10 марта 2015 Просмотров: 1127 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 41

Глава 41 - Американские горки 

Да.

ДА?!!

Вообще ничего не понимаю…

Моя спина, наконец, находит сзади какую-то опору и что-то со звоном слетает со стола, ну, или с холодильника, или…

Она оборачивается, открывая рот в попытке что-то сказать, но я больше ничего не слышу, только наблюдаю за ее расстроенным лицом и шевелящимися губами.

ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Она же не могла?

Или могла?!

Спрыгивает с окна и делает шаг ко мне, а я - от неё.

Не знаю почему…Просто не надо сейчас меня трогать…

Что она только что сказала?

Нет, я не хочу знать смысл слов, которые она сказала. Потому что я не знаю, что больнее сейчас: уйти или остаться. Сейчас больно всё. Даже смотреть на неё…

– Да ты слышишь меня вообще?!

Что?

Я качаю головой. Нет, я не слышу. И это единственное, почему я еще до сих пор жив.

– Эдвард! Мне даже представить страшно, что ты там себе надумал! Отомри немедленно! Ничего не было!

Ничего не было.

Ничего не было?

Блядь…

– А ЧТО ЭТО ТОГДА, НА ХРЕН, БЫЛО?!!

Я ору? Да, я ору на нее… Но…

– Не ори, – запускает руки в еще влажные волосы и немного растрепывает их. – У нас не было секса… Но мы… Черт, только не придумывай там себе. Мы касались друг друга!

– КАСАЛИСЬ?!

– По-дружески!!!

– Это как, блядь, руки что ли друг другу пожали?!

– Нет… – злится.

Она, блядь, еще и злится!!!

– Он ТРОГАЛ тебя?!

–Эдвард, остановись! – поднимает она передо мной руки. – Он не трогал меня в сексуальном плане…

– А в каком, на хуй, плане тебя еще можно ТРОГАТЬ?!!

– Эдвард… – она «умывает» лицо руками и устало смотрит на меня. – Давай я просто объясню… Это все совсем не так, как ты нафантазировал себе.

Нафантазировал?!

– Ты сказала, что спала с ним!!!

– Я не спала С НИМ! Я спала В ЕГО КРОВАТИ…

В его кровати?

– А он, блядь, где спал?!

– Черт… – выдыхает она. – Мне надо было как-то по-другому… Эдвард… Успокойся, пожалуйста.

Успокойся? Эти слова нихуя не добавляют мне спокойствия!

В его кровати…Но не с ним…

– Нихера не понимаю, Белла…

– Вот именно! Я объясню сейчас… – тянет руку к моей. – Иди сюда…

Я качаю головой: не могу… Пока не могу!

Психует и отворачивается, но почти сразу поворачивается обратно.

– Эдвард! У меня ничего не было с ним… По крайней мере в сексуальном плане! Ты что: не веришь мне?!

Хороший вопрос…

Ничего не было?

Блядь, я надеюсь, что… потому что…

– Какого хера ты делала в его постели, Белла? – сдаюсь я, сползая на пол. И она садится рядом со мной на колени. Не касаясь… И это правильно сейчас.

– Так было нужно. Мне и ему… Это сложно объяснить… Это просто доверие! Мы просто спали в одной кровати и всё! Под разными одеялами!

– Он не касался тебя?

– Сам нет…

– ТЫ касалась его? – я даже сам не понимаю еще смысла того, что говорю. Но я понимаю значение того, что она не отрицает этого… – Белла…

– Эдвард. Послушай просто! Мне приснился кошмар. Он запаниковал, что это опять из-за него. А это не так… Я плакала… Ему было плохо! Плохо ТАК, что… я просто обняла его, а он меня. И всё!!! Ничего кроме этого!

– Обняла?! Обняла и…?

– Просто уснули… Поговорили и уснули… Никакой близости, кроме утешения!

Сил на крик уже нет, хотя внутри всё орет и кипит. Поэтому я просто тихо спрашиваю, еще не догоняя, отпустило меня или нет:

– Какого хера ты делала В ЕГО КРОВАТИ, Белла?

Молчит… Кусает губы и хмурит брови.

Что, блядь, это должно значить?!

Поднимает глаза.

– Я люблю тебя… – ее руки оплетают мою шею и я… сдаюсь….Без боя.

Только становится еще больнее. На самом деле нет, наверное, ничего, что она может сказать сейчас мне или сделать, чтобы я смог оставить её. Даже если она и спала с этим ублюдком. Я всё равно не смогу жить без неё. Но это не значит, что мне стало легче. Просто больнее. НАМНОГО.

Поэтому я молчу и обнимаю её, умирая от горького чувства своей беспомощности перед ней. Я ничего не могу сделать с этим… Я - в ее власти, что бы она ни делала.

– Несколько лет назад… – шепчет она, прижимаясь ко мне, – у нас была плохая ситуация с ним: он напугал меня во сне… Я почувствовала себя никак незащищенной перед ним. И вообще, в принципе, незащищенной. Он не сделал ничего такого, просто… обнял вроде, не знаю… может поцеловал… не помню уже. А мне что-то совсем другое снилось про него. Нехорошее… И темнота полная еще… Ну и на фоне того, что происходило между нами – сон смешался с реальностью… У меня истерика случилась… И после этого начались проблемы со сном, – я чувствую, что ей тяжело рассказывать это, и начинаю поглаживать ее по спине, стараясь успокоить. – После этого нам не удавалось поговорить нормально. Я из дома сбежала почти сразу. Короче, он винит себя. А я не могу чувствовать эти его загоны! Он там не виноват был, просто так получилось! Нет, виноват, конечно, но… Блядь! Это не равноценно: то, что он сделал, и что чувствует сейчас из-за этого! И то, что я спала в его постели… Это просто попытка была вернуть мне мое спокойствие и защищенность. Он бы не прикоснулся! Пойми, пожалуйста! Я понимаю, что для тебя это кажется чем-то… Но это не было этим, и наши объятья были не…

– Всё… – останавливаю я ее, потому что чувствую: еще пара слов, и она заплачет. – Я понял… Это, на хрен, невыносимо. Но я смогу справиться с этим! Только больше не надо. ПОЖАЛУЙСТА!

– Не буду… ты не злишься больше? – всматривается в мои глаза.

– Конечно, блядь, я злюсь, Белла!

Как тут не злиться? Ей верю. Но этому мудаку – нет!

– Солнышко… Больше не позволяй ему, ладно? Не позволяй прикасаться к себе! Ты наивная и добрая… Он пользуется этим!

– Ты не знаешь, о чем говоришь… Всё не так совсем! У него много возможностей для того, чтобы давить на меня. И полное одобрение от семей… Но он - никогда! Всегда - только защита. Сейчас, согласна, он сорвался и наделал всякого дерьма… И я - не наивная. Я знаю, что он все ещё что-то чувствует ко мне. И я пытаюсь отпустить его всеми возможными способами, которые могу себе позволить. А его чувство вины… Оно тоже зацикливает его на мне. А я не хочу… Но я постараюсь быть в стороне от этого, чтобы ты не переживал. Настолько, насколько это будет возможно…

– Спасибо!

Меня отпустило?

Да… Почти полностью.

Я понимаю её… немного.

Но это, блядь, всё равно не вариант!

И больше не могу позволить быть ему так близко.

Я эгоист. И это - МОЯ Белла. Пусть мудак сосёт… Его траблы – это его траблы! Во всем виноват сам – от первого до последнего мгновения!

Меня отпускает… Но начинает накрывать сейчас совсем другой темой… Сейчас я начинаю понимать, каково было ей, когда она думала, что я…

Я бы не пережил…

И я сжимаю ее и шепчу:

Счастье мое, меня не оставляй прошу,

Я так хочу с тобою быть и забывать про шум.

Взлетали до высот, где каждый соперник повержен,

Но в моменты наших ссор, мысленно вены я режу.

И даже в снах за тобою я каждую ночь в погоне.

Пришла весна, ушла зима - депрессии прочь прогоним.

Хочу идти вперёд! Не приму никак путь назад!

Самоубийца я, смотрю, желая тонуть в глазах

Твоих

От них сиянье похлеще северного

И я был бы глупцом если бы тебя я не ревновал.

И ты нужна мне, не сомневайся в этом.

На тему преданности сил уже ругаться нету.

Мечты стремятся к небу, как никогда в куплетах.

Искренне прозвучат слова тебе только…

Johnyboy – Ты нужна мне..

 

***

– Эмбри сегодня на сейшн звал… Хочешь?

– А ты?

– Я тебя спросила…

– Нет. Хочу просто побыть с тобой. Чтобы никто не мешал…

Стараясь не давить, я растираю ее ступни антисептиком и ее какой-то хренью с обезболивающим эффектом, ловя ее шевелящиеся пальчики.

– Можно я инетом воспользуюсь…

– Это твой дом, Белла. Не спрашивай больше, ладно?

Её пальчики замирают в моих руках, и я поднимаю глаза. Задумалась…

– Даже не думай… – усмехаюсь я. – Дверь я замкнул, а этаж у меня не первый.

Улыбается…

– Думаешь, сбегу от тебя?

– Нет. Не пущу. Но не исключаю, что захочешь…

– Ты хочешь, чтобы мы жили вместе?

Жили? Да я бы и предложение, блядь, сделал не раздумывая! Но…

– Конечно, – всматриваюсь в ее задумчивое лицо.

– Ты жил когда-нибудь с женщиной? – сверлит меня взглядом.

Ндааа… Как бы, блядь, объяснить-то тебе, Белла… Да я даже не уверен, что на свидание кого-то приглашал! Сначала - не та компания, чтобы церемониться, а потом…совсем не та компания, чтобы…

– Нет… Это имеет значение? – аккуратно спрашиваю я, потому что не очень понимаю, почему именно этот вопрос.

– Я думаю, это может быть сложно для тебя… – с сомнением прищуривается она. – Жить со мной.

– Сложно?! – что несёт эта девочка?! – «Сложно» - это просыпаться и не находить тебя рядом! Не знать: где ты сейчас и где собираешься ночевать! Не знать: вернешься ли еще когда-либо ко мне! Вот это - охуительно сложно! Но ЖИТЬ С ТОБОЙ? Белла… Жить – здесь ключевое слово. Я смогу спать, дышать, есть… Остальное, на фоне этого, - мелочи, не находишь?

– Это… – закрывает глаза.

Почему? Что прячет от меня опять?

– Ты не хочешь, да?

Улыбается и откидывается на подушку.

– А что, ты дашь мне возможность отказаться?

– Нет. У меня где-то были наручники…

Я даже помню где. Я бы их хотел использовать, конечно, по-другому, но…

Хотя одно второму не мешает!

– Ах да… Маньяк… Как я могла забыть? Сексуальный…

Хихикает.

Блядь, вот ведь одно слово, и я опять, на хрен: твердый и ко всему готовый!

Но это сейчас не самый важный пунктик, хотя не может не вдохновлять, конечно…

– Пытаешься съехать? – дергаю за щиколотки ближе к себе, стягивая с подушки и принимаясь за вторую ступню. – Ты останешься у меня? Насовсем.

И навсегда.

– Может быть…

Белла поднимается на локтях, но ее взгляд уходит куда-то в сторону. Хмурится…

– И? Это «да» или «нет»?! – не выдерживаю я. И тут же понимаю, что разговор-то, собственно, ни о чем – все равно не отпущу. – Белла… посмотри на меня, – послушно переводит взгляд на мои глаза. – Я не отпущу тебя. НИ ЗА ЧТО. Даже если силой придется…

– Сдаюсь… – улыбается она, вызывая у меня вздох облегчения. – Только… ну это мы позже обсудим.

– Всё, что ты хочешь! – тут же соглашаюсь я. Ладно самый важный бой я выиграл, теперь можно и пошалить… – Ты чего-нибудь… хочешь…?

Располагая ее ножку у себя на животе, я начинаю массировать ее дальше, медленно поднимаясь вверх.

– Думаю, у меня найдется пара-тройка уловок, чтобы морально компенсировать твою капитуляцию…

– Вот уж не сомневаюсь, – провокационно ухмыляется она, немного разводя бедра.

– И если это способ удерживать тебя в плену… – мои руки уже скользят по внутренней поверхности ее бедер. – То..

Ее колени резко сжимаются, фиксируя мои руки. И она уворачивается от меня, садясь подальше и скрестив перед собой ноги.

– Не понял? – мне не нравится выражение ее лица.

Где я опять лажанул?

– Это не… – она закрывается от меня, устраивая подушку на своих коленях. – Ты знаешь, это не обязательно.

Мне не нравится это вдруг потребовавшееся сейчас ей расстояние, и эта, совершенно некстати появившаяся подушка…

И я нихрена не понимаю…

– Что «не обязательно»?

– Ну, знаешь, – разводит она руками. – Тебе не обязательно быть всё время героем-любовником, чтобы я была рядом с тобой.

– Почему «не обязательно»? – напрягаюсь я. – Я что-то делаю не так, как тебе нравится?

– Интересно, что из того, что я только что сказала, ты услышал? – закатывает она глаза.

Я услышал, что у нас что-то не ТАК… Вернее у тебя. Потому что у меня всё ТАК. Даже слишком ТАК!

– Нам надо поговорить об этом.

– Я, вообще-то, кое-что другое имела в виду!

– Что?

– Я имела в виду, что я тебя люблю не за то, что ты хорош в постели.

Это мне радоваться сейчас или напрягаться?

– Белла… – я, блядь, даже и сказать - то не знаю что!

– Так! Стоп! – выбрасывает подушку, и залазит ко мне на колени. – Разгоняй свою конференцию! Мне ОЧЕНЬ нравиться заниматься с тобой любовью. Просто ЭТО не самое главное для меня в наших отношениях.

– Ясно.

Хотя - нихера не ясно…

– Я люблю тебя и просто так. Люблю твои глаза. Твою душу! Даже немного твоих сумасшедших насекомых... – она целует моё лицо, и я плохо понимаю что она там говорит, но я точно понимаю, что у нас всё-таки все ТАК. В сексе и не только в нем… – Я просто хочу быть с тобой… И тебе не нужно постоянно напрягаться и доказывать мне в постели, что ты лучший. Ты и без этого - лучший.

– А в этом?.. – улыбаясь, я захватываю ее губы и посасываю, не давая ответить.

– Не знаю… – хихикает она, вырываясь. – Мне особо не с кем сравнивать… Но, ты знаешь, мне и не хочется сравнивать ни с кем… Это считается?

– Это - определенно считается… – я тяну с нее маечку и она помогает мне, поднимая вверх руки. – Я еще особо - то и не напрягался… Скорее, наоборот: все как-то больше расслаблялся… Так что… – бормочу я, стягивая с нее еще и трусики, – мне кажется, если я немного напрягусь… Чёрт, Белла! Ты случайно не знаешь, сколько оргазмов подряд безопасно испытывать для женщины? – постанывая, она тихо смеется мне в волосы. – Это очень важный вопрос для нас, маленькая… Потому что мне хочется гораздо больше, чем, наверное, следует… Нам нужно беречь твое сердце… Это очень ценный орган… – подхватывая ее под колени, плавно подминаю под себя, – …который стучит для нас обоих… Так что там, маленькая…? Сколько мы можем позволить себе твоего удовольствия?

– Я думаю, если не работать над этим в отрыве от твоего удовольствия, то… – наши языки периодически сплетаются, и ее слова звучат смазано и возбуждающе. – Мы найдем безопасный баланс…

Я устраиваюсь сверху между ее ног, лицом где-то в районе груди.

– Я бы хотел закрепить несколько открытий сегодня…

Я покусываю чувствительные ареолы ее сосков, обходя вниманием сами темные вишенки, и судя по тому, как нетерпеливо сжимаются и дрожат ее бедра, я смогу довести ее до оргазма даже играя только с ее грудью. Моё восхищение тут же превращается в потребность и становится первым пунктом на сегодня в наших играх…

– Первое - это то, что моя девочка любит меня ушами…

– М? – постанывает она, выгибаясь навстречу моим губам. Но я только дразню…

– Ты кончаешь… – она шипит, задыхается и постанывает подо мной, – когда я говорю тебе пошлости или нежности… Это - круто…

Втягиваю в себя сосок и жестко, но медленно тру его штангой.

Вся сжимается подо мной с тихим стоном. Выпускаю из плена и снова покусываю и облизываю яркий твердый ореол.

Я наглаживаю пальцами ее второй сосочек, покусывая первый. Сжимаю и глажу напряженные от возбуждения идеальные полусферы. Губы, зубы, пальцы, пирсинг… Я, блядь, сам уже готов кончить от этого. А еще - от ее невменяемого и полного удовольствия взгляда.

Она вся дрожит и уже даже не пытается оттянуть меня от моих сладких игрушек. Только всхлипывает и сжимает меня бедрами. Обхватывая ладонями, свожу ее груди вместе, и посасываю и покусываю оба сосочка сразу.

Стоны, всхлипы… Её пальчики сжимающие в нетерпении то мои плечи, то волосы, то простыни…

– Ты так близко уже, маленькая… – шепчу я, резко кусая за сосочек, и она с воплем прогибается подо мной, закусывая подушечки своих пальцев, которые немного приглушают ее сладкие звуки. – Твои пальцы во рту… Это… адски просто… – начинаю задыхаться я, теряя возможность говорить связно. – Пососи их маленькая…

Закрывая глаза, она послушно выполняет мою просьбу, и я, шипя от удовольствия, подаюсь вперед, прижимаясь членом к ее горячей плоти.

Ее губы так мягко обхватывают пальчики, что я моментально представляю их на моём члене, и в нетерпении впиваюсь в ее сосок, подаваясь бедрами ей навстречу. Она вздрагивает… и с мягкими стонами сжимается подо мной, растворяясь в медленном и плавном оргазме.

– Ты такая сладкая… – рычу я в нетерпении. – Такая отзывчивая…

Не в силах отказать себе в удовольствии, я присоединяюсь к ее шалостям своим языком, зубами отбирая изо рта ее пальчики. Она тут же вкладывает их мне в рот и скользит по моему языку, все время затрагивая пирсинг.

Немного сорвавшись, впиваюсь в нее поцелуем, и мы со стонами сплетаемся языками, просто теряясь в нашей страсти. Но мне хочется еще больше подразнить ее и я отстраняюсь, заглядывая в ошеломленные удовольствием и остротой момента глаза.

Вжимаясь в нее членом, я медленно-медленно вхожу, чувствуя каждым своим шариком, как погружаюсь в нее все глубже и глубже. И она медленно моргает, глядя мне в глаза, покусывая губку на каждое скольжение очередного моддинга по ее входу.

– Да, маленькая, – шепчу я, уворачиваясь от ее требовательных губ. – Кончи еще…

Она подается бёдрами мне навстречу, но я не позволяю ей двигаться, фиксируя их руками.

– Нет, сладкая… Без меня… Просто сожмись немного… Несколько раз… – хриплю я разглядывая ее нетерпеливые метания подо мной. От собственной потребности двигаться просто сносит крышу, – Давай… Сожми меня…

Она подчиняется, стискивая мой член, и выгибается подо мной от удовольствия, впиваясь с коротким вскриком мне в плечи, когда я помогаю ей кончить одним резким рывком .

И мы стонем друг другу в шею, пока я плавно покачиваюсь в ней, делая ее ощущения более глубокими.

– Теперь расслабься… – со стоном требую я, удовлетворяя уже свои аппетиты.

И прогибая ее подо мной, начинаю двигаться так, как хочется мне – медленно, сильно, глубоко. Она опять дрожит и бьется, прижимая мое лицо к своей груди.

– Подожди, сладкая… – шепчу я. – Теперь - со мной…

На каждый мой удар она вскрикивает и немного сжимается, делая мои ощущения просто сказочно приятными… И я толкаюсь в неё все быстрее и быстрее, сильнее и сильнее. Мне хочется сделать все плавно и любоваться еще одним ее оргазмом, но очередной ее вскрик полный удовольствия и попытка оттолкнуть меня, а потом,- снова притянуть обратно… рваное сумасшествие ее метаний и криков… так жгуче и так нетерпеливо… И я уже рвусь в ее вибрирующую плоть… ее зубки и ногти – это, блядь, больно, но так сладко, что я тоже кусаю ее в ответ, пытаясь отдать хоть каплю того удовольствия в котором тону сам от полной потери ее контроля над телом. И я взрываюсь, бормоча ей в шею что-то несвязанное и уговаривая сделать это вместе со мной. Теряя окончательно рассудок от ее охрененно сильного оргазма, который встряхивает нас обоих и заставляет меня просто урчать от удовольствия чувствовать это всё вместе с ней…

– Я умру в тебе когда-нибудь, любимая… – шепчу я, когда она полностью расслабляется подо мной.

– Задуши меня перед этим, любимый… – посмеиваясь, шепчет она.

Вспыхнув где-то в районе сердца, я внутренне растекаюсь во что-то горячее и удовлетворенное – мой душевный оргазм… Это так сильно, что мне, как и ей несколько минут назад, хочется сначала оттолкнуть ее, а потом прижать снова. Но я расслабляюсь, позволяя себе просто чувствовать это.

Перевернув ее на себя, я наглаживаю ее упругую попку.

Ее близость – это мой анестетик. Но чаще - просто наркотик, за который я продал душу, сердце, разум, тело и готов отдать всё остальное…

Ее близость - моя главная потребность…

– Так что там с твоим переездом, Белла? – вспоминаю я наш незаконченный разговор.

Я пользуюсь моментом? Конечно, да! Сейчас она вряд ли откажет мне.

– Хорошо, но только…

Я напрягаюсь – мы вроде как договорились уже… Нет?

– Я хочу, но… Нам нужно соблюсти кое-какие формальности.

– Какие, на хер, формальности?!

– Только - не психуй, и не нервничай! Я знаю, что ты сейчас тут, нафиг, загонишься и будешь… Но ты не должен даже напрягаться. И тараканов своих уйми сразу! Даже страшно говорить!!!

– Белла?!

– Это чистая формальность, но она нам необходима!

Я быстро подминаю ее под себя, всматриваясь в глаза – в них паника и нерешительность.

– Какая, на хуй, формальность?!

– У меня сегодня помолвка с Вольтури!

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)