поняла.
- Поняла что?
- Белла, но твои же родители не разрешили бы мне остаться у тебя на ночь. По крайней мере до того момента, пока наши отношения не приобрели статус официальных. У моих тоже самое. И в гостиницу я не могу тебя повести. В таком маленьком городке это просто невозможно без всяких сплетен. Окно мне показалось лучшим из вариантов.
Я хмыкнула.
- Мой Ромео.
- Не сомневайся, только твой. – И Эдвард припал в жарком поцелуе к моим губам. Отдаваясь наплывавшему желанию, я была благодарна настоящему, а будущее мне рисовалось в безудержно ярких красках, где не было место сомнениям, а были только радость и счастье.

* * *



- Маам, мама! – раздался звонкий голосок Бет. Я как ужаленная подскочила на кровати. Боже, уже утро! Сознание понемногу прояснялось, и я отметила для себя три вещи. Во-первых, я голая, во-вторых, Эдвард до сих пор безмятежно спит рядом, и в третьих, комната выглядит так, как будто по ней промчался тайфун: на стене - покосившаяся полка, на полу - упавшие книги, а по всему периметру разбросана наша одежда.
- Мам! – следующий окрик дочери и дергание дверной ручки, мигом заставили меня слететь с постели и кинуться на поиски халата. Одновременно, еще не включившиеся на полную мощность мозги, направили мои мысли в другое русло. Я кинулась к Эдварду.
- Эдвард! Вставай! – зашипела я и потрясла его за плечи. Дергание дверной ручки добавляло мне сил.
- Что?! – подскочил Эдвард. Глядя на него, нельзя было сказать, что он спал. Такой свеженький, как после душа. Я невольно залюбовалась. Последовавшее более яростное дергание, вырвало меня из мечтательности:
– Вставай быстро! Бет сюда ломится! – громким шепотом пыталась я прояснить ситуацию. Он мигом все понял и тоже заметался по комнате в поисках своих вещей. Он был божественно голым. Я опять застыла, растекаясь на месте от одного только взгляда на этого мужчину.
- Мам!!! У тебя закрыто! – еще звонче прокричала Бет и я вздрогнула.
- Ой, правда? – прикинулась я только проснувшейся. – Я случайно наверное вчера закрыла. – Продолжая заговаривать ей зубы, я металась по комнате и швыряла Эдварду его одежду. Подлетев к окну, попыталась открыть его, но оно как назло заклинило.
- Ты что делаешь? – прошипел мне Эдвард. Он все еще был одет только в боксеры.
- Открываю окно…
- Зачем? – недоуменно он посмотрел на меня.
- Что значит зачем? Чтобы ты вылез. – Так же недоумевающее я глянула в ответ.
- В окно? А вдруг кто-нибудь увидит? Я лучше под кровать…
- Какая кровать?! – возмутилась я. Уровень шипения в комнате с легкостью перекрыл бы звуки в каком-нибудь серпентарии. – Напротив окна только лес. И под кровать ты не полезешь. Там Бет тебя в два счета найдет!
- А что я буду в трусах в лесу делать? Белок распугивать?
- Хоть медведей! Вылезай, Эдвард! – решительным жестом я указала ему на окно.
- Мааам! – Могу поспорить, что вопль Бет по своему накалу с легкостью достиг дальнего края леса. Мы с Эдвардом вздрогнули. Нежно, но быстро меня поцеловав, мой незадачливый горе-любовник уже карабкался вниз по лестнице.
- Иду, милая, - направилась я к двери, попутно сканируя комнату на наличие забытых вещей.
- Что так долго! – возмутилась Бет, пролетая мимо меня и с разбегу плюхаясь на кровать.
- Не могла халат найти, - промямлила я, поднимая упавшее с полок. Мысленно я молилась, чтобы это сумасшедшее утро побыстрее закончилось.
- Чарли! – я от испуга выронила книги. Это был возглас Рене. А вдруг она заметила убегающего Эдварда, да еще в трусах? - Ты что, пил кофе с утра?! Тебе же врач запретил!
Я выдохнула. Боже, пронесло. И нервно рассмеялась.
- А это что такое? – раздался полный любопытства голосок Бет. Я повернула к ней голову и задохнулась. У нее в руках был шелковый синий в полоску галстук Эдварда! Надо было что-то срочно придумать.
- Эээ… Я это для дедушки купила… - Выдавила я. Отлично, Белла. Додумалась! Галстук завязан узлом и явно молодежный. Правда, Бет еще маленькая, чтобы это понять.
- Правда?! – явная радость дочери меня озадачила. Но всю трагедию я поняла только тогда, когда с криком: «Дедушка! Мама тебе галстук купила!» она выбежала из моей комнаты.
- А… Э… Бе… Аааааа… - Все, что я смогла произнести.
В это утро фортуна явно отвернулась от меня. 
 

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)