9 марта 2015 Просмотров: 1133 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 20

Глава 20 - Неопределенность 

Замирает…

Не знает что сказать?

Не надо ничего говорить!

Все, что она бы не сказала сейчас, будет… не то.

– Ничего не говори только… – прошу шепотом, прижимая к себе. – Я знаю, что это очевидно… Но я ХОТЕЛ сказать. И не извиняйся больше… Все, что ты сказала… справедливо. Я вообще, блядь, не понимаю, что ТЫ делаешь рядом со МНОЙ… Я счастлив этим! Но, блядь, никогда не пойму…

Снимаю с вешалки свою толстовку и накидываю ей на плечи. Во-первых потому что сегодня холодно, а во-вторых, потому, что там в карманах деньги на такси, а свои наверняка она забыла в рюкзаке. Ну и в-третьих: хочу, чтобы с ней осталась частичка меня. Не могу держать ее больше. Это должен быть ее выбор. И мои ангелы хотят, чтобы она ушла и больше никогда не возвращалась сюда, а демоны, ищут слова, которые заставят ее вернуться, когда она остынет. Затыкаю обоих. Пусть решит сама.

Белла молчит, как я и попросил, но не отталкивает меня. Она слушает мое сердце, и я больше не мешаю его монологу. Я не знаю, в последний ли раз она в моих объятьях, поэтому снова закрываю глаза и просто чувствую, пытаясь запомнить ВСЕ – мягкость ее кожи, податливость ее тела, ее запах, шелк ее волос, касающихся сейчас моего подбородка. И ее губы, скользящие по моей коже.

Ее губы?

Боже… она целует.

Она целует мое сердце…

Успокаивает?

Прощается?

Одно второму не мешает…

Чувствую, что сейчас отстранится и уйдет. ЗНАЮ! И легкие, замирая, перестают качать кислород. Давай уже, Белла…

Она впивается в мою кожу, потом одним движением ласкается о мой подбородок и выходит за дверь.

Все…

Рука автоматически накрывает грудь, пытаясь сохранить ощущение от ее последней ласки. И я стекаю по стене на пол – побуду еще тут немного…

Думать сейчас нельзя и я не думаю.

Я просто сижу, прокручивая последние ощущения как заезженную пластинку, это помогает удержаться и не идти сейчас за ней.

Я был готов к такому варианту развития событий каждую минуту, но… все равно это непереносимо.

Может и вернется… – уговариваю я себя.

А может и нет.

Но мне сейчас нельзя сосредотачиваться на этой мысли.

Встаю, иду в ванну к аптечке, достаю валиум и еще пару таблеток снотворного – хочу временно покинуть эту реальность. Может мозг сможет все переварить пока я в отключке?

Попробовать однозначно стоит.

Разжевываю горькие таблетки и запиваю прямо из под крана. Эффект будет быстрым. Смотрю на себя в зеркало, вспоминая, ее поцелуи на моем лице. Уже не осталось и следа – ни одной блестки.

Жаль…

Но, что-то не ложится в стандартную привычную картинку моего отражения и я пробегаюсь по нему глазами.

Блядь! Это зеркало, мое любимое место в доме. Такое же любимое, как и кровать, в которой я спал с ней. Быть может даже любимее…

Засос!

Прямо на сердце!!!

Бляяя…

Да, именно там, где моя патологическая точка G!

И сердце опять херачит со всей дури, раскрывая мне все прелести моей глючной анатомии.

Он пометила меня, так же как и я ее!

Моя, маленькая… нежная … хорошая… любимая девочка…

Блядь, я буду жить!

Стою и смотрю на свое отражение, слушая, как в ушах пульсирует кровь. Пальцы скользят по бордово-синеватой метке. Мое сердце помечено давно и сейчас я вижу, как это выглядит.

Мне охренеть как нравится!

Может выбить татуировку?

Конечно же, гораздо круче, если она будет делать это все время…

Я напрочь помешанный и неадекватный белла-маньяк!

И я смотрю на ее метку, пока химический коктейль не накрывает меня, вынуждая закрываться мои веки.

Терплю сколько могу, а потом, просто фотаю ее на телефон и иду спать, ставя будильник на четыре. Сегодня мне на работу. И ей.

Я увижу ее снова, и мы – спасибо тебе, господи – не будем чужими!

Я еще пока не потерял ее окончательно…

Белла…

«Номер четыре» драйвовым мотивчиком заставляет меня разлепить веки. Такое ощущение, что только закрыл глаза и уже нужно вставать. Но голова легкая… Моя рука тут же проходится по коже на груди, пытаясь нащупать засос. Конечно, его нельзя нащупать пальцами, но я его чувствую!

Стараюсь не погружаться в свою надежду, плавая где-то на самой поверхности – только, чтобы нормально дышать, потому что, если я неправильно интерпретирую ее действия… блядь… даже не знаю, как существовать дальше.

Быстро собираюсь и еду на работу – у меня сегодня новая постановка и мне нужно быть рано.

На входе догоняю Эллис.

– Привет, крошка! – обнимаю ее одной рукой сзади, и она поворачивается.

– Привет, красавчик! – целует в щеку, притягивая к себе за футболку.

– У тебя же «марафон». Ты как тут?

– Выходной! – подмигивает она. – Он сегодня с девушкой своей встречается…

– Кто он, кстати?

– Да следак вроде какой-то. Так ничего себе парниша… – улыбается она, – жесткий, но умелый. Кстати, его девчонка здесь работает… Интересно, кто это? Он, блядь, богатый кентик, молодой, горяченький и трахается как бог… Кому перепало такое счастье?

– Мхмм, – пытаюсь поддержать я разговор, открывая ей дверь. Мои мысли уже внутри. Белла уже там?

Элли что-то щебечет, рассказывая подробности их сессий, но мне не очень интересно и я, почти не вникая, иду рядом с ней. На танц-поле растягиваются «Хеллбои» – наша танцевальная стрип-группа. Вернулись. Здороваюсь со всеми тремя за руку и иду дальше, конечно, к гримеркам. Ведь на сцене ее нет. За пультом Джейк – киваем друг другу.

Подхожу к ее двери и кладу на нее ладонь – ее нет здесь еще… Но на всякий случай легонько толкаю дверь – закрыто.

Ищу Сэма, чтобы просемафорить, что готов с ним поработать. И он уже идет мне навстречу, переговариваясь о чем-то с Кармен, нашей стрип-примой.

– …внизу нужны девочки, – слышу я обрывок его фразы.

– Почему я? Я, блядь, боюсь крови! Ты хочешь, чтобы меня прямо над сценой в данс-клетке вырвало?

– Как вы, блядь, меня заебали! Танцуй с закрытыми глазами…

Это они о боях без правил, сегодня несколько поединков и Сему нужны полуголые девицы, извивающиеся в клетках над сценой.

Тяну Сэму руку, и он пожимает, не прекращая разговора.

– Кровь ПАХНЕТ! Ты не в курсе?! Я не пойду, у меня профнепригодность… Напряги новенькую!

– Она не стрип, – морщится Сэм.

И я догоняю, что речь о Белле. Меня коробит…

– Да там и не надо стрип! Надень на нее блядские шмотки и пусть себе вьется! Она пластичная, справится…

Конечно, блядь, справится! Еще и получше тебя! Только вот не хер ей там заголяться перед этими похотливыми уродами! – психую я, прожигая ее взглядом.

– Ладно, предложу… – сдается Сэм и Кармен переводит взгляд на меня.

– Привет, игрушечка… – мурлычит она, хватая меня за ремень, но я уворачиваюсь качая головой.

– Ты не расплатишься, детка!

– Знаю…– вздыхает с улыбкой, – но если вдруг надумаешь отдохнуть от своих блядей… заходи!

– Свои… чужие… – зло ухмыляюсь, – Какая, блядь, разница?

– Скотина! – прищуривается. – Но я бы все равно тебя трахнула…

– Копи деньги, детка! – отшиваю ее я.

– Белла, привет! – Сэм. Прямо за моей спиной. – Пойдем, поговорим…

Ебать! Какого хуя я тут нес?! Она слышала? Блядь, я же просто на автомате отстебывался…

Поворачиваюсь.

Стоит спиной ко мне метрах в пяти. Переминаясь с носков на пяточки. В руке рюкзачок. Во второй пачка жевательного мармелада.

Надеюсь, не слышала.

Делаю несколько шагов в их сторону – с Сэмом ведь так и не поговорили. И мне нужно увидеть ее взгляд, чтобы понять, насколько я накосячил в очередной раз.

–… топлесс?! – переспрашивает она.

– Черт! Забудь, ладно… – качает головой Сэм. – Это не твоя тема… Как ты себя чувствуешь?

– Да нормально. Тебя не было на «Дэмке»… Почему? – он вытягивает из молча предложенной ему пачки парочку жевательных конфет.

О! Это новость… Они, блядь, общаются? Не по работе?! И у них, блядь, совместные планы?!

– Прости, Белла! Знаю, обещал, но… с работой никак не вышло, – немного подхватывает ее за талию, уводя ближе к сцене. – Сама же видишь, как тут все… Я постараюсь, прийти в следующий раз. Сам расстроился…

Сэм оправдывается?! Это, блядь…

Подхожу к ним.

– Привет, Белла.

– Привет! – в глазах смущение, но слегка качнувшись в мою сторону, целует меня в скулу, перехватываю ее талию у Сэма и притягиваю к себе под предлогом дружеского поцелуя. Не сдержавшись, сильно сжимаю рукой ее бок, прямо под ребрами и она вздрагивает.

Тут же позволяю ей отстраниться от себя. В глаза не смотрю – ревность просто сжигает. Она смущается, а это значит, что… Что? Ей нравится Сэм и передо мной неловко?

– Сэм, когда будем работать с постановкой? – всеми силами пытаюсь контролировать голос, чтобы не рычать на него.

– Да покурите пока... – бросает он, доставая опять трезвонящий телефон. – Сейчас найду девочек для боёв и займусь вами.

Остаемся одни.

Поднимаю на нее глаза. В ее – все еще это ебанное смущение и какая-то неуверенность. Но вроде бы не психует и не сердится на меня.

– Пойдем? – спрашиваю, кивая в сторону курилки, голос ледяной. Знаю, что не имею абсолютно никаких прав. Но, блядь, не контролирую это.

Кивает, и я срываюсь вперед, зная, что она пойдет за мной.

По дороге, придумываю тысячу слов извинения за тысячу моих косяков, включая этот ебучий холодный тон, но ни одно из них не остается в моей голове, когда мы оказываемся одни и она опять смущенно и вопросительно смотрит в мои глаза.

Я как рыба молча открываю и закрываю рот уже наверное в третий раз и, она опуская глаза притрагивается пальцами к моей груди. Прямо к месту, где под одеждой скрыта ее метка.

– Я не должна была, да? – чуть слышно.

И я догоняю причину ее смущения, не в силах сдержать стон облегчения.

Рывком прижимаю ее к себе – слов нет. И я просто целую ее висок, еще раз вздыхая с облегчением и вдыхая ее запах.

– Спасибо, что сделала это… – шепчу я, прикладывая ее ладонь к сердцу. – Прости, что я такой придурок!

Набираю воздуха в легкие:

– Что между нами теперь?

Пожимает плечами, обвивая меня одной рукой за талию и накрывает мои губы второй, и мы просто стоим.

Это не отказ. Это не разрыв. Это надежда…

Как же, блядь, хорошо!

Скрип двери и мы отлетаем друг от друга в разные стороны.

Эллис…

Блядь, ладно, хоть так!

Смотрит прищурившись, и через пару секунд делает шаг внутрь.

– Привет!

– Привет, Элли! – отзывается Белла, вытягивая из пачки дрожащими пальчиками сигарету.

Да меня, блядь, и самого потрясывает. Надо быть аккуратнее. Не надо здесь никому знать о нас. «Доброжелателей» хоть отбавляй…

Достаю сигарету, предлагая взглядом крошке, но она, ухмыляясь, стягивает прикуренную из рук Беллы, и Белла снова вынимает новую для себя.

Эллис прожигает меня взглядом. Заметила? Или догадывается? Похуй… мы дружим. Крошка будет молчать.

Молча курим.

Белла докуривает первой и выскальзывает за дверь.

Сейчас начнется…

– Эдвард, ты ебанулся?!

– Элли, не надо.

– Хули ты морочишь девчонку? Она, блядь, ванильная до мозга костей! Родоки, конечно, буржуа, но! Ты же не думаешь, что она купит тебя в долгосрочное пользование?

– Блядь, заткнись, просто…

– Эд ?..

– Эллис. Ты гонишь!

– Нееет! Я, блядь, не слепая. Ты клеишь ее! На хера?!

– Отвали, кроха! Я ее не клею… Все не так.

– Эд?

Заглядывает мне в глаза. А там ответ, который ей не нужно знать. Который никому не нужно знать! И я отворачиваюсь.

– Ты, что, ЗАПАЛ?! – переходит она на ультразвук, вцепляясь мне в лицо руками и заставляя смотреть на нее. И я закрываю глаза. – ТЫ ОХРЕНЕЛ?!

– Элли, не лезь в это! – скидываю я ее руки и выхожу из курилки.

Это, блядь, плохо. Но могло бы быть и хуже…

Белла в наушниках рядом с Джейком. И меня опять, блядь, сводит судорогами ревности. В его руках ее плеер и он что-то там мутит с проводами, не отрывая от нее глаз.

– Вы закончили? – кричит им Сэм. – Включай двенадцатый трек, попробуем под него.

И Джейк негромко врубает какую-то приятную миксовочку.

Kyle Watson - Doubting You (Tom EQ Trust Mix)

– Эй! – возмущенно кричит Сэму Белла. – Это моя!

Тут же выскакивает на центр сцены, показывая мне и Сэму язык, и начинает свою партию. Это что-то новенькое и мы все пялимся, включая стрипов, которые что-то мутили на танц-поле. Они ее вообще видят в первый раз…

Джейк делает громче.

Музыка ломанная и Белла пульсируя красиво подламывается по спирали, под каждый мелодичный рывок. Срывая с волос резинку, она добавляет к идеальной игре тела и их ритмичные всплески. Моя пружинка пружинит, вибрируя и пульсируя, выдавая какой-то только ей доступный очаровательный хаос-поппинг и чуть-чуть тектоника, но рваного, как и музыка.

И на мелодичном чувственном проигрыше на несколько секунд срывается в такой эротичный и пластичный срип, закрывая глаза и закусывая губку, что я теряю дыхание. А потом опять игривая ломка – талия, бедра, плечи, руки, волосы… И снова проигрыш… И ее ротик эротично и чувственно приоткрывается, дополняя эротичную пластику. В глазах секс и вызов!

Бляяя…

И эти ее перепады от невинной игривости к дерзкой сексуальности, на хрен сносят крышу.

И, блядь, не только мне…

Все, блядь, пялятся, открыв рты.

Она замирает на последних звуках и мы аплодируем.

– Умничка! – хвалит Сэм, довольно улыбающуюся Беллу, – оставляем за тобой! Для Каллена тогда Fire Hive – бросает он Джейку

Я знаю ее.

Белла освобождая мне центр, чуть заметно подмигивает и мое настроение тут же взлетает до небес.

И я, немного прикрывая глаза, начинаю покачиваться, увеличивая амплитуду. Под первые удары кача, начинаю фишковать сливая «Брейк» и «Электро». Белла улыбается и стягивает у Джейка стебные солнцезащитные очки в виде пальцев.

И пока я обыгрываю в «Электро» трехмерие, подлетает, одевая их на меня, натягивая сверху капюшон, и быстро ретируется на место. Я улыбаюсь и, продолжая свое электро-шоу, ухожу в нижний брейк – без фиксации стоек – музыка не в тему, только одна динамика. Подурив немножко в нижней плоскости, опять ухожу вверх и теперь уже просто кач – «Хаос» с «Электро-дрожью», кто-то выключает свет, врубая стробоскоп – Белла… И меня уже просто прет. Я отжигаю, так как требует тело – замирая на последних звуках.

Народ тоже хлопает.

Наверное, прикольно вышло.

– Блядь, Белла, ты меня подсиживаешь, что ли?! – наигранно возмущается Сэм. – Каллен, ты крут! Белла охуительно оформила тебя…

– Дай нам тоже девочку, попользоваться! – кто-то из стрипов. Оборачиваюсь – Джаред. Сука…

– Рукой, блядь, попользуешься! – отшивает его Сэм.

Белла с Джейком улыбаясь, о чем-то негромко болтают. Подхожу к ним, чтобы отдать очки, но на самом деле, потому, что ревную и потому, что хочу быть ближе к ней.

– Ты ела вообще сегодня? – возмущается он, – Пойдем перекусим? Я тебя с сестрой познакомлю…

Я кладу очки на пульт и Джейк кивает.

– Белла! Второй выход! – зовет ее Сэм.

– У меня готов! Мне нужны три красных прожектора, легкая дымка и третий трек. Это будет просто пластика. Тебе понравится!

Еще, бы, блядь, ему не понравилось!

Тут, блядь, ВСЕМ понравится!

– Давай прогоним. Джейк включи, третий.

– Пять минут… – просит Белла, – только переоденусь!

Сэм настраивает на настенном пульте прожектора, так, чтобы несколько красных сливались в одно световое пятно, включает «туман» и вырубает свет.

– Давай! – кричит она Джейку.

И он врубает.

Merlin Menson - Tainted Love

Она вплывает в красный свет кошачьей походкой, плавно заигрывая со светом руками.…

БЛЯЯЯ…

Она – черный силуэт на красном фоне. В красном свете из всей одежды видны только каблуки! Охуенно высокие каблуки, которые, словно продолжение ее и так невероятно длинных ног. Тяжелые басы двигают ее тело: и страстно и резко и плавно и дерзко. Она словно змея вьется и бросается в своем красном кругу как в плену – невероятно тонкая, удлиненная и гибкая. Ее руки, ее ноги, точенное тело… Ммм… Дьявольски хороша!

Волосы черным веером эротично повторяют музыкальный узор. Ее руки взбивают и развивают их, бесконечно утекая куда-то вверх и возвращаясь обратно, чтобы гладить ее тело. Адское зрелище!

Ее бедра резко двигаются, ловя удар басов и тут же плавно покачиваются, подчиняясь мелодии. Когда она уходит в профиль, то видны ее затвердевшие соски, создавая иллюзию обнаженности, а ее скользящие по телу руки и тут же распарывающие красные дым… Ебать, как горячо!

Блядь, хочу трахнуть ее прямо там, в этом ебучем красном кругу, прямо на глазах у всех этих пускающих слюни мудаков! Под эту музыку. Хочу, чтобы она была сверху… И кончала, так как это умеет только она!

Трек все тяжелеет, и ее движения становятся все импульсивнее и горячее.

– Охуенно! – кричит Эллис мне в ухо, и я качаю головой, потому, что это не то слово!

Я уже молюсь, чтобы это скорее закончилось, потому, что блядь, не представляю, что делать со своим стояком после этого…

И на последних нотах она пластично сворачивается в нижнюю плоскость и замирает.

Сэм врубает свет.

Моя девочка только что горячо трахнула всех присутствующих! – понимаю я, обводя взглядом зал.

Все аплодируют, и тут мой взгляд утыкается на какого-то незнакомого мажора.

Он тоже аплодирует и жрет ее глазами, медленно подходя к сцене.

Перевожу взгляд на нее – улыбается ему и идет навстречу!

– Ты невероятна, малышка! – ставит руки на сцену.

Она присаживается и целует его в щеку.

– Привет!

Не позволяя ей спрыгнуть, он быстро подхватывает ее за талию и снимает со сцены.

Какого хрена происходит?!

– Блядь, Эдвард! Это он… – шипит мне на ухо Эллис.

– КТО ОН?!

– Деметри, мой временный хозяин… 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)