10 марта 2015 Просмотров: 1045 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 28

Глава 28 - Прыжок с обрыва 

– Тебе сделать? – Таня рубит на зеркале кредиткой кокс.

– Нет. Не хочу.

– Что-то ты потерялся совсем…

– Отпуск. Да и заебало что-то все.

– Ты, гонишь, Эдвард…

Скрутив банкноту, Таня резко вдыхает порошок и, блаженно улыбаясь, закидывает голову на спинку дивана. Мне на самом деле хочется тоже, но я не хочу везти Беллу домой обдолбанным. Я и так нихрена не вижу дорогу, когда она рядом.

Мне не обсудили этот момент, но я надеюсь, что это самой собой разумеющаяся вещь теперь, что она едет ко мне.

Эмм вытягивает у Тани из-под рук зеркальце:

– Таня, ты, блядь, совсем без тормозов. В хламину уже сидишь… завязывай.

Элли с Джасом делают свое пиар-шоу. Она сидит на стойке, раздвинув ножки и сверкая красными трусиками, он кормит ее крупными расколотыми кусками черного шоколада, который стоит в высокой бликующей вазе между ее ног. Шоколад - ее слабость, может съесть тонну. Они сегодня не обязаны, но их прикалывает…

Эллис периодически облизывает его пальцы, и я вспоминаю наши шоколадные игры с Беллой. И это, конечно, сразу охрененно заводит меня. Смотрю на телефон, до ее выхода еще полчаса.

Пишу: «Занята?».

В голове пролетает множество вариаций на тему «я-она-гримерка».

Это, блядь, опасно…

Телефон стучит в ладонь:

«Сидим с балетными. Приходи – они классные!»

Блядь!

Ревную…

Сегодня на сцене спец-шоу и первую половину программы делали они.

Поднимаю взгляд на сцену – под плавную композицию порхают только девчонки.

Ебать! Значит, она с парнями зависает!

– Эдвард! – Роуз, бля…

– М? – протискивается к центру диванов мимо Эмма и Алека прямо ко мне.

Только не сейчас!

Тяну руку и хватаю первый попавшийся коктейль, чтобы скрыть свой нервняк.

– Я тут подумала, – хватает рукой за подбородок и разворачивает лицом к себе, немного закидывая мою голову вверх. – Давай тебе татушку твою выведем еще выше на шею, до самой челюсти. У тебя и так просто порно-челюсть, а это еще ее подчеркнет. Я мастеру показала твои фотки, он эскизы накидал. Зайди ко мне завтра, посмотри.

– Ладно, я подумаю и забегу.

Я хочу?

Не знаю…

Белле вроде нравится. Можно и сделать, если она захочет.

– Эд, я тут спросить еще хотела…

Мышцы сводит от дурного предчувствия, и я делаю глоток, чтобы скрыть свое состояние.

– Вы с Беллой…

О, БЛЯ!!!

–… помирились?

– Мы и не сорились, – отвечаю чуть быстрее и агрессивнее, чем надо было.

– Ты же понимаешь, о чем я. Нормально общаетесь, без напряга?

– Да все заебись у нас, Роуз.

Какого хрена я несу?! «У нас»?

– У «нас»?

Идиот!

– Ты же понимаешь, о чем я, – отзеркаливаю я ей ее фразу. – Почему ты спрашиваешь?

– Да Сэм хочет для вас программку общую сделать… А я, блядь, ей даже заикаться боюсь.

– Да все нормально, думаю, ее не будет это парить.

– Вы поговорили на ЭТУ тему?

– Да, РОУЗ! Но я бы не хотел это обсуждать. Мы обо всем договорились и можешь больше не париться.

– Эд, мне самой спросить ее о совместной программе, или ты это сделаешь?

Аккуратнее.

– Дай «добро» Сэму и он все организует.

– Ладно. Ты молодец, разрулил с ней. Она сложная, как интеграл!

Ухмыляюсь и киваю. Иди уже, Розалли!

Я психую из-за скользкого разговора и из-за того, что Белла сейчас тусуется в компании парней, с которыми у нее много общего и она от них в восторге. И они от нее тоже, не сомневаюсь даже!

Роуз переключается на Эмма с Алеком, а я срываюсь к Элли с Джаспером. Во-первых, хочу поздороваться с Крохой и поблагодарить ее еще раз, а во-вторых, это, блядь, перевалочный пункт, до гримерок.

Я присоединяюсь к их игре, засовывая ей в рот очередной кусочек шоколада:

– Тебе понравились конфетки, Крошка?

Чуть пониже ее ушка синяк, замазанный тональным кремом, я приглядываюсь и вижу еще пару, чуть побледнее – от пальцев. Вольтури…

– Три раза кончила, пока доела! – закатывает глазки.

– Ты заслужила, это…

Джас потерялся лицом где-то в районе ее декольте, покусывая ее кожу на груди.

– Все было? – прищуривается Элли. – На чем сердце успокоилось?

– Еnsemble… – намекаю я на французском, улыбаясь.

– Охренеть! Серьезно?! – пищит она, – ААА!!! С тебя килограмм швейцарского шоколада! Ты счастлив…? Не отвечай. Я вижу…

Подмигиваю, целую ручку и ретируюсь, оставляя их с Джасом.

По ходу смотрю на телефон – пятнадцать минут до выхода.

Жаль.

Заглядываю в гостевую гримерку – пусто. И? Где?

Прохожу еще несколько дверей и замираю около ее.

Смех. Мужской.

Толкаю дверь.

Раз, два, три, четыре чувака...

– Привет! – машет мне Белла. – Заходи.

Сидит на гримерочном трельяже, скрестив ноги. С плеча сползла белая маечка сценического костюма – охрененно откровенно!

Блядь, не тормозим. Делаю шаг внутрь и тяну руку сидящему ближе всех балетному.

– Это, Эдвард, – представляет меня Белла и мне хочется, чтобы она представила меня, как своего мужчину, но я понимаю, что это, блядь, полнейший бред в этой ситуации. – Он тоже в данс-команде.

Пока прохожусь по их рукам, они представляются, но я не запоминаю.

Прикинув за пару секунд все «за и против», все-таки приземляюсь рядом с ней на трельяж, касаясь ее немного своим плечом, и она немного облокачивается на меня.

– Я помню ваш номер! – продолжает один из них прерванный мной разговор. – Вы тогда были, конечно, на высоте! Мы вылетели в полуфинале, но болели за вас потом. Сейчас вы где танцуете?

– Да нет уже никаких больше «нас», – пожимает плечами Белла, – команда распалась. Я - здесь, Эмбри - в «Квилетт», остальные новую команду собрали…

– Жаль. Собирай новую! Если, что – зови, – улыбается, но в глазах что-то между энтузиазмом и флиртом. – Я за тобой хоть на край света!

– Если надумаю, то обязательно, – смеется. – У меня уже несколько человек подвешены под эту идею.

– Телефончик мой запиши тогда.

Пока Белла вбивает номер, наблюдаю за ним – глаза горят и бегают от ее оголенного плеча к лицу и обратно.

Это пиздец! Это, блядь, нихера не Эмбри!

– Дозвон сделай.

Склоняется над телефоном, чтобы выполнить его просьбу и прядь волос падает на экранчик, закрывая ей обзор. Ничего не могу с собой поделать – показательно заправляю волосы ей за ушко, глядя ему в глаза. Медленно. Касаясь кожи.

Прищуривается.

Да, чувак, это шоу для тебя! Отвали от моей девочки!

– Время! – вскакивает Белла, и я подрываюсь вместе с ней.

Не прощаясь, вылетаем в коридор, до выхода пара минут.

Хватаю за руку, пытаясь тормознуть.

– Ты ко мне сегодня?

Да! Скажи – «да»!

– Ты приглашаешь? – замирает, глядя с улыбкой в глаза.

Молча целую ее запястье, смотря ей в глаза.

И, блядь, Сэм!!!

– Белла, минута… – растеряно смотрит на нас.

Надо выгребать.

Еще раз показательно припечатываюсь к ее запястью и с похабной улыбочкой подмигиваю.

Она улыбается…

Нормально.

Мало ли о чем можно угорать с «игрушками».

– Подержи… – всовывает мне в руки свой телефон и скрывается в арке.

Надо помаячить еще часок перед Роуз и можно сваливать, да и Белла как раз отработает.

Из ее гримерки вываливаются балетные и присоединяются ко мне в арке, посмотреть на нее. Я наблюдаю за тем самым. Явно запал. Даже не скрывает особо своей заинтересованности.

Нихера тебе не обломится, чувак, она хочет меня.

Когда перевожу взгляд на Беллу, вижу боковым зрением, как он изучает меня.

В руки подпрыгивает ее телефон. Смс.

Я НЕ БУДУ СМОТРЕТЬ! Это будет косяк…

Но чувство болезненного любопытства и ревности ослепляет. Невыносимо.

Ладно, только посмотрю от кого и все. Об этом она не узнает.

Сейчас у нее двадцатиминутный фристайл. У меня много времени.

Достаю сигарету и иду в курилку, уже понимая, что залезу в ее переписку.

Блядь, это охерительный косяк…

Но это нихрена меня не остановит сейчас!

Открываю окно и поворачиваюсь спиной к камере. Мало ли. С Роуз станется, подкинуть ей и эту информацию, если вдруг...

Делаю пару затяжек, принимая окончательно решение…

Да к херам! Я уже принял его, когда это долбанная штуковина пиликнула в моих руках.

Снимаю блокировочку и… Блядь, «Деметри»!

Нет, эту открывать нельзя. Это конкретное палево! Но я надеюсь, она не удаляет свою переписку?

Не удаляет…

«Эдвард», «Сэм-Работа», «Эмбри», «Роуз», «Эдвард», «Эдвард», «Эдвард»… – это наша вчерашняя переписка.

Листаю дальше – «мама», «Анжела», «Эмбри», «Эллис Брендон»…

Эллис Брендон?

Открываю «Во вторник» Во вторник? Завтра? Что «во вторник»???

Маленькая лиса…

Ладно, это потом. Пропускаю, всех «девочек», родственников и Эмбри. Я бы и эти прочитал, но времени не так много. А я знаю, что ищу.

«Деметри»… Мхм. Четыре штуки.

Начинаю с первой:

«У маленькой принцессы есть сегодня минутка?»

Она не говорила, что он флиртует с ней! Да она, в принципе, вообще ничего не говорила про их отношения… Только «друг», «больше не прикасается» и все. Это напрягает.

Захожу в «отправленные» – пусто. Что ответила «маленькая принцесса»? Этого я не узнаю…

Возвращаюсь. Вторая: «Хотел накормить ланчем… Могу надеяться на приятную компанию?»

Ну, примерно ясно, что ответила «маленькая принцесса».

Ну и что? Может он надеяться?

Третья: «Тогда я заеду просто поздороваться. Есть разговор».

Спасибо тебе, «принцесса», что отказала…

Проанализировав время получения, понимаю, что это переписка перед его появлением в клубе. Тогда последняя – это после?

Открываю: «Мне не нравится твой не в меру внимательный «друг». Мы можем поговорить с тобой об этом?».

Ожидаемо.

Ничего смертельного, но его слишком много в ее жизни. Ее устраивает? Меня нихера не устраивает!

Но повода для разговора и тем более для предъяв - никаких – я не могу этого знать.

Не смотря на все, что происходит между нами, я все еще никто. Каждый мой выпад наверняка охрененным эхом ебнет по нашим шатким отношениям – может опять психануть. По крайней мере, пока я все еще «Игрушка».

Почему она не спрашивает ничего об этом? Ей не похер, я точно это знаю… если бы она спросила, у меня был бы повод объяснить ей мои намерения, но она молчит. А сам я, хоть убей, не могу открыть рот на эту тему.

И от этой странной ситуации меня накрывает предчувствием чего-то нехорошего. Это точно как-нибудь долбанет по нам.

Как начать разговор?

Не смогу, блядь…

Спроси меня сама Белла! Нам так нужно поговорить.

Прячу телефон в карман, сигарету в окно и иду встретить ее - она уже отплясала.

Стоит рядом с Сэмом и трет о чем-то с балетными, но уже с девочками. Ладно, это терпимо.

Наблюдаю – вся раскрасневшаяся, грудная клетка ходит ходуном, шея мокрая от пота, соски затвердевшие, губы приоткрыты – видок, как после секса. Нет. Как во время секса… Блядь, как же я ее хочу! Лучше сейчас не появляться рядом, и так слишком много продемонстрировали сегодня для Сэма. Мы не можем заявить о себе. Нам нельзя делать этот шаг пока, потому, что дальнейший полет уже нихрена невозможно будет контролировать. Это как шаг с обрыва. Причем, никто не может гарантировать, что внизу вода.

Захожу в ее гримерку – это большая ошибка. Чувствую. Но сопротивляться не могу!

Через несколько минут залетает она и, не задумываясь, виснет у меня на шее.

И я в раю!

Ее губы соленые на вкус и я тихонечко рычу, забираясь руками под ее топ. Углубляя поцелуй, подхватываю, прижимая сильнее ее, тут же обмякающее в моих руках, тело.

Черт, нужно закрыться и я, наверное, могу трахнуть ее прямо здесь… До следующего выхода еще полчаса. Мы успеем…

И только эта безумная, но чудесная мысль становится намерением, как дверь отлетает под чьим-то беспардонным толчком!

Ебать!

Плохо. Плохо. Плохо. Плохо…

Мы стоим, так и замерев, с прижатыми друг к другу губами.

Поздно суетиться – «Гость» смог уже все оценить.

Только бы, блядь, не Роуз!

– Белла?! – радостно-удивленный женский голос. Незнакомый. Или знакомый?

– Привет, Бри, – отрываясь наконец-то от моих губ, но не убирая рук с шеи отвечает Белла.

Бри?

Разворачиваемся.

Твою мать! Это не «плохо», это – «пиздец»!

Бри! Я трахал эту суку за пару дней, до того, как…

Твою мать!

Она не сможет не прокомментировать происходящее!

– Я просто увидела тебя на сцене… – не сводя с меня горящих глаз, начинает она, и расплывается в улыбке. – Ммм… Эдвард, привет!

Я киваю. Потому что онемел от понимания того, что сейчас произойдет.

– Поздравляю с приобретением, Белла! – похабно ухмыляется она, оценив взглядом нашу застывшую позу – ее руки у меня на шее, одна моя на ее талии, а вторая, твою мать, под майкой, где-то в районе груди. – Он хорош…

Охренеть.

Прости меня, маленькая…

Бри делает шаг внутрь гримерки.

Нет!!!

Уходи! Не разрушай наш мир!

Белла поворачивается к ней лицом в кольце моих рук.

Ослабляю объятья, но она удерживает мои руки своими.

– Спасибо, Бри, – спокойно так. – Я в курсе.

Застрелите меня.

– Я, надеюсь, у тебя есть скидка, потому что… на этом удовольствии можно разориться! – а в голосе - явная подъебка. – Во сколько тебе обошлась эта «игрушечка»?

Напрягается…

Как же быстро! Как легко все сломать! Несколько слов и меня нет…

– Гораздо дороже, чем тебе, Бри!

– Оу! Выкупила в долгосрочное пользование?!

Тупая-тупая сука!!!

– Да. Думаю, в пожизненное, – немного закидывает лицо вверх и целует меня в подбородок.

Пока эта тупая сучка переваривает, а я охуеваю, Белла тянет меня за шею, требуя немного наклониться, и шепчет:

– Успокойся, иначе твое сердце отобьет мое до синяков…

– Не поняла… – обтекает Бри, открыв рот.

Но по ее взгляду я вижу, что она ВСЕ поняла!

– Ты не могла бы...? – встреваю я, указывая ей на дверь – терять то все равно больше нечего. Моя храбрая девочка опять сказала свое слово за нас двоих.

– Мхм, – кивает Белла, повторяя мой жест рукой. – Ты как раз прервала нас на самом интересном месте…

 

– Вот это новость! – жадно сглатывает она, сверкая глазами и резко разворачиваясь на каблуках, выходит, несильно хлопнув дверью. 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)