9 марта 2015 Просмотров: 1106 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 21

Глава 21 - Такая тонкая грань 

Они - в паре-тройке метров, и я слышу каждое слово. Эллис сзади мертвой хваткой обнимает меня за шею, еще крепче сжимая руки на каждый мой психованный рывок.

– Сэм! – кричит Белла. – Отпустишь меня минут на двадцать?

– У тебя полчаса, – отзывается он, выключая оформление и настраивая технику. – Хватит?

– Да! – достает телефон и что-то быстро набирает.

– Так мало… – Деметри грустно улыбается, не сводя с нее глаз. – Тебя долго не было, я скучал…

– Работа… – пожимает плечами Белла.

– Тебе не обязательно работать. Не понимаю, что за прихоть…? – вытягивает из ее пальцев телефон, и она поднимает на него глаза. Молча смотрят друг на друга. Немой диалог.

О чем, блядь!?

– Я не буду жить за их счет… – отводит взгляд Белла, забирая из его рук свой телефон – Мы уже это обсуждали.

– Не обязательно за их…

– Даже не начинай! – поднимает руки в останавливающем жесте. – Как твои дела?

Он начинает что-то тихо рассказывать. Джейк включает негромко какую-то музыку, и я перестаю слышать о чем он говорит. Ее взгляд в это время скользит по залу и натыкается на меня с Элли за плечами. Замирает на секунду на моем лице. А я, блядь, горю… И даже не пытаюсь скрыть моей ломки – пусть знает! Заметив мое состояние, Белла чуть заметно улыбается и успокаивающе качает головой.

Деметри следит за ее взглядом, и утыкается в нас глазами. Прищуривается на меня, потом, переводит взгляд на Элли и его брови чуть заметно взлетают – руки Элли опять крепко сжимаются на мне – еще пара секунд и его тяжелый взгляд вновь сверлит меня. Я не опускаю глаз, разглядывая его в ответ. Белла замечает наши «гляделки» и начинает хмуриться.

– Деметри… – одергивает его она. – Пойдем ко мне в гримерку.

Охуительно плохая идея!

Его рука тянется к ее обнаженной талии, и я не могу отвести глаз от этого движения. Оно растягивается во времени, позволяя мне оценить, как нетерпеливо подрагивают его пальцы… Как его рука ложится, прижимаясь запястьем к ее позвоночнику, а пальцами прямо к тому месту, которое я сжимал еще полчаса назад….Как его пальцы тоже сжимают ее бок…не так сильно, как мои, но я вижу, как ее кожа проминается под ними…. Я чувствую на своей ладони сейчас тоже, что чувствует и он – ее теплую, гладкую, чуть влажную после танца кожу…

Из моего горла вырывается тихое рычание и мышцы сводит судорогой.

– Эдвард… – шепчет Элли. – Отведи, блядь, глаза!

И я закрываю их, понимая, что уже на грани, и могу вытворить какую-нибудь неадекватную херню.

А еще, блядь, даже ничего не случилось!

Полчаса в гримерке. С НИМ …

Это, блядь, пытка…

Он не касается ее больше!.. Ага, блядь, а сейчас чего было? Дружат? Его взгляд – ни хера не дружеский… Да это и логично, учитывая год его домогательств и предложение, сделанное четыре месяца назад.

Такая доверчивая… беззащитная… моя наивная Белла. Не замечает очевидных вещей…

– Ты че кипишуешь? – шепчет мне Эллис. – Думаешь, он трахнет ее там, да?

– Блядь, Элли! Не еби ты мою душу!!! Не будет она с ним трахаться…

– Нда?.. Он УМЕЕТ добиваться своего…

ЗНАЮ!

– Иди ты на хрен!

Я срываюсь, но она крепко держит, не отпуская.

– Что и требовалось доказать, Эд… – невесело усмехается. – Ты, блядь, встрял… Выкинь из головы эту херню!! Такие хорошие девочки как она, да и еще и такие «сладенькие» не западают на таких плохих мальчиков как ты. Что у вас может быть общего?

– А что у них? – зверею я.

– Ты хоть понимаешь, что Белла тоже «золотая»? Ее родители - одни из самых богатых людей города. Ты не смотри, что она такая «простая в доску». У нее сейчас просто бзик. Она потусуется немного, напляшется в свое удовольствие, удовлетворит все свое амбиции и благополучно выйдет замуж за свою ровню. Уверена, там уже очередь на нее выстроилась! И ты сегодня увиделначало этой очереди… Ты хоть представляешь, сколько у нее бабла?! А еще и красоточка, и умница, а, блядь, пластика какая! Он очарует ее, задарит подарками, потом вытрахает как следует и… Это неизбежно. Не гони, сладкий…

Я согласен с ее логикой, но, блядь, она же ничего не знает о НАС! О НЕЙ! Она не такая…

– Отпусти… Ты нихера не знаешь…

– Эд…– прижимается к моей спине. – Когда заканчивается твой контракт?

– Три месяца еще…

– Ты будешь продлять?

– Нет…

– Из-за нее?

– Да…

– Ты ее трахаешь?

– Элли!

– Да?

– ДА, БЛЯДЬ!

– Она понимает, что ты три месяца будешь…

– Я НЕ БУДУ.

– Ааа… Как?

– Не знаю еще…

– У тебя есть деньги откупиться?

– Нет… Все вложены и хрен вытащишь… Ну, может, треть суммы…Но я придумаю, что-нибудь.

– У меня есть немного налички – тысяч тридцать… Я займу, если что.

– Спасибо, кроха.

– Эд… Мне кажется это… блядь, не будет она с тобой! – успокаивая, гладит мои волосы. – Натрахается и уйдет! Ну,сам посуди, тебя же вся тусовка в лицо знает! Да, блядь, ладно бы только в лицо! Ты же отымел всех ее одноклассниц наверняка и они дружно обсудили все твои фишки и достоинства, рекламируя тебя друг другу! Пара неловких ситуаций - и она психанет…

– Да знаю я…

– Остановись, пока не поздно. А знакомство с семьей – это будет вообще атас: «Привет, Роуз! Как там мои бывшие сослуживцы?»…

– Да заткнись ты, ради бога! Я все понимаю… Но я ничего не могу сделать с этим. Я знаю, что это все быстро закончится, но…

Каждое ее слово просто ломает все мои надежды. Эллис все говорит правильно. И от этого становится еще хуже! Нам, блядь, не судьба… Но хоть немножко ЕЕ может же быть в моей жизни! Хоть несколько дней…

– Я прошу тебя… – накрывает руками мои глаза. – Не влюбляйся в Беллу.

– Это уже давно не в моей власти…

И мне сладко и горько от этой мысли… Я не променял бы ЭТО ни на что. Даже если этому и не суждено случиться.

Мы замираем.

Меня начинает нагнетать какое-то новое неприятное чувство, и я сосредотачиваюсь на этом. Вот оно! Наш утренний разговор вдруг приобретает совершенно другое значение для меня.

– Элли? Ты что-то там говорила с утра… Он что сказал, что Белла - его девушка?

– Эд, ты же понимаешь, что мне пиздец, если информация…

– Блядь, Элли! Я не подставлю тебя. Рассказывай!

– Ты не вздумай, блядь, Белле ляпнуть, что он меня трахает! Пойдем в курилку, там ушей меньше… И ты знаешь, что там завтра камеру поставят новую, взамен сломанной? Не зажимайтесь там больше –Роуз узнает и…

Спрыгиваем со сцены и идем в закулисье. Из-под ее низких черных брючек показательно выставлены алые стринги со стразами и, не удержавшись, я оттягиваю и щелкаю резинкой – это наш старый прикол. Она хихикает и отпрыгивает от меня.

– Ты, блядь, такой дурак иногда!

– Давай кроха, ускоряйся!

Обгоняю Эллис и притормаживаю у ЕЕ двери. Она чуть-чуть приоткрыта… Эллис за ремень оттягивает меня назад и беспардонно залетает в гримерку:

– Белла, угости сигареткой!

Они вместе курят у открытого окна. Белла сидит, скрестив ноги, на подоконнике в своем невозможно откровенном наряде. Он рядом, но не касается ее. Протягивая Эллис пачку, она задумчиво смотрит мне в глаза и берет в руки свой телефон. Не дожидаясь крошки, отворачиваюсь и иду в курилку. Потому, что блядь, невыносимо стоять там и смотреть, а вмешаться - ну никак нельзя!

Да, блядь, если по-честному, то и повода то нет!

По дороге прикуриваю сигарету и вытаскиваю свой вибрирующий телефон.

Белла!

Открываю смс – «?».

Нда… Сложно было не заметить мои психи.

Что ответить? Нечего…

Эллис залетает в курилку следом за мной.

– Они не трахаются!

– Спасибо, что продемонстрировала! – фыркаю в ответ.

– Да ладно… скажи еще, что не полегчало? – Элли требовательно тянет руки, и я подсаживаю ее на подоконник, – Я думала, ты там подпалишь их взглядом. Ты давай, прекращай… Взрослый же мальчик! Тут половина персонала с ней флиртует. Из вас двоих не она шлюха, чтобы так напрягаться из-за этого…

– Знаю. Она тут вообще не причем. Это мои головняки.

– Никогда бы не подумала, что тебя так накроет.

– Да я бы и сам, еще пару недель назад не подумал бы. Рассказывай, чего он там пел про нее…

Прикуривает сигарету и выпускает дым в потолок. Улыбается… Открываю окно и запрыгиваю на подоконник рядом с ней.

– Мне он, конечно же ничего про нее не говорил… Но я слышала разговор по телефону, на громкой. Он не знал, что я слышу… Не воспроизведу сейчас детали, но речь шла о том, что сегодня он встречается со СВОЕЙ ДЕВОЧКОЙ, что в воскресенье у них общий семейный ужин и он должен уговорить ее прийти на него. Бля! Вспомнила! Только сейчас догнала, что он потом еще звонил кому-то и просил пробить, где и с кем она тусуется в последнее время… Блядь, Эд, не подставься только!

– Да пошел он на хуй! Был бы даже рад…

– А Белла?

– Нет, конечно…

Ну и как мне реагировать на его чрезмерный интерес, о котором она не знает. Сказать прямым текстом? Нельзя – подставлю Элли. Просто бездействовать, надеясь на то, что он сам достанет ее? Хрен там, по ходу он продуманный мудак, если до сих пор они «дружат».

– Если честно, – вздыхает, сжимая мою руку. – Я не понимаю, почему она до сих пор не с ним… Он идеален и мне кажется, любит ее. Чего еще можно желать? Ты не знаешь, они трахались?

Молчу – этого я тебе сказать не могу, кроха!

– Потому, что если – да, то он не мог ее не цепануть. Он, правда - хорош…

– Я лучше.

– Не могу спорить, – смеется. – Тебя я не пробовала! Но, наверняка - лучше, судя по количеству сучек, вьющихся около тебя. А она? Она - хороша?

– Элли, я не буду это обсуждать.

– Раньше ты всегда рассказывал!

– Она - лучше всех. Просто несравнимо… Больше не спрашивай…

– Круто! – смеется…

Смешно, блядь, тебе…

Дверь открывается, и я замираю, надеясь, что это ОНА, но это Эм.

– Привет, коллеги!

Киваю, так как полные легкие дыма и озвучить ничего не могу. Тяну руку, и он пожимает, фактически одновременно целуя в щечку Эллис.

– Когда твоя царевна приезжает? – понимаю, что Эллис для меня задает сейчас этот вопрос.

За сегодняшний день мы стали более близки, чем за три года знакомства. Хотя сдружились с первых дней ее работы – она легкая и прикольная. Это иррационально, но мне полегчало от того, что я смог разделить с кем-то мои проблемы.

– Завтра… – он наклоняется, вдыхая ее запах и ведя носом по ключице. – Хороший запах… мне нравится!

Бросает на меня задумчивый взгляд и хмурит брови.

– Эллис, – целует ее в шею. – Можно мы тут тет-а-тет поболтаем…

Она обхватывает его за шею, и Эм, немного потискав, снимает ее с подоконника. Элли махнув мне ресницами, выходит. «Игрушки» почти всегда немного тискаются друг с другом, это, вообще-то рекламный ход, но он плотно впечатался в наши отношения…

– Эдвард, какого хрена у вас произошло с Джеймсом? – прикуривая, начинает он неизбежный разговор. – Охрана не в курсе, и наши буду молчать, но… Он, блядь, вложит тебя и без нашей помощи.

– Не вложит… С него косяк… – достаю я вторую сигарету.

– Не расскажешь?

Отрицательно качаю головой.

– Он до ее сестры доебывался?

– Проехали Эм, это наши с ним дела…

– У него нос сломан… Роуз из него душу вынет! – ухмыляется. – Это минимум неделя «простоя»…

– Пусть, блядь, сам выворачивается.

– Возьмешь его клиенток?

– Нееет… Отпуск.

– Затрахали?

– Ммхм…

Выбрасываем докуренные сигареты и вместе выходим.

– Эм, – последние несколько дней этот вопрос грызет меня. – А как у вас с Роуз? На каких условиях вы трахаетесь?

– Хм… – улыбается он. – Да ни на каких! Мне нравится, ей нравится – просто трахаемся, когда это не мешает работе.

– М. Ясно…

Проходя мимо ее гримерки, неудержимо бросаю взгляд на дверь – закрыта…

Блядь! Как же это донимает!

Чего я дергаюсь? Я же знаю эту историю. Она не хочет его! Не будет же он насильно… Блядь! Я гоню…

Тут же в голове пролетает несколько картинок, того, как это было, или могло бы быть у них. Он заставлял ласками ее кончать для него… Постоянно… Сволочь! Блядь, но он знает ее тело… Элли, говорила, что он хорош в этом… А ее оценка это, блядь… Но ЕЙ же не нравилось!

Слышу скрип двери сзади. Останавливаюсь, а Эммет проходит дальше. Понимаю, что блядь, накосячу, но ноги врастают в пол. Оборачиваюсь, метрах в пяти - они.

– Я заеду… – целует ее в щечку.

– Хорошо.

Белла поднимает взгляд на меня, а я не могу оторвать свой от его руки, снова приклеившейся к ее талии. Поднимаю глаза – он смотрит на меня. Я тоже. Уйти не могу – стою и просто жду, пока он свалит, чтобы прикоснуться к ней. Убедиться, что она все еще моя. Ну, хоть в каком-нибудь смысле!

Ее рука взлетает в попытке поправить выбившуюся прядь, и он перехватывает ее в движении, и глядя мне в глаза показательно целует. Мое лицо дергается, и она вырывает руку из его ладони.

– Тебе пора… – бросает она и возвращается к себе.

Теперь только он и я.

Блядь! Как же удержаться - то?!

Идет на выход, а значит мне навстречу, а я к ней, а значит тоже ему навстречу. Понимаю, что не разойдемся. И конечно, в момент сближения его плечо херачит в мое. Ничего не могу поделать в этой ситуации! Долблю его плечом в ответку. Так молча все друг другу и сказали.

Ладно, пока никакого криминала…

Пока…

Захожу к ней – уверен, он видит.

Закрываю дверь и сползаю вниз под ее внимательным взглядом.

Смотрит…

– Все в порядке?

Пожимаю плечами, отводя взгляд.

– Ты расстроен. Есть повод?

Подходит вплотную, и мое сердце ускоряется. Опять пожимаю плечами.

– Ты мне скажи… – опять эта ебучая льдинка в голосе. Ну ЧЕМ она передо мной виновата?!

Тру лоб, пытаясь выключить свой идиотизм и желая, чтобы она проигнорировала мою последнюю фразу. Перехватывает мою руку и тянет меня вверх. Подчиняюсь. Она близко-близко. Почти касаюсь ее полуголого тела, тут же увеличиваясь снизу и уже раздражаясь на свою неизменную реакцию на ее близость.

– Посмотри на меня, – просит она, и я поднимаю взгляд, надеясь, что она не разглядит полыхающий во мне пожар.

Но это же Белла… Она видит.

– Ты ревнуешь…? – прищуривается она, а я опять тону в ее шоколадных теплых глазах. – Эдвард?

Блядь, ну что я могу сказать ей? Очевидно же!

Обнимает…

Блядь, наконец-то!

В моих руках! Моя!

И я сминаю ее, припечатывая к себе. Руки тут же пробегаются по ногам, бедрам, спине, пытаясь смыть с нее чужое внимание.

– Белла… – шепчу я, целуя ее висок.

Смеется…

–Это смешно?! – я и злюсь и рад ее реакции.

– Ну, меня еще никто не ревновал… Это забавно!

Ее губы - на моей шее, и я в раю!

– Не могу поверить в это… Ты просто не замечала, наверное… – шепчу я ей в волосы между поцелуями. – Твой Майк просто слепой придурок!

– Ну, может быть… – ее руки гладят мою грудь, и я начинаю терять нить разговора. – У меня маловато опыта в этом. Я же не леди-вамп…

Да леди-вамп отдыхает, если судить по количеству внимания, которым ее готовы одаривать окружающие.

Меня уже срывает от ее податливости, и мои губы бегут по ее коже, руки сжимают талию, забираясь под блядские шортики.

– Ты просто не видишь, как они смотрят на тебя… как они хотят тебя… – желание с примесью ревности заставляет мои руки быть грубыми и требовательными. – Ты не осознаешь, что делаешь с мужчинами… Конечно, я ревную! Просто сгораю, когда ты позволяешь прикасаться к себе!

– Ты - сумасшедший! – хихикает она, уворачиваясь от моих рук, бродящих по ее бедрам. – Ко мне никто не прикасается… Прекрати, мне нужно идти.

– Нет… Сэм позвонит, если что… – прижимаю к двери, захватывая ее рот и она немного поддается моим губам, все еще пытаясь сжать бедра и перехватить мои обнаглевшие руки.

– Я немножко, маленькая… – чокнувшись уже окончательно, уговариваю я. – Расслабься…

– Маньяк! – мычит она, пытаясь увернуться от моего требовательного языка, но я рукой удерживаю ее подбородок, заставляя подчиниться.

– Ты даже не представляешь, насколько права! – добираюсь я, наконец-то, до перешейка ее микроскопических шортиков. И она со стоном сдается, немного проседая в моих руках…

Блядь! Только бы никому не вздумалось нагрянуть к нам в гости!

– Хватит! – задыхаясь, просит она.

Но разве могу я остановиться теперь?

– Один разок… Все будет быстро… – обещаю я покусывая ее шейку и вторая моя рука наощупь находит шпингалет на двери, закрывая нас от постороннего внимания. – Только посмотрю на тебя…

Спускаю руки на бедра, собираясь стянуть с нее это маленькое недоразумение, и обнаруживаю, водя пальцами по швам, что шортики - «стрип»!

С рычанием сдираю их одним рывком, под ее полустон-полувскрик – под ними НИЧЕГО!

Блядь!

Главное удержать свой член при себе!

Это будет не гуд, если я сейчас…

Мои пальцы уже наглаживают ее между бедер, и ее стоны становятся громче.

Ебать! Дверь гипсокартонная… И любой, кто.. просто не сможет не услышать нас!

Подхватываю ее за бедра и быстро пересаживаю на гримерочный трельяж, разводя ножки и ставя одну на столешницу. Мы уже начинали эту игру… И сейчас я хочу, чтобы она закончилась с другим счетом!

Пытаясь быть тише, она прячет лицо на моей груди, и я погружаю в нее пальцы, мечтая, на самом деле, войти в нее по настоящему… Но это потом…

Она все-таки не сдерживается, и я, поднимая ее лицо за подбородок ловлю губами мои любимые звуки. Мне хочется, чтобы было громче, но, блядь, я знаю, что должен погасить и эти.

Ее глаза закрываются, и я чувствую, что она уже почти.

– Открой глаза! –требую я. – Я хочу видеть…

На секунду приоткрывает и тут же срывается, вцепляясь мне в плечи. Мои пальцы сдавливаются ее пульсацией, но я продолжаю двигать ими, продлевая ее кайф… Да и свой тоже… Мне нравится чувствовать ее так. За затылок плотнее прижимаю ее губы к своим, и на последних сладких пульсациях, начинаю нежно поигрывать с ними языком.

И мы целуемся, разжигая еще сильнее меня и успокаивая ее.

– Такая вкусная! – шепчу я, облизывая свои пальцы и пачкая заодно ее губы. Мне нравится, когда она делает это вместе со мной…

Мы одновременно оборачиваем голову на ее трезвонящий телефон. Сколько он уже орет, интересно?

Беру в руки – Сэм…

– Ты маньяк, извращенец и мазохист… – постанывая, шепчет она мне в шею.

– Ты со мной делаешь это… – я ставлю на беззвучку. – Надеюсь, тебе нравится…

Нежно покусывает меня за подбородок, и я матерю про себя, Сэма, понимая, что мы могли бы сейчас продолжить… Перехватываю ее рот своим, но она уворачивается:

– Это Сэм?

– Ммхм… – не могу оторваться от ее говорящих, стонущих, шепчущих губ.

Она улыбается, и я целую ее улыбку.

– Что такое, зайчонок?

– Когда ты… – она прячет лицо на моей груди. – Берешь меня… я чувствую себя… особенной…

– Ты и есть особенная! – прижимаю к себе крепче. – И, мне кажется, ты единственная не догадываешься об этом!

– Нет… – целует мои глаза.– Я особенная только с тобой…

И я зацеловываю все, до чего могу дотянуться. Я, конечно же, знаю, что это не так, но из эгоизма не собираюсь переубеждать ее… Пусть так и считает!

Подаю ей висящие на стуле брючки, помогая быстро в них влезть.

– Ты сегодня… где? – перехватываю ее порыв выскользнуть за дверь.

Возвращается и обнимает меня.

– Не могу ни сегодня, ни завтра… – и я просто сжимаю ее. – Анж, сегодня попросила посидеть с ее малявкой, а завтра - семейный ужин… я обещала…

Охренеть!! Семейный ужин с НИМ?!

Отпускаю и она убегает.

Что-то тревожное жрет меня изнутри. Как будто есть какая-то грань, и пока мы на ней, то просто тонем друг в друге, но только стоит сделать шаг влево, шаг в право… и все - реальность требовательно вырывает нас обратно, заставляя расходится в разные миры.

И неоформленные строчки беспорядочно лезут в голову рваными кусками…

 

Мир на ладони, мы с тобой тонем,

А значит слышим еле-еле, дышим еле-еле.

Они шумели, но это лишь умели,

Держись мы движем ниже мели.

Дай мне руку и тонуть сообща

Дали минуту на счастье...

Друг другу споры мы дарим,

Это на голову давит

Но вроде так не долго..

И вроде так мало толку...

Но так колко...

Так что давай залп за любовь,

за косяк мой любой,

а ссоры? ссоры пустяк нулевой.

И ваш костяк рулевой...

рухнет под прессом наших надежд.

а как же...конечно….

H1gH – Утонули

Похожие статьи:

Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...




Добавить комментарий
Комментарии (0)