22 мая 2015 Просмотров: 873 Добавил: Викторишна

With you & Without you (инструкция по выживанию). Пункт 4

Пункт 4. Хочешь лишиться девственности, проверь, что родители не в курсе.

После того воскресенья, я и Каллены стали неразлучны. Встречи в коридорах школы и за ланчем, походы на игры Эдварда и последующие беседы в кафе, все это делало мою жизнь насыщенной и интересной.
Наши отношения с Эдвардом развивались по нарастающей. Я и оглянуться не успела, как все окружающие уже называли меня его девушкой. Ну что же они еще могли подумать, если половина школы нас видела целующимися на парковке возле его машины.
Мои родители узнали одними из первых. Мама таинственно улыбалась и подмигивала (о, романтичная Рене), а отец сначала хмурился, потом что-то долго обдумывал, и, наконец, выдал:
- Он конечно хороший парень. Но ты смотри там… Любовь любовью, но мозги должны быть на месте…
Я закатывала глаза, понимая, что он имеет в виду, и старалась меньше попадаться на глаза, во избежание еще одной лекции.
То, чего так боялся шериф Свон, произошло в один день, когда его родителей и Элис не было дома. Они были на каком-то торжественном мероприятии - дне рождения коллеги Карлайла. Эдварда уломать так и не смогли. Ни упреки, ни уговоры не помогали. И отдуваться за детей семьи Каллен пришлось одной Элис. Она сцепила зубы, но потащилась в указанном направлении. Не подчиниться матери она не могла. Эдвард предсказывал, что весь следующий день нам придется выносить ее бурные обвинения.
Весь вечер и его дом был в нашем распоряжении. Сначала мы что-то ели, даже не понимая, что именно. Потом смотрели телевизор, не обращая внимания, на что смотрим. Мы видели только друг друга. Говорили, целовались и опять говорили. Мы были такие сумасшедшие.
Постепенно разговор затих, и до нас внезапно дошло, что мы в доме одни. Мы сидели на диване. Рядом. Наши руки лежали, не соприкасаясь. Краем глаза я увидела, как он посмотрел на меня. Я тоже к нему повернулась и уже отвести взгляд не смогла. Он взволновано вздохнул и нежно взял мою руку своей. Я чуть не задохнулась от прилива нахлынувшего желания. Он нежно поглаживал мое запястье, а глубоко внутри меня разгорался огонь. Я постаралась дышать ровнее, но потерпела поражение. Судорожно сглотнув, другой рукой я коснулась его лица и провела ладонью по щеке. Он прикрыл глаза, а когда вновь открыл, то их влажная зелень приобрела оттенок нефрита. Я поняла, что пропала. Эта глубина звала, завораживала и не выпускала из своего плена. А мне и не хотелось убегать. Меня тянуло с безудержной силой, и я видела ответное желание в выражении его глаз. Мы одновременно потянулись друг к другу и слились губами в страстном поцелуе. Казалось, все родники мира не могли утолить нашу жажду. Мы припали к этому источнику и наслаждались каждой минутой.
Его язык скользнул в мои приоткрытые губы и подарил массу новых ощущений. Раньше я такого не испытывала. Это так чувственно, так эротично. В ответ я чуть прихватила его и пососала. Услышав его стон, подключила еще и свой язык, решив свести его с ума. Но, похоже, сошла сама, когда его рука с моего затылка опустилась сначала на плечи, а потом на мою грудь.
В это мгновение мне в голову пришла дурацкая мысль о том, что, слава богу, я одела красивое нижнее белье и не одела водолазку как планировала с утра - это бы сейчас причиняло неудобство. Нашла момент!
Недолго думая, я подалась навстречу его руке. Он сжал мою грудь, и меня будто опалило огнем. Кровь забурлила, в висках застучали молоточки, а где-то ниже солнечного сплетения стало нарастать напряжение. Боже, вот оно. Я поняла, что хочу его. Хочу испытать то, что называется сексом. Я столько читала об этом, столько раз представляла, как оно будет. И мой парень так красив, мы влюблены. Я хочу этого и хочу, чтобы моим первым мужчиной был Эдвард.
Он, правильно оценив мою реакцию, сильнее сжал мою грудь, а потом стал ее поглаживать, рождая в глубине моего естества бурю страсти.
Но внезапно все прекратилось, он остановился и отодвинулся. Я очнулась и в недоумении уставилась на него. Мое тело горело, голова кружилась. Я что-то сделала не так?
- Эдвард, что случилось? – хрипло произнесла я, еще не отойдя от испытанного.
- Я… Я не могу. – Тихо прошептал он.
- Почему? Дело во мне? Я что-то…
- Нет, нет… Во мне.
- Ты уже был с кем-то до меня?
- Был… - Неохотно ответил он.
- Это было так плохо?– я заглянула в его глаза. В них плескался страх.
- Я… Нет. – Сбивчиво начал он, явно испытывая неловкость.
Он замолчал. На меня он не смотрел, изучая ковер на полу. Я его вернула к разговору.
- Я пойму. Только не молчи, прошу.
Он поднял на меня глаза, какое-то время изучая выражение моего лица, а потом проговорил:
- Я не хочу, чтобы тебе было больно.
Он посмотрел на меня с затравленным выражением в глазах. Я немного растерялась. Так вот оно что. Конечно, я слышала всякие рассказы о том, как у девушек может быть в первый раз, но меня сейчас это мало волновало. Я была готова и хотела разделить этот момент с ним. Неверно оценив мое молчание, он чуть дернулся, намереваясь уйти. Но я не дала ему этого сделать. Своей рукой я повернула его лицо к себе и поцеловала со страстью и нежностью. Он хотел меня, но боялся причинить боль. Я отогнала прочь все мысли о возможной неудаче. Я так его хотела.
- Эдвард, - проговорила я, глядя ему в глаза. – Со мной этого не случится, не бойся.
- Откуда ты знаешь? Я не хочу, чтобы тебе стало плохо. – Грустно отозвался Эдвард.
- Верь мне. Все будет хорошо. – Я гладила рукой его лицо и чувствовала, как он расслабляется. – Но может… - Вдруг засомневалась я. – Может, ты меня не хочешь?
Он поднял голову и впился в меня потемневшим взглядом.
- Что ты такое говоришь?! – возмутился он. – Я хотел тебя с первой минуты как увидел. Я думал, это очевидно.
- Я тоже… - Прошептала я, потянувшись к нему. Он притянул меня к себе и со стоном впился в мои губы. Несколько минут мы страстно целовались, доведя себя до состояния близкого к сумасшествию.
Отстранившись, Эдвард поднялся с дивана и, взяв меня за руку, повел на второй этаж в свою комнату. Включив ночник, он подошел ко мне и, волнуясь, проговорил:
- Белла, я хочу, чтобы ты была моей. Но я…
Он не договорил. Я рукой заставила его замолчать.
- Я тоже хочу быть твоей. А теперь, замолчи и поцелуй меня.
Он сжал меня в своих объятьях, и дальше уже было неважно, кто что думал, у кого какие сомнения. Мы дарили друг другу нежные поцелуи и ласкали напряженные от желания тела.
Оставляя за собой влажную дорожку, он спустился по моей шее вниз, к груди. Быстрым движением освободив меня от кофточки, он, опустив чашечку бюстгальтера, впился губами в мой сосок. Покусывая и полизывая, он этим доводил меня до исступления. Откинувшись назад, я думала, что потеряю сознание от нахлынувших чувств.
Чуть повозившись, он расстегнул бюстгальтер, и кинул на кресло. Мне было все равно. Моя кожа горела. Мысли путались. Дрожащими пальцами я стала поспешно расстегивать его рубашку. Вытащив ее полы из брюк, наконец, смогла ее скинуть. Эдвард был великолепен. Накачанная грудь, кубики пресса… Мммм… Я опустила голову и провела носом по коже его груди. Его запах такой приятный, а кожа такая гладкая. Он вздрогнул, и по его телу пробежала дрожь. Я, изнемогая от желания, лизнула его сосок. Он ахнул. Быстрым движением он подхватил меня на руки и понес на кровать. Опустив меня на нее, Эдвард опять стал ласкать мою грудь. Уже не сдерживаясь, я стонала и извивалась. Он аккуратно начал стаскивать мои джинсы и, чуть приподняв бедра, я помогла ему. Сам он все еще оставался в брюках, но образовавшийся бугорок, явно выдавал силу его желания. Я улыбнулась. Он хотел меня так же сильно, как и я его.
Я чуть приподнялась и стала расстегивать его ремень. Он остановил меня, прошептав:
- Давай, я сам.
Быстро скинув брюки и боксеры, он повернулся ко мне, и я оценила то, что увидела. О, да. Джекпот. И тут же отругала себя за порочные мысли.
Немного смущаясь, он лег рядом со мной на кровать и привлек меня в свои объятья. Мы опять до одурения целовались, нещадно терзая наши губы. Непроизвольно наши тела переместились так, что эпицентры наших желаний соприкоснулись. Я невольно двинула бедрами навстречу ему. Он застонал и прижался ко мне в ответ, создавая трение. Испытывая непередаваемые ощущения, теперь уже застонала я. Огонь пробежал по моим венам, заставляя тело выгибаться и совершать неконтролируемые движения. Наши бедра стали соприкасаться в рваном ритме, доводя нас до экстаза. Тяжело дыша, Эдвард, наконец, прервал этот порочный круг.
- Белла… - прошептал он, целуя мою шею, плечи, грудь… Его рука спустилась вниз, убирая последнюю преграду с моего тела.
Он посмотрел на меня, взглядом спрашивая разрешения. Я кивнула, закусив губу. Боже… Если только ласки меня доводят до исступления, то каким будет секс?
Эдвард присел у меня в ногах и тихонько потянул меня к себе. Я непроизвольно покраснела, зная, что теперь открыта для него. Он прошелся рукой по моему животу, поглаживая и лаская. Спустившись к бедрам, он нежно и трепетно провел по их внутренней части кончиками пальцев. Это было так чувственно. Я задрожала от невероятных ощущений. Его рука прошлась вниз – верх и остановилась на моем лобке. Легко касаясь, он скользнул пальцами в мои складочки. Боже, как хорошо.
Мое тело горело. Опустив свою руку вниз, я коснулась его члена и Эдвард вздрогнул. Там такая нежная кожа. Я стала его поглаживать, желая, чтобы ему тоже было приятно.
- Белла, - простонал Эдвард, чуть отстраняясь. Я нахмурилась. – Если ты продолжишь, я кончу так, без тебя. Мне… нужно кое-что взять.
С этими словами он привстал с кровати и, дотянувшись до прикроватной тумбочки, вынул какой-то блестящий пакетик. Я с интересом посмотрела. Презерватив. Он подумал об этом. Внимательный Эдвард.
Вернувшись обратно ко мне, он опять припал к моим губам, затем стал опускать все ниже и ниже… Обведя языком мой пупок, он скользнул к местечку между бедер. Я задохнулась от ощущений.
Он опять отстранился и, глядя мне в глаза, спросил:
- Ты готова?
- Да, - выдохнула я, сгорая от нетерпения.
Он вскрыл пакетик и, достав оттуда презерватив, одел его.
Пристроившись у входа, он немного засомневался, но я двинула бедрами ему навстречу, и Эдвард отбросил все ненужные мысли. Он потихоньку стал входить в меня, внимательно присматриваясь к моей реакции. Я понимала, что его довольно внушительные размеры могли причинить боль. Дискомфорт чувствовался, но не до такой степени, чтобы это было неприятно. Было терпимо, и я старалась не напрягаться, чтобы облегчить это себе и ему.
Наконец упершись в мою преграду, он посмотрел на меня и последним уверенным толчком преодолел ее. Мне было почти не больно. Он сначала замер, а потом в нарастающем темпе стал во мне двигаться.
Я задыхалась, тело горело, а губы молили о большем. Он закинул мои ноги к себе на бедра и продолжил размеренные, сводящие с ума толчки. Еще через несколько фрикций, он застонал, и, сделав еще пару глубоких движений, остановился. Он крепко прижимался ко мне и тяжело дышал мне в шею.
Я счастливо обнимала его, нежно проводя рукой по его волосам. Мой первый мужчина, мой Эдвард. Я лежала и улыбалась как дурочка. Оказывается, секс это хорошо и приятно. Мне понравилось, очень понравилось. И с этими мыслями я уплыла в сон.
Начиная с этого момента, моя жизнь стала другой. Взгляды, поцелуи и слова приобрели другое значение. Более глубокое и страстное. Мне показалось, что Элис это поняла. Она так странно смотрела на нас временами, что меня так и подмывало подойти и спросить у нее. Но вместо этого я старательно избегала оставаться с ней наедине. Я понимала, что ситуация складывается ненормальная, но что-то менять и разбираться пока не хотелось. Моя влюбленность в Эдварда становилась все очевиднее, и мне казалось, что став женщиной я очень изменилась. Походка, движения, выражение лица. Я пару раз заметила, что мама пристально за мной наблюдает, но потом она, как ни в чем не бывало, продолжала разговаривать со мной, и я решила, что мне показалось. Отец оставался в блаженном неведении, и меня это устраивало как нельзя кстати.
Наша с Эдвардом сексуальная жизнь била ключом. Где-то на третий раз, я уже испытала оргазм. Накатившая волна была такой силы, что я почти потеряла сознание от яркости ощущений. Это было потрясающе. Мне хотелось, чтобы это длилось вечность. Эдвард, я и наши отношения.
Приходя домой, я сразу же кидалась к себе в комнату, переодевалась и только потом выходила к родителям. Стойкий запах секса и возбуждения, казалось, обвивали меня плотным шлейфом. Может, мне так казалось.
А однажды, мама пришла ко мне в комнату перед сном и села на кровать. Я читала книгу. Отложив, ее я посмотрела на нее, ожидая, что она скажет. Она взглянула на меня, потом опустила глаза и, покрутив пальцами, сказала:
- Белла, дорогая, я хочу тебе сказать одну вещь.
- Говори. – Я подозрительно посмотрела на нее.
- Я догадываюсь, что происходит между тобой и Эдвардом. – Тихо проговорила она.
- И что же? – я не собиралась сдаваться.
- Я вижу, как ты изменилась в последнее время, как ходишь, разговариваешь. Ты влюблена, и похоже вы… - Она замялась. – У вас есть… половая связь.
Я задохнулась. Наверно, это было очевидно для всех, кроме меня. Я взволновано взглянула на нее:
- Папа?!
- Нет, он не подозревает, Белла. Пойми меня правильно. Я пришла не упрекать, а предостеречь.
- Предостеречь. О чем ты?
- Белла, я вижу, что ты влюблена и сильно. Но не позволяй физическим отношениям встать в середину угла.
- Я не понимаю. - Я нахмурилась.
- Эйфория от сексуальной жизни может застить глаза, тебе может казаться, что такая жизнь и будет. Сплошной фейерверк и удовольствие. Но не забывай, что есть другие стороны. Профессия, работа, карьера. Ты должна встать на ноги как специалист. Никто не знает, как повернет жизнь, и сколько вы с Эдвардом будете вместе. – Я попыталась что-то сказать, но она меня остановила и продолжила: - Я все понимаю, но материальная сторона важна. Тебе только 17 лет. Представь, что всю оставшуюся жизнь ты будешь висеть на шее у мужа, не в состоянии обеспечить себя сама.
- Мужа? – фыркнула я и рассмеялась. – Мама, ты о чем? Я не собираюсь пока замуж.
- Это хорошо, девочка моя. Я просто хочу, чтобы ты в угоду своей влюбленности, не забыла об учебе и о будущей профессии. Все должно быть в свое время. Я просто прошу, не забывай об этом.
С этими словами она встала и вышла. А я задумалась. Ее слова меня задели за живое. Я не хотела думать о них, но они ядом прошли по моим венам и отравили мою сущность. Я понимала, что она права, и понимала, что она многого не знала о нас с Эдвардом. Мы не будем доходить до такой крайности. Конечно, мы должны сначала состояться как личности, получить профессию, а потом уже как-то серьезно оформлять наши отношения. Тем более я знала, что через полгода Эдвард отправляется в Сиэтл в Университет штата Вашингтон. Он хочет быть юристом. Мы не раз говорили об этом, это была его мечта. Я хотела стать писателем, но пока собиралась закончить школу, и поступить в колледж для изучения английской литературы. Правда, в последнее время разговоры уходили в никуда, так как мы были подчинены другим интересам.
Так прошел месяц, другой. Я все чаще замечала в глазах Эдварда какую-то нерешительность, и иногда ловила на себе его задумчивые взгляды. Когда я спрашивала его об этом, он все отрицал и говорил, что мне показалось. Отношения между нами были все такие же страстно-нежные, и мне казалось, что мир вокруг меня искристо-лучистый – так мне было хорошо.
Но наступил день, когда мой мир пошатнулся и рассыпался осколками розового стекла в моих ногах.
Эдвард подошел и, глядя мне в глаза, сказал:
- Белла, нам нужно серьезно поговорить.  

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)