22 мая 2015 Просмотров: 842 Добавил: Викторишна

With you & Without you (инструкция по выживанию). Пункт 5

Пункт 5. Вышла замуж - исполняй свои обязанности.

Жизнь так течет, так меняется, что не успеешь оглянуться, а твой ребенок уже стал взрослее, а ты сама уже женщина со стажем. Странное это ощущение, когда знаешь, что есть люди, которые от тебя зависят. Муж, ребенок. Работа, которой ты отдаешь значительную часть времени. Вся эта рутина не дает возможности расслабиться, помечтать о несбывшемся или будущем, или, что еще хуже, о прошлом. Не стоит. Все ушло. Сделанного не воротишь, только душу напрасно разбередишь.
Так я себя подбадривала, подъезжая рано утром на работу. День обещал быть солнечным, теплым и это невольно поднимало настроение, хотя мои думы были далеко не радужные.
- Как дела? – приветствовала меня Анджела. Она стояла на стремянке и раскладывала поступившие новинки.
- Ничего. – Я сняла пиджак.
- Ничего хорошего? – уточнила она.
- Ничего необычного, – объяснила я и скрылась от нее в подсобке. Ох уж эта Анджела. Чует неладное за милю, как акула свежую кровь. И отделаться от нее никак не получается, так как напориста и въедлива как пиявка. Господи, целый зоопарк в одном лице.
- Белла, колись. – Я вздрогнула от неожиданности. Ну вот, пожалуйста. Тут как тут. - Что у тебя с Полом. Ты стала такая замкнутая. Раньше что-то рассказывала, шутила, а в последнее время, как воды в рот набрала. Думаю, это уже года два длится. Я сначала как-то не замечала, но потом…
У входной двери раздался звон колокольчика, возвещающего приход клиента. Анджела метнулась туда, а я облегченно вздохнула. Хоть перерыв взять.
Ее расспросы разбередили мои едва зажившие раны. С того случая, когда Пол физически доказал, что я его жена, мы стали отдаляться друг от друга. Я его простила, не смогла иначе. У меня был дом, семья, ребенок. И я чувствовала свою вину за то, что еще вспоминаю о… Я простила, но забыть… Никак не смогла.
Первое время я очень боялась ложиться спать. Боялась, что если закрою глаза и погружусь в сон, то опять увижу Эдварда в наши лучшие дни. Когда в нашем мире были только мы и больше никого. Когда, казалось, ничто не может разлучить нас. Я с маниакальной точностью помнила оттенок его зеленых глаз, нежность его рук, мягкость его губ. И ничего не могла с собой поделать. А во сне это все преобразовывалось в видения, о которых я и болтала. Ну что за напасть.
Конечно, я долго не выдержала. Днем ходила как зомби, мало чего соображая. Довела себя до того, что однажды уснула в библиотеке в обеденный перерыв, чем очень удивила Хайди. Потом мне пришлось долго оправдываться, но она все списала, на необыкновенную сексуальную активность между мной и мужем, и я не стала ее разубеждать.
И после этого случая я опомнилась. Все, хватит. Моему ребенку нужна здоровая мать, которая должна соображать, когда водит машину и переходит улицу. Я просто расслабилась и позволила жизни течь своим путем. Если эта складка окажется для меня роковой, так тому и быть. А если пронесет, будем жить дальше.
Но моя дорожка, хоть и без выступающих складок, все же была весьма зыбкой. Было ощущение, что я ступаю по трясине, в которую могла провалиться в любой момент.
Мне стало казаться, что Пол перестал доверять мне. Иногда я ловила на себе его изучающие взгляды. И я не знала, то ли продолжаются мои ночные концерты, то ли он уже сделал свои выводы и пытается уличить меня в чем-то.
Я пыталась с ним поговорить, но он наотрез отказывался, уверяя, что все в порядке. Но я чувствовала, что это не так. Каждый из нас теперь представлял собой отдельный остров, который прибило к другому жизненным течением. Это было тяжело, больно, и я ощущала, как между нами постепенно отмирают какие-то важные связи. Самой значительной, толстой, как канат, связью, была наша дочь. Сейчас ей уже было 4, и я видела, что она уже многое понимает. Я знала, что Пол любил ее, и была ему благодарна, что он пытается ее оградить от происходящего между нами. Наши отношения становились холоднее, но я старалась изо всех сил сохранить семью. Без этого я не представляла себе жизни.
Визгливый голос прервал мои мысли, и я вернулась в реальность. До меня донесся спокойный голос Анджелы, которая что-то говорила, а обладательница высокого голоса смеялась в ответ. Я вышла в главный зал, не желая, чтобы подруга брала весь огонь на себя, и тут же пожалела об этом. Рядом с Анджелой стояла Джессика Стэнли, глаза и уши Форкса, и о чем-то воодушевленно рассказывала.
Заметив меня, она оживилась:
- О, Белла! Как поживаешь?
- Хорошо, Джесс, спасибо.
- А я тут зашла за очередным романом Даниэлы Стил. Она так замечательно пишет. Такие страсти, переживания… Ооооо... А вы слышали последнюю новость?
Мы с Анджелой отрицательно покачали головой. Где уж нам. Это Джесс и ее мать, работающая секретарем в мэрии, держали руку на пульсе дел нашего городка.
- Оказывается, Эдвард Каллен женился! – у меня кровь застыла в жилах, а в легких кончился воздух при одном только упоминании этого имени.
- Подожди… - Оторопела Анджела. – Ты что-то путаешь. Он же уже женат.
- Был женат! – торжественно она возвестила. – Оказывается, он развелся год назад, а теперь женится во второй раз. И говорят, у него есть ребенок от первого брака. То ли жена их бросила, то ли он ее бросил, я так и не поняла. Но ребенок живет с ним.
Я ошарашено молчала. А что я ожидала? Я замужем, он женат. Теперь уже дважды. Он же звал меня запиской, но я так и не пришла. Решила все за себя и за него. Кого теперь винить? Это я его забыть все не могу. Мучаюсь и мучаю других, а он… Видимо, он в порядке. Надо порадоваться за него.
Так я себя настраивала, но ничего не получалось. Сердце болело, душа страдала.
Потихоньку отойдя от Джессики и Анджелы, которые уже переключились на обсуждение плюсов и минусов супружеской жизни, я, наконец, могла вздохнуть свободно. Посмотрев на себя в зеркало, увидела, что бледна как смерть. Ничего удивительного. Если только одно имя способно вывести меня из равновесия, то что со мной могут сделать факты его биографии. Женился… Второй раз… Боже, какая я жалкая… Дура, дура!!!
Так я все сидела и ругала себя, пока не пришла Анджела. Она сразу поняла, что происходит. И решила взять ситуацию в свои руки:
- Белла, прекрати киснуть. Что происходит? Ну, женился. И что? Ты ведь тоже замужем. Конечно, он мог бы приехать сюда и посмотреть, какой ты стала от «счастливой» семейной жизни.
- Хватит, Андж, перестань. У меня все в порядке.
- Аха, в порядке. Вот встречу твоего благоверного и скажу все, что о нем думаю. – Негодовала подруга.
- Нет, даже не вздумай. И так…
- Что «и так»? Значит, все-таки что-то не ладится?
- Я не хочу говорить об этом.
- Конечно. Как всегда все в себе. Так и чокнутся недолго.
- Прекрати.
- Хорошо, хорошо. Слушай, я все пытаюсь понять, почему ты так среагировала на эту новость. Ведь вы с Эдвардом расстались еще в школе. Он уехал, и вы больше не виделись. Так?
- Не виделись, - безэмоционально проговорила я. Слова вырвались у меня прежде, чем я смогла их остановить. – Но он прислал мне записку.
- Что? – удивилась Анджела. – Какую записку? Ты мне ничего не говорила. Что там было?
- Он хотел меня увидеть…
- Господи, Белла. Правда? И ты не пошла? Когда это было?
- Мы с Полом были уже помолвлены, а Эдвард привез свою невесту, первую невесту, увидеться с родителями.
- Он привез невесту, но все равно хотел тебя увидеть? И ты, конечно, такая вся благородная, не пошла.
Я вздохнула.
- Я уже почти вышла, но меня остановил отец. Он мне напомнил, что я помолвлена, а он почти женат. Что это будут обсуждать на каждом углу у нас в Форксе, и я…
- Ясно. Короче, ты не пошла. Отличный ход, Белла.
- Анджела, я ничего не могла поделать! Мы расстались, он со мной не общался больше трех лет. Что такого он мог мне сообщить?! – я почти кричала, пытаясь убедить скорее себя, чем подругу.
- Например, что не мог забыть тебя, как ни пытался. – Спокойно возразила мне Андж.
- Нет, я так не думаю. Есть много причин, по которым я считаю, что это не так.
- Знаешь что, мисс-упертая-задница, я тебе вот что скажу - иди домой.
- Как домой? – я подняла на нее глаза.
- А вот так. Отоспишься, отлежишься, приведешь себя в порядок и завтра, свежая, как огурчик, выйдешь. И, пожалуйста, выкини все мысли о бывших бойфрендах из головы. Ты должна идти вперед. Не зацикливаться на прошлом. Если у вас с Полом и есть недоразумения, они пройдут. Мы с Беном тоже часто спорим, а потом миримся. Это жизнь.
Я не стала спорить с Анджелой, понимая, что это бесполезно. Она не знала всей правды о моей жизни, а мне не хотелось вываливать это на нее.
Выбравшись из библиотеки, я, стараясь ни о чем не думать, поехала домой. Позвонив маме, договорилась, что Бэтти она сегодня возьмет на ночь к себе.
Заходя в дом, я выдохнула, только сейчас ощутив, как спадает мое напряжение. Так, теперь горячий душ, чашка чая и спать.
Стремясь выполнить намеченное, я, скинув лишнее в спальне, направилась в ванную комнату. Краешком сознания я отметила, что ванную уже принимали, но не придала этому значения, полагая, что наверно Пол с утра освежился.
Очень долго я стояла под душем, наслаждаясь теплом и легким массажем от падающих струй. Потом тщательно вытерлась полотенцем и, обернув его вокруг тела, пошла в комнату. Оделась в мягкую домашнюю одежду и принялась расчесывать волосы. Удовлетворившись результатом, спустилась на кухню. После двух чашек крепкого чая, я почувствовала себя лучше. Потянувшись и ощущая себя почти нормальной, я отправилась обратно в спальню, намереваясь как следует отдохнуть.
Не сбавляя хода, я плюхнулась на кровать. Пытаясь занять более комфортное положение, стала возиться и устраиваться. Но что-то мне не давало лежать спокойно, впиваясь в бок.
Я вздохнула и стала копаться в постели, отыскивая непонятный предмет.
То, что я вытащила, повергло меня в шок. Красный кружевной бюстгальтер на косточках. У меня такого никогда не было. И размер явно не мой.
У меня перед глазами за считанные секунды пронеслись картинки возможной вакханалии. Сплетение тел, жаркие объятья. Ласковые словечки, произнесенные шепотом… Боже…
Я сидела, долгое время пытаясь унять бешеное сердцебиение и молоточки в висках. Боже мой, неужели он осмелился... В нашем доме, в нашу кровать. У меня просто не укладывалось это в голове. Засранец! Подонок!
Подскочив, я стала обыскивать дом на признаки присутствия другой женщины. Больше ничего не удалось найти. Я вся дрожала. Ноги не слушались, губы были икусаны почти в кровь.
Трясущимися руками я взяла свой сотовый и набрала номер. Пол ответил со второго звонка.
- Милая? – удивился он. Я обычно не звонила ему на работу, чтобы не отвлекать и не мешать. Меня еще сильнее затрясло. Я себя еле-еле контролировала.
- Я дома. – Стараясь говорить спокойным голосом, выговорила я.
- Что-то случилось? – кажется, он обеспокоен. Кретин.
- Я хотела отдохнуть, но… - истерический смешок сорвался с моих губ. – Не получилось.
- Ты плохо себя чувствуешь?
- Я чувствую себя отлично, - прорычала я, закипая. – Особенно после того, как обнаружила бюстгальтер твоей любовницы у нас в кровати!
Наступившая за этим тишина была оглушающей. Я слышала только его рваное дыхание. Для него это было шоком. Значит, эта дурочка, не знаю, кто там она, пыталась таким образом специально нас стравить, чтобы я побыстрее выставила его из своей жизни. Низкий трюк типичной шлюшки. Меня от мерзости всего происходящего стало тошнить.
- Белла… - раздался, наконец, его неуверенный голос. – Я могу тебе объяснить…
- Не надо ничего объяснять, - отрезала я.
- Я сейчас приеду домой и мы обо всем поговорим.
- Не утруждайся.
- Пожалуйста. Я не хочу тебя терять…
- Очень удачный способ это доказать.
- Я сейчас приеду… - И положил трубку, не дожидаясь моих очередных резкостей.
Меня трясло от бешенства. Не в силах усидеть на месте, я расхаживала туда-сюда и думала о том, что моя жизнь в очередной раз превратилась в полное дерьмо. И я не знаю, кого в этом винить. Опять себя? Пола? Эдварда?
Послышался визг тормозов. Выглянув из окна, я равнодушно смотрела, как Пол поспешно выскочил из машины и подбегает к входной двери. Я даже не шелохнулась. Так и осталась стоять у окна, ожидая его появления.
Он, тяжело дыша, возник за моей спиной и, видимо, ждал от меня криков и обвинений. Но я будто застыла. Абсолютное равнодушие и пустота. Я предугадывала, что он мог мне сказать, и мне это было не интересно. Меня беспокоили другие вопросы. И не задать их я не могла.
- Ты уходишь? – спросила я как можно спокойнее.
- Нет! Мне жаль, что…
- Хватит! Кто она? – ревность в моей душе поднимала свою уродливую голову, и я не могла заставить ее опуститься.
- Это… Это неважно. – выкрутился он. Я повернулась к нему, опять закипая.
- Неважно?! Ты привел эту шлюшку к нам в постель, в наш дом!
- Она не шлюшка… - последовала умная фраза.
- Что?! – он что, ее защищает?!
- Слушай, неважно кто она. Я хочу тебе объяснить…
- Какой позор! Знаешь, я всегда была уверена, что хоть уважения я заслуживаю. Возможно, я во многом виновата перед тобой. Но вот так меня унизить… Это еще хуже, чем то, что ты со мной сделал два года назад. Я тебе все простила. Видимо, не стоило.
- Белла, прекрати. Она для меня ничего не значит.
- А кто для тебя что-то значит?
- Ты, наша дочь.
- Дочь… Она возможно. Но только не я.
- Белла, дай мне все объяснить, твою мать! Я сорвался, понятно? Ты так холодна со мной. Я не чувствую себя нужным. Когда мы в последний раз занимались сексом? Ты помнишь? А я вот не могу припомнить. Я мужик, черт побери. А тут она…
- Ясно, - я саркастически усмехнулась. – Бесплатное угощение для всех невостребованных женатых мужчин Форкса. Налетай, пока горячее!
- Ну, зачем ты так? – Пол не смотрел мне в глаза и нервно переступал с ноги на ногу. – Прости меня, Белла, прошу тебя. Ради нашей дочери. Клянусь, такого больше не будет.
Он умоляюще взглянул на меня. Дочь. Понятно. Внезапно на меня накатила страшная усталость. У меня не было сил не то, что продолжать разговор, но даже произнести слово.
Сделав над собой усилие, я проговорила:
- Отправляйся на работу. Поговорим позже. Я сейчас смертельно устала и хочу отдохнуть. С этого дня ты переезжаешь в гостевую комнату. А там посмотрим.
Кивнув головой и выглядя вполне обнадеженным, Пол покинул спальню, вышел из дома, сел в машину и уехал.
Я некоторое время простояла на одном месте, не двигаясь.
Как никогда прежде я теперь отчетливо понимала, что это было началом конца. 
 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)