10 марта 2015 Просмотров: 1018 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 46

Глава 46 - Бой с тенью

Я качусь вниз по наклонной.

Жизнь была достаточно полной

Реактивами, влитыми в кровь.

Я умираю за большую любовь!!!

 

Не дожидаясь вербализации всего, что сейчас вижу в глазах Роуз, я смято извиняясь, вылетаю за дверь.

Ей не нужно сюда ехать!

Набираю раз, наверное, десять, но она не берет трубку.

И с каждым гудком все внутри меня холодеет и холодеет, превращаясь в лед.

Неизбежно.

Со мной всё время будет неизбежно происходить что-то, что будет ставить под вопрос наши отношения. Это обратная сторона моего рая – мой ад…

Она неизбежно приедет и опять что-то случится.

Мне страшно?

Нет…

Волнуюсь?

Нет…

Что чувствую?

А почти ничего…

Немного смешно, немного горько.

Невозможно жить с дулом у лба. Рано или поздно, ты сам поднимаешь руку и давишь на курок, превращая ожидание смерти в смерть. Так легче…

В руке вздрагивает телефон, и я не торопясь сморю на экран.

И я уже чувствую, как складывается очередной безумный узор нашей сказки.

Ну и, конечно же, там тот самый незнакомо-знакомый номер, который как латексная прокладка разделил наши души и не дает им полностью чувствовать друг друга.

У меня теперь тоже аллергия на латекс!

– Да. – Мой голос как будто не мой.

Я уже и забыл, что умею быть равнодушным.

– Каллен, – цедит он сквозь зубы, – свали оттуда на хер. Сегодня бои, там Чарли… Нам всем пиздец!

– А это твои проблемы, Вольтури… – цинично ухмыляюсь я. – Ты же у нас крестная фея.

– Придурок! – взрывается он и скидывает вызов.

Чарли? – смеюсь я, прикуривая сигарету. – ОТЛИЧНО! Это что-то новенькое…. Show must go on!

Я прислушиваюсь к себе – моей боли нет больше со мной. Моя душевная абстиненция вернулась и мне почти хорошо. Да… я циничный и равнодушный ублюдок! И это – охуенно!

А Белла… Это мыльный пузырь, который я пытаюсь поймать руками… Нереально!

Была ли ты Белла?

Это просто помешательство, моя временная шиза…

Внутри что-то начинает скручиваться в знакомом ощущении от этих мыслей, но я тут же прогоняю это прочь. Нет. Не хочу больше… Хочу в свой душевный холодильник!

Я абсолютно спокоен и ноги сами ведут меня в цоколь. Слышу рев возбужденной толпы и чувствую запах крови.

Дааа! Хочу! Хочу крови и всё это скорее закончить.

Поздоровавшись с охранником, прохожу внутрь – миксфайт в самом разгаре. На ринге мясо! Этим игрушкам везет меньше, чем нам. У нас удовольствие, у них боль и иногда смерть. Хотя… Кто знает? Граница так неуловима...

В воздухе летает адреналин и запах железа, пол ринга в крови, один из бойцов явно спойлерит* и его противник уже умотан – вместо лица фарш… Но рефери не останавливает бой, давая возможность публике насладиться жестью. Еще минута и жесткий апперкот** сносит неудачника в нокаут. Рефери начинает отсчет: десять, девять, восемь… Да что тут считать-то?! Всё, бой окончен.

Бой окончен…

Не знаю зачем я здесь – это всё во власти того самого узора, который должен наконец чем-то завершиться и показать пусть и ужасную для меня, но цельную картинку.

Я чувствую, как он ведет меня, и я иду…

Иду к рингу…

Пока шоу аниматоров развлекает толпу, а прожектора сместились вверх, демонстрируя публике извивающиеся под музыку в грубых железных клетках красивые женские тела, я оглядываю зал в поисках нужного персонажа моей подходящей к концу сказки.

Толпа меня не интересует, я ищу в «випке».

Там несколько мужчин, пара шлюх и… Бри! И это неспроста – она тоже часть узора, которая еще не сыграла и сегодня, несомненно, будет ее выход! Я готов…

Кто из них?

Тяну руку охраннику – не помню как его имя – и, кивая на троицу интересуюсь:

– Кто это?

Усмехается и удивленно качает головой.

– «Крышу» нужно знать в лицо… – кивает на развалившегося в кресле брюнета, – Чарли Хейл – папаша нашей царевны, а рядом…

Это мне уже не интересно и отвернувшись, я разглядываю Чарли.

Разглядываю еще одну ебанную латексную прокладку. Ничего не изменилось – он также активно не нравится мне, как и до знакомства.

Ну и?

Какой способ саморазрушения мне выбрать?

Сверлю его взглядом и он, словно чувствуя, переводит свой на меня, разглядывая с любопытством. Между нами ринг. На полу полумертвый боец…

Заискивающе заглядывая ему в глаза, Бри прослеживает взгляд Чарли, и упирается своим в меня. Возбужденно вздрагивает.

И тебе привет! – зло оскаливаюсь на нее… - Ну давай, сыграй свою роль!

Поджав губы, касается руки Чарли…

Поехали!

- Эдвард! - врезается в меня словно в скалу… – Эдвард… - не уверено отыскивает мою ладонь, но я не реагирую.

Всё, Белла - миксфайт в разгаре!

- Поздоровайся с папой, Белла, - цинично выплевываю я, кивая в его сторону.

Бри что-то шепчет ему, я знаю что…

Чарли сверлит нас тяжелым взглядом.

И ее рука больше не прикасается ко мне.

Всё правильно…

- Белла!

А вот и темный принц! Все в сборе, сыграем последнюю партию…

Я разворачиваюсь к принцессе – невероятно хороша!

Как жаль… Мне казалось, все сказки должны быть со счастливым концом…

Хотя, о чем это я? Быть может, я просто не главный персонаж? Быть может, я как раз злодей, который сейчас получит по заслугам, а принц женится на принцессе?

Да, эта сказка тоже со счастливым концом. Только вот, блять, как быть второстепенным персонажам? Они заканчиваются вместе со сказкой…

Прости меня, Белла – я закончился на одну главу быстрей!

Чарли раздраженно отстраняется от Бри подскакивая с места и, кинув на стол салфетку, идет на выход из ложи. Мы все втроем наблюдаем за приближающейся катастрофой.

И она приближается…

Белла вжимается в мою руку…дрожит…молчит… Ни одного вопроса. Ей страшно… наверное за меня.

А мне по хуй!

- Белла, – нервничает темный принц. – Немедленно уходи!

Ему страшно… наверное за нее…

А мне по хуй!

- Добрый вечер… - не глядя проходит мимо нас Чарли. – Все трое - в чилаут.

И уходит дальше по направлению ближайшей двери. Кто-то планирует ослушаться? Я – нет!

Вырываю свою руку у Беллы и мы все идем… Параллельно нам на носилках несут того самого – быть может уже мертвого - бойца.

Дверь чилаута закрывается за нашими спинами.

Начинаю понимать, что именно я делаю - наша болезнь смертельна, и я под дозой случайного обезболивающего совершаю ампутацию. Пусть так… Быть может душевная инвалидность не так страшна как кажется...

Глаза у Чарли тоже карие, но если Белла – это шоколад, то он – как потертая кожа на ботинках. Противно… противно еще и от того, что он считает себя в праве… А еще противнее от того, что так и есть!

- Вольтури, объяснись, – безэмоционально поправляет золотые запонки на рукавах, ныряя одной рукой себе за пояс под пиджак, оставляя ее сзади.

Давай темный! Твой выход… покажи, как ты делаешь это – создаешь свою реальность в чужих мозгах.

- Чарли. Поговорим наедине?

- Считай, что мы наедине, – фыркает тот. – Итак…

Вольтури делает шаг вперед – собран и спокоен. Молодец…

- Белла большая девочка, – отрезает он. – Просто несколько экспериментов в сексе. Это наша личная жизнь – не надо, Чарли… - Вольтури раздражен.

Хороший ход!

- Хм… - рука Хейла вылетает из-за талии и железное черное дуло упирается в лоб Вольтури.

- Ты врал мне.

И даже воздух застыл… ведь Белла задохнулась и теперь не дышит именно поэтому?

В голосе Чарли нет эмоций… или может равнодушие и расчет – это и есть его эмоции? Завидую… застрелит - буду восхищен! Я бы не смог.

Мне и сейчас хочется, чтобы это дуло смотрело на меня… так будет органичней в нашей сказке!

Словно соглашаясь с моей версией событий, дуло резко утыкается в мой лоб.

Мне не страшно. Не страшно и Вольтури – мы оба понимаем – это исследование! И провокация, на которую она не сможет не среагировать и она реагирует.

- Нет! – подскакивает ко мне Белла, вжимаясь спиной. - Не надо!

В ее голосе слезы и отчаяние. Ее руки сжимают меня. И моё обезболивающее начинает давать короткие, но чувствительные сбои.

Руки сводит от желания прикрыть её. Успокоить ее страх.

- Хм… - задумчиво разглядывает нас Чарли. – Сексуальные эксперименты… А так? – цинично и с усмешкой.

Его рука дергается вниз и замирает у ее лба…

Ну, вот и все.

Противник явно спойлерит!

Не то чтобы я не понимаю, что не тронет… Не то чтобы Вольтури не понимает это… но горящие жесткие карие глаза охуительно заставляют сомневаться в адекватности Чарли.

Хейл заебись играет в покер!

И мы с темным принцем проиграли…

- Не надо… - сдаюсь я, вдавливая ее в себя и рывком отворачиваю, ощущая, как по мне проезжается холодная сталь.

- Ты что наделал?! - плачет она в моих руках. – Зачем?!

Зачем?..

Наверное, потому что я так не умею – любить по чужим правилам! Вот такое дефектное жадное сердце… Подавай ему всё!

Но это ничего. Это ненадолго. Я готов его потерять…

А ты – моя принцесса… ты выздоровеешь. Ты же любишь и его тоже… Твой принц позаботится обо всем.

Как там блять? – «защита, передышка, спокойствие» - он снова даст тебе это! Это нормально. Ты научишься и так…

- Сексуальные эксперименты… - медленно и зло повторяет Хейл.

- Чарли! – теряет над собой контроль Вольтури. – Не лезь в это! Мы разобрались уже сами! Он просто… игрушка!

- Я просто игрушка, Белла… - шепчу ей, поглаживая животик. – Не надо плакать… Я ничего не чувствую… И тебе не нужно.

Моя анестезия закончилась и все внутри горит. Но иррациональное облегчение растягивает в улыбке мои губы. Чувствую себя сумасшедшим…

- Ничего не чувствуешь?

Замирает…

- Нет, – равнодушно вру я.

Понимаю – нужно отпустить. Но как? Она вросла в меня… И я режу по живому. Сжимаю последний раз. Вдох – я запомню… Незаметное касание губами ее волос и приказываю своему телу больше не держать.

- Дети… иногда сплошное разочарование! Я был слишком терпелив, – выплевывает Чарли. – Изабелла… что же мне делать с тобой и… твоими игрушками?

Я бы, блять, сказал ему…

Он не пугает сейчас – его губы замерли в раздраженном оскале. Он ищет решения. Но это лишнее – мы и так все знаем идеальное.

Но это больше не моё дело. Теперь это задача Вольтури - защищать ее. Без меня у него выйдет лучше.

- Не надо ничего делать с… моими игрушками, - отворачивает от меня лицо Белла. – Я сделаю все, что захочешь – оставь его в покое.

Апперкот!

Белла снимает символ нашей связи с безымянного пальчика и кидает мне в ноги.

Звякнув, оно подпрыгивает несколько раз и замирает у ног Чарли.

- Надеюсь, что сделаешь. Не хочу лишний раз марать руки, – он убирает за пояс ствол. – Подготовь всё, Вольтури. Может, хоть с этим ты справишься идеально.

Она протягивает ему открытую ладонь, и он кладет туда массивную драгоценность.

Узор завершен – облегчение и пустота.

Бой окончен.

_______________________

* Спойлер – боксер, который портит бой, не давая работать сопернику

** Апперкот — классический удар из традиционного бокса; наносится кулаком по внутренней траектории наотмашь, при этом кулак повёрнут на себя; используется в ближнем бою. 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)