8 марта 2015 Просмотров: 1112 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 7

Глава 7 - Просто девайс 

Сегодня понедельник – девайс бухает. И я привычно паркую свою тачку в зоне, отведенной для персонала. Сегодня я поздно. Я не танцую, у меня выходной.

Вчера я больше не увидел ее глаз. Она выходила на сцену еще два раза, как и я. Я, конечно, смотрел. Публика принимала ее на «ура». Да и разве могло быть по-другому? Своей страстью она ТАК качала зал, что стриптизерши нервно курили в сторонке.… Но, стоило музыке остановиться, как она моментально исчезала в своей гримерке. Роуз, не знаю намеренно или нет, выделила ей отдельную, и у меня нет, блядь, не малейшего повода зайти туда. И эта дверь теперь как магнит для меня. Проходя мимо, каждый раз я касаюсь ее пальцами. Не могу удержаться.

Сегодня народу на входе больше, чем обычно. Я иду сквозь толпу, и она немного расступается – нас знают в лицо. Мы и есть лицо нашего монстра.

Входя в зал автоматически смотрю на сцену. Может она сейчас там? Но нет… Иду к своим. В нашем логове не людно. Таня, Алек и Джейн.

– Где все? – спрашиваю я у Тани. Не то, чтобы мне любопытно. Просто, чтобы не молчать.

– Да все уже тут… Разбрелись просто.

Таня берет пакет кокса с центра стола и делает себе кредиткой пару дорожек на небольшом зеркальце.

– Дай банкноту… – просит она, и я протягиваю ей хрустящую сотку. Она скручивает ее в трубочку и вдыхает первую дорожку. Вздрагивает, закатывая глаза. Через секунду начинает улыбаться. Потом все повторяется в другую ноздрю.

– Сделать? – предлагает она мне, сверкая обдолбанными уже глазами. Я киваю. Хочу расслабиться. Всю ночь опять думал о ней… Она отсыпает из пакетика порошка и начинает делить его своей черной кредиткой. Я в нетерпении начинаю постукивать штангой о зубы.

– Я говорила тебе, что ты охуенно горячо выглядишь, когда балуешься своим пирсингом? – подмигивает она мне.

– Я знаю… Это привычка. Приятно… – ее пальцы, видимо занемели от кайфа и дорожки получаются неровные.

– Я знаю… – угорает она в ответ, проходясь своим колечком, воткнутым в правую половинку ее раздвоенного языка по нижней губе. Неделю назад его еще не было.

– Ты когда-нибудь остановишься? – качаю я головой.

– Мне нравится. Клиенты в восторге… Зачем?

Она аккуратно пододвинула мне свое зеркальце и протянула свернутую купюру. Я наклонился и вдохнул… Резкий удар оглушающего холодка передернул мое тело и почти сразу мое лицо приятно закололо. Я не стал тянуть и сразу же вкинулся второй порцией. Глаза немного заслезились… Тело покалывает, голова пустая и легкая. Музыка становится рельефней и значимее. Хочу ее потрогать. Хороший кокс…

Смотрим вверх и кайфуем от неоновых вспышек на потолке, они бьют прямо в мое окумаренное сознание.

– Поделитесь удовольствием… – тянет из моих рук свернутую трубочку подошедший Эммет, и садится рядом. Таня кидает в него пакетик. Он ловко перехватывает его. Стряхивая кумар, смотрю перед собой и замираю. К нашему столу идут Роуз, Эллис и… Белла.

Я в трансе смотрю, как они садятся на диваны. Ее глаза на секунду останавливаются на мне. Она кивает, и я киваю в ответ. Она шикарна и необычна сегодня. Высокий хвост, черные, раскосо подведенные глаза и бледный, мерцающий крупными всплесками, блеск на губах – лиса… сверху открытый оранжевый топ, серебристые широки брюки, сидящие ниже талии и плотно обтягивающие попку. Опять босая. И это охуеть как горячо!

Закрываю глаза, чтобы никто не видел мою бурю и снова закидываю голову вверх. По венам бежит удовольствие и возбуждение.

– Ты босая! – удивляется обдолбанная Таня.

– Гримерка захлопнулась… – слышу ее голос. Она улыбается, я точно это знаю… И по моим венам идет новая волна удовольствия… Она села наискосок от меня. Я не вижу, но ее голос почти материален и я чувствую.

Открываю глаза. Залезла с ногами на диваны. На секунду встречаемся взглядами и тут же разбегаемся. Все. Наше родство закончилось вчера, вместе с выступлением…

Официантка приносит нам поднос коктейлей. Кто и когда заказал? Я не помню… Она берет мой «Махито» и я улыбаюсь, отводя глаза в сторону. Роуз с Эммом встают и уходят. Все знают зачем. В понедельник они всегда трахаются – это их день.

Эллис о чем-то болтают с Беллой. Я иногда поглядываю на нее, фотографируя взглядом детали: взмах рукой, изящное вращение запястьем, пробежка пальчиками по столу… – пополняю свою коллекцию.

К столу идет Джас и, смещая девочек немного ближе ко мне, садится с краю. Он кивает сначала Белле, потом мне. И Белла улыбается ему в ответ. Уже знакомы? Вспоминаю, что отсутствовал почти неделю и, наверняка ее уже познакомили со всеми…

Музыка сменяется на какой-то медляк и огни становятся приглушенней. Таня заказывает нам новую порцию бухла. Я тянусь к «Махито» и она тоже. Касание пальцами… И мы одергиваем руки. Я хотел этого. Моя рука тут же меняет направление и берет «Дайкири». Она бросает мне мимолетную благодарную улыбку. И я опять растекаюсь от удовольствия, закусывая изнутри щеки, чтобы не улыбаться. Закрываю глаза и ухожу в кокаиновую нирвану.

– Слышал, ты перетрудился? – насмешливый голос. Джеймс. Любит, мудак, постебаться. Открываю глаза, но смотрю не на него. На нее. Ее глаза смотрят в зеленую жидкость коктейля. Эл что-то там восхищенно пищит рядом с ней.

– Новенькая?! – плотоядно усмехается Джеймс и вопросительно смотрит на нее. Ее глаза расширяются и она, улыбаясь, отрицательно качает головой. – И откуда к нам залетела такая прелесть?

Он усаживается рядом с ней, оттесняя Джаса. Меня это накаляет…

– Я танцую здесь…

– Стоит отлучиться на пару дней и пропускаешь все самое интересное! – начинает он подклеивать ее. Какого хера? Он не трахается за «спасибо», а она явно не «клиентка», прямым текстом сказано – сотрудник.

Он спрашивает что-то еще, но медляк сменяется на какой-то расколбас и я не слышу.

Отобрав ее внимание у Эллис, он улыбаясь трет с ней о чем-то. Она, немного жестикулируя, тоже не громко отвечает ему, кивая иногда головой на сцену.

– Элли, будешь? – окликает крошку Джаспер, кивая на разделенный на зеркале кокс.

– Давай! – облизывается Эллис и встает, собираясь пересесть к Джасу.

Она легко проходит мимо Беллы, потому что ее ноги все еще на диване. И немного шаркается о колени Джеймса. Тот в ответ нагло щипает ее за попку, бесцеремонно врываясь по пышную коротенькую юбочку. Он всегда такой мудак, но многим сукам нравится хамство. Она не сильно бьет его по руке, почти не обращая внимания. И теперь я вижу, как вторая рука Джеймса замерла в паре сантиметров от пальчиков босых ног Беллы. Мои мышцы сводит от этой близости.

Эллис двигает Джеймса, и Белла отъезжает попкой назад, прямо ко мне, давая ему возможность освободить ей место. И снова подтягивает к себе колени. Она сидит полубоком. Ее хвост в паре сантиметров от меня. Чувствую ее опьяняющий запах, которым пропах уже весь мой дом. Ее лопатки в любой момент могут коснуться моего плеча.

– Давай погрею ножки… – пробегается он пальцами по краю ее оголенной ступни и она вжимает в себя коленки еще сильнее. Хочу сломать ему руку.

– Я не замерзла, – аккуратно отшивает его она.

Он незаметно придвигается еще ближе.

– Я все равно тебя согрею...

Он щелкает официантке…

У меня пиликает айфон. СМС. Эрик. Мой трек готов. Завтра нужно заехать. Уточнив время и еще некоторые частности, убираю его в карман брюк и возвращаюсь к Белле.

Он протягивает ей коктейль. «Пуазон». Продают только випам – там кокса.

Вот мудило!!!

Она делает несколько небольших глотков, пока я истерично соображаю, как забрать у нее эту дрянь. Джеймс на секунду отвлекается на свой телефон, и я тяну из ее рук эту херню. Она удивленно разворачивается и смотрит на меня. Я выдергиваю из ее пальцев бокал и вкладываю свой с «Дайкири», глядя ей в глаза и почти незаметно качая головой.

Ее глаза расширяются и тут же успокаиваются. Она поняла, что что-то не то. Доверяет мне?

Блядь…

– Ты сегодня в нянечках? – ухмыляется Джеймс. – Отобрал у девочки все удовольствие.

Я игнорирую. Если отвечу, то потеряю тормоза и урою его тут. А нам нельзя. По контракту мы должны хранить «витрину» в целостности. Он двигается еще ближе к ней. Ее спина напрягается как струна. Она залпом выпивает коктейль.

– Что тебе заказать, сладкая? – забирает он из ее рук пустой бокал. – Секс… на пляже? Оргазм…?

Хватаю с подноса первый попавшийся – «Лагуна» – и ставлю перед ней. Ее рука сразу хватает голубую рюмочку.

– Каллен… – закатывает он глаза и ту же подмигивает мне. – «Triangle»?

Меня аж подкидывает от его намека на групповуху. Дергаясь, я задеваю плечом ее спину, и она замирает, вынуждая меня тоже моментально застыть. Потом ее плечи вздрагивают, и она резко ведет ими, словно пытаясь стряхнуть с себя грязь.

– Вкусно? – насмешливо спрашивает он и захватывает ее руку, держащую коктейль своей. Облизывая губы он тянет рюмку на себя и делает небольшой глоток, не выпуская ее руки. Спина Беллы впечатывается в меня, и я не в силах контролировать себя закидываю руку на спинку дивана, и немного разворачиваюсь к ней, создавая ей уголок «безопасности».

Она немного расслабляется и выдергивает свою руку, оставляя в его руке рюмку.

Он азартно смотрит на меня.

Я не могу реагировать, так как мне бы хотелось. Боюсь демонстрировать еще сильнее нашу связь. Она бы не хотела, что бы кто-то догадался. Поэтому я не смотрю на него. Мне тепло от ее близости и доверия. Мне приятно иметь возможность защищать ее и горько, что я не могу сделать больше сейчас.

На автомате я делаю несколько больших глотков «Пуазона», уже по ходу догоняя, что я уже и так вздрюченный. Рот холодит… ее волосы касаются моей щеки, громко вдыхаю ее запах. Голова кружится. Надо держать себя в руках.

Она нервничает, и ее руки ищут что-нибудь, плавно пробегаясь пальчиками по столешнице. На столе материализуется новая порция коктейлей и я, не давая ему шанс подаю ей «Махито». Она уже пьяна и я надеюсь, что она не будет его пить, а просто займет бокалом свои руки.

Меня разрывает: хочу, чтобы она встала и ушла от его назойливого внимания и хочу, чтобы осталась, так как ее спина уже почти опирается на мою грудь и это нереально хорошо.

– Такие глазищи у тебя… – воркует ей что-то Джеймс. – Ты тааак медленно моргаешь… Я знаю, что это значит… Хочу потанцевать с тобой…

– Я без обуви… – отвечает Белла.

– Я буду носить тебя на руках, – покусывает он свое колечко в нижней губе. – Хочешь на ручки, детка?..

Она негромко фыркает. Меня начинает снова накрывать от дополнительной порции кокса и я теряюсь.

– Давай… – подмигивает он, улыбаясь, – тебе понравится…

И она резко вздрагивает на этой фразе, немного отстраняясь от меня. Я с содроганием понимаю, что сам говорил ей это, перед тем как войти в нее.

Она пригубляет коктейль и делает несколько больших глотков.

Джеймс наклоняется и, заправляет ей за ушко вьющуюся тонкую прядь, не попавшую в высокий хвостик. Его рука приземляется на ее коленку, и он начинает что-то шептать ей. Я зверею! А ей некуда отклоняться – сзади я. Но ее тело начинает каменеть и, через несколько секунд, все-таки с силой впечатывается в меня, в попытке отстраниться.

Дальше все бесконтрольно. Моя рука срывается со спинки дивана и за талию втягивает ее мне на колени и прижимает ближе. И она в ту же секунду обвивает меня руками за талию, подтягивая босые ножки. Я закрываю глаза и откидываю назад голову.

Я не в себе… мы оба замираем осознав произошедшее. Но она не двигается и не пытается вырваться. Скорее наоборот. И это напрочь сносит все разумное в моей голове. Мой большой палец скользит по ее ребру…

– О КАК!!! – слышу я охуевший голос Джеймса.

Я чувствую и с закрытыми глазами возникшее напряжение на диванах. Да. Все наверняка в ахуе. Но мне сейчас глубоко по хую. Она со мной. Она доверяет мне и ищет у меня защиты. Разве может быть что-то важнее?

Я открываю глаза и вижу как на несколько секунд замершие «игрушки» начинают возвращаться к своим разговорам. Только Джеймс не сводит с меня азартных и задумчивых глаз.

Пошел он…

Смотрю в ее одурманенные глаза. А она в мои. Успокаивающе провожу пальцами по ребрам и снова закидываю голову на спинку дивана, закрывая глаза. Она расслабляется и кладет мне голову на плечо.

Все. Рай…

Все мое тело желает ее. Я зажимаю свое одуревшее сознание, чтобы мои пальцы не двигались, а губы не тянулись к ее коже. Получается катастрофически плохо. Мы сидим так минут уже, наверное, двадцать. Непередаваемо хорошо. Она словно уснула на моих руках. Ни одного движения, но тело расслаблено.

Я дышу, дышу, дышу и не могу надышаться ею. Мы вздрагиваем, – в ее кармане вибрирует мобильник. Он упирается прямо в мой стояк и она протискивает свою ручку, доставая его и заставляя меня сжать челюсти от ощущений ее ручки прямо…

– Блядь… – вздыхаю я, не сдержавшись, но она уже отвечает на звонок, зажимая свое свободное ушко второй рукой.

– Привет, Эмбри! Ты один сегодня?.. Приютишь меня на ночь?.. Нет… не надо. Я сама решу это… Так что?.. Отлично, я через часок уже доберусь. До встречи.

– Эдвард! – раздается возле моего уха вкрадчивый голос Розалли.

БЛЯДЬ!!! – моментально прихожу я в себя, открывая глаза.

Это плохо! Это охуенно плохо! Это, блядь…

– Зайди ко мне. Прямо сейчас.

Белла плавно исчезает из моих объятий. Я осматриваюсь. Джас, Эллис, Таня. Джеймса нет. Она не смотрит на меня, о чем-то опять зацепившись с Эллис.

Роуз требовательно ждет. Я поднимаюсь и иду за ней.

Танцпол, бар, лестница, дверь. По ходу я соображаю, как объяснить наше безумие. Но мозг под кайфом от кокса и ее недавней близости не выдает мне не одного варианта.

– Какого хера, твою мать, сейчас там было?! – орет она. – Ты, блядь, че творишь???

–А что такое Роуз? – психую я от ее лицемерия. – Тебя не смущает покупать меня для нее, но блядь, невинные объятия повергают тебя в праведный гнев!

Она идет пятнами.

– Если я дарю ей «Вибратор» это не значит, что я хочу, чтобы она испытывала к нему симпатию, это значит, что я хочу, чтобы она использовала его для своего удовольствия и забывала сразу, как только он выполнил свое предназначение! У вас не сложилось с удовольствием, а ваши вчерашние поручкивания и сегодняшние обжималки – это охуенный перебор с твоей стороны. Она впечатлительная девочка, не хватало еще, чтобы она запала на тебя!

– Лицемерка!

– Ах ты… Ты, блядь, попутал?! Вспомни, блядь, кто ты и кто она?

– Я помню.

– Тогда какого хуя это сейчас было?!

– Это была реакция на ебучего Джеймса, который разве, что членом в нее там не тыкал! Уйми этого мудака или я сам сделаю это! Он испугал ее там своими заебонами!

– Джеймс?.. – с удивлением сбавила она обороты. – С ним-то, блядь, что не так? Совсем девайс ебанулся… Ладно. Иди. И помни кто ты, когда подходишь к Белле. Просто девайс.

Хотел бы я забыть… 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)