10 марта 2015 Просмотров: 1126 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 25

Глава 25 - Склеены 

Я отстраняюсь. В голове полный бардак и паника.

Тут же, пользуясь моментом, она откатывается от меня дальше на кровать и ложится на живот, подкладывая руки под голову и пряча в них и копне рассыпавшихся волос свое лицо.

Да. Я определенно накосячил.

Конечно, блядь!!!

Я без предупреждения и …

Это на хрен… это было...

Вот на хрена?!

Со стоном прижимаюсь к ней снова, целуя и поглаживая губами поясницу.

Да что такое со мной?!

Как, блядь, мне только в голову пришло… Это ж полный беспредел!

Вспоминаю в подробностях свою выходку – больно не сделал точно. Все сделал вовремя и лайтово, совсем немного придушил… но сам факт. Блядь, я не мог все не испортить!

Нужно как то объясниться…

Лаская губами ее спину вдоль позвоночника, поднимаюсь выше, к ее лопаткам, шее, ушку…

– Я напугал?..

– Давай сразу проедем эту тему…

Ох, блядь!

– Нет… ответь мне. Я понимаю, что это косяк…

– Ну да. Все.

ВСЕ?! Что, блядь, все?!

– Нет. Не все… Прости.

– Ладно.

– Блядь, ладно?! – мне ни хрена не нравиться ни ее голос, ни ее ответы! Потому что они ничего мне дают! – Что «ладно» Белла?! Ты просто должна мне сказать…

– Должна?

– Черт. Нет, конечно… – со стоном зарываюсь ей в волосы, – Этой херни больше не повторится, обещаю. Белла… блядь, поговори со мной!

– Давай просто забудем.

– Я напугал? Шокировал? Сделал больно? Что?!

Молчит…

– Я не хотел… Я только хотел чуть больше удовольствия для тебя, маленькая… Просто башка отключилась совсем… Прости меня!

– Эдвард, - разворачивается, и я немного отстраняюсь, позволяя ей скользнуть под меня, – не напугал, не шокировал, ну может чуть-чуть… и не сделал больно… и было хорошо. Но только не делай так пока больше, ладно?

Вот теперь я, блядь, в полнейшем шоке!

Не шокирована? Не напугалась? А должна была по идее… значит знала… значит не в первый раз… тогда ОЧЕНЬ странная реакция. Особенно вместе с тем, что «было хорошо»… И вместе с просьбой не делать так больше!

– Это странно… – начинаю я.

– Прекрати анализировать меня! – сердится. Не разозлилась на мою ебучую выходку, а тут сердится…

Что это все значит?!

Я знаю… не хочет говорить.

– Кто-то делал так раньше с тобой?

– А вот эту тему мы с тобой и проедем… – я знаю этот звенящий голос…

Блядство!!!

Убираю от нее руки, чтобы не раздавить на хер в порыве ярости и ставлю по бокам на кровать, приподнимаясь и заглядывая в глаза. Дышать, блядь, не могу…

Вольтури… Элли… Ну конечно! Он же блядь, БДСМщик!

– Эта сволочь тебя придушивала против твоей воли?!

С раздражением бьет кулачком мне в грудь и опять пытается развернуться лицом вниз – спрятаться от меня.

Не позволяю, придавливая к кровати и фиксируя в руках лицо.

– Да?!

Сжимает челюсти, глаза прищуренные и злые.

– Мы теперь каждый раз во время секса будем говорить о НЕМ?! Считаешь, это заводит меня?! – толкает руками в грудь, – Я, блядь, просто хочу забыть об этом!!!

Как, блядь, не убить эту суку? Издевался над девчонкой! Ей, блядь, только шестнадцать было! Я представляю, как это пугало ее… Мудак! Он не мог не чувствовать!

Почему она позволяет быть ему рядом теперь? Защищает, блядь, этого мудака?!

Я же вижу, как ее отмораживает от одного упоминания! Что я могу сделать, чтобы эта херня ушла из ее жизни?

– Как же все сложно-то, а! – психую я на свою неспособность справиться с ситуацией.

– Ну, ИЗВИНИ! – зло режет она, стараясь вырваться из моих рук.

Что?!

– Нет, нет, нет! – зажимаю ее еще сильнее. – Я не об этом! Я о себе!

– Пусти меня!

– Нет! – распяв ее руки и не позволяя больше дергаться, я шепчу, в полной безнадеге, – Я так люблю тебя, маленькая! Я хочу тебя ВСЮ! Такую, какая есть… Пожалуйста! Я просто так боюсь накосячить… совершенно не представляю, что делать и как вести себя… Не хочу тебя чем-то обидеть и все время, блядь, делаю что-то не то!

Успокоилась…

Боже…

– Отпусти мои руки, пожалуйста…

Руки… не ее… только руки…

Выдыхаю и отпускаю, приподнимаясь на локтях и заглядывая ей в глаза.

Уйдет?

Нет… обнимает меня… блядь… нет никаких сил уже больше…

– Эдвард… ты все делаешь ТАК, – обнимает меня ножкой и давлением на грудь, заставляет лечь на спину, размещаясь на мне. И меня немного отпускает. – Я не хочу никаких параллелей с Деметри… Не заставляй меня их проводить! Мне нравиться быть с тобой, мне нравиться заниматься с тобой любовью. И я не хочу, чтобы твой бзик на нашу с ним тему, как-то тормозил тебя…

– Но сегодня…

– Но сегодня был небольшой перебор… – тут же перебивает меня, – согласись, что… ты мог хотя бы… нельзя это делать неожиданно!

– Это был охрененный перебор… Прости… Я совсем тронулся уже… – ее взгляд просто проникает сквозь мои закрытые веки. – Я не понимаю, что творю…

– Мне нравится то, что ты творишь… – ложится на меня, и ее лицо на моей шее. И я дышу… Почти нормально, – Но мы с тобою… Ты же понимаешь, что я не… Я нихрена не искушена в твоем мире и не могу… Я не могу дать тебе то же, что твои…

– О Боже! – доходит до меня то, что пытается она сформулировать, – Белла! Просто замолчи, ладно! Мне НИКТО и НИКОГДА не давал столько, сколько ты. Никогда не сравнивай себя ни с кем!!! Мне хочется дать тебе хоть часть того, что даешь мне ты… Мне необыкновенно хорошо с тобой! Поэтому меня снесло сегодня и я натворил все это… Прости меня! Я обещаю… больше никогда!

– Жаль… – хихикает мне в шею.

– ЧТО?! Ам… Белла?

– Мне понравилось, вообще-то, – покусывает мою мочку, заставляя расслабиться окончательно.

– Правда? – растекаюсь я от удовольствия и облегчения. – Было хорошо?

– Ты же знаешь, что – да… Разве ты не чувствовал? – под мое шипение балуется зубками где-то в районе шеи. Мое тело включается, и я наконец-то начинаю чувствовать ее на себе – ее соски скользят по моей груди, прочерчивая горящие нечеткие линии, на моем животе горячо и влажно, а бедра чувствуют ее каблуки… Я готов ко второму раунду…

– Но ты сказала… не надо больше. – вспоминаю я ее реакцию. – Ты закрылась от меня!

– Просто не могла разобраться в ощущениях… Это было неожиданно и я… Ну и конечно были ассоциации… Можно я не буду объяснять? Я такая пьяная… – смеется мне в шею, – не могу связать и двух слов…

Поднимается на мне и тянется, зависая грудью над моим лицом за бутылкой вина. И моя штанга скользит по зубам, потому, что у меня уже есть планы на ее грудь.

Улыбаясь, выпрямляется обхватив бутылку за горлышко, и немного покачивая ее в руках. Ее соски твердеют под моим взглядом и превращаются в аппетитные вишенки. Перевожу взгляд ниже, наблюдая как вздрагивает ее животик и камешек ее сережки в пупке дает несколько красных бликов от пламени свечи. И ниже, где тоненькая веревочка коротеньких волосков провожает мой взгляд в спрятанное темнотой наше удовольствие…

Очень эротичное зрелище.

Пробегаюсь еще глазами по всей картинке и понимаю, что хочу еще насладиться ее видом в этих блядских чулочках. Наглаживаю ее попку пробегаясь пальцами по резинкам. Делает глоток, закидывая голову, и демонстрируя мне идеальную шею… Я смогу придушить ее еще раз? Может быть…

Только не сегодня…

– Ты уже такая пьяная, Белла! – со смехом разглядываю ее довольные и шальные глаза.

– Нееет! Это ты слишком трезвый…Споил девушку! – голос мягкий-мягкий – пьяная… – нужно исправить эту несправедливость!

Пригубив вино, но, не глотая, склоняется надо мной.

Хочет напоить меня ТАК?

Черт!

ДА!

Послушно захватываю ее губы и выпиваю все, что она дает мне, сжимая от возбуждения ее бедра. И тут же вылизываю языком ее рот.

Отстраняется…

– Удивительно вкусный сосуд… – провожу пальцами по ее губам, и она прикусывает их губами. – Повторим?

И мы повторяем… и еще… и еще…

Вина становится все меньше, а поцелуев больше и я отбираю у нее бутылку.

– Хочу, твой шоколад… – мой палец настойчиво балуется с ее пирсингом в пупке, и она поднимается, чтобы рассмотреть мою игру.

– Я тоже хочу твой шоколад… – прищуривая свои темные, пьяные озера, искрящие в пламени свечей.

Такая сладкая Белла…

Отломив кусочек, я таю его в своих пальцах и настойчиво, почти жестко втираю его в ее сосок, под ее еле сдерживаемые стоны.

– Не сдерживай себя, маленькая… – хрипло прошу я, – мне нравиться, как ты звучишь в моих руках…

И тут же получаю несколько страстных стонов, и она практически падает, упираясь руками мне в грудь.

– Мой шоколад, Белла… – шепчу я, пробегаясь испачканными пальцами по ее губам и погружаю их ей в рот. Посасывая, играет языком с моими подушечками, заставляя меня постанывать от ощущений. – Ты сегодня решила разбудить всех моих демонов, Белла?

Выпускает мои пальцы изо рта. Облизывает губы…

– Твоих ангелов я уже полюбила…– пьяно шепчет она, упираясь попкой в мою эрекцию, – Теперь хочу твоих демонов!

И эти ее слова…

Ах, моя, пьяная Белла…

Резко приподнимаюсь, обхватывая ее за талию и немного приподнимая, чуть-чуть насаживаю на себя. Со стоном вцепляется в мои волосы, скользя скулой по моему виску.

– Да? – сдавленно спрашиваю разрешения… Но, блядь, понимаю, что войду, даже услышав «нет». Но она, же не скажет мне сейчас «нет»?! Все… мой мозг в отпуске…

Не отвечая, начинает давить бедрами вниз, потихонечку опускаясь на мою длину, горячей и влажной теснотой. Скользкая… просто до невозможности! Хочет меня… и еще моя сперма… И я, пытаясь отвлечься от сносящих меня ощущений резко всасываю ее измазанный в шоколаде сосочек – становится только хуже, еще острее!

Тихо взвизгнув от моей неожиданной ласки она приостанавливает свое движение вниз и я инстинктивно дергаю ее на себя за талию, заставляя сесть на меня полностью.

Вжавшись в меня, она сдавленно стонет и начинает дрожать, закусив губы.

Да она же кончит сейчас! – понимаю я.

И я, пробегаясь пальцами между ее ягодиц, медленно кусаю за сосок усиливая давление зубами и дразня штангой, пока она не выгибается на мне с криком и не начинает ритмично сжимать мой член в своем удовольствии… Оттягиваю и выпускаю ее сосок.

– Как же я люблю все это! – сжимаю ее за талию и, не давая передохнуть, вынуждаю начать движение. – Ты так хороша, Белла… Не могу контролировать свое тело с тобой… Только ты… только моя… Хочу… любить тебя… трахать тебя… играть с тобой… хочу, чтобы ты хотела меня… все хочу… всегда…

Толкает меня в грудь, заставляя лечь на спину. И прекращает двигаться, вырывая у меня нетерпеливый стон.

– Тоже хочу играть… – дерзко шепчет она, неглубоко, но часто двигаясь на мне.

– Давай, маленькая… – прошу я, не зная, чего ей хочется.

Смотрю ей в глаза – в ее омутах бесы!

– Закрой глаза… Хочу сама…

И я послушно расслабляюсь, немного сжимая ее бедра.

Ее руки на моей груди и теперь она плавно скользит. Мне хочется большего, но я позволяю ей двигаться самой. За закрытыми веками вижу только красные блики пламени свечи.

– Расскажи, – сбивчиво и, постанывая, шепчет она, – Как это – быть во мне?

И задыхаясь от возбуждения, под ее чуть ускоряющиеся покачивания я сипло нашептываю ей, не открывая глаз:

– Это непередаваемо… тесно… так глубоко… так хорошо! – на каждое мое слово она немного сжимается внутри, и я понимаю, что уже на грани… и может быть, даже она не успеет вместе со мной… но, она просила «сама» и я расслабляюсь, не мешая своим ощущениям, – твое давление… так скользко… так влажно… нет ничего приятнее… обжигающе…

Балансируя на грани, я сжимаю челюсти. Понимаю, что еще одно слово и все… А мне хочется еще чуть-чуть этой предоргазменной эйфории! Этой накрывающей только с ней волны удовольствия!

– Горячо? – начиная двигаться интенсивнее, требовательно спрашивает она, и я сжимаю ее бедра не в силах ответить, мой пресс сжимается в предвкушении и тут…

Что-то невообразимо ГОРЯЧЕЕ обжигает мой живот, и я с воплем распахиваю глаза, тут же закрывая их от накативших моментально резких ощущений начинающегося оргазма. Сжимая ее бедра я сильнее насаживаю ее на свой член, отпуская себя. Догоняю на границе сознания, что это расплавленный воск свечи – хулиганка! – и резко притягиваю ее на себя, заставляя животом впечататься в горячую лужицу на моем прессе.

– Давай, маленькая! – умоляю я, кусая ее шею, и моя отзывчивая девочка тут же сжимается на мне со сдавленным криком, и меня срывает следом: – Блядь, громче, Белла!

И она мягко вскрикивает на мне, пока я рвусь в нее, не контролирую ни скорость, ни силу, ни глубину… Ни, блядь, свои хриплые стоны, которые вместе с ее несдерживаемыми уже криками…

Отключаюсь… чувствуя только ее теплое давление сверху. Абсолютное удовольствие.

Полное удовлетворение. Не хочу ничего больше. Нирвана…

– Хулиганка… – озвучиваю через несколько минут.

– Твоим демонам понравилось? – чувствую кожей на шее как она улыбается.

– Мои демоны в раю… – напрягаю пресс и понимаю, что мы слеплены воском. Прижимаю со смехом крепче к себе.

– Что? – пытается приподняться она, чтобы заглянуть мне в глаза.

– Мы теперь склеены… – смеюсь я.

– Мы давно склеены… – шепчет она, расслабляясь, и целуя мою шею.

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...




Добавить комментарий
Комментарии (0)