9 марта 2015 Просмотров: 1060 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 23

Глава 23 - Ставки сделаны, карты вскрыты ...

Ее давно уже нет рядом, но она все еще есть. Теперь она есть у меня, и я могу дышать. И кислорода так много, что я в пьяный им в дрызг! Одно ее слово сотворило новую патологию с моим организмом и теперь вместо того, чтобы выводить токсины, моя печень комбинирует их в амфетамин и выплескивает обратно… И я уже несколько часов под кайфом… Полный неадекват!

«Твоя…».

«Твоя…».

«Твоя…».

Сделайте мне лоботомию. Оставьте только этот кусочек!

Мне вполне хватит для счастливого существования…

Моя…

Что это значит? Даже не представляю…Но, блядь, как же хорошо! Даже если по факту это нечего и не меняет.

В каком смысле она моя?

Ведь у меня в голове миллион смыслов этого слова! А у нее? Насколько мы теперь ближе? Что это меняет? Я нихрена не секу в ванильных отношениях… Блядь, чувствую себя влюбленным подростком…

– Эдвард, за Беллу отработаешь в седьмом выходе… – Сэм сует мне в руки распечатку программы и я киваю. – Я музыку поменял на одиннадцатую композицию.

– Без проблем.

Она останется у меня? Я теперь могу попросить ее об этом?

Наверное, рано еще…

А когда не рано?!

Завтра?

Послезавтра?

А если что-то случится? И она передумает, наверняка ведь случится…

Нет. Нет. Нет!!!

Только не об этом, сейчас…

Просто буду любить, пока она позволит, настолько на сколько позволит… На сколько захочет быть моей.

 

***

На сцене не слышу и не вижу ничего! Что, блядь, я делаю?!

А хрен его знает – тело двигается, толпа ревет…

По хую…

– Молодец. Хорошо отработал! – Сэм… – Можешь идти к своим, твоих выходов больше нет.

Каким, блядь, теперь СВОИМ?!

Домой… Там все пропитано ею.

Моя!

Я могу говорить ей о том, что люблю?

Это будет нормально?

Так хочется, просто разрывает…

– Эд!

Маленький торнадо впечатывается в спину. И мне хочется прибить Эллис за то, что она так некстати врывается в мою эндорфиновую медитацию. Своим появлением она вносит в мой микромирок напоминание о том, что сейчас ОН рядом с ней. Нет… я больше не ревную. Не к нему. Но мне неприятно, то, что он рядом с ней – он год мучил ее, заставлял ненавидеть свое тело. Ее великолепное, отзывчивое и чувствительное тело… Которое теперь мое… Ну ладно, почти не ревную…

– Эдвард!

Ну что за маленькое наказание!?

– Ну?! – разворачиваюсь в легком раздражении.

Прищуривается и замирает.

– О ней думаешь?

Вот лисица! Теперь не отстанет!

– Элли, что ты хотела?

– Где Белла? – ведь знает же не хуже меня! – С ним, да? Семейный ужин… У меня идея.

– Нет, нет, нет… – надо сваливать.

Пытаюсь слинять, но она вцепляется в ремень и тянет обратно:

– Да послушай ты! Пойдем покурим…

Безнадежно. Легче выслушать весь ее бред. Иду.

В курилке Джас. Жмем друг другу руки. Элли тут же повисает на нем, пробегаясь пальцами по ремню и ширинке. Он еще не привык к нашим фишкам и его это цепляет. И Эллис от этого тащится, поэтому все время провоцирует его.

Джас подсаживает ее на подоконник – наша крошка сплошной ритуал и курит только так – и чмокнув в губы сваливает.

Она нагло обшаривает мои карманы и извлекает пачку сигарет, доставая две – одну мне, одну себе.

– Кроха, ты куришь как паровоз, а сама всегда без сигарет… Почему?

– Сладкий! Я вообще не курю! Только с тобой…

– Серьезно?!

– Вру, конечно… – хихикает. – Вы влюбленные такие наивные!

– Вот ты зараза… – несильно щипаю за бок, – Будешь теперь подъебывать?

– Нет… Завидую тебе просто… Светишься весь.

Притягивает к себе ближе, и я устраиваюсь спиной между ее ног, опираясь поясницей на подоконник. Гладит меня по моей растрепанной шевелюре. Не Белла, конечно, но тоже приятно… Напоминает маму…

– Просто представила: сидит наша «танцулька» сейчас за столом, родоки что-то там гундят… гости делают умный вид. Скучно… А рядом – и в этом я не сомневаюсь – ОН…

– Ты, блядь, подрочить меня решила, что ли? – психую я, вырываясь. Но Элли вцепляется в волосы, заставляя остаться на месте.

– Слушай сюда… А рядом он… имеет ее ушки комплиментами и другой херней. А должен быть ты. Но в натуре ты не можешь, поэтому нужно как-то по-другому быть там, сладкий… Вкупаешь?

– Нет.

– Вчера ночью пока ОН меня трахал в голове все вертелся вопрос – почему ТЫ, а не ОН? Трахательные заслуги сразу отметаем, за невозможностью сравнить…

– Эллис, я тебе поражаюсь!!!

– Да ладно! В общем, пока он вытрахивал остатки моих мозгов, весьма одаренно, кстати…

– «Одаренно», сладкая, это когда кроме вопля «Еще!» в голове нихера не вертится!

– Тоже верно… Но, блядь, он все равно охерительно ебуч!

– Элли, давай ближе к теме или я нахер сваливаю отсюда.

– Напиши ей стихи! – огорошивает меня она, – Прямо сейчас! Пусть зависнет с тобой в телефоне! Ты же можешь, Эд…

Я могу…

Ей понравится?

– Давай, давай! – в очередной раз, нагло облазив мои карманы, достает телефон и всовывает мне в руки, – Пиши! Пусть читает и млеет там! Романтичнее и откровеннее, чтобы крышу сносило от каждой строчки….

И я улыбаюсь. Потому, что это очень интимно для меня, но мне хочется…

– Иди, – толкает меня в спину, – Она оценит…

И я выхожу.

В голове просто фейерверк строчек… Но я не решаюсь…

Они все о моих чувствах, а я не уверен, что она хочет…

Быстро сваливаю с клуба, стараясь не пересечься с Роуз.

На светофоре, все-таки достаю телефон и, отбросив сомнения, набираю самое легкое из того, что крутится:

 

И целуя... твои ладони...

Я оставил... поцелуев тебе там

Если заскучаешь, просто вспомни

Прижми ладони … к своим щекам…

 

Жду ответ. Внутри все вибрирует и мне кажется, что даже зеленый светофор улыбается мне.

Резкий звук клаксона вырывает меня из дурного коматоза и я жму на газ, ощущая, как на коленях вибрирует телефон – это она!

Торможу на следующем светофоре и открываю сообщение:

«Ммм… Это было…приятно… Не могу не улыбаться… Целую твои поцелуи…»

Ей понравилось!

Она улыбается?

И я опять зависаю, но уже над экраном, перечитывая без конца ее смс-ку.

И опять нетерпеливые звуки клаксонов, заставляют меня двигаться.

А в голове все вертятся и вертятся строчки, рифмы, ритмы, мелодии…

Жму на газ, дурея на дороге и не в силах вспомнить ни правил, ни знаков, НИЧЕГО! Потому что я уже знаю, что напишу ей… И это… я так хочу, чтобы ей понравилось!

И я уже дома, даже не заметив, как оказался там.

Меня подколачивает от предвкушения и пальцы не слушаются, но я достаю телефон и пишу: «Хочешь сказку?»

И почти сразу: «Очень…»

Начинаю строчить текст, который уже давно рифмами прыгает в голове:

Bahh Tee – Сумерки

Уснула рано... и спала сладко-сладко....

Я просидел бы до утра у твоей кроватки

И любовался тобой, как любовался Эдвард

своей любимой Беллой... твоим прекрасным телом

И может я не сильный, как и он, не столь красивый

Но я отдал тебе свое сердце - носи его

возле своего... ты же любишь эту сказку?

а я ради тебя готов в ней поучаствовать...

Готов любить тебя, как он, еще сильнее!

В сто раз сильнее! Да и люблю на самом деле...

И знаешь, я подумал, мы же с ним так похожи

в его венах нет движения - в моих тоже

тут дело в том, что... когда я дышу тобою

я замираю весь, будто застывает кровь

Только не думай, что холодный, не переиначивай

Потрогай мое сердце, вот... горячее горячего

Давай представим, будто мы попали в сказку

Будто я - Эдвард, а ты - Белла, и пусть опасна

Эта любовь... ты будешь для меня богиней

А я твоим... личным сортом героина.

То, что происходит между нами так же вечно,

как путь млечный... обменяемся колечками

может однажды... а может даже дважды, трижды,

сто раз ...ведь нету времени для нас...

нет пространства... нету никого кроме

для тебя меня, только меня одного и

для меня тебя...просто давай представим,

я возьму тебя на руки и полетаем

я замечал не раз, что когда я обнимаю

тебя за талию, ты таешь, прямо под руками

и дрожишь, когда касаюсь я губами

твоей шеи, возле ушей...хулиганю...

Эта любовь не поддается описанию,

но только не для нас, мы и так знаем все сами

И может я не Эдвард, а ты не Белла вовсе

но давай забудем все и на миг представим...

Давай представим, будто мы попали в сказку

Будто я - Эдвард, а ты - Белла, и пусть опасна

Эта любовь... ты будешь для меня богиней

А я твоим... личным сортом героина

 

Отправляю, скидываю с себя одежду – вся мокрая насквозь! На улице дождь? Не заметил даже... – и падаю на кровать. Телефон в руке…

Грудь распирает от ощущений. Внутри просто все звенит – я не знаю чего именно жду. Это мое признание. Не первое… Но в этот раз у меня есть надежда, что оно согреет ее, а не шокирует. В этот раз это не безысходность и не оправдание. Это просто… моя нежность и моя любовь. И мне так хочется, чтобы она приняла это!

И я закрываю глаза, улетая в свою надежду. Мыслей больше нет – я все сказал…

Вибрация. Смс. Она…

Боже… ПУСТЬ ВСЕ БУДЕТ!

Пусть только не молчит…

Я больше не хочу, чтобы она молчала.

Хочу, чтобы ей было тепло и комфортно со мной, с моими ошалелыми признаниями и невозможной любовью…

Не глядя нажимаю на сенсор и подношу к глазам:

«Не могу больше без тебя… Забери меня скорее!»

ДА!!!

ГОСПОДИБОЖЕМОЙДА!!!

Она принимает это!

Забрать? БОЖЕ!

Подрываюсь, натягивая джинсы, свитер, куртку, пытаясь одновременно справиться с телефоном:

Э: «Адрес?»

Б: «Все сложно… Тебе сюда нельзя… Постараюсь слинять. Ты подождешь, если…?»

Э: «Конечно… Где?»

Б: «Давай к Эмбри. Мне нужно взять вещи… Адрес скину.»

Э: «Как ты доберешься?»

Б: «У меня только один способ слинять без скандала… Я доберусь! Быстро. Через сколько ты будешь?»

Э: «Считай, что уже там!»

Лифт как назло, бродит где-то между этажами, и не реагирует на мои настойчивые вызовы.

Нахер лифт! – срываюсь по лестнице.

Вылетаю на улицу – и, правда, дождь!

Чтобы не промокнуть, бегом несусь в машину, но на самом деле, потому, что хочу быстрее увидеть ее.

Блядь, я совсем сошел с ума!

Сколько мне – 14 или 24?

Читаю смс-ку с адресом – это совсем рядом, может минут двадцать, с учетом вечернего трафика.

Жму на газ, гарцуя между тормозящими тачками, и выслушивая в след непрекращаемый поток ругательств и воплей клаксонов. Похрен! Даже не отвечаю…

Предвкушение и оглушающее счастье! Пусть в меня въедет фура – охуительный момент для смерти!

Я влюбленный идиот…

Немного покружив по ночным жилым кварталам, останавливаюсь на парковке у очередного кондоминиума, фактически одновременно с черным хищным Corvette.

Мои фары выхватывают его из темноты, а его в ответ слепят меня. Стоим нос к носу. Между нами метра четыре. Его стекла тонированы, а мои отзеркалены – мы не видим друг друга, но я чувствую, что там она. С ним…

И меня накрывает от противоречий. Какого хрена она делает?! Я должен сам забрать ее сейчас? Это же, блядь, сразу определит наш статус для него… Он друг семьи… Что она творит?!

Пока я соображаю, «чего мне можно, а чего не нужно», чтобы не подставить ее, в освещенный пятачок, влетает Эмбри с ее рюкзачком, а дальше мой мозг отключается, потому, что…

Дверь Corvette открывается и под дождь выныривает что-то невообразимо прекрасное и полуголое… И плавно качнувшись, окунается в тут же распахнувшиеся объятья Эмбри. И ее великолепная спина, твою мать… под его руками!

Что это, блядь, за прозрачное кружево на ней?! Как это держится?

Вырез на спине такой глубокий, что…

Она нахрен опять без белья!

Мой мозг в нокауте. Не соображая, я выскакиваю из машины. Одновременно с Деметри, блядь! В его руках пиджак…

Темнота. Фары. Дождь. Она и мы трое.

Заебись!

– Пожалуй, мне пора… – ухмыляясь и кидая мне рюкзак ретируется Эмбри, что-то быстро шепнув ей на ушко.

Кидаю рюкзачок в машину, в еще открытую дверцу и делаю шаг ближе к ней. Одновременно с ним.

Белла вся уже мокрая насквозь и я сдергиваю с себя куртку, накидывая ей на плечи.

– Давай в машину!

– Подожди. – обхватывает меня за талию, – Эдвард, это Деметри, мой друг… Деметри, это Эдвард...

Что же ты делаешь, маленькая!?!

«Друг»… скажи тоже «друг»!!!

– … мой мужчина.

 

 

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)