10 марта 2015 Просмотров: 983 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 43

Глава 43 - Ссора

 Возбужденный, злой, изведенный ревностью и неопределенностью я продержался почти три часа.

Сначала на мысли, что «всё-таки достал Вольтури», потом на мысли, что «она позволила мне надеть на нее кольцо», потом просто тормозя себя всеми возможными способами.

Сейчас уж ровно девять, и я нажимаю «вызов».

Три гудка и она скидывает. Перезвонит?

Пять минут. Десять минут. Пятнадцать минут…

Набираю опять. Скидывает сразу после первого.

Заебись…

Э: «Когда ты вернешься?»

Телефон через минуту вздрагивает в руке, и я облегченно выдыхаю. Белла!

Б: «Серьёзно подумываю о том, чтобы вообще никогда!»

Легкие так и замирают в спущенном состоянии. Это что - шутка?! Она не очень часто шутит… Она, на хер, никогда не шутит моими чувствами!

Что случилось? Это - ОНО? То, что я, блядь, чувствовал, но не смог предусмотреть?

Откладываю телефон в сторону. Хотя внутри всё рвется от ужаса и желания позвонить ей и всё выяснить. Что случилось?! Я же нигде не косячил! Что могло измениться за три часа?

До хера чего… Тогда и полчаса хватило, чтобы всё сломать.

Но тогда был косяк…

Хотя с Вольтури станется его мне быстренько нарисовать!

Ох, Белла! Пожалуйста…

Набираю номер. Опять сброс.

Всё, пиздец!

В голове просто торнадо от вариантов, что конкретно сейчас можно сделать. Но я тут же выкидываю все мысли. Ничего сделать нельзя. Если она хочет верить ему, то это безнадежно. Он всё равно найдет тысячу способов убедить ее в том, что я виноват. А в чем именно это уже детали. Легко прорабатываемые при его возможностях детали.

Э: «Я люблю тебя. И я жду тебя дома. Хотелось бы выслушать приговор лично…»

Всё сделал правильно, но сердце не слушается… не хочет стучать.

Досадно…

Досадно и больно, что ничего не получается, сколько не старайся. Всё возвращается опять на этот же чертов круг. Что он наговорил ей? В чем, блядь, опять моя вина?

Безнадежно…

Тоскливо…

Звонок в дверь. Резкий. Короткий.

Это она… чувствую.

Блядь!

Подрываюсь и распахиваю дверь.

Белла…

Злая, злая, злая… Челюсти сжаты, волосы взлохмачены, в глазах - ПИЗДЕЦ!

Делаю шаг назад, пропуская её внутрь.

– Спасибо… – сдавленно говорю ей.

– За что? – цедит сквозь зубы, замирая у двери.

Мне хочется скорее захлопнуть ее, закрыть на ключ и выбросить его нахер в окно.

– За то, что пришла, – стараюсь говорить спокойно, но меня колотит. – За то, что позволишь от тебя лично узнать: чем, блядь, я в этот раз не вышел… – тут же одергиваю себя, понимая, что всё-таки, наверное, есть какая-то причина для ее такого состояния. – Извини.

Мне страшно… Выражение ее лица… Да она, блядь, так разъярена, что… Я даже не представлял, что она может быть ТАКОЙ. Не выдержав давления ее взглядом, всё-таки тяну руку, чтобы закрыть дверь, и она отшатывается от меня в сторону.

Это, блядь… неожиданно… и жестко!. Захлопываю дверь и закрываю на ключ. Ключ забираю – я не выпущу её, пока мы не поговорим…

– Ты закрыл дверь… – рычит она.

Киваю.

– Ты забрал ключ!!!

– Да, Белла.

– Дай, – тянет руку, и я отрицательно качаю головой.

– Мы сначала поговорим, а потом посмотрим на счет ключа. Проходи… – говорю тихо и спокойно, хотя мышцы аж сводит от желания бить, орать, крушить и ломать. Но я как мыльный пузырь. Могу лопнуть от одного нажатия.

Не дави на меня, Белла! Пройди в комнату… – умоляю я мысленно.

– ОТДАЙ КЛЮЧ! – рявкает она на меня.

И, блядь, мыльный пузырь лопается.

– ПРОЙДИ, БЛЯДЬ, В КОМНАТУ! – ору я в ответ, что-то расхерачивая в чувствах. И опять снося нахуй только начавшие заживать костяшки.

Она вся сжимается в момент удара. И я уже задней мыслью проклинаю свою ебучую неадекватность.

– Прости! – подлетаю я, обхватывая ее лицо ладонями и заглядывая в глаза. – Испугалась?! Я, блядь, такой идиот…

Но она перехватывает мою руку и прижимает костяшки к губам, закрывая глаза, а я обнимаю ее второй, прижимая к себе.

– Прости, маленькая… – шепчу я. – Прости меня. Я испугался, и тебя испугал…

Молчит, но не отстраняется от меня, и я подхватываю ее на руки, занося в комнату. От нее пахнет чужим мужским парфюмом, и каждый вдох - как ожог для моих нервов. Я уговариваю себя, что это только потому, что она ехала с ним в машине, но, блядь, понимаю, что это - бред! Сажусь на кровать, не выпуская ее из рук, и прижимаю ближе.

– Не оставляй меня… – целую ее в висок, и тихонечко уговариваю, – ты же видишь, что я не могу без тебя… Я не знаю, в чем там моя вина… Но ты просто прости меня, ладно? Я бы никогда не сделал намеренно ничего такого, что могло бы вызвать такую твою реакцию… Не уходи от меня, Белла.

Ее губы уже давно блуждают по моей татуировке на плече, и я немного отпускаю себя, но трясти начинает не по-детски. И я никак не могу взять себя в руки, и не понимаю что сделать, чтобы это херня прекратилась: то ли расслабиться еще сильнее, то ли, наоборот, напрячься.

– Всё, хватит… – шепчет она, запуская руку мне в волосы на затылке. – Не сходи с ума… Я не собиралась уходить…

И меня окончательно отпускает. Я понимаю, что она сейчас вынесет мне мозг за какой-то косяк. Но это - такая херня! Пусть… Хоть, блядь, лоботомию! Зацеловываю ее плечи, руки, пальцы, пробегаясь по колечку, которое одето туда, куда и должно быть одето. Это еще один мой маленький расслабляющий кайф. Захватываю ее лицо за подбородок и впиваюсь в сжатые губы. Настойчиво раздвигая их языком, за что получаю легкий подзатыльник. И она моментально отстраняется.

– Это, блядь, не значит, Эдвард, что мне нечего сказать тебе! – снова разъяряется она за пару секунд.

– Хорошо, – замираю я, крепче сжимая ее в объятьях, – Скажи…

– Ты мне СКАЖИ! – начинает вырываться из моих рук. – Какого хрена Роуз в курсе моих тайн? А?

Сжимаю крепче, не позволяя вырваться.

– Не понимаю… – это совсем неожиданная подача. – Почему ты МЕНЯ спрашиваешь?

Я прокручиваю в голове все наши с Роуз разговоры о Белле и ничего не могу отыскать крамольного. Да и вообще не могу сосредоточиться ни на одной «тайне» исключая наши с ней отношения. Да и то, какая это уже, нахер, тайна, после ее представления в клубе и нашего зависания в чилауте, откуда она ушла полуголой.

Белла расслабляется, видимо догнав, что ее дергания в моих руках всё равно не дадут никакого результата.

– Эдвард… – вздыхает она. – Мою ситуацию с Деметри знали только три человека. Я, он и ты. И только один из нас мог назвать это изнасилованием. И только он же мог сказать об этом Роуз.

Ох, бляяя...

 

***

Конечно, я накосячил…

Не разговаривает со мной.

На вопросы о ебучей помолвке не отвечает. Вообще не отвечает на вопросы.

Что случилось из-за моего косяка? Я только знаю: что-то случилось… Но что конкретно?.. Специально мучает меня!

Тихо и показательно злится.

На все мои попытки приблизиться… Блядь! Скоро можно будет огнестрельные ранения от ее взглядов подсчитывать.

Сначала - полчаса в интернете, потом - двадцать две минуты в душе, теперь уже почти полчаса на кухне.

И, на хрен, мой поводок уже, блядь, натер мне шею от невозможности двигаться следом за ней!

Опять заходит. И опять - к компу.

Ну вот с кем она там пишется? Улыбается, бля… Чувствует же, что я уже весь извелся!

Сдвигает влажные волосы на одно плечо, оголяя шею.

Ну, давай уже, маленькая, прощай меня быстрее! Мне так хочется поцеловать твою шею! И мы уже несколько часов не занимались любовью… А мне так нужно чувствовать твою отдачу!

– Белла.

– Не хочу говорить с тобой.

Опять уходит на кухню.

Да что ж такое-то?!

Нестерпимо хочется залезть в комп и посмотреть: с кем она там зависает, но ведь еще сильнее психанет!

Каждый раз, когда я смотрю на экран, все внутри тоскливо сжимается от того, что она удалила все свои фотки.

Как будто кусочек сердца вырвала…

Снова возвращается.

– Иди, поешь, – и - снова за комп.

Поешь, блядь…

Ухожу на кухню и открываю окно. Пару сигарет и - обратно. На столе что-то дымится в чашке, но я не могу даже смотреть.

Возвращаюсь. Уже оделась. В широкой футболке и хопповских оранжевых штанах собирает волосы в хвост. На кровати валяется оранжевая бейсболка.

Уходит?!

– Не накручивай себя, – не глядя, бросает мне, – вернусь через несколько часов.

– Белла, одиннадцать часов… Куда? – начинаю раздражаться я.

Ну, конечно, она настырно молчит и расчесывает волосы, опираясь на стол. Хочется, блядь, нагнуть, отлупить, как следует, и за этот хвост…

Закрепляет резинкой хвостик и подхватывает с кровати бейсболку, одевая ее козырьком назад. На вид - лет шестнадцать!

– Открой дверь, пожалуйста.

Стоим и сверлим друг друга глазами. И так, блядь, хочется опять сказать «нет». Но это будет уже запредельно. Она же не пленница!

– Откуда тебя забрать? – сдаюсь я, и со щемящим сердцем открываю дверь.

– Я доберусь сама.

Ныряет под моей рукой и выскальзывает в дверь.

 

***

Я за компом. Ее аська мигает непринятым сообщением. Могу я удержаться сейчас?

Конечно, нет!

«Волчонок»

Ну, блядь, слава тебе господи!

Волчонок: «Через 10 минут»

Белочка: «Бегу»

Проглядываю всю переписку: укатила с Эмбри на сейшн.

Ладно. Это терпимо.

Хотя всё равно - херово невероятно!

Значит, он ее заберет и привезет. И она будет не одна.

Мне легче?

Немного…

Ревную к нему?

Да. Но только на уровне тела, мозги понимают, что это бред.

Бросила меня тут одного…

Да там и мудак этот ее может быть… как его… Майк…

Я бы, блядь, ему еще разок фэйс подправил.

Но теперь мне не кажется, что она слаба перед ним. Слишком много уже изменилось, переломалось и снова собралось. И снова переломалось…

Обещала, что вернется.

Я верю… Какие, блядь, у меня еще варианты?

 

***

Звонок в дверь. Короткий.

Она…

Я со стоном облегчения выкидываю сигарету в окно и иду к двери.

Чуть, блядь, не сдох тут за эти три часа, пока она развлекалась там!

Засранка!!!

Я, блядь, так зол на неё…

Могла бы и дома мне мозг повыносить! Обязательно было уходить?!

Открываю дверь и делаю шаг назад, пропуская ее домой.

– Развлеклась?

Надо, блядь, заткнуться и не усугублять… Но… три часа психов вынесли напрочь всю мою разумность. Единственное на что меня хватает, так это быстро закрыть за ней дверь и забрать ключ.

Фыркает, заметив мой маневр, и скинув кроссовки, ныряет под мою руку, проходя внутрь.

Ладно. И то хорошо.

Бойкот продолжается…

Щелкает на кухне светом и проходит, я делаю за ней пару шагов и замираю у косяка.

Стоит у стола. На нем - тарелка с так и не тронутой мной едой.

Ну, тут уж я ничего не могу поделать! Это не назло… Просто, блядь, не могу и всё.

Не оборачиваясь, подходит к подоконнику и запрыгивает на него. Ноги опять на улицу. Меня дергает. Не могу выносить, когда она так сидит! Всё сводит в животе…

Выключаю свет. Делаю шаг к ней и обнимаю за талию – пусть лучше наорёт. Но она не кричит, не рычит на меня, и даже не убирает больше мои руки. Сжимаю крепче и немного покачиваю ее, пытаясь расслабить.

Чувствую, что слов сейчас никаких не надо – это снова её разозлит. И ласк тоже не надо – сразу получу по рукам. Поэтому я - сплошная нежность и близость. Она почувствует и не сможет больше злиться на меня…

Моя Белла…

Я расслабляюсь и тихо постанываю ей в ушко от облегчения и удовольствия снова прикасаться к ней.

Мы смотрим в окно на панораму ночного города, на его разноцветные огни, которые складываются в забавные рисунки. Красиво… Я раньше никогда не замечал этого. Смотрел, но не видел. С её появлением в моей жизни изменилось не только это, изменилось ВСЁ. Но я рад. Я рад, что чувствую, пусть даже и боль… Но помимо нее я чувствую еще многое, без чего не хочу больше жить.

Обнимая её одной рукой, я тянусь к пачке сигарет и достаю одну для себя. Белла протягивает мне зажигалку, которую до этого вертела в руках. Собственно, ради этого я и достал сигарету. Я не забираю зажигалку, только открываю крышку и, обнимая ее кисть, тянусь своей и прикуриваю.

Белла вздыхает и через минуту вытягивает сигарету из моего рта. Мы опять курим одну на двоих.

– Ты давно куришь? – тихо спрашиваю я.

– Четыре с половиной месяца…

Отбираю сигарету обратно.

– Тогда пора прекращать…

– Не зли меня… – вяло бормочет она, опять отбирает из моих губ сигарету и затягивается.

Снова отбираю и, затянувшись последний раз, выкидываю в окно, наблюдая как быстро улетает алый огонек.

– Идем спать? – спрашиваю я в том же тихом темпе, в котором завязалось наше общение.

– Не знаю… – пожимает плечами. – Ты так разозлил меня… Хотелось просто отхлестать тебя по щекам за это. Так неприятно было! Ты же обещал мне…

– Это было не намеренно, Белла.

– Во сне, блядь, проговорился? – снова начинает рычать она.

– Хуже… – вздыхаю я. – Роуз сказала, что ты живешь с ним, и мой мозг отключился. Я ляпнул что-то, но не конкретное… Она, наверное, догадалась. Я думал они надавили как-то на тебя, не зная вашей ситуации, и я… Извини… Я виноват.

– И вот как тебе что-то рассказывать теперь?

– Я не знаю… – я опять начинаю сдыхать от потери ее доверия. – Ты просто моя болевая точка. Нажимаешь - и я в агонии. Ничего не соображаю. Но если ты перестанешь мне доверять, я умру.

Вздыхает, и ее пальчики расчесывают мои волосы, лаская и успокаивая.

– Как прошла… ваша помолвка? – выплевываю я это ебучее словосочетание.

– А как ты думаешь? – грустно усмехается она. – Роуз, блядь, устроила такой скандал! Мы час ей доказывали, что он не верблюд… Естественно, вокруг все были в полном шоке. Вместо того, чтобы расслабить Чарли, мы еще больше напрягли его. Не знаю, как Дэм утряс там всё… Он наедине говорил потом с отцом. Я думала Роуз разорвет его на флажки! Благо хоть вытянула нас из-за стола, перед тем как устроить разборки! Ее заявление было так неожиданно, что он потерялся совсем… И, да! Мне пришлось просто на шее у него повиснуть, чтобы она поверила в наши «искренние » чувства.

Я знал, что это так и было. Я чувствовал его запах на ней. И от этого сейчас меня всего свело…

– Ты касалась его? Целовала?

Невыносимая херня!!!.

Сам, блядь, виноват…

– Нет, обняла просто…Но мы бы с ним оба предпочли этого не делать…

– Не уверен. Вернее уверен, что он не остался внакладе.

– Ты не понимаешь! – злится она. – Он, наверное, хотел бы этого. Но только не так. Только если бы мне ХОТЕЛОСЬ обнимать его. А так… Это унизительно и больно. Встань на его место.

– Блядь! Он насиловал тебя Белла! На какое, нахуй, «его место» я должен встать?! – начинает трясти меня.

– Он не насиловал. Разве я говорила тебе такое? Технически он ни разу не сделал ничего такого, чего бы ни сделал со мной ты! Просто мы запутались тогда и были оба виноваты в той ситуации. Прими мою версию и не строй своих догадок. Я не хочу больше это обсуждать!

– Не сравнивай нас, пожалуйста! – корежит всего меня от отвращения.

– Не провоцируй!

– Почему ты защищаешь его?!

– Потому что люблю…

– ЛЮБИШЬ!?

–… как брата! Я понимаю, что сдуру познакомила тебя с ним не с той стороны. И уже давно съела себя за это… Но я умоляю тебя, давай закроем разговор с изнасилованием. Его не было. А я - просто идиотка, что ляпнула про это тебе в такой форме. И так виновата за это перед ним!

– Он мутит что-то, Белла! – отчаянно пытаюсь ее убедить в своих предчувствиях. – Он не отпустит тебя НИКОГДА!

– Это уже другой вопрос. Я знаю, что у него наверняка в голове есть пара идей. Но, поверь, что он остановится, если я попрошу. А я попрошу! Он никогда не допустит повторения нашей ситуации ни в каком формате. Просто доверься мне!

НЕ МОГУ!

Но что, блядь, я могу в этой ситуации!?

– Пойдем спать, любимая… Мне просто нужно чувствовать тебя рядом, – прижимаюсь я к ней, – Не факт, что твой принц не найдет способ сделать так, что завтра это будет уже невозможно… 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)