9 марта 2015 Просмотров: 1278 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 18. Часть 2

Глава 18 - Разные стороны близости, Часть 2 

Прихожу в себя первым… Черт, я козел… Плавно выскальзываю из нее, и она немного сокращается подо мною.

Блядь!

– Прости, маленькая! – шепчу я, целуя ее открытые губы. Она подрагивает. – Прости… Больно?

Улыбается, отрицательно качая головой.

И я облегченно выдыхаю…

Целую ее мягкие губы, и она полностью расслабляясь, вытягивается подо мной, закидывая вверх руки.

Приподнимаясь, переворачиваю ее на живот, рассматривая и лаская спину.

– Как это называется? – такой сладкий, постанывающий голос… – Эти штуки… на твоем члене.

– Это моддинг, стальные сферы под кожей… называется «Дракон»…

– Ммхм… похоже на спину дракона… – сонно комментирует Белла. – Зачем они?

– Они расположены так, чтобы стимулировать несколько эрогенных зон внутри одновременно, во время фрикций, как мягкая пила… Фактически гарантирует оргазм женщине… Но ты и так сплошной оргазм! – смеюсь я. – Страшно притрагиваться!

– Засранец… – сонно смеется Белла.

– Маленькая моя… – зацеловываю я ее плечи, шею и ушко. – Ты охренено чувствительная… Ты… всегда… такая?

– Ммхм…– морщит она носик. – Это проблема…

– Шутишь? Это же офигенно… – не в силах оторваться от нее, я добираюсь до ее лопаток и нежно покусываю их, под ее тихие попискивания.

– Нееет, это не так хорошо, как кажется…

Ей не нравится?!

Да, любая женщина бы душу продала, за такую чувствительность…

– Белла? – мои губы уже на ее поясничных ямочках и я делаю, то, что планировал в первую минуту нашего знакомства – дразню ее штангой. Она подрагивает от удовольствия, опять приводя мой член в полную боеготовность. – Объясни мне… Это странно звучит.

– Я не уверенна, что готова обсуждать такие интимные подробности…

– Ты считаешь, что, то, что происходит сейчас между нами недостаточно интимно? – дразню ее я. – Я могу вернуть свой член в тебя, если это создаст нужную атмосферу для разговора…

Смеется… Зря! Я вполне серьезно…

– Ну, для начала есть некоторые проблемы с верховой ездой и велосипедами…

Ооох! Картинка Беллы на смоляном жеребце, просто вынуждает меня впиться в ее попку зубами, но ее вопль тут же заставляет отказаться от идеи съесть ее живьем.

– Прости, маленькая…

– Ты голоден?!

– Рассказывай… Обещаю контролировать это…

– Ммм, нет. Про остальное я что-то пока не готова… – ее передернуло.

Явно не от холода…

Это, блядь, напрягает! Мне нужно знать такие вещи. Не хочу делать ничего неприятного для нее.

Переворачиваю на спину, накрывая своим телом, целую лицо, шею, глаза…

– Пожалуйста, маленькая, расскажи мне… – мои пальцы в ее волосах – массируют, расслабляют. – Мне очень нужно…

Утыкается губами мне в челюсть. Сонная и расслабленная…

– Там… такая неприятная история… давай потом…

Что?!

Какая, на хер, еще история? Неприятная история, которая связана с тем, что она не любит свою чувствительность?!

– Это что-то связанное с долбанным Майком? – начинаю закипать я, ища ответ в ее глазах.

– Нет, с другим мужчиной… – опять морщит носик и краснеет.

Это, блядь, уже интересно…

– Я думал, что… ты была только с Майком…

– Роуз! – напрягается. – Какие еще подробности моей жизни она тебе изложила?!

– Прости… Я, блядь, не должен был говорить этого…

Черт! Кто тянул за язык?!

– Ладно, проехали…

Переворачиваю ее к себе на грудь. Целую волосы, висок и все до чего могут дотянуться губы.

– Расскажи мне, Белла… – я перехватываю ее пальчики, обводящие узоры на моем плече и целую каждый. – Пожалуйста… Мне так нужно, чтобы ты доверяла мне…

– Ммм… Это неловко…

– Давай, зайчонок… Не своди меня с ума…

– Я жила тогда еще с родителями… Мы дружны с одним семейством. Каждые выходные либо они были у нас, либо мы у них… И у них сын… В общем это с ним…

Деметри?

– Ты не подумай… Он, на самом деле, хороший парень. Мы сейчас уже обо всем договорились и просто дружим.

– Что там с этим чуваком?

Я не знаю, что там, но блядь, чувствую, что как минимум обязан сломать ему нос!

И я, блядь, сделаю это…

– Никто не знает про это. И я бы не хотела, чтобы ты как-то…

– Только, блядь, не надо сейчас просить меня никому не рассказывать, Белла!

Вздыхает…

– Я нравилась ему. Мне было шестнадцать. Он был взрослее на шесть лет. У меня в голове были только танцы. С ребятами дружила только как «свой пацан»: баттлы, конкурсы, тренировки, битвы… Короче, вообще не заморачивалась всей этой темой мальчики-девочки. А он… – заминается.

– Он приставал к тебе!?

– Ну… Он нравился мне по-своему: красивый, взрослый, весь такой… И он уделял мне очень много внимания. Но мне с ним было комфортно скорее, как со старшим братом, и лестно конечно, что такой парень все время рядом. А он запал… Поначалу не касался, только…смотрел, но ТАК, что я просто от стыда на стену готова была лезть… Потом стал иногда говорить мне очень откровенные вещи, которые просто мне мозг выносили. Я начала разрываться – вроде бы и хотелось общаться с ним, но как-то это все было чересчур для меня… Я и не целовалась тогда еще ни разу! Потом он стал касаться меня… И мое тело реагировало на это. Чересчур сильно реагировало… Это просто сносило ему крышу…

– Блядь! – не сдержался я. – Он делал это против твоей воли?!

– Я не знаю… Я не знала, что делать с этим всем, и поэтому не сопротивлялась, но я не хотела этого! Он… не насиловал меня… Просто он ориентировался на реакцию моего тела, а оно, блядь, РЕАГИРОВАЛО! Я ненавидела себя за это…

– Что именно он делал, Белла?

Нос и руки! – решил я для себя.

– Он вытягивал меня постоянно, чтобы остаться вдвоем. А наши родители помешаны на «идее фикс», что мы должны быть вместе и породнить официально их дружбу! Поэтому все семейство подсовывала меня ему, все время оставляя нас наедине.

– Охуеть… – я, блядь, не могу поверить…

– Да… Он тискал меня постоянно. Заставляя… Черт! Заставляя кончать для него… Ему казалось, что мне нравится… Но он никогда не переходил черту. Не пытался взять меня по-настоящему.

– Сколько это длилось?

– Я свалила из дома в семнадцать… Почти год.

– Я, блядь, не могу поверить! Почему ты не сказала родителям? Почему не послала его на хуй?!

– Я чувствовала себя какой-то грязной, понимаешь… Мне казалось, что я сама виновата. Ведь он с легкостью управлял моим телом, всегда добиваясь… Разве могла я сказать об этом кому-нибудь?!

– Ты говорила ему, что не хочешь?!

– Да… Но он как-то по-своему интерпретировал мои слова. Мое тело же говорило ему совсем другое… И я понимаю, как это выглядит сейчас, но… Он не насильник и не засранец, понимаешь… Ему казалось, что это такая игра… Просто, так все неправильно было между нами. Потом появился Майк, я стала взрослее и увереннее в себе. Смогла поговорить с ним, наконец-то. Объяснила, что чувствую на самом деле, когда он касается меня. Он охуел тогда просто от всего. Умолял простить его. В его голове была совсем другая картинка, понимаешь? После этого он никогда не прикасался ко мне… Через некоторое время мы стали опять общаться. И все было уже нормально. Когда мы расстались с Майком, он сделал мне предложение, но я отказала, конечно…

– Блядь, это Деметри, да?! – взрывает меня внутренне.

– Эдвард…

– Все-таки, Деметри! Блядь, ты ночуешь у него, Белла!

– Эдвард, все нормально уже, правда. Он хороший…

Хороший?!

– У тебя, все, блядь, хорошие! Этот урод насиловал тебя год!

– Эдвард, пожалуйста… – сжимает мою руку. – Ты просил рассказать – я рассказала. Но я не готова выслушивать ничего на эту тему. Мы сейчас дружим и точка.

– Нет, блядь! Никакого «дружим»! Это же полная херня!!!

От психа просто колотит, аккуратно снимаю с себя Беллу и одеваю брюки. Где-то в карманах были сигареты. Достаю. Первый глоток никотина немного удушает и снимает тремор.

– Какого хера ты защищаешь его?!

– Он ничего такого не сделал…

– Он брал тебя против воли!

– Ты, по большому счету, тоже…

– ЧТО?!

Что?! Я?!

– Ну, кокс и алкоголь… и твои расчетливые ходы… Я же тебе тоже сказала, что я не хочу. Ты не помнишь? Ты же тоже манипулировал моим телом тогда… – не смотрит на меня…

Ебануться!

Просто нет ни одного слова в оправдание… Неужели это так?! Я для нее такой же, как и он? Тоже, блядь, охуенно «хороший»? И как, блядь, теперь?

– Белла… я… тоже?

Да! Блядь, я ничем не лучше!

– Иди сюда… – поднимает она глаза.

– Нет.

Не могу…

– Эдвард, не психуй. Я просто привела пример, чтобы ты перестал беситься из-за него…

– Нет, не «просто»…

Пиздец!

– Я хотела тебя тогда… осознанно. Несмотря на кокс и алкоголь… Я бы, наверное, не стала заниматься с тобой сексом, если бы не была пьяна, но… мне было хорошо с тобой. Я чувствовала себя… правильно. Без всякой этой грязной херни…

– Правда?

– Да… До тех пор, конечно, пока не увидела тебя на сцене. Вернее выражение твоего лица…

– Прости за это… Я надеялся, что ты никогда не узнаешь правды…

Протягивает руку за сигаретой, и я отдаю ей свою. Тянет меня за пояс штанов к себе, и я сдаюсь, пряча лицо у нее на груди.

– Я был просто раздавлен и наговорил тебе тогда… блядь, я такой придурок…

– Все нормально. Я знаю, какой ты…

– Правда?

– Ты - внимательный, ласковый, сильный, смелый, страстный, искренний, талантливый, добрый, ранимый… – она гладит мои волосы, а я качаю головой отрицая каждый ее эпитет. – Правда, слегка маньячный, ревнивый и психованный…

Улыбается, закусывая губку…

– С последним в точку! – усмехаюсь я.

– Пообещай мне, что наш разговор останется между нами во всех смыслах.

Во всех?

– Не понял…

– Ты никогда не будешь пытаться выяснять что-либо с Деметри… Он присутствует в моей жизни и…

– Я не могу этого обещать… И он не будет больше присутствовать!

– Эдвард! – отталкивает. – Я доверилась тебе! Не делай этой херни со мной!

Блядь, это невозможно…

– Я больше никогда не доверюсь тебе, если ты подставишь меня…

Ее руки отталкивают мои настойчивые поглаживания.

В глаза не смотрит, на лице разочарование… Как же блядь, невыносимо!

– Белла, ну ты же понимаешь, что он не прав!!! Ты понимаешь, о чем просишь меня?!

– Я знаю! Но это только между мной и им. И мне так комфортнее. Блядь, я так сожалею, что рассказала!!! – пальцами накрывает губы. – Как… ты вытащил из меня это?!

Срывается с кровати, но я перехватываю.

– Все, все… Не буду. Я не буду. Не надо сожалеть. Спасибо, что рассказала…

Только не уходи! Только не надо этого разочарования! Мне так нужно твое доверие…

Вырывается.

Не могу отпустить!

– Блядь, да не дергайся! Все! Я обещаю!!! – прижимаю крепче. – Не уходи…

– Обещаешь?

– Да! Ты останешься?

– Да…

Навсегда? 

Похожие статьи:

Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)