10 марта 2015 Просмотров: 916 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 30. Часть 1

Глава 30 - Собрать пазлы. Часть 1

Я просыпаюсь и, не открывая глаз, снова проваливаюсь в сон, как только чувствую ее прикосновения, или запах, или тихий шорох где-то рядом. Белла обещала, что никуда не исчезнет.

Просыпаюсь с ощущением, что время уже давно перевалило за полдень и я слышу ее мягкие босые шлепки по полу. Словно кошечка тихонечко забирается на кровать и целует меня в шею, чуть ниже линии роста волос. По телу идет волна дрожи и утренняя эрекция перестает быть просто утренней.

Улыбаясь в подушку, я притворяюсь, что все еще сплю.

Она больше не касается меня, но я чувствую ее взгляд – опять рассматривает тату? Словно подтверждая мою догадку, ее пальчик начинает рисовать узор вдоль моего позвоночника. И через мгновение я уже ощущаю на себе ее бедра и приятную тяжесть.

Ее пальцы и ладони мнут мою расслабленную спину, поднимаясь от поясницы к лопаткам и вырывая у меня несколько сдавленных стонов.

– Просыпайся… – шепчет она, массируя мои плечи и шею.

Мне хочется еще ее ласк, и я игнорирую, вытаскивая подушку из-под головы и устраиваясь удобнее. Тихо посмеиваясь, наклоняется, щекоча меня спадающими на спину волосами, и присоединяет к рукам зубки, мягко покусывая мою спину, заставляя шипеть и извиваться под ней от остроты ощущений.

– Такой чувствительный… – хихикает, явно возвращая мне мои комплименты.

– Не нарывайся, женщина… – угрожающе протягиваю я.

Потому что я и, правда, на грани того, чтобы превратить ее игру в свою.

– Мой грозный мужчина… – резко впивается зубами мне между лопаток, заставляя с воплем практически подскочить под ней.

– Ну, все!

Несколько секунд возни и она распята подо мной.

– Что теперь будем делать с тобой? – рассматриваю ее бешено бьющуюся на шее жилку – она просто вибрирует от скорости. Это из-за нашей маленькой драки или ей «хочется»?

Медленно провожу по трепещущей артерии языком, чувствуя ее пульсацию у себя во рту, и замираю, кайфуя от ощущений.

– Хочешь выпить мою кровь? – выгибаясь, вдавливается в меня еще сильнее.

И я, под оглушительный визг, кусаю ее, стараясь удержать себя в рамках разумного.

– Прости, маленькая…– тут же зацеловываю начинающий проявляться на нежной коже след.

Вот, блядь, несдержанный придурок! Кажется, останется след…

Надеюсь, казнь будет быстрой.

– Собрался съесть меня живьем…? – дергается она подо мной, пытаясь вырваться.

Но последнее слово получается скомканным, потому что я резко впечатываюсь своим стояком прямо между ее разведенных ножек, сожалея, что одел перед сном пижамные штаны.

– Я бы хотел… – что-то там бормочу я, перехватывая обе ее руки в одну поднимая за голову. Она возмущенно хихикает, все еще пытаясь сопротивляться. – Спокойно, женщина… не ускоряй неизбежное…

Ее телефон начинает вопить на тумбочке, и она резко замирает подо мною.

– Нет! – рычу я, задирая ее футболку, и оголяя грудь.

– Мне нужно! – уворачивается от моих губ. – Я жду важный звонок! Обещаю, что никуда не денусь! Да подай мне его просто и целуй на здоровье! – сдается она со смехом и я тоже, протягивая ей телефон.

Но он уже замирает. Отпуская ее руки, отдаю телефон и сосредотачиваюсь на продолжении запланированного еще вчера – хочу при свете посмотреть что осталось от моей метки и… возможно поставить ее еще раз. Если она позволит. Но на самом деле, если не успеет остановить…

Телефон в ее руке дергается смской, и я на секунду отрываю взгляд от ее твердых сосков, чтобы взглянуть на ее лицо. Хмурится… И что-то быстро начинает вбивать пальчиками, покусывая губу.

– Кто? – наблюдаю за реакцией: ответит? психанет? проигнорирует?

Но она только хмурится еще больше.

А я не могу оставаться в неведении, потому что уверен, что скоро нас накроет отдачей от ее сумасшедших поступков, и я не могу позволить ей опять принять удар на себя. И еще, потому что не дает покоя эта долбанная  смска от Деметри, которую я не прочитал вчера.

– Белла… – зову я снова и после нескольких секунд игнора забираю из ее руки телефон. Распахивает глаза – возмущение, удивление, раздражение…

– Я могу посмотреть? – застыв, кусает губы. И? Какого хрена мы нервничаем? – Белла. Если ты скажешь «нет», я верну его тебе. Но я хотел бы посмотреть, что тебя заставило нервничать. Ты доверяешь мне?

– Ты опять пытаешься манипулировать! – психует.

Да. Пытаюсь. Но ты слишком быстро учишься, Белла…

– Так я могу или нет?

– Ты мог бы просто спросить!

– Я спросил… – возвращаю телефон, протягивая его в руки. Не берет.

– Ты можешь посмотреть, – психует…

Думает, откажусь из принципа? Вот уже хрен!

– Спасибо.

Открываю входящие вызовы: «Деметри». Ясно. Открываю смс, сначала просматривая вчерашнюю: «Питер может уделить тебе время в среду в три дня. Рад был помочь».

Какой, блядь, еще Питер?! Рад он, блядь, был…

Быстро открываю сегодняшнюю: «Что ты творишь, принцесса? Бри Таннер…»

Зависаю…

А вот и первая отдача!

– Они общаются?

– Немного…

– Почему она сказала именно ему? Кому еще она могла сказать? Чем это теперь обернется для тебя помимо очевидного? – молчит. – Белла, я не хочу, чтобы ты пересекалась с кем-то без меня. По крайней мере, пока все не утрясется.

Вздыхает.

– А когда утрясется? И что значит утрясется?

– Я постараюсь… Черт! Белла ты понимаешь, что ни хрена эта тема не утрясется?! Они будут жрать тебя за это всегда!

И опять тоска и безнадега наваливаются на меня. Я, блядь, из-за своей ебанной эгоистичности позволил случиться своему самому страшному кошмару! И теперь нет возможности сделать шаг назад и остановить это! Но самое ужасное, что я бы все равно не стал!

– Мне так жаль… Мне жаль, что я тот, кто я есть...

– Так. Все! – встряхивается Белла. – Я тебе вообще-то завтрак приготовила.

– Белла…

Подскакивает в раздражении и взлохмачивает руками свою шоколадную копну волос.

– Эдвард! Мне реально плевать! Ты что, считаешь, что мне будет стыдно перед этими снобами, которые делают запредельные вещи каждый день и, не стесняясь, выставляют это на показ за то, что я чувствую к тебе, а ты ко мне?

– Друзья…

– Анжела старше меня на десять лет, она поймет. Лея… Черт, да она настолько шизанута, что вообще, наверное, не поймет суть проблемы. Эмбри уже давно знает и ему плевать! Нет, он напрягся, конечно, сначала, но потом все переварил и принял как есть. Деметри… да он первый встанет на мою защиту, если что-то случится! Они мои друзья Эдвард!

– Родители, Белла… – пытаюсь урезонить я ее.

– Я люблю их, но… – на ее лице грустная ухмылка. – Мой отец занимается нелегальным бизнесом, из которого вырос нелегальный бизнес моей сестры! И она просто добрая фея по сравнению с ним! Моя мать презирает его за это и за его многочисленных шлюх, но настолько слабохарактерна и ленива, что низачто не уйдет от него, потому что ей тупо – удобно и комфортно! Моя сестра… ну тут ты в курсе! То, как они живут, весьма далеко от идеала! Ты считаешь, что то, что между нами более неправильно? Стыдно? Позорно? Что, Эдвард? Что ты хочешь, чтобы я испытывала по поводу наших отношений?! Со мной никогда ничего не происходило более правильного и красивого! Почему и перед кем я должна за это оправдываться!?!Будет неприятно, но ничего такого с чем бы я не смогла справиться. Я все равно фрик для них и мне промывают мозг на КАЖДОМ семейном ужине все по очереди. Я - главное блюдо лет с четырнадцати. Я привыкла. Ну, изменится немного содержание разговора и всё… Только…– присаживается рядом и ее рука ложится в мою ладонь. Сжимаю…– Только ТЫ не предавай меня, ладно?

Ох, Белла…

И я уже на коленях перед ней. Ничего не могу сказать сейчас. Просто читай по глазам, Белла! Ты же все видишь, все чувствуешь правильно. Ну как же я предам тебя? Да я, блядь, загибаюсь от каждого твоего хмурого взгляда!

Моя сладкая боль... Моё все…

Снова тону в ее омутах, не в силах вынырнуть, да и не желая этого. Разве может быть смерть прекраснее, чем захлебнуться ею?

– Боже… Какие же у тебя глаза! – со вздохом шепчет она пряча мое лица у себя на груди.

– Ты обещала любить их…

– Я люблю…

А меня?

О, нет-нет!

Это очень болезненный вопрос, он висит где-то прямо в нервном узле моего солнечного сплетения. И меня нахер вырубит от боли, если…

Это вообще возможно? Хотя бы теоретически?

Меня вообще можно любить? Не «хотеть»… А - так как я ее…

Меня никто никогда не любил. Нет, я, конечно, не хочу, чтобы она любила меня, так как я ее – это, блядь, охуеть как больно, пусть это и самая желанная боль на свете для меня... Я не хочу этой боли для нее…

Но хотя бы чуть-чуть?

Я слишком жадный...

Если даже и нет, я буду подыхать от этого и все равно отдавать ей все, что у меня есть.

Я и о том, что сейчас у меня есть, даже не мечтал!

Я так хочу твоей любви, Белла…

Блядь, пожалуйста! Выключите мой мозг! Мы же вместе! Зачем я думаю все это?!

– Опять конференция? – хихикает.

– Что? – поднимаю я глаза.

– О чем они спорят на этот раз? Твои тараканы?

– И как ты узнала? – улыбаюсь в ответ.

– Я хочу накормить тебя завтраком.

– Я люблю тебя.

Ее веки моментально захлопываются, пряча от меня за ресницами ответ на мой незаданный вопрос.

Открой глаза, я хочу увидеть что в них!

– Посмотри на меня, пожалуйста!– мягко прошу ее. – Я люблю тебя…

Прячет лицо в моей шевелюре.

Боже! Ну, хоть как-нибудь отреагируй!

– Скажи мне еще раз…

Еще раз? Блядь, еще раз!!!

– Я люблю тебя! – сердце взрывается, и я почти задыхаюсь, словно услышал это от нее, а не сказал сам. И мне кажется, что уже нет никакой разницы, если она сама просит об этом! – Я люблю тебя, как безумный!

Ее руки сжимаются вокруг меня, и я погружаюсь в эйфорию, стягивая ее к себе на колени.

– Мне так хочется верить… – шепчет она.

– Дагосподитыбожемой! – вырывается у меня что-то нечленораздельное. – Ну как мне еще сказать тебе об этом?! Что сделать?!! Неужели ты не чувствуешь, как я взрываюсь от каждого твоего взгляда, каждого слова, каждого касания?!

– Тихо… – сжимает меня сильнее. – Ты как порох… Все время сжигаешь себя. Я не хочу, чтобы ты горел сегодня. Хочу дать тебе нежность и тепло… расслабить… Позволь мне, ладно?

Меня топит нежностью от одних только ее слов. И я что-то бессвязно мурлычу под ее руками, ласкающими меня.

– Я хочу немного побаловать тебя сегодня…

Побаловать…

– А как? – поскуливая от удовольствия, выдавливаю я, потому что ее ноготки бороздят мои плечи и спину.

– Буду кормить тебя. Ты вообще ешь когда-нибудь? Ни разу не видела. Ты похудел…

Когда я ел последний раз вообще? А она? Я тоже ни разу не видел…

– А ты?

– Ну, меня - то подкармливают добрые люди, – смеется. – Но вообще как-то не до этого в последнее время было.

Охуеть! Надо как то менять эту традицию, не хватало еще уморить ее голодом!

Отстраняюсь, чтобы взглянуть на нее – черты лица заострились. Почему я не заметил раньше?!

– Как, черт возьми, ты питаешься?! – психую я. – Ты хоть представляешь, сколько калорий ты тратишь в день? Ты вообще ела сегодня?

Мы же оба ни хрена не ели с утра! Кружка чая у Эмбри и - все, блядь! Ну, ладно, я-то неадекватный, а она, что – не могла сказать, что голодна?!

– Я ела, меня Джейк накормил какими-то вкусняшками его сестры…

– Джейк да?

Закатывает глаза.

– Ну что ж ты такой весь взъерошенный?! Что я должна сказать сейчас, чтобы снять твой вечный нервняк и заставить расслабиться? М? – возвращает мою голову к себе на плечо и опять водит ноготками по спине.

Есть кое-что…

Но ты не говоришь...

– Ты сегодня работаешь? – я помню ее график, но она часто меняет его.

– Да. В «Сумерках», с десяти до двенадцати три выхода. И Сэм хотел поговорить…

– А что у тебя с Сэмом? – я не хотел задавать этот вопрос, потому что знаю, что ничего нет. Но мое тело растеклось в ее руках, а мозг отключился. Поэтому между мыслями и их озвучиванием нечаянно стерлась граница.

– В каком смысле? – ее тело тоже расслаблено и меня несказанно радует, что ее нисколько не дернул этот вопрос.

– Вы вроде как общаетесь… Не только по работе. Разве вы не должны были встретиться на «Дэмке»?

– Должны… Но это как раз по работе было. Он хотел данс-команду увеличить. Я и предложила поискать там кого-нибудь оригинального… – Отстраняется. Брови нахмурены. – Ты ревнуешь что ли к нему?!

– Я ко всем… – посмеиваясь, прижимаю к себе обратно.

– Ты сегодня отдыхаешь? – она больше констатирует чем спрашивает, и я, вдохнув поглубже пару раз, честно отвечаю.

– Работаю.

– Но тебя нет в программе.

– Я не танцую сегодня…

Напрягается. Я слышу, как ее дыхание сбивается.

– Эдвард?..

– Мне нужно решить кое-какие вопросы и завершить дела, – разговор с Роуз больше откладывать нельзя, и я сегодня поговорю с ней. И я успокаивающе поглаживаю ее по спине. – Верь мне, ладно?

– Хорошо… Я буду. 

 

 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)