9 марта 2015 Просмотров: 1222 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 19

Глава 19 - Когда нет оправданий 

Белла спит.

Осталась…

Я так и не отпустил ее - убаюкал прямо на руках.

Засыпая, она что-то там ворчала на меня, но это было уже не важно, потому, что ее пальчики гладили мою грудь, а губки периодически оставляли на ней поцелуи.

Все хорошо…

Но есть, одна проблема – она голая… лежит у меня на груди… и, блядь, она чертовски сильно пахнет сексом!

А еще она что-то мурлычет во сне, прямо мне в плечо, шевеля мягкими теплыми губками.

И я уже второй час - как гранит!

И даже все мои метания: «сигарета-она», «душ-она», «кофе-она», и опять: «сигарета-она»… не дают, блядь, совершенного никакого эффекта – ХОЧУ!

Начинаю терять всякое здравомыслие.

Не удивительно: северное полушарие полностью обескровлено!

Я только чуть-чуть… – все-таки решаю я, не планируя ее будить.

Мягко и медленно переворачиваю на спину, и ее ручки соскальзывают с меня, перемещаясь вверх. Нереально открытая поза.

Включаю ночник – хочу видеть ее тело во всех подробностях. Мой виртуальный видеоряд требует пополнения.

Сбегаю глазами от ее лица ниже. Ее поза выставляет грудь в такой сладкой форме, что, не удержавшись, я слегка обвожу пальцами идеальные окружности и, блядь, ее соски твердеют, заставляя меня вжаться в ее бедро эрекцией. Но Белла не просыпается…

Разглядываю оставленную мной метку – я такая скотина! Но, блядь, с удовольствием сделаю это еще раз.

Нежно обвожу пальцем затвердевший сосочек, наблюдая за ее лицом. Спит…

Немного усиливаю давление, настойчивее потирая его пальцами. И ее губки, дрогнув, немного приоткрываются.

Хочу, чтобы ей приснился эротический сон…

Я смогу это замутить?

Я хочу посмотреть этот сон вместе с ней! Ее лицо и тело – отличный экран!

Я мазохист?

Нет… у меня есть идея…

И я сжимаю ее темный твердый сосочек, наблюдая за реакцией – рваный тихий вдох. Отлично! Нежно пощипываю кожу вокруг сосочка – ее бровки хмурятся, а ротик открывается в чуть слышном стоне. Такая сладкая…

Она сможет кончить прямо во сне? Конечно, да! Такая чувствительная девочка… Я смогу взять ее прямо так… Блядь! Это охрененно… Так хочется…

Пальцы рефлекторно сжимают сосочек сильнее и жестче – она со стоном прогибается навстречу моим рукам - и я продолжаю делать это ритмично, заставляя ее подрагивать.

Бляяя…

Какая сладкая игра!

Обхватываю сосочек губами и несколько раз нежно прохожусь по нему кончиком языка. Плавно втягиваю в себя и снова обвожу языком, но уже штангой. Ее бедра сжимаются и слегка выгибаются в нетерпении.

Спи пока, маленькая… – немного ослабляю ласки, выпуская сосок из плена.

Расслабляется… И я притягиваю ее спиной немного на себя, просовывая свое бедро между ее ног, слегка их раздвинув. Так удобнее… Теперь у меня есть две руки и мой член наконец-то упирается в нее сзади – прямо в ее кругленькую попку. Мои губы рядом с ее ушком и я не могу отказать себе в удовольствии подразнить ее и таким способом: немного закусываю и посасываю мочку.

Я уже сгораю, и мои бедра начинают жить своей жизнью медленно, но импульсивно вдавливаясь в нее. Все время приходиться тормозить свои порывы, которые уже не первый час нацелены на более решительные действия.

Не могу больше ждать…

Видимо мой контроль и ее тело несовместимы.

Подтягиваю ее еще немного повыше, и мой член уже скользит по ее горячим мокрым складочкам. Блядь, я сейчас кончу прямо так!

Два часа пыток ни хрена не добавляют выдержки…

Мои руки присоединяются к члену, и я начинаю медленно и мягко поглаживать ее пальцами, касаясь заодно и себя.

Оооох…

– Ммм… – просыпается. И я замедляюсь, ослабляя движения.

– Спи, маленькая…– шепчу я. Она снова расслабляется со стоном, но ее руки накрывают мои, сводя меня с ума. – Я немножко… Не просыпайся…

Отдавая ей инициативу, накрываю руками ее грудь, массируя и сжимая, пощипывая и оттягивая сосочки.

И плавлюсь под ней, от ее расслабленности, подчинения, сонной неги…

Ее ручки в ответ прижимают мою головку прямо к клитору, и я двигаюсь, проезжаясь своим моддингом по ее возбуждению.

Она дрожит на мне.

Охуительно…

– Хочешь прямо так? – шепчу я. Потому что мне уже по хрену, как именно… Я уже почти за гранью невозврата.

В ответ только сонные стоны – хрипловатые и нетерпеливые – мои любимые!

Кладу руки ей на бедра, размещаю ее на себе удобнее, и, неглубоко, практически прокрадываюсь головкой в ее лоно.

– Может, так…?

– Аааа… Да… Пожалуйста… – один невнятный звук ее возбужденного, умоляющего голоса - и я уже почти кончаю, сжимая бедра, чтобы притормозить это…

Ее горячая теснота в нетерпении слегка сжимает меня в ответ.

Выхожу и немного вхожу снова. Она расслаблена и легко впускает меня. И я медленно вдавливаюсь сзади, фиксируя руками ее бедра и останавливаюсь, заполнив ее.

Горячо, влажно, тесно…

Блядь, наконец-то…

Ее руки закинуты вверх и сжимают мои волосы, мои губы у ее ушка…

– Так хорошо быть в тебе… – шепчу ей, под ее ритмичные слабые пульсации. – Это мое любимое место… Лучше, чем быть в тебе… – делаю плавный толчок, под ее прекрасный стон. – Только двигаться в тебе…

Каждая моя фраза заставляет ее сжиматься на мне, томно вздыхая, а каждый ее спазм удовольствия, сопровождаемый стоном, так хорош, что заставляет меня продолжать двигаться в ней и любить ее сладкие ушки:

– Лучше, чем двигаться в тебе,… – и мы уже оба на грани… нет, мы уже за гранью. – Только кончать в тебе… – и это как команда для наших тел. Подхватываю ее ножку под коленкой, прижимаю к груди, усиливая проникновение и изменяя угол наклона, так, чтобы попадать в нужную точку, а потом, сильно толкаясь на каждое слово: – Лучше,… чем… кончать… в тебе…, только… кончать… вместе… с тобой… Белла!

И мы срываемся, ускоряясь под ее тихие вскрикивания и мои стоны удовольствия. Приближающийся оргазм отключает тормоза, и мои последние рывки слишком сильные и агрессивные, но я ничего не могу сделать с этим. Так охуенно, что я даже не могу сожалеть об этом… Чувствую как ее тело выгибается на мне, но я крепко держу бедра, не позволяя ей вырваться. И теперь она любит мои уши своими сладкими воплями. Первая ее судорога удовольствия - и я догоняю ее, чувствуя, как с каждым движением внутри нее становится все более скользко от моей спермы и ее соков.

Отключаемся прямо так – в какой-то не очень удобной, но очень уместной сейчас позе. Уже сквозь сон чувствую, как она немного сползает с меня и переворачивается, обнимая… Что-то шепчет и целует, но я уже сплю, без сновидений, с чувством ее близости внутри…

Утром просыпаюсь от топота ее босых пяточек.

– Ты куда, Белла? – открываю я глаза, спать хочется жутко. – Еще же рано…

– Забыла рюкзак у Эмбри… А у меня сегодня мастер-класс… И талон в рюкзаке… И телефон сел…

Такая растерянная, что мне хочется зацеловать ее жестикулирующие руки – пальчики, ладони, запястья… Протягиваю ей свой мобильник, переводя взгляд с рук на все остальное – она голая! - и я со стоном падаю обратно на подушки, закрывая глаза: иначе, ей не удастся сейчас заняться ничем, кроме секса со мной.

Сонливость, конечно же, безвозвратно испаряется.

– Спасибо… Черт, не помню нужный номер… ладно, я - в душ. Вызови мне такси пожалуйста через сорок минут… У тебя есть лишняя зубная щетка? У меня все в рюкзаке…

– У меня есть все… Возьми в шкафчике над зеркалом. Во сколько у тебя мастер-класс?

– В десять, – кидает она через плечо, скрываясь в ванной.

Сморю на часы – еще только семь!

Ну ладно сорок минут на сборы, потом отвезу ее к Эмбри – еще полчаса, потом в студию или куда там нужно – еще полчаса. У нас еще целый час друг для друга!

Простыни пахнут ею и нашим сексом.

Весь вчерашний день – сплошное сумасшествие, начиная с прямо с утра! За один день я несколько раз потерял ее и получил обратно. Это, блядь, такой диапазон чувств, что такими темпами я умру молодым от сердечной недостаточности. Или от переизбыточности.

Слушаю, как шумит вода в душе, и грудь наполняется приятным умиротворением, а сердце опять отыскивает заветную точку G, заставляя меня улыбаться и постанывать от эйфории. Блядь, Белла со мной, МОЯ!

Моя. Моя. Моя! Моя! МОЯ!!!

Бляяя, как же хорошо…

Пробегает на кухню в моем полотенце – оно короткое и я вижу округлости выглядывающей снизу попки. Волосы мокрыми темными плетками лежат по плечам. Вспоминаю, что все ее вещи так и остались там.

Беру пару полотенец и иду к ней.

Уже курит у открытого окна – холодно.

– Что ты творишь? – начинаю отчитывать ее я, закутывая в полотенце побольше, и оборачивая второе вокруг ее мокрых волос. – Тебя и так лихорадит каждый день!

Отбираю сигарету, затягиваюсь и выкидываю в окно. Окно закрываю.

– Не торопись, я отвезу тебя.

Прижимаю к себе, целуя висок, лоб и глаза – температуры, вроде бы нет.

Ее губы прижимаются к моему татуированному плечу – явно не равнодушна к моему украшению! – с улыбкой отмечаю я про себя.

Запах…

Что за…?

Я несколько раз вдыхаю ее запах, еще не понимая, что именно меня смутило?

Пахнет также как и всегда – просто офигенно.

Отстраняется, заглядывая в мои глаза. Взгляд такой… хрен его знает, чего ожидать…

– Надеюсь, ты не против? – прищуривается, разделывая меня взглядом до внутренностей.

– Не против чего? – торможу я, с замиранием сердца.

Я уже точно знаю, что где-то накосячил… Только вот где?

– Ну, того, что я воспользовалась своими духами…

Пиздец!!!

Ее духи! Она увидела их…

– Ооо… – закрываю глаза, прижимая к себе сильнее, – Прости. Я знаю, что это тоже «маньячно».

– Это охрененно маньячно! – ее зубы несильно впиваются в мой бицепс. – Но мне даже понравилось…

– Это… хорошо… – с облегчением констатирую я. – Потому, что… это сложно объяснить. Я в душ, ладно? – малодушно сваливаю я, не в силах сейчас объяснять мой неадекват.

Возвращаюсь, уже на приятный и терпкий запах свежезаваренного кофе. Мне нравится, что она хозяйничает на моей большой и почти не используемой кухне.

Белла уже одета и с кружкой кофе сидит на окне, разглядывая прохожих внизу.

– Тебе налить? – поворачивается она. – Я приготовила тебе тосты…

– Спасибо, зайчонок… – обнимаю ее за талию, опять стягивая с подоконника – там холодно. – Пойдем?

Подсаживаю ее на барную стойку, сам ставлю стул перед ней и сажусь, располагая у нее между ног кружку кофе и пару тостов.

– Ты всегда так завтракаешь? – дразнит, разводя ножки еще шире и я, блядь, снова охуенно тверд!

– Ммм… к сожалению нет нужного оформления для этого, – пробегаюсь я пальцами по кромке ее коротких шортиков. – Но у меня хорошая фантазия…

Перехватывает мою руку и начинает рассматривать печатку на среднем пальце.

– Такое странное кольцо… – поглаживает она пальчиком три спаянных платиновых сферы.

– Оно не странное, оно функциональное… – поясняю я, не в силах уже контролировать сбивающееся дыхание.

– А? – поднимает она свои карие удивленные глазки.

Блядь, как же хочу ее!

Вот прямо сейчас!

– Сейчас покажу, маленькая! – хриплю я, вставая и отставляя в сторону тарелку с кружкой. Я не знаю, что она видит в моих глазах, но ее - удивленные, неуверенные и озадаченные. Сейчас мы изменим их выражение…

Переворачиваю под ее любопытным взглядом печатку шариками к ладони и, не размыкая зрительного контакта, тяну за бедра ближе к краю стойки.

Сглатывает и округляет глаза… Мне нравиться ее невинность…

Обнимая ее за талию, рывком стягиваю шортики, присаживая голой попкой обратно на стойку. За коленку поднимаю одну ножку, заставляя опереться пяточкой в столешницу, открывая ее для меня.

Не сопротивляется…

Правильно, сопротивление бесполезно.

– Иди сюда, маленькая… – глажу я ладонью по внутренней части ее разведенных ножек, и мое колечко скользит, все ближе к месту назначения. На ее лице недоумение и возбуждение…

Когда моя рука достигает цели, и пальцы упираются как раз в ее уже влажный вход, спаянные сферы как раз попадают на клитор. Она вскрикивает от ощущений, и я одним движением стимулирую сразу две ее чувствительные точки.

– Тебе нравится колечко? – шепчу я, покусывая кожу за ее ушком.

Немного вздрагивает и перехватывает мою руку, второй несильно отталкивает меня в грудь.

– Что такое? – сбивчиво шепчу я, поддаваясь ее рукам и отстраняясь.

Она разглядывает его, водя по нему пальчиком.

– Ты… используешь это… – ее голос тоже звучит неравномерно и как-то слишком… – Чтобы… удовлетворять… своих… – БЛЯДЬ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!.. – Женщин?

Она поднимает глаза и смотрит на меня. Но я не вижу ее взгляд.

Неожиданная подача…

Идея с кольцом, была охуительно плоха!

Меня накрывает, и я молчу.

А она смотрит!

– Каких, блядь, «МОИХ ЖЕНЩИН»?! – зверею я, не в состоянии сдержаться, – никогда не называй ИХ моими!

В порыве срываю кольцо и, открыв окно, закидываю его подальше.

– Ты хочешь, чтобы я как-то определенно ИХ называла? – в голосе злой сарказм.

Блядь, какой же я идиот.

Разворачиваюсь, но она уже быстро натягивает свои шортики.

– Белла!

Я, блядь, в ужасе и зол. Конечно же, на себя. Совершенно не готов сейчас к этому разговору.

– Член и язык тоже выкинешь?!

Не глядя на меня, хватает со стола свой телефон, и отрывисто начинает лепетать что-то нечленораздельное, качая головой, и не глядя на меня. – Прости… Я понимаю все… Прости… Я знала же, что… Черт, просто прости меня и все. Мне пора… Я что-то… Блядь, прости, пожалуйста, я пойду.

И выскакивает из кухни.

ЖЕСТЬ!

Я хочу, чтобы она ушла сейчас?

Да. Потому, что не готов…

Я могу ее отпустить?

Нет. Потому, что – нет!

Срываюсь, она на полу у стенки, натягивает второй сапожек и подскакивает. Ставлю около нее руки на стену, захватывая ее в плен. Закрывает глаза и дышит: неравномерно и быстро.

Сказать ну вообще нечего! 

– Белла… – утыкается лбом мне в грудь и я закрываю глаза. – Белла… Ты имеешь право говорить мне все, что посчитаешь нужным… Но… Просто, знай, что… Блядь, я люблю тебя, Белла!!! 

Похожие статьи:

Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)