9 марта 2015 Просмотров: 990 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 22

Глава 22 - Бракованная судьба 

Она уже уехала, хотя еще нет и часа. Сэм послушно выставил ее выходы в первую половину программы и отпустил. Я рад, конечно, что у нее нет проблем с начальством, но, блядь, бесит эта их близость…

Мы не прощались – слишком много глаз, но пробегая мимо она просто коснулась моей спины рукой… И я понял, что смогу пережит эти сутки.

Я на автомате отрабатываю свои выходы не особо вкладываясь. Не колбасит, когда ее нет рядом, когда она не смотрит…

Тоскливо.

 

***

Спать не могу!

Лежа на кровати, просматриваю в очередной раз ее фотки. И мое тело восстанавливает все ощущения – губы, руки, кожа… ее вкус, ее запах, ее ласки.

Ее отсутствие давит так, что не могу путем вздохнуть.

Отбрасываю телефон и, зарываясь лицом в подушку, опять пытаюсь уснуть.

Это ведь все скоро закончится. Как я буду без нее?! Как я буду дышать? Спать? Жить?

Нельзя… Нельзя сейчас думать об этом. Иначе я просто умру!

Она сейчас есть у меня и о большем не нужно ни мечтать, ни думать.

Ничего большего и быть не может.

Господи, отпустит ли меня это когда-нибудь?!

Все щемит и болит внутри.

Я как сплошной воспаленный нерв.

Такая ласковая… чувствует все… всегда знает, как утешить мою бурю… любимая моя…

Как, блядь, я буду жить без нее?!

Никак…

 

***

На часах шесть.

С «добрым» утром!

Скидываю одеяло и иду варить кофе. Все равно уже не усну.

Открываю окно и смотрю на улицу, так как это делала она, но прохожих сейчас еще нет. Касаюсь рукой места, где она сидела и мне кажется, что рука до сих пор чувствует тепло от ее тела. Но этого, конечно же, не может быть.

Замечаю на подоконнике ее пачку сигарет – с ментолом. Забыла…

Кручу пачку в руках, рассматривая помятости от ее пальцев, вытягиваю одну и прикуриваю. Ментол напоминает ее привкус и, докурив, я достаю еще одну.

Когда ее нет рядом, кислорода все время не хватает. Вдыхаю глубоко и много. Не помогает. Она унесла мое дыхание с собой.

Смотрю на время – шесть тридцать – еще десять часов до встречи. А может и больше…

Будет ли возможность коснуться ее? Захочет ли она касаться меня? В каждую секунду может измениться все и разрушить мое маленькое счастье от нашего «здесь и сейчас».

Потому, что любой вариант «там и потом» это не вариант.

Эллис ВСЕ разложила по полочкам. Но я и так это знал, просто боялся озвучить. И по хорошему нужно отпустить Беллу. Незачем привязывать ее к себе ни вниманием, ни заботой, ни сексом… Но, это, блядь, МОЕ «здесь и сейчас»! Я мне похеру, что хорошо, а что плохо. Мои демоны победили… Мне нужны эти еще несколько мгновений с ней, как воздух. Это и есть мой воздух!

Докуривая сигарету, закрываю окно. Мой сон она тоже унесла с собой, но у меня есть суррогат. И я иду к аптечке…

 

***

Ее еще нет и я в нетерпении обхожу внутренности нашего монстра вдоль и поперек. Сегодня у меня два выхода, оба уже отработаны и оба в первой половине программы. И я просто шляюсь. Иду к еще пустому бару, чтобы выпить чего-нибудь и, блядь, натыкаюсь, конечно, на Роуз!

– Привет, Эдвард! – подхватывает под руку.

– Привет! – притормаживаю разворачиваясь.

– В студию поднимись. Там фотограф на баннер вас пощелкает… хочу, чтобы там было твое тело.

Ее рука наглаживает мои ключичные косточки прямо под воротом футболки, и я сжимаю челюсти, чтобы не отпихнуть ее. А еще я молюсь, чтобы этого ненароком не увидела Белла.

– Мне нравится твой «танцевальный» образ, – разглядывает мой подбородок, – в этом есть что-то новенькое… Когда вернешься к работе?

Вот оно! Тот самый ебучий вопрос, которого я боялся!

– Я на следующей недели зайду и поговорим.

– Не забудь, сегодня лаборатория через час. Сходи, сдай кровь.

– Я не трахался с прошлой…

Достаю свой телефон, чтобы найти предлог отцепиться от ее рук и свалить, погружаюсь с задумчивым видом в монитор – на нем ее тонкое запястье и ладонь, свисающая с кровати. Пальчики полусогнуты веером. Охренительно изящно. При первой же возможности зацелую ее руки…

Роуз, наконец, отпускает меня, и я быстро сваливаю в студию, чувствуя спиной ее пристальный взгляд.

Пронесло…

Пока.

 

***

Выхожу из студии весь по пояс в тональном косметическом масле и до безобразия глянцевый. Чтобы не испачкать футболку несу ее в руках.

Здороваясь с Сэтом, забираю ключ от VIP-чилаута, планируя попасть в душ.

Сердце начинает ускоряться и грохотать – она уже должна быть здесь!

Пробегаюсь глазами по сцене – Кармэн и еще несколько девчонок. Имен даже не помню… Ее нет. Джейк за пультом. Сэма тоже нет…

И ноги несут меня в ее гримерку, хотя я понимаю, что НЕЛЬЗЯ! Роуз здесь, да и остальным светится бы не надо. Но, блядь, где голова, а где ноги? Иду.

Дверь приоткрыта!

И я блядь, испытываю облегчение.

И не только от того, что она уже здесь. Но и от того, что если дверь открыта, то там не может происходить ничего, что…

И мне безумно стыдно за эту мысль и за это облегчение. Потому, что Белла бы НИКОГДА так не сделала. И хочется самому себе дать по морде. Но… ЧУВСТВУЮ!

Прислушиваясь к себе, понимаю, что это не потому, что я считаю ее доступной. А потому, что она – это все, что у меня есть. Мне СТРАШНО, что кто-то может отобрать это. Это снимает противоречие в моем мозгу, и я успокаиваюсь.

Набираю смс: «Ты одна? Можно к тебе?»

Почти тут же выглядывает из гримерки. На лице улыбка и я наконец-то вдыхаю полной грудью.

– Иди сюда… – почти одними губами.

Боже! Я прикоснусь сейчас к ней!

Залетаю, тут же закрывая дверь на шпингалет.

Полная темнота!

– Темно… шепчу я, прижимая ее к себе, прямо около двери.

– С проводкой что-то…

Ее губы шепчут это прямо мне в шею. И я нахожу их своими. Теплые, нежные, требовательные!

– Я скучал…

Нетерпеливо целует меня, не позволяя договорить. И я блядь, тону в эйфории. Если это не сердечный оргазм, то что это? Как называется то, что я чувствую сейчас?! Похрен…

Ее губы, ее язык, ее сдавленный стон! Так много и так мало!

– Белла… – отрываюсь от нее, чтобы надышаться полной грудью. Когда будет еще такая возможность?

– Ты скользкий! – шепчет она, скользя руками по моей голой груди и заставляя желать большего, чем просто поцелуи.

– Это масло…

– Черт! – отскакивает, – Я теперь вся в масле?

Бляяя! Я испачкал ее!

– Прости, маленькая… Да! – быстро ловлю ее руки в темноте и тяну обратно, – Все равно уже поздно…

Хихикая, целует мое лицо туда, куда попадают в темноте губы.

– Это твоя месть за помаду..?

Но я не даю ей договорить и опять захватываю ее губы, пробегаясь по нижней штангой. Потому, что это безумно приятно и еще потому, что я знаю, что это возбудит ее… и я хочу этого. Это делает ее моей.

Мы замираем – приближающийся стук каблуков за дверью и дерзкий ринг-тон ее мобильника. Еще пара секунд и стук в дверь:

– Белла, открой…

Розалли!

Мобильник воет еще несколько секунд и затихает.

Мы, блядь попали!

Вопли телефона однозначно были слышны за дверью…

– Минуту! – откликается Белла и тут же тихо шепчет мне, впихивая меня за дверь: – Стой тихо…

Открывает.

Мне и страшно и забавно. Страшно, что Роуз вмешается снова в нашу и так пограничную ситуацию и забавно от того, что мы ведем себя как застуканные родителями малолетки.

– Почему ты в темноте? – Роуз останавливается в двери.

– Что-то с проводкой. Я уже Сэму сказала, он решает эту проблему.

– Ты сидишь в темноте закрытой?

– Я говорила по телефону. Не хотела, чтобы кто-то мешал…

– Твой телефон не был занят…

– Потому, что я только собиралась звонить, РОУЗ!

– В чем ты? Твоя майка… Это, что масло?

Ебанный детектив!

– Пролила средство для снятия макияжа! Темно, Роуз!

– М. Ты одна?

– Нет, блядь, здесь целый полк стриптизеров! Что за вопрос?

– А где Каллен?

Вот это пиздец! Как?!?

– Кто?

Переигрываешь, маленькая…

– Эдвард… – такой вкрадчивый голосок.

– Ты, блядь, меня об этом пришла спросить?!

Правильно… лучшая защита это нападение. Но только вот Роуз не дура и тоже знает об этом…

– Нет… Не психуй. Я хотела попросить тебя об одолжении.

– Ладно…

– Я говорила с Вольтури….

– Начинается… – в голосе раздражение, – Я же пообещала ему что приду!

– Белла, мама запланировала масштабное мероприятие, и там будут не только Вольтури. Еще семья мэра и несколько других влиятельных людей. Мама просила…

– Он не сказал мне! Я думала, будет просто семейный ужин!

Речь, конечно же, о Деметри! Значит он Вольтури. Знакомая фамилия…

– Белла ничего не меняется, просто, блядь, будь при параде и веди себя нормально! Не появляйся в своих пацанских шмотках! Не сваливай посреди мероприятия! И позволь ему просто поухаживать за тобой немного! Тебя, блядь, убудет?!

– Никого не ебет, чем занимаешься ты, но всех, блядь, ебет, в какие шмотки одета я! Всем похрен, что отец…

– Все!!! Разошлась… Он заедет за тобой сейчас и привезет все, что нужно. Отвезет в салон и заберет оттуда. Я уже забронировала тебе время у мастера. Скажи Сэму, что я тебя сегодня освободила от работы. – жесткий приказной тон, резко меняется на умоляющий, – Ради мамы, Белла… Она расстроится, если…

– Я тебя услышала…

– Сделаешь?

– Да.

– Спасибо, малышка. Извини, что наорала…

Закрывает дверь. И потом шпингалет.

Прижимаю ее к себе. Расслабляется…

–Уедешь?

– Мхмм… Нужно Сэма найти, сказать…

– Я передам ему. Побудь со мной еще немного.

И я целую ее запястье, вспоминая, что хотел сделать это сегодня, потом ладони и пальчики. Она гладит второй рукой мои волосы, заставляя мои глаза закрываться. Отбирает у меня руку и берет в ладони мое лицо. Трется об меня своим носиком, и в темноте чувствую, как она улыбается… Боже, как же я люблю эту девочку!

– Ты у родителей останешься сегодня?

– Нет. Я никогда не ночую у родителей…

Деньги не берет, не ночует… Это странно.

– Почему? – моя маньячность опять выходит из-под контроля, потому, что я чувствую, что здесь опять что-то не так.

– Ты решил всех моих скелетов в шкафу раскопать? – ее губы напротив моих и я чувствую ее слова губами.

– Это тоже неприятная история? – продолжаю я свой мягкий допрос.

– Да.

– Расскажешь? – прижимаю ближе, пряча ее своими руками крест-накрест, как недавно она.

– Почему ты расспрашиваешь меня?

– Потому, что мне не все равно.

– У меня много головняков, Эдвард… – усмехается она, и я вспоминаю, что примерно также она ответила на вопросы Джейка, когда он расспрашивал ее, – И, блядь, судьба мне досталась бракованная…

Я еще не знаю, в чем суть, но мне уже херово. Хочу забрать ее и больше никому не давать в обиду. Я не люблю ее семью.

– Расскажи, пожалуйста…

– Я приемный ребенок…

Бляяя, Свон, не Хейл! – вспоминаю я.

И мои руки, живя своей жизнью, наглаживают ее спину и плечи, пытаясь стереть все несправедливости, которые с ней случились.

– Тебе было плохо у них?

– Да нет. Я люблю их. И они меня.

– Почему тогда сейчас все так?

– Отец упрекнул меня как-то… что я не ценю своего положения. Не могу уступить ему некоторые МАЛЕНЬКИЕ частности, в обмен на все, что он дал мне.

– Неприятно… Блядь, да это жесть! Что он хотел?

– Я не хочу говорить этого тебе, Эдвард. Ты слишком сильно реагируешь, на мои проблемы. А это уже в прошлом.

И меня уже колотит. И, конечно, она чувствует.

– Не психуй! – прижимается сильнее, – Не было никакой жести. Просто упрек… И я сразу ушла от них.

– Блядь, скажи мне, Белла! Обещаю не… вмешиваться, если ты не захочешь! Пожалуйста. Иначе я понапридумываю самого худшего и сойду с ума!!!

– Ты такой… – целует, целует, целует…– Хороший… Самый лучший! Не хочу, чтобы ты волновался! Не расспрашивай меня, мне сложно отказывать тебе…

Это хорошо! Во всех, блядь, возможных смыслах…

– Тогда скажи, – ловлю ее губы своими, – Пожалуйста, маленькая…

– Да ничего смертельного. Просто неприемлемое для меня. Он хотел, чтобы я породнила его с Вольтури…

Блядь, блядь, БЛЯДЬ!!! Ненавижу это ебучее семейство! Ненавижу оба эти семейства!

– … хотел, чтобы я была с Деметри. Но я не оправдала его надежды, жестко отказав – меня просто накрыло только от одной мысли… Ты знаешь, почему… . И как-то в не очень трезвом состоянии он выговорил мне все это дерьмо! Я ничего не стала брать – ни вещей, ни денег, просто ушла к друзьям, устроилась на работу, продолжала учиться, танцевать и все наладилось.

– Почему ты? Почему не Роуз, например? Они ровесники…

– Я была хорошей, послушной девочкой, а Роуз оторвой. Наверное, на меня было проще надавить… Да и Деметри не хотел Роуз, он хотел меня.

Он и сейчас хочет…

Звонок ее мобильного снова прерывает нас, и я знаю, кто звонит. И, блядь, я с трудом сейчас сдерживаюсь, чтобы не перехватить у нее из рук этот кусок пластика и не…

Она смотрит на экран и скидывает вызов.

– Мне пора. Обещай, что не будешь, психовать. Или я не буду тебе больше ничего рассказывать…

– А есть еще что-то!?!

Смеется!

И я целую ее в смеющиеся и уворачивающиеся губы – мое маленькое хохочущее счастье!

– Что, проблемная у тебя подружка?

– У меня? – замираю в не в силах вдохнуть. – Белла… ты … моя?

– Твоя… – шепчет она, взрывая нахрен мое сердце, ошметки которого летят мне в горло, голову, пах и конечно же, не минуют мою приятную патологию…

И мне ТАК невыносимо хорошо. И, блядь, ТАК охуительно плохо…

Потому что это значит, что ее судьба и правда бракованная…. 

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)