10 марта 2015 Просмотров: 1044 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 27

Глава 27 - Легко 

Басы рвут колонки, народ в одуревшем драйве отжигает там, где стоит – сплошной танцпол. Белла ловко лавируя между отрывающимися би-боями, тянет меня в самый центр тусовки – ищем Эмбри.

Лет пять назад, когда я еще активно тусовался, народу на таких мероприятиях было раз в десять меньше. Сейчас все глобальнее и более качественно организовано. После пятилетнего зависания в «Сумерках» с его пафосной атмосферой, несмотря на толпу, ощущаю, что попал на дружественный междусобойчик. По сути так и есть – здесь все знают друг друга. Сплошной «позитифф», мля… И этот факт активно подтверждается систематическим облапыванием моей девушки всякими уродами – обнимашечки, поцелуйчики, поручкивания… Раньше я и сам был такой «радушный», пока «Сумерки» не отучили. Там только с Элли у нас низменные объятия, не имеющие отношения к работе. С другими девочками только на показуху.

У одного из пультов вижу Эмбри и еще несколько чуваков. Что-то выясняют с Ди-джеем. Фактически вырываю из очередных обжиманий Беллу, притягивая к себе, чтобы сообщить ей, что нашел ее потерю, но на самом деле, просто достали уже эти тисканья и хочу касаться ее сам.

Нет, я, конечно, охерительно толерантен сегодня, так как понимаю, что все это - часть этой культуры, но… У меня же есть повод прямо сейчас обнимать ее самому. И я обнимаю, целуя и одновременно показывая, нужное направление – музыка пока орет так, что перекричать все равно не удастся. Но скоро начнутся баттлы, и станет чуть тише.

Пока мы продираемся к месту назначения, народ уже начинает кучковаться вокруг танц-пола, освобождая центр. Музыка становится тише и остается только на фоне. Кто-то из судей в микрофон активно организует народ, вставляя ржачные коменты по поводу дурных аниматоров в облегающих одноцветных костюмах, которые тусят на какой-то своей накуренной волне.

Здороваемся с Эмбри за руку, и второй он тут же прижимает качнувшуюся к нему в объятья Беллу, но я не выпускаю ее руку и тут же тяну на себя, не позволяя им особых нежностей.

Ухмыляется, блядь.

Ухмыляйся…

– Ты когда выходишь?

Чтобы особо не мешать ей общаться, я обнимаю ее сзади, разглядывая разношерстный народ, и она, не сопротивляясь, вжимается в меня, укрывая крест-накрест себя моими руками. И мне хорошо и спокойно.

– Да минут через десять, в первом баттле.

Мои пальцы блуждают по ее животику, заигрывая с пирсингом в пупке. В ответ на ласки она периодически немного вздрагивает, выгибается и сжимает бедра… А я кайфую от этого.

Эмбри хмурится.

– Ты чего такой напряженный? – Белла взлохмачивает его челку и он, причесываясь пятерней, одевает бейсболку козырьком на бок.

Мнется немного, потом мимолетно дергает лицом в недовольной гримасе:

– Да, есть тут народец неприятный. За тебя переживаю…

Я напрягаюсь, автоматически сжимая ее крепче, и смотрю ему в глаза, прислушиваясь к реакции ее тела. Реакции пока нет.

– Кто?

– «By fry»…

– Да ладно, – пожимает плечами. – Хер с ними.

– Я на регистрацию! – переводит взгляд на меня. – Не бросай ее одну…

Лишь бы, блядь, она меня не бросила…

– Про кого он говорил? – прижимаясь губами к ее ушку, спрашиваю я, заправляя мешающие пряди волос.

– Да все те же лица, – ведет она плечами. – Сам знаешь – наш мирок маленький. Коллективчик, где танцует девчонка эта, с которой Майк загулял. Они цепляют меня иногда… Не парься - мне все равно, я в силах дать сдачи.

Ну, пусть попробуют...

Поглаживаю ее тело, пытаясь понять ее состояние – напряжена или нет?

– Если хочешь, давай уйдем. Эмбри поймет.

Вроде бы нет напряжения.

– Пф… Еще не хватало! Эмбри просто болезненно к этому относится, они и его тоже цепляют из-за меня. Я игнорирую, а он не может. Откусывается за двоих – волчонок!

Смеется.

Блядь, спасибо тебе, Эмбри!

– Ты прекращай так напрягаться! – разворачивается и слегка кусает меня в одеревеневшие мышцы на шее. – Мало ли говнюков на свете. Ой, смотри, начинается…

Мы занимаем место в первой линии, прямо за спинами, тех, кто уселся на пол, очерчивая периметр поля битвы.

– Как они цепляют тебя?

Мне нужно знать… Потому что хочу среагировать вовремя и адекватно при необходимости.

– Да подъебки вечные и мелкие пакости. Ничего серьезного, просто неприятно.

Музыка становится громче, не позволяя продолжить разговор. Чувак в алой бандане и с микрофоном, представляет толпе шестерых участников квалификационной битвы, среди участников и наш «Волчонок».

Ди-джей усиливает звук и шестерка по очереди начинает рубится в стиле "Фанк". Кто-то хуже, кто-то лучше. Эмбри хорош и сдаст точно. По манере движений, я понимаю, что он обычно рубится в верхних и более легких стилях. Я предпочитаю нижние и более тяжелые. Но он более юркий и стебный и его техника ему гармонична.

Белла сосредоточена на выступлении, а я - на ней. Она не смотрит картинку в целом, как остальные. Ее глаза выхватывают отдельные движения и связки. Смотрят на технику исполнения. Я и сам люблю раскладывать танец «на запчасти», когда смотрю, поэтому легко замечаю по ее взгляду и живописно меняющемуся выражению лица, что она тоже делает это.

Правильно! – вспоминаю я. – Она же три года руководила своим коллективом, ставила всем им технику и делала все постановки.

Три года, блядь, работать вместе и так ее кинуть!

И я не в силах сдержать своего негодования опять начинаю пытать ее, впечатываясь губами в ушко.

– Белла, почему только Эмбри взбрыкнул по поводу выходки Майка?

Эмбри уже оттанцевал свою партию и она, немного развернувшись, объясняет мне:

– А кроме него и Майка никто не знал, что со мной. Эмбри я попросила никому не говорить, что я в больнице, попросила извиниться за меня, что не смогу вывезти их на чемпионат. Майк воспользовался их разочарованием и подбил ехать без меня. Мою партию отдал… Ну ты знаешь дальше. Я на них не в обиде, но общаться не хочу. Так, здороваемся просто, и - все.

Пока идут следующие баттлы, выходим на улицу покурить. Музыка приглушенно вырывается из подвального помещения, переоборудованного в хип-клуб. Народ небольшими кучками курсирует туда-сюда, периодически подходя к нам и здороваясь то с Беллой, то с Эмбри.

– Ты точки в движениях ставь четче, зачем размазываешь? – отчитывает его Белла.

Я тоже заметил, что он слегка сливает конечные фиксации некоторых движений. Объясняя еще что-то, она тут же начинает показывать ему какие-то свои примочки. Мне хочется подключиться и поправить тоже несколько его движений, чтобы довести до совершенства, но на нее хочется смотреть больше, поэтому я просто курю и наблюдаю, как она ставит ему их.

Белла, уже начиная развлекаться фиксирует его руку в локте, заставляя безвольно покачивать предплечьем в стиле «пьеро», он послушно исполняет все ее задумки, под их совместные подхихикивания.

Мне бросаются в глаза две девчонки, проходящие мимо, потому что они смотрят на них. Другие тоже смотрят… Но эти по особенному – недобро. Ухмыляясь и перешептываясь между собой.

– Хер-ли ты палишь? – рыкает на одну из них Эмбри, и она, что-то негромко брякнув в ответ, кривит губы и проходит дальше. Белла даже не поворачивается, чтобы взглянуть. Только замечаю, как чуть-чуть напрягается спина.

Она?

Поворачиваюсь, чтобы рассмотреть получше. Просто интересно на кого можно было променять Беллу. Пф… Без комментариев… Но я на всякий случай запоминаю обеих. Мало ли…

Нестыковка в моей голове не отпускает. Девчонка - по сравнению с Беллой - никакая. Я видел много женщин и способен оценить физическую красоту. Эта - до безобразия банальна. Внутренний мир, конечно, я оценить не могу, но Белла – это вообще лучшее, что я, когда-либо встречал: интересная, одаренная, искренняя, настоящая, добилась всего сама, самоотверженная – ночи не хватит перечислять! Не любил ее? Да к ней только за ее чувственность намертво приклеиться можно – после нее секс с другой женщиной, как с бревном.

В чем, блядь, фишка?

Не в силах сдержать свое болезненное любопытство пристаю к ней опять, пока Эмбри оттащили от нас какие-то девчонки:

– Белла, а ты у Майка спросила «Почему»? – разворачиваю ее к себе лицом и заглядываю в глаза, сливающиеся сейчас с темнотой.

– Ты не уймешься, да? – закатывает глаза и вздыхает. – Нет. Я и так знаю.

– Просвети меня, потому что я в полнейшем непонимании!

– Да все банально до отвращения, – морщит она носик, и я прижимаю ее к груди, зарываясь пальцами в волосы. – Он был у меня первым, а я у него. Я никого больше не замечала. Любила… Ему со мной удобно было во всех смыслах. Я же старалась для него. Крыша над головой есть, завтрак, обед, ужин, постель согрета. Деньги не проблема – мы ж много призов снимали и стипендий по штату, статус у меня авторский был. Тусовки все для нас открыты. Меня «жюрить» на юношеские все время приглашали, он со мной всю страну «нахаляву» объездил. Родители его в восторге – еще бы «с такой семьей породниться»! Пффф…

Когда он узнал, что я беременна… для нас это было неожиданностью. Он испугался, что не успел еще ничего попробовать, а тут все так серьезно. Между нами все напряглось сразу, и я почувствовала его эту потребность – пожить еще лайтово, потусить, побеспределить… Да элементарно просто попробовать секс с другими женщинами!

– И что потом…

– Он смалодушничал. Не стал все рвать, боясь реакции окружающих, но из него все равно полезло все это дерьмо! Я еще и виноватой оказалась – у МЕНЯ же аллергия на латекс. Бред, конечно, я всегда предохранялась таблетками, но… Короче, он начал мне жаловаться на всю эту херню, и меня отморозило от него сразу. А ему казалось, что я, наоборот должна теперь, держать его что ли… Не знаю. В общем, я сбежала к Лее, и он психанул: типа он и так тут весь такой терпеливый, готов мириться со всем этим, а я еще и выделываюсь. Выцепил меня, начал что-то предъявлять, а мне как раз ТАК плохо стало. Я загибаюсь, а он мне высказывает все свое дерьмо! Ну, я его уже открытым текстом и послала нахер. Он словно только и ждал… Я в клинику, он в загул – «сама же послала»… Перетрахал всех местных шлюх, а эту еще и в мой коллектив притащил, козел… А мы же лидеры были. Все битвы рвали, конкурсы выигрывали. Она, конечно, с писком прискакала по первому зову… Только они слились быстро – постановщика нет, у меня все номера под мой соло би-герл были сделаны, а она только верхний танцует. К тому же Эмбри ушел, а я под него тоже много партий в номерах всегда делала. Сейчас только со старыми выступают. Вынудила сменить название, заблокировав свое в сообществе – Эмбри подсуетился, пока я в депресняке у него отлеживалась, все сертификаты на меня как на руководителя были оформлены, так что… В общем выдыхаю, возвращаясь в мир, а он уже тут как тут – «Белла, Белла… Люблю, прости… Ах, ах… Ты самая-самая…».

Меня внутренне потрясывает от смеха.

Это пиздец! Он, наверное, нафантазировал себе с ее чувствительностью, что он герой-любовник – альтернативы-то для сравнения не было – и решил этот статус предъявить общественности – придурок! Представляю, какой облом его ждал!

Вспоминаю ее реакцию на мой член в первую ночь… У него явно еще и все очень скромно с размерами. Неудивительно, что он к ней обратно приполз… Это охуенный облом осознать такую потерю и свой реальный уровень!

Да, чувак, секс теперь для тебя – это сплошное разочарование…

Вернее ты, блядь, теперь для секса сплошное разочарование!

– Я что-то смешное сказала? – хмурится, разглядывая мою немую истерику.

Ну не могу же я объяснить ей причину?!

«Белла, ты расслабила мужика, и теперь он потерян для других женщин…». Ха-ха.

Качаю отрицательно головой и дышу глубже в попытке прекратить, но, блядь, становится еще хуже.

– Эдвард?! – брови еще нахмурены, но уголки губ уже подрагивают, откликаясь на мой очередной неадекват. Притягиваю к себе, пряча улыбку за поцелуями.

– Съехать решил?! – уворачивается и, зафиксировав в ладонях лицо, всматривается в мои глаза.

Замираем, вглядываясь друг в друга. Становится резко не смешно. И все вокруг исчезает – только ее глаза…

– Твои глаза… – почти одними губами шепчет она. – Я очень люблю твои глаза…

Замираю на вдохе, и веки неизменно опускаются. Ее пальчики… Мои любимые ласки… Моя любимая Белла… Неужели у меня это есть? Сжимаю ее крепко, чтобы убедиться еще раз в реальности происходящего… Теплая, податливая…

– Спасибо… – говорю одними губами, прижимаясь к ее виску. Она не может слышать, но может чувствовать. – Я люблю тебя…

– Битвы пойдете смотреть? – прерывает нас Эмбри.

Киваю.

– Белла! – какой-то чувак с файлами в руках, здоровается с Эмбри за руку, не сводя с нее глаз, и она напрягается в попытке вырваться из моих рук.

Опять обжимания?

Отпускаю…

– Привет! – на секунду прижимается к его боку.

– Я впечатлен! Ты - молодец, что опять с нами.

О чем он? Смотрю на ее лицо – хмурится…

– Вы в третьей битве выходите, без жеребьевки с «By fry», думаю, во фристайле у них нет шансов против вас. Но они, настаивали … если ты не против. Сует ей в руки купон и тут же переключается на какого-то проходящего мимо парня. Белла в прострации, и все еще хмурится. Тяну на себя ее руку с бумажкой, чтобы посмотреть. Там вызов на битву – время – через сорок минут – уточняю я, взглянув на телефон, и два названия: «By fry» и «Spring&Co».

– Вот, блядь, суки! – фыркает заглядывая туда вместе со мной Эмбри. – Оригинальный ход…

Белла переключается на звонящий телефон и отходит от нас на пару шагов, отдав мне в руки бумажку с надписью.

– И че это за херня? – спрашиваю у Эмбри.

– Да нагнуть нас в очередной раз решили! Зарегистрировали нас, наверное, как участников командной битвы… Нас двое, а нужно - минимум трое. Мы в дисквалификации, а они, на халяву, в следующем туре…

Фристайл… – вспоминаю я слова организатора.

– Да пусть сосут! Давайте порвем их! Я выйду с вами…

– Блядь, ты ж тоже из наших… – заводится Эмбри. – ААА!!! Они в жопе! Только у них оба пацана брейкеры, мы с Беллой по времени силовую против них двоих не потянем… Девок то она снесет, не напрягаясь… Ты как? Нижний рубишь?

– Не парься! Сделаем…

– Довольные такие… – улыбается Белла. – Придумали ответную пакость?

– Хуже!!! – Эмбри хватает ее за талию и в порыве кружит. – Я нашел нам третьего!

Белла подымает с улыбкой бровь, с озорством глядя мне в глаза.

– Ты хочешь?

Да, за эту улыбку…

– Если только ты хочешь?

– Ай! Хватит вам! Пойдемте, Ди-джею свою музыку подсунем! Стопудово они даже суетиться на эту тему не будут! – подталкивает нас в спины вибрирующий от эмоций Эмбри. Потом обгоняет и устремляется вниз.

Подхватывая ее за талию, веду следом за ним.

Меня тоже начинает подколбашивать от предвкушения. Танцевать на сцене – это одно, а соревнования, это совсем другие эмоции. Еще, блядь, конечно, хочется отыметь этих мудаков по их же инициативе.

– Они хороши? – спрашиваю я ее, спускаясь по лестнице.

– Ну, так… – морщится она, – Подготовка хорошая, фантазии никакой. Порвем… Только их четверо. Но девок я, наверное, обоих сделаю!

Конечно, сделает…

Не могу разобраться от чего больше меня прет сейчас: от того, что нагнем «By fry», от предвкушения битвы или от того, что у нее кураж. Даже, блядь, представить себе не могу, как круто она может зажечь в таком состоянии. Это не сцена… тут все более резко и дерзко, тем более битва во фристайле!

Хочу посмотреть на нее!

Хочу ее!

Блядь…

Одним рывком впечатываю в стену. Моментально отзывается, врываясь мне в рот своим теплым язычком…

Ее тоже возбуждают все эти движения?

Да!

У нас есть еще время, и я не собираюсь останавливаться на легком поцелуе. Хочу завести ее…

Слишком много народу вокруг, чтобы делать то, что хочется и слишком мало, чтобы на это никто не обратил внимания.

Но мне уже по хрену! Быстро втаскиваю ее под лестницу, в тень.

Что-то возмущенно пытается мне сказать, но – музыка – и я почти не слышу.

Но я знаю…

Да, я маньяк! И это круто, что ее заводит этот факт! Может и не этот… но…

Мой язык прерывает ее возмущенные беззвучные высказывания и я позволяю себе отключить на несколько минут тормоза – губы, руки, грудь, бедра… Все мое!

Минута - и она уже даже не пытается сопротивляться моим обнаглевшим рукам. Мой рот мягко вибрирует от ее стонов и мне, блядь, так хочется нагнуть ее прямо под этой лестницей и взять сзади. Мы бы кончили быстро… Никто бы и не заметил…

Нет! Я сделаю это позже… – уговариваю себя, но сам разворачиваю ее, вынуждая опереться руками в стену.

Я не буду!

Я только чуть-чуть…

И одна моя рука уже сжимает ее грудь под маечкой, а вторая ныряет в мягкие спортивные брючки – я не двигаю пальцами, просто сжимая ее плоть.

Ммм… Уже вся моя – мокрая, теплая, открытая…

Ее руки вцепляются в мою, пытаясь нерешительно остановить.

Нет, маленькая… Не могу! Я же чувствую, как тебе хочется! Отпускаю ее грудь, обхватываю рукой подбородок, поднимая и разворачивая лицо, тянусь к ее губам.

Один глубокий поцелуй - и она больше не сопротивляется мне.

Она вся - как струна и зефир одновременно. Мягкая и дрожащая.

Все будет быстро! Впрочем, как и всегда…

Вот хочу прямо сейчас!

Прижимаю губы к ее ушку и пробегаюсь пальцами по ее клитору, начиная ласкать:

– Ты помнишь, как первый раз кончила для меня? Это было так охренительно, Белла… Так интенсивно ощущалось под моими пальцами… Я только слегка прикоснулся… Твои хриплые стоны, Белла… Я чуть не кончил вместе с тобой, сладкая… Дай мне это еще раз… – пробегаюсь зубами по кромке ушка и кусаю за мочку. И она, конечно, кончает, хватаясь за стенку руками и оседая в моих руках. – Да… Вот так, маленькая… Моя горячая девочка… Никогда не отказывай мне в этом…

Вжимаю ее рукой в себя, инстинктивно пытаясь ослабить свою нужду в ней. Мне тоже так хочется…

Но я подожду...

Надеюсь, я не сильно перегнул, и она не убьет меня за это. Чтобы не давать ей возможности для разборок сейчас, подхватываю и вытаскиваю обратно в толпу. Ее глаза еще неадекватны, и это улыбает меня.

Прижимаю ее опять к себе, и немного трусь своим болезненным стояком о ее животик. Все равно никто не видит – вокруг тесная тусня.

Ее ручка ложится мне на ширинку и немного сжимает как раз там, где мне хочется больше всего. Мы могли бы пойти в машину и…

Черт! Битва же!

Поднимая на меня еще осоловелые глаза, осуждающе качает головой и что-то говорит. Читаю по губам – «Мазохист».

Смеюсь, целуя ее в тут же появившуюся на губах улыбку.

Тяну ее к ди-джейской установке, потому что Эмбри еще там. Увидев нас, он нетерпеливо машет руками.

– Я сейчас! – Белла вытаскивает свою руку из моей и быстро скрывается в толпе.

Это, блядь, как удар.

Что за хрень?

Мы не разлеплялись ни на минуту сегодня, и меня накрывает от потери и беспокойства.

Так нельзя… Мне нельзя так привыкать к ней. Она не сможет быть со мной все время. Да я, блядь, даже не уверен, что завтра она будет со мной!

Беру себя в руки и, отгоняя дурные мысли, иду к Эмбри.

– Выбирай… – он тыкает пальцами на сенсорную панельку на пульте, показывая мне плей-лист. Половина композиций знакомые, и я прикидываю наши общие возможности, достоинства и фишки, пытаясь выбрать что-то подходящее всем троим. Пожестче - для меня, постебнее - для Эмбри, и что-нибудь дерзкое и страстное - для Беллы. Выбираю трек, и ди-джей перекидывает его на плеер Эмбри. Мы идем на улицу, прослушать и раскидать по времени наши части.

Беллы нет. И я по дороге быстро скидываю ей, что мы на улице.

– Это первый тур и правила такие… – объясняет Эмбри. – Мы с ними выходим по очереди. Они первые – я подмутил, чтобы мы могли охуенную точку в баттле поставить – потом мы. Мы должны по очереди отжечь, демонстрируя сначала - короткую индивидуалку, а потом - совместный фристайл. Можно в разных стилях, но одновременно.

Слушаем трек и вместе решаем, кому какой кусок. Никаких длинный партий – прикрываем друг друга согласно логике композиции.

– Мы здесь! – Эмбри окликает, появившуюся на выходе Беллу. – Где ты бродишь? Десять минут осталось! Слушай…

Включает музыку, объясняя нашу концепцию. Белла кивает и параллельно с улыбкой обвешивает нас галогеновыми фонариками-прищепками – уже замутила где-то фишек!

– Все поняла! – суетится она. – Бегом, бегом, бегом…

И мы, немного расталкивая народ, двигаемся змейкой вниз.

Противники уже кучкуются на танц-поле рядом с парнем, который отдавал нам вызов. Мы подлетаем туда же.

– Мы готовы! – дерзко ухмыляясь, заявляет Белла. – Не ожидали?

Они молчат, никак не комментируя наше появление. Разглядывают меня. Я для них - неизвестная переменная.

Девки подпсиховывают, парни держаться отстраненнее.

Судья объявляет их команду и перечисляет ее состав. Мы оговариваем некоторые фишки и другие частности, по очереди передавая друг другу наушник. Мандражирует уже по-полной. И это, блядь, смешно… Ну, по сути, чего такого страшного происходит? Присматриваюсь к своим – их тоже потрясывает. Адреналин – это хорошо, он делает движение энергичнее и точнее. Позволяет лучше справляться с дыханием…

Они начинают рубиться, Эмбри и Белла даже не смотрят, продолжая свои технические дискуссии, иногда втягивая меня на пару секунд. А мне интересно – я смотрю на эту девку – двигается неплохо, но движения без страсти, на лице приклеенное выражение. Какой это, нахер, фристайл? Тут должно рвать и колбасить от эмоций! Нет, блядь… Мне этого никогда не понять! Спасибо тебе Майк, что ты такой придурок, и дал мне шанс!

Девки даже и не пытаются уходить в нижнюю плоскость, внося разнообразие лишь Go-Go элементами, парни, наоборот, отрабатывают исключительно в нижней, не уделяя времени проигрышам. Правда, в брейке они весьма неплохи. Но я тоже не уступаю им в технике.

У нас будет веселее…

Они заканчивают. Белла, быстро чмокнув Эмбри в щеку и впившись в меня секундным поцелуем, выскакивает на танц-пол. Мы следом. Даю себе установку – не смотреть на нее и сосредоточиться на музыке, иначе - кранты нашей концепции…

Мы на своих позициях замерли в фирменных позах, все подсвеченные ее фонариками в нужных местах и свет в зале делают чуть более тусклым – спасибо тебе, догадливый человек с прожектором!

Из зала подбадривающее кричат, упоминая название нашей команды, Беллу и «Пружинку»… Моя девочка популярна…

Knife Party - Bonfire (Originai Mix)

Медленные звуки начала композиции заставляют нас покачиваться – мы настраиваемся друг на друга, двигаясь синхронно, но фишкуя каждый по-своему. И на первый быстрый проигрыш Белла вырывается вперед, как метающееся на ветру пламя – быстро-быстро, гибко, страстно резко! На барабанном соло делает сальто и фиксирует стойку на руках. Красота!!! Жесткий ритм взрывает басами – моя партия! Бляяя… Понеслось! Не особо креативя начинаю просто качественно отрабатывать в своем фирменном «Электро», заканчивая нижнем брейком. Дальше на музыкальном проигрыше - Эмбри… Старается. В этот раз делает все четко, как учила Белла. Каждая точка краткая и четкая. Под текстовочки заигрывает с публикой всеми возможными способами.

Потом опять пошел быстрый проигрыш, и мы рубимся уже кому как хочется, не глядя друг на друга. Меня вертит в нижнем, и я кроме мелькающих рядом световых полос уже ничего не замечаю… Замираем с последним выдохом композиции каждый в своей первоначальной позе.

Все.

Публика ревет, руки вверху – их голоса за нас!

Жюри – все трое – как один переворачивают большой палец в нашу строну!

Мы сделали их!

Белла улыбается…

Мы выиграли эту битву легко.

Но ту другую, которая еще предстоит нам, так легко выиграть не удастся.

 

 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)