10 марта 2015 Просмотров: 1071 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 42

Глава 42 - Вдоль и поперёк, внутри и снаружи...

Ее шея идеальна – нежная, гладкая и трепещет под моими пальцами. Сдавливаю ее немного, наблюдая, как кожа упруго натягивается.

– Эдвард! – одергивает мою руку, но я не позволяю этого. – Это немного больно… и ты странно ведешь себя.

– Да… Думаю, - это будет немного больно.

– В смысле..?

– Ну, я подумываю, чтобы придушить тебя, Белла. И это будет немного больно. Хотя, если я верну свой член в тебя, то думаю, смогу сделать это без большого дискомфорта…

– Эдвард! Давай я просто объясню…

– Нет. Не надо. Это же просто шутка… – разглаживаю я красные пятнышки от моих пальцев. – Потому что отсутствие чувства юмора у тебя я переживу… В отличие от всех других смыслов того, что ты только что ляпнула.

– Выслушай меня! Это только звучит…

– Тихо, Белла… – пока она замирает, о чем-то там раздумывая, я оставляю пару засосов в районе ее груди. – Не доводи меня, блядь, до убийства… и самоубийства…

– Давай кофе попьем… – начинает она несмело. – И я тебе расскажу… мои мотивы.

– Белла, забудь… У тебя идеальная грудь… – веду носом по коже, вдыхая ее запах, – и пахнешь ты просто потрясающе… свежестью и удовольствием… И на вкус ты - невообразимая… – я веду языком по ее ребрам, заставляя выгибаться подо мной и спустившись ниже обвожу ее пирсингованный пупок, прикусывая и оттягивая серьгу, – особенно после секса… Ты – сладкая…. и соленная… и немного цветочная… и мускусная… – нежно кусаю ее животик прямо под пупком. – Я могу съесть тебя нечаянно…

– Эдвард… – сбивчиво шепчет она, настойчиво притягивая меня за плечи вверх. – Я ОЧЕНЬ хочу кофе… У тебя есть мороженое?

Фисташковое? Конечно…

– Я мог бы принести всё это сюда…

– Я еще и курить хочу…

Ох, не умеешь ты врать, Белла!

– Ну ладно, – отрываюсь я от ее тела, будет тебе кофе. А помолвки не будет…

Натягиваю легкие штаны и ухожу на кухню, щелкая по тумблеру кофеварки.

Так, блядь.

Помолвка…

Молодец, темный принц… Охуенная идея!

Колечко… на шею. Цепочку – к колечку… и – «к ноге»…

Ох, Белла…

На автомате отыскиваю кружки, чашки, что-то еще… наливаю кофе. Его запах выводит меня из моего коматоза, и до меня резко доходит смысл происходящего.

С психом ставлю поднос на стол и кофе расплескивается.

Что там она хотела?

Мороженое?

Или помолвку?!

Белла смотрит на меня, стоя в арке и не решаясь подойти. Она в моей футболке и стоит, опираясь на косяк. Одна ее ножка поджата к щиколотке второй.

Болит…

Иду к ней и она прищуривается, закусывая губу. В месте укуса ее губка сначала белеет, а потом становится алой, и я прикусываю свою, потому что хочу ее рот… Встряхиваясь, подхватываю на руки и усаживаю на подоконник.

– С сахаром?

– Нет… Положи в кофе мороженое, пожалуйста. Побольше… и две ложечки…

На автомате выполняю все ее просьбы и протягиваю ей кружку, промокнув дно полотенцем.

– Поговори со мной… – просит она, топя мороженое ложечкой в темной жидкости.

– Ну, давай… – прислоняюсь к стене рядом с окном, скрещивая на груди руки. – Сделай мне «хорошо»…

Белла вздыхает и отставляет в сторону чашку.

– У меня нет выбора…

– Этот мудак шантажирует тебя?! – я всматриваюсь в ее глаза в поисках ответа, потому что не уверен, что даже если бы это было и так, то она сказала. – Он нашел способ надавить на тебя?

– Нет! – качает головой. Ее глаза спокойны. – Скорее – помочь. Дело в отце… Иди сюда, пожалуйста!

Протягивает ко мне руку и я опять сдаюсь, погружаясь в ее объятья и вдыхая ее запах, смешанный сейчас с запахом моего парфюма.

– Деметри рассказал мне некоторые неприятные вещи про Чарли. О его вмешательствах в мою жизнь. Я не догадывалась даже… Он… Он – жесткий человек… упертый и опасный. Он следит за мной несколько лет уже! – раздражается она. – Не без помощи Деметри, конечно. Но это единственное, что на самом деле радует! Потому что, только благодаря этому, он не знает многих вещей, которые я бы хотела оставить только для себя. Про тебя, например… Еще пару недель назад мне казалось, что он отпустил меня и не вмешивается. Поорет и успокоится. А он – вмешивается и жестко! Я боюсь за тебя…

– Ты не должна беспокоиться об этом, – в ее глазах раздражение, грусть и решимость. – Это мои проблемы…

– Мы вместе?

– Не понял?

– Это простой вопрос, Эдвард! – психует. – Потому что если мы вместе, то… Ты можешь себе представить какие-то мои проблемы, которые не коснутся тебя?

– Это – другое!

– Всё! – прерывает меня и быстро начинает объяснять, не давая мне вставить ни звука. – Помолвка с Деметри будет поводом снять с меня надзор. Мы создадим ненадолго иллюзию отношений. Отец успокоится. Потом… нам будет проще! Мне исполнится двадцать один и официально опека будет снята. С Деметри мы «не сойдемся характерами», и он перестанет нагнетать эту тему! Я не могу позволить Чарли продолжать вмешиваться! Я даже не представляю, что придет ему в голову! Поверь – это выход!

Да… Всё так гладенько…

– Белла, а ты не думала, зачем Вольтури спасать наши души? Если гроза ебанет, то по мне. Не по тебе, Белла. Чего это он такой добрый? Ммм?

Белла задумчиво мешает пенку от мороженого и, набрав ложку с горкой, засовывает мне в рот. Вкусно…

– Ты знаешь, – начинает она, – он предложил мне это, когда мы с тобой были не вместе. После той ситуации в клубе. Так что я не думаю, что у него есть скрытые мотивы относительно тебя, – следующую ложку мороженого она съедает сама и облизывает запачканные губы, вынуждая меня податься вперед и тоже облизать их. – Он просто хочет помочь мне. Не буду отрицать, что наверняка для него это не совсем фикция…

– Вернее совсем не фикция, Белла! – отстраняюсь я от новой ложки мороженого. – Для него это – шанс, который он использует по-полной!

– Эдвард! – бросает ложечку в чашку. – Ну, КАК использует? Что изменится?! Кроме того, что мы вместе пару-тройку раз появимся на семейных и каких-нибудь официальных мероприятиях. Так мы и до этого выбирались периодически… Да и ночевала я у него уже сотню раз, наверное!

Всё правильно…

Только чувствует мое сердце, что…

– Мне не нужна моя безопасность такой ценой, Белла. Не хочу даже слушать больше!

– А мне нужна! – она захватывает моё лицо в ладони. – Приведи мне хоть один адекватный довод «почему нет».

– Потому что он продуманный и хитровыебанный мудак, Белла, а не Фея-крестная! – взрываюсь я. – И у него есть свои резоны! И, блядь, даже тот факт, что я их не знаю, не делает этот план допустимым для меня.

– Хороший мой! – ее губы скользят по моим, и эти слова заставляют расслабляться в ее руках. – Доверься мне! Это в любую секунду можно будет остановить! Я знаю его… Я знаю, что он темнит иногда… Но мы поговорили. И договорились. И ему это нужно не меньше, чем мне! Я чувствую! Дай мне шанс наладить нашу жизнь…

Вот даже и ни секунды не сомневаюсь, что ЕМУ это нужно!

– МНЕ это не нужно, Белла!

– МНЕ это нужно, Эдвард!!!

– Ты не ночуешь у него. Ты не тусуешься с ним. Никаких, блядь, походов на официальные мероприятия! Только пара семейных ужинов! Никаких проявлений чувств – ни поцелуев, ни объятий – ничего! Если что-то идет не ТАК, то тема сразу закрывается! И еще: ты живешь у меня.

– Спасибо!!! – тону в ее быстрых поцелуях. – Я постараюсь, чтобы ты этого даже не заметил!

Наши телефоны одновременно начинают вопить из комнаты, и Белла отстраняется, позволяя мне перевести дух от ее приятного нападения и пойти за ними. Подхватив со стола оба, смотрю на экран ее мобильника.

Даже и не сомневался. «Вольтури».

Со своим разберусь позже.

Захожу в кухню и, включая на «громкую», протягиваю ей.

Фыркнув на меня, отвечает:

– Привет!

– Привет, принцесса… Наша договоренность в силе?

– Да. Во сколько сегодня?

– Ты так и не разговаривала с отцом, да?

– Даже и не собираюсь! Во сколько сегодня?

– В семь. Белла… Я хотел бы, чтобы ты примерила кольцо, его нужно подогнать по размеру.

Она будет носить его КОЛЬЦО?!?

Вырываю трубку и нажимаю на сброс.

– Зачем…? – расстроено смотрит на меня.

– Перезвонит! – психую я. – Я САМ куплю тебе кольцо!

Прижимает меня к себе, обвивая рукой мою талию.

– Я вообще-то сама планировала. Не волнуйся об этом.

Ее пальчик уже бегает по сенсору и она, обнимая меня, возвращается к разговору, но уже, конечно, не на «громкой».

– Извини… Не надо кольцо. Семейное? Дем… Это плохая идея… Понимаю… Понимаю… Да, но… – она виновато смотрит на меня. – Давай придумаем что-нибудь… Я НЕ МОГУ! Не поверит? Но это же не обручальное… Только помолвка!

В чем, блядь, проблема-то?!

– Хорошо… Давай обсудим всё при встрече. В шесть. Я поняла. Не знаю еще, где буду… Позвоню. До встречи. И – спасибо тебе!

Спасибо…

– Ну? – нетерпеливо подгоняю ее я.

– Кольцо – семейная реликвия! – закатывает она глаза. – Старший Вольтури ни за что не поверит, если Деметри не оденет его на меня!

Блядь, это уже смешно!

– Вот видишь, Белла, как ловко он переворачивает все по-своему! Остановись!

– Хороший мой, – ее слова и пальчики на моей спине опять, нахрен, отключают мои мозги. – Я одену и сниму! Я не буду носить! Так нужно просто… Не усложняй…

– ЛАДНО! Но носить ты будешь моё!

***

Тиффани – отличный магазин. На украшениях нет ценников. Потому что с Беллой это стало настоящей проблемой. Мы почти подрались… Мне всегда казалось, что женщины любят шопинг и украшения…

Как оказалось, я ничего не знаю о женщинах…

Но активно играя на ее нервах по поводу сегодняшнего вечера, я выиграл этот бой и одел на нее колечко. Теперь я покручиваю тонкий ободок на ее безымянном пальчике и веду машину. Ее рука сжимает мое бедро. Если не думать о том, что скоро мне придется отдать ее ему, то я счастлив!

– В чем ты пойдешь?

Не хочу, чтобы он опять покупал для нее что-нибудь и поэтому планирую сделать это сам.

– Не парься об этом… Сегодня только Вольтури и Хейлы, поэтому, пойду как есть.

– И Свон, – добавляю я, потому что она – нихера не Хейл, и уж ТЕМ БОЛЕЕ – не Вольтури!

– И Свон… – улыбается она, закидывая ножки в черных ботильонах на панель. Ее юбка скользит по бедрам, демонстрируя мне резинку ее чулок. И я со стоном сжимаю ее кисть, которая сейчас принадлежит мне.

Мне нравиться она во всем… Но когда она такая… это, блядь, просто пытка! И еще меня бесит, что подобные прикиды почему-то висят в шкафу у Эмбри, а не в нашем с ней. Но это мы скоро исправим…

– Сколько это будет длиться?

– Я думаю, мы посидим часика три, а потом под восторженные взгляды Чарли вместе уедем. Его ребята пофоткают нас немного вместе, и он отправит фотки наряду с другими к Чарли, в его «сумасшедший папа»-коллекцию.

– Почему он не знает еще про нас?

– Потому что Деметри изымает эту информацию из отчетов.

– Почему он это делает? Ему же вроде как не выгодно?

– Потому что мы – друзья! И давай закроем эту тему.

Друг, блядь… Нет. Мудак что-то мутит…

Наклонившись над панелью, Белла крутит радио, выбирая музыку. Отпустив на секунду ее руку, я заправляю ей за ушко выбившуюся прядь. Подчиняясь светофору, я притормаживаю и массирую пальцами мочку её ушка. Перехватив рукой мою кисть, Белла тянет ее к губам и целует костяшки…Непередаваемое ощущение ее губ…

Лаская подбородок, я провожу большим пальцем по ее нижней губе и, легко нажимая, проталкиваю его внутрь…

Она послушно посасывает его, гладя на меня из-под черных пушистых ресниц…

– Твою мать…

Я отдергиваю руку и давлю на газ, не смотря больше в ее сторону, потому что…

Но ее ручка тут же сжимает мое бедро, не позволяя отвлечься от наших шалостей.

– Белла… – тихо рычу я. – Я сейчас расхерачу нас, если ты не остановишься… Пристегнись.

– Ладно, – улыбается она.

И это «ладно» явно не относится к концепции «остановиться», потому что она наклоняется надо мной и пристегивает мой ремень, пока я покусываю ее шейку на очередном светофоре.

Я, блядь, люблю светофоры!

Щелкнув застежкой своего ремня, она тут же возвращает свою ладошку на мое бедро. Только выше и... на его внутреннюю часть.

Это приятно…

Но отвлекает невообразимо. Поэтому я притормаживаю.

– Куда мы едем?

– К Деметри… уже пора…

Мы совсем рядом, и я сворачиваю в нужном направлении.

– У меня есть шанс уговорить тебя на татуировку? – прикидывая в голове несколько вариантов, спрашиваю я.

– Зачем? – хихикает она, потискивая мое бедро.

– Хочу пометить тебя… Чтобы этот мудак ни на секунду не забывал, чья ты…

– У меня на груди два твоих засоса… – ухмыляется она, разглядывая меня через зеркало. – Этого недостаточно?

– Нет… Если ты не планируешь демонстрировать ему свою грудь.

– Не планирую… – это, блядь, успокаивает. – У меня на пальце твое кольцо… Не достаточно?

– Нет… Не думаю, что ты будешь отчитываться перед ним, что это и откуда…

– Тоже верно… – смеется она. – Ну и что тогда «достаточно»? Татуировка – сразу нет!

Беременность была бы отличной меткой…

– Ну, не знаю… – торможу недалеко от его дома и отстегиваю наши ремни. – Может, моя сперма в тебе…

Белла спотыкается на полуслове, и ее глаза округляются от неожиданности.

Обожаю, когда она так реагирует!

Это, блядь, каждый раз – как её растление!

Тяну ее за талию на себя, вынуждая оседлать мои колени. И она, посмеиваясь, забирается сверху, что-то там строча на телефоне.

Ему?!

Наверняка – да!

Мои руки уже давно под ее юбкой, и пока мозги плавятся от ревности, я пощипываю ее горячую и, блядь, всегда готовую для меня плоть, играя с тонким перешейком ее трусиков.

Постанывая, она отпускает руку с телефоном и прячет лицо у меня на плече.

– Мне нужно идти… – шепчет она. – Он выйдет сейчас.

Мхм… Сейчас, блядь… Вот прямо взял и отпустил ее, такую заведенную и сладкую – к нему!

Один только запах ее возбужденного тела может, нахер, сорвать башню! А этот нежный румянец… И осоловелые от желания глазки… Ее медленные моргания…

Идиот!

Не нужно было трогать её…

– Подождет… – зло рычу я, отодвигая трусики в сторону и погружая пальцы в возбужденную плоть. – Я не могу отпустить тебя ТАКУЮ к нему…

Вскрикивая, вцепляется мне в волосы, заставляя постанывать вместе с ней.

Я плавно двигаю в ней пальцами, сжимая второй рукой ее попку.

– Отпусти… – постанывает она, закидывая голову и подставляя моим губам нежную шею.

Невыносимо хочется поставить засос. Почти не контролируемо. Поэтому, я только глажу ее губами, боясь даже открыть рот.

– Кончишь – отпущу… – шепчу я ей в ответ, сжимая попку еще крепче.

Мои движения становятся интенсивнее, когда его ворота открываются, и я вижу морду его тачки, выезжающей прямо на нас. Она еще не видит этого и не слышит. Так как музыка глушит звук движка его тачки.

Но он же, блядь, сейчас позвонит!

И испортит, сука, нам всё удовольствие…

– Белла… – низко урчу я ей в ушко, добавляя третий палец, под ее всхлип, – давай посчитаем твои сладкие местечки, маленькая…

– Раз… – шепчу я, покусывая краешек ее ушка и надавливая пальцами чуть выше клитора в мягкую нежную ямочку, ниже лобка. – Два… – и мои скользкие от ее желания пальцы уже кружат на ее клиторе. – Три… – мой палец уже в ней, но я не проникаю глубоко, только растягиваю по кругу ее вход. – Четыре… – пара поглаживаний ее попки и она уже задыхается и сжимается, нетерпеливо скользя губами по моему виску. – Пяяять… – шепчу я, проникая в ее лоно и поглаживая переднюю стеночку. Она уже на грани, и начинает ритмично сжиматься в преддверии оргазма. – Шесть…– выдыхаю я, резко смещая пальцы глубже на заднюю стеночку ее лона. – Кончай, моя сладкая… – Несколько сильных толчков – и моя девочка кричит, вцепляясь мне в плечи…

Блядь… Никогда не смогу насытится этим!

Ее телефон орет знакомой мелодией, и я перехватываю его, скидывая звонок.

– Пойдем, – заглядываю в ее одуревшие и еще ничего не понимающие глаза.

Она пытается соскользнуть к себе на сиденье, но я не позволяю. Пусть, блядь, наш темный принц, охуеет от ревности! И открываю свою дверь, аккуратно помогая ей выскользнуть на улицу. Догоняя мой маневр, Белла возмущенно хмурит брови, а я выхожу следом, захватывая ее рюкзачок.

Она вся взлохмаченная и раскрасневшаяся, еле стоящая на ногах. Моя…

Подхватывая за талию, подвожу ее к его машине и останавливаюсь.

Провожу пальцами, которые только что были в ней по ее губам, и она открывает рот в попытке что-то возразить мне, судя по выражению лица.

– Только попробуй, Белла… – негромко рычу я. – Я, блядь, тут же втрамбую тебя обратно в машину и увезу в нашу пещерку…

Почти со смехом ловлю ее возмущенные звуки ртом, и вынуждаю поцеловать себя.

– Эдвард!

Моя девочка в шоке? А нехер доводить меня «до ручки»…

Показательно целую несколько раз колечко на ее пальчике, и темный принц не выдерживает – удар по клаксону.

Открываю дверцу и помогаю ей сесть в его тачку

– Я позвоню через пару часов, солнышко…

Целую еще раз пальчик с колечком и захлопываю дверь.

Я не оставлю для тебя ни кусочка ни на ее теле, ни в ее сердце, ни в ее душе!

Я помечу всё вдоль и поперёк! Внутри и снаружи!

Тысячью разных способов! 

 

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)