10 марта 2015 Просмотров: 1044 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 35

Глава 35 - Для нее... 

PoV Ed

– Ты хорошо подумал?

– Пересчитай…

Кидаю ей на стол толстый конверт с купюрами.

– Да ладно… – психует. – Эдвард, давай поговорим? Мы же раньше вроде неплохо ладили…

– О чем нам с тобой говорить?

– Белла уволилась… вчера, – покручивается туда-сюда в своем алом кожаном кресле, оно похоже на вывернутое наизнанку мертвое животное… Почему я никогда раньше не замечал этого? – Позвонила и… Я не понимаю, что с ней опять происходит.

– И никогда не поймешь. Тебе это не дано…

– Ты пытаешься оскорбить меня?!

– Констатирую факт.

– Между вами ведь есть что-то, да? Ты поэтому увольняешься.

– Мне пора, Роуз.

– Подожди! – подскакивает с кресла. – Эдвард, пожалуйста! Я знаю что она позавчера устроила… Это из-за тебя, да?

– Из-за меня. На самом деле из-за тебя, Роуз. Но тебе же похеру на ее чувства…

– Мне не похеру! Да. Я не понимаю эту дурочку, но я люблю ее! И хочу для нее только самого лучшего.

– С такой, блядь, любовью как у тебя, ненависть отдыхает. Отъебись от нее просто. Дайте ей свободно дышать, без давления вашего ебучего семейства! Не ломай ей больше жизнь, Роуз. Она никогда не станет такой, как ты, и не примет правила твоего извращенного мира.

– Вы с ней не остановились тогда, да? – вздыхает она. – И ты поэтому не работал… И твой последний заказ свел ее опять с ума, да? – со психом швыряет ручку, которую все это время крутила в руках на стол. – Почему ты просто не сказал мне?!

– А что бы ты сделала?

Молчит.

– Потому и не сказал.

– Она всё-таки влюбилась в тебя… И это, блядь, моя ошибка…

Молчу. Да это ее ошибка. Но именно за это, я ей невероятно благодарен!

– Я не знаю, что мне сделать сейчас… – прячет лицо в ладонях и, вздохнув, снова смотрит на меня. – Она отказывается встречаться и разговаривать. Нахамила отцу. Я не могу сказать ей, что ты не… Ты и она?! Как, блядь, ты себе это представляешь?!

– Никак.

– Я прошу тебя, отступись от нее. Ради ее же блага! Сейчас очень шаткая ситуация… Я прощу тебе штраф… – стреляет глазами на конверт.

– Ты, блядь, серьезно?!

Я даже психануть не могу на эту глупость. Да это просто смешно!

– Я прошу тебя! Она только начала принимать правильные решения! Не сбивай ты ее, она все равно уже с другим!

– «С другим» это - с Вольтури?

Этого не может быть… Я не поверю в эту хуйню, даже если увижу собственными глазами.

– Это охуенно важно для наших семей! Она фактически уже живет у него…

Этого просто не может быть! Моя маленькая девочка совсем сошла с ума от боли?!

– Мне похую, что там важно для ваших семей. Ты хоть раз поинтересовалась, что важно для нее?

– Тем не менее… Он любит ее. Он сможет дать ей ВСЕ! Это идеальный для нее вариант. Эдвард… Если она спросит меня, я… – отводит глаза, – скажу, что ты работал по- настоящему.

Сука…

Подложили ее таки под этого мудака! Сломали… И я помог.

– Давай, Роуз! Скажи ей! Ебни по ее душе ядерной боеголовкой своего цинизма и выжги из нее остатки ее мира!

– Я делаю это ради нее!!!

– Делай, Роуз! Жги, блядь, детка! Ставь свои ебучие эксперименты… Ведь каждая твоя инициатива, охуеть, как сильно осчастливливает ее! Она уже и щемиться-то от вас не знает куда! Так загнали, что аж от безысходности спряталась у своего насильни… Блядь!!!

– Что ты, нахрен, сказал?!?

– Забудь… И на меня не рассчитывай, я больше не буду принимать участие в ее уничтожении! Ты и сама отлично справляешься на пару с отцом.

Встаю и ухожу. Теперь я свободен.

 

PoV Dem

Мне хочется сжать ее дрожащие от тихой ярости ладони, но я только кладу руки на спинку ее стула, слегка касаясь костяшками пальцев ее спины.

– Белла, успокойся… Я это улажу.

Я не знаю, что произошло с ней, но чувствую, что она не в себе. Как будто из нее вытекли все силы. Она даже больше не сопротивляется моей чрезмерной опеке и все время засыпает. Я только знаю, что она наконец-то уволилась с работы. Но о причине говорить отказывается, моментально сникая и уходя в себя. Я не настаиваю. Уволилась и - слава богу.

– Ну ЧТО мне сделать, чтобы он отстал от меня?!

Чарли в очередной раз прессанул ее и она, не сдержавшись, выдала ему охрененный неадекват. Я видел, что она была «на грани»… Но это же Чарли – он нихера не чувствует ее пределов.

– Тебе не следовало так сильно реагировать. Ты сама спровоцировала его.

– Я не его собственность!

Его Белла, его.

Пока. Но я знаю один способ как исправить это.

– Белла, давай просто сходим на этот ужин…. Вместе.

Выпрямляет спину и немного подается вперед.

Все правильно. Я имею в виду именно то, что тебе показалось.

Пауза затягивается, а ее спина все еще как струна.

– Что-то не так, принцесса?

– Я не поняла…

– Ты поняла. Но не совсем правильно.

– Есть только один способ снять его колпак с тебя. Он должен убедиться, что ты – моя. МНЕ он тебя отдаст.

– Деметри…

Тихо-тихо, мой котёнок. Не пугайся…

– Я не имею в виду отношения. Я имею в виду иллюзию отношений. Ты станешь свободна от его внимания.

– Что-то я не совсем… – ее рука обхватывает горло и она шумно выдыхает.

Ну, вот и момент для второго рывка…

Первый ты преодолела, почти не напрягаясь.

– Я объясню, принцесса. Только дослушай до конца и не делай никаких выводов преждевременно.

Это предложение созрело у меня уже давно, но все было как-то неуместно. Она бы ни за что не пошла на это еще пару недель назад. Просто из принципа! Но теперь все по-другому. Многое изменилось между нами, да и слаба она сейчас перед Чарли, как никогда… Мне хочется верить… нет, не так! Я, блядь, просто землю готов рыть, чтобы она согласилась на мое «предложение»! И не только потому, что это - статус, к которому она будет привыкать, а больше потому, что если она согласится, то, значит, доверяет. А мне очень нужно ее доверие. Это - основа моей призрачной надежды.

– Чарли хочет наш брак. Как только ты уступишь ему, он будет готов простить тебе любые капризы, – а я положить к твоим ногам весь мир. – А я в свою очередь сумею всегда отстоять тебя перед ним как свою женщину. Он просто не посмеет…

Я не вижу ее лица, но по реакции тела вижу, что у нее шок. Это, конечно, необоснованно. Но я специально дал ей информацию в такой форме, чтобы посмотреть на реакцию. Реакция терпимая. Она все еще сидит и слушает меня, не пытаясь смыться…

– Я понимаю, что брак, даже фиктивный, – это не вариант для тебя. И я даже не буду предлагать тебе этого. Но мы можем создать иллюзию… Все элементарно. Мы объявляем о помолвке, не оговаривая пока сроков. Ты переезжаешь ко мне: только формально, конечно! Я не собираюсь ограничивать тебя никоим образом. Для наших мы – пара. Ну и для прессы тоже. Чарли под моим давлением снимает с тебя колпак. Через какое-то время, может несколько месяцев, может год, он перестанет воспринимать тебя как объект для контроля. Привыкнет к твоей автономности. И, когда у тебя возникнет в этом необходимость, мы с тобой официально разорвем помолвку. Ты свободна…

Молчит.

Соглашайся, Белла… Это реальный вариант для тебя! Даже если у меня ничего и не получится из задуманного, это стопроцентно сделает тебя фактически независимой от Чарли. Ты в любом случае ничего не теряешь…

– Если обстановка будет напряженная, я увезу тебя…, например, в Европу, и мы там разорвем помолвку. Я вернусь первым, ты – когда посчитаешь нужным.

– Тебе это зачем?

На этот вопрос у меня два ответа, и тебе пока можно узнать только один, моя девочка.

– Я просто хочу сделать это для тебя, Белла. И мне будет приятно, если ты позволишь. Ты позволишь?

– Я подумаю, ладно?

Блядь! Не отказала!!!

– Конечно, малышка. Ложись сегодня пораньше, ты мало спишь…

– Хорошо.

 

***

Pov Ed

В моих руках телефон, и он жжет мои пальцы и мой разум. Опять хочу написать ей. Всю вчерашнюю ночь я набирал и стирал тысячи вариантов слов, стихов и сообщений… Все – не то! Из-под моих пальцев выходят только эпитафии, потому что я умер, когда она оставила меня. А ей ни к чему любоваться на мой труп...

Ей будет больно от того, что она убила меня. Даже если и хотела, и даже, если я только этого и заслуживал.

Нет. Я не надеюсь, что можно что-то исправить в нашей ситуации. Я просто делаю то, что делал бы, если бы надеялся на это.

Мне почти не больно. Вернее боль осталась той же, но после того как я почувствовал ее муку, моя - просто перестала иметь значение.

Я должен что-то сделать с этим. И я хочу, чтобы все стало прозрачным для нее. Потому что, поддерживая их игру, я вместе с ними загоняю ее в угол. Я просто покажу ей настоящую картинку, и пусть она все решит сама. Это не для меня. Это - для нее. Она не должна чувствовать себя преданной. И не должна думать, что ошиблась во мне… Она никогда ни в ком не ошибается, и должна доверять себе без оглядки! Пока эти сволочи окончательно не заморочили ее. Я пытаюсь спасти ее веру в себя. Хочу, конечно, еще и в меня…

Взвесив все «за» и «против» Жму на вызов.

– МакКартни.

– Здорово, Эм.

– И тебе.

– Мне нужна услуга.

– Что-то мне подсказывает, что на фоне последних событий, моя царевна нагнет меня за нее…

– Непременно. Если узнает. Но она не узнает.

– Что нужно?

– Мне нужна запись с камер VIP-чилаута, со звуком, если получится, если нет, то - без. Минут пятнадцать. Я укажу время.

– Там ты?

– Да. Сколько?

– Ох, Каллен… Блядство… Мне – нисколько. Попробую продавить охранника. Сумму скажу после.

– Спасибо тебе, Эммет.

– Я рад за тебя.

– В смысле?

– Я рад, что ты вышел из нашей темы. И догадываюсь почему. И этому я тоже рад. Удачи тебе, братан!

– Не помешает, Эмм.

 

***

PoVDem

Спит…

Спит со мной каждую ночь.

Я могу протянуть руку и коснуться ее, но не буду.

Просто лежу, вдыхаю ее запах и смотрю.

Мои глаза привыкли к темноте, и в свете луны я хорошо вижу ее лицо. Ей что-то снится. Она беспокойно хмурит брови, и мне хочется разгладить складочку между ее бровей, но я слишком боюсь прикасаться к ней во сне. Я уже один раз допустил такую ошибку и расплачиваюсь до сих пор. Она что-то там тихонечко бормочет и вздрагивает, сжимая руками одеяло…. Сгрести ее в охапку, успокоить, просто поспать рядом - я хочу сейчас этого даже больше, чем близости с ней. Хотя от желания сгораю уже не первую ночь.

Но я ни за что не прикоснусь больше сам!

Ее метания становятся сильнее и я слышу тихие всхлипы. Она плачет во сне…

Это - оно? Я ни разу не видел как «это» происходит… Только Роуз рассказывала. По ее словам, это - полный пиздец! И мне страшно даже представить, что ей снится в эти моменты! Столько времени уже прошло… Сколько она будет еще мучиться моими ошибками?

Плачет. Я вижу, как по ее щекам тихонько стекают слезинки, и слышу неровное дыхание.

Что ей снится?

– Белла…

Не просыпается. Только теперь добавляются еще тихие, тоскливые постанывания.

Нет, это просто ночной кошмар, и нужно разбудить ее. Наклоняюсь немного ближе и снова негромко зову:

– Малышка, проснись. Это сон… Белла!

Несколько громких всхлипываний и она ревет уже в по-полной, обхватывая подушку руками, и сводя меня с ума своим горем.

– Белла! – Она так близко, и ей так хреново, что меня всего сводит от потребности утешить ее. И я сжимаю ее кисть, вцепившуюся в подушку. – Ну что такое, малышка? Что мне сделать?!

Ненавижу эту беспомощность!

Ее руки – ледяные, и она ревет навзрыд, ничего не соображая. Я даже не могу понять проснулась ли она.

– Белла, что случилось? Что тебе приснилось, котенок? – это, блядь, так невыносимо, что я совсем перестаю контролировать себя и убираю несколько прядей ее волос, стараясь почти не касаться кожи.– Поговори со мной, слышишь?! Не плачь, пожалуйста!

– Прости… – всхлипывает она и я, блядь, горю от этого в своем личном аду вины и тоски.

– Не плачь, пожалуйста… – шепчу я. – Тебе плохо?

– Да…

– Я могу что-то…

– Нет-нет… сейчас пройдет, – всхлипывает она. – Прости, что разбудила…

– Я не спал, – медленно растираю пальцами попавшую ко мне в плен холодную ладонь, она не отобрала ее сразу и я теперь не могу остановиться. – Ты вся дрожишь, принцесса… Тебе холодно?

– Да! – опять рыдания. Блядь, ну почти ведь успокоилась уже! Да что же это такое?! – Очень холодно! Внутри все просто вымерзло…

Блядь, как хреново! Как невыносимо и невозможно!!!

– Я так хотел бы согреть тебя, Белла!– это вырывается абсолютно неконтролируемо, и я надеюсь, что она ничего не расслышала за своими надрывными всхлипами. Но мое подсознание от нашей обоюдной боли уже рвануло наружу, и я даже не слышу, что говорю – Не плачь, малышка… Все пройдет. Я больше не позволю никому обижать тебя… Только дай мне эту возможность, Белла! Мне очень хочется дать тебе хоть что-нибудь и чтобы ты захотела хоть что-нибудь принять от меня! – Мою грудь ломит от того, что я не могу сказать ей всего, что у меня внутри. И она сжимает мою ладонь в ответ, словно среагировав на мою боль. – Мне так жаль! Прости меня, моя маленькая девочка! Я бы всё отдал за то, чтобы… Не плачь, пожалуйста! Ничего в этом мире не стоит твоих слез! Это, блядь, невыносимо больно - смотреть как ты плачешь… Скажи мне, Белла, что с тобой происходит… Просто поговори со мной, малышка! Не могу смотреть на твою боль…

– Не надо! – всхлипывая и задыхаясь, шепчет она. – Не хочу, чтобы еще кому-то было так… Это только моё. – Я больше не буду… Только не смей чувствовать это вместе со мной!

Она приподнимается и требовательно давит руками мне на грудь, вынуждая лечь на спину. Ее прикосновения… Эти холодные, но невообразимо жгущие мою кожу ладони… Я подчиняюсь. И – О, Боже! – она ложится ко мне на грудь, обнимая и прижимаясь ко мне.

Я знаю, что это только реакция на мою боль. Попытка обезболить. Она не может выносить чужих страданий… Но мне все равно, и я со стоном сжимаю ее в объятьях.

Сжимаю - и не могу поверить, что это реальность. Она не должна была… Но мне больно, и она лечит мою боль как чувствует, как умеет. Потому что сама отлично знает, как это - когда больно.

– Прости меня, Белла… – шепчу я в ее волосы. – Никогда не прощу себя! Но ты, если можешь, прости… Мне так нужно хотя бы чуть-чуть твоего доверия…

– Ну что ты… – успокаивая, ее руки поглаживают мою грудь. – Я никогда не… Я все равно всегда любила тебя! И я хочу просто забыть. И мне хорошо, что ты есть у меня. Давай просто отпустим это! Не вспоминай. И я не буду, ладно?

Она чувствует, что прикосновения для меня - это символ ее доверия, и дает мне это … Я не обольщаюсь: в ее поглаживаниях только ласка, утешение и - ничего больше. Но мне и этого - охренеть как много! Потому что в ее прикосновениях еще и моя надежда.

Ох, Белла, Белла… Девушка из другой реальности. Не знаю – благословление ты моё или проклятие…

 

***

Pov Ed

«Моё море…

Твои глаза это единственное зеркало, которое смогло отразить меня. И я настолько боялся нечаянно разбить это чудо, что в этой жуткой агонии страха разбил намеренно… Прости… Я умираю от твоей боли… Если то, что только ТЫ видела в моих глазах, то о чем ты разговаривала с моим сердцем хоть чего-нибудь стоит, то я прошу… я умоляю тебя об одном только разговоре.

Пожалуйста… Я буду ждать.

Твой почти мертвый от горя маньяк…»

 

***

PoVDem

Засыпает…

В моих объятиях.

Слишком нереально, что быть правдой, и все же... Ее руки наконец-то согрелись на моей груди, и мысль об этом согревает меня. Она принимает мое тепло… А о большем я пока и не мечтаю.

– Белла? – шепчу я.

– М? – сквозь сон откликается она.

– Почему ты плакала?

– Потому что сделала больно одному человеку…

– Ты опять все перепутала, принцесса… Разве не он должен плакать, Белла, если ему больно?

– А почему когда ты сделал мне больно, то страдал больше, чем я?

Потому, что я люблю тебя… И это ответ и на твой вопрос, Белла, и на мой...

Но это ничего – я буду любить тебя за двоих, за троих, или за скольких там будет нужно… Я буду любить тебя за всех.

Она уже спит.

Ее телефон тихонечко брякает где-то в районе подушки, и я дотягиваюсь до него рукой.

«Эдвард»…

Удалить.

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)