9 марта 2015 Просмотров: 1484 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 18. Часть 1

Глава 18 - Разные стороны близости. Часть 1

Мы едем домой. Она улыбается, покусывая губы, и не смотрит на меня. Я тоже не смотрю на нее… И тоже улыбаюсь.

В машине искрит от напряженности и желания.

Мы будем заниматься любовью сегодня, и она это знает. И она знает, что я это знаю…

И она знает, что я сейчас думаю об этом.

Ее ресницы медленно порхают - она тоже думает об этом.

Ее длинные загорелые ноги в этих охуенно сексуальных сапогах закинуты на панель, и я смотрю на их отражение в лобовом стекле. Она тоже смотрит на мое отражение. Иногда мы пересекаемся в стекле взглядами и опять улыбаемся, кусая губы. Я балуюсь пирсингом, чтобы подразнить ее. И это работает, потому что в эти моменты она закрывает глаза.

Это так нереально круто, что мне хочется, чтобы наша поездка длилась подольше. В паху аж сводит от желания…

На очередном светофоре, наклоняюсь к ней близко-близко, вдыхая ее запах и застегивая ремень безопасности – я в неадеквате, боюсь въехать куда-нибудь. Мы не касаемся друг друга, но в момент сближения кожа вспыхивает от ощущения бегущего электричества…

И я слышу ее тихий сдавленный горловой стон.

Откидываюсь на свое сиденье и бью по газам, забывая как пользоваться коробкой передач, колеса шлифуют, но все же подчиняются, и мы едем дальше.

Мне нравится наша прелюдия…

Напряжение уже такое, что скоро закоротит, и я давлю на газ, чтобы скорее доехать. Но впереди - масштабная авария, и мы встаем. Четыре тачки раскорячились на дороге, и копы бегают между ними с замерами…

Смотрю в зеркало. За нами два ряда машин. Они оба не двигаются, движение одностороннее.

– Мы в ловушке… – констатирует Белла, оглядываясь.

Мне нравиться ее голос с хрипотцой – он выдает ее с потрохами.

– Ммхм… – подтверждаю я. Потому что если скажу хоть что-нибудь, то мой голос тоже сдаст меня.

Хотя, блядь, и так все очевидно.

В машине темно. Нас освещают только огни города и приборная панель, подсвечивающая фиолетовым. Включаю музыку.

Martin Tillman - Eastern Twin

Немного касаясь моей руки, она тут же делает громче. Наши руки на секунду замирают в касании и разлетаются.

Пауза невыносима… Но невероятно хороша! Потому что я вижу, как сбивчиво двигается ее грудная клетка, прикрываются глаза, и как пальчики скользят по оголенным гладким бедрам.

Ее волосы собраны в хвост, и я вижу как бьется на ее шее венка, вспоминая, что у меня есть запись этого биения. Ее сосочки твердеют под моим взглядом, и я не спешу отводить его. Хочу, чтобы она плавилась под ним. Замечаю, что она наблюдает за моим отражением, в котором я рассматриваю ее. Перевожу взгляд ниже и вижу, как ее бедра рефлекторно сжимаются…

Хочет меня! – и эта мысль опаляет мое тело жаром, заставляя тоже прикрывать глаза.

Мне так много всего хочется сейчас и я решаю, что из всего этого беспредела могу себе позволить, а что нет…

Моя рука тянется к кнопке ремня, которым она зафиксирована в кресле.

Я замираю, и она быстро вдавливает мой палец вниз. Ремень отскакивает и втягивается, освобождая ее тело. Еще секунда и я, забивая на все, тяну ее за талию на себя.

Из моего горла вылетает стон облегчения, когда она ни секунды не сомневаясь, запрыгивает на меня сверху. Одним движением откидываю немного спинку сиденья и отъезжаю назад, давая ей больше места.

Мое лицо в ее руках…

Улыбается и плавно покачивается на мне под чувственную музыку.

Я кайфую… По венам тяжелым потоком течет сжигающее желание. Но мне хочется, чтобы она сама поиграла со мной. И я, не касаясь ее, закидываю руки себе за голову.

Белла снимает резинку, распускает волосы, и они шоколадным водопадом накрывают наши лица, отгораживая от реальности.

Глядя мне в глаза, она шире разводит бедра и садится промежностью прямо на мою эрекцию, заставляя меня шипеть от вожделения. Покачиваясь под музыку, скользит на мне с закрытыми глазами, ее ресницы трепещут, отбрасывая темные тени на кожу… Я слышу ее тихие стоны даже сквозь музыку, я чувствую их через вибрацию моей кожи под ее дыханием. Ощущения ее горячего тела и слишком медленный ритм накаляют меня. Перехватываю инициативу и рывком врезаюсь в нее снизу, ловя ртом тихий вопль. Прижимаю к себе за бедра до боли, не позволяя двигаться дальше.

Ее глаза закрыты, она посасывает мой язык, и ее пальчики обводят дуги моих ушей, заставляя меня стонать ей в рот.

Из медленной убойной эйфории нас выводит стук дубинки копа в окно. Он не может видеть нас – стекла зеркальные, и я удерживаю Беллу, не позволяя ей спрыгнуть с меня.

Коп дубинкой показывает, чтобы мы двигались в освобожденный уже проход, и я поднимая кресло, давлю на газ, снимаясь с нейтралки, прямо с Беллой на коленях.

Блядь, мне нравится водить тачку с ней на коленях!

Ее губы и язык жутко отвлекают от дороги, играя с моей мочкой. Но я еду медленно и поэтому позволяю, молясь только об одном: чтобы какой-нибудь лихач не встретился нам по дороге, потому что реакции, чтобы избежать столкновения, мне определенно не хватит.

Но опасность недостаточный стимул для меня, чтобы сейчас отказаться от ее близости.

– Приехали, – мурлычу я, паркуя машину.

Белла отстраняется и копна волос падает, скрывая от меня половину ее лица. Она дует на них, и они как перышки поднимаются и падают вновь на прежнее место. Убирая ее непослушные пряди назад, целую ее в нос и снимаю с себя толстовку, расстегивая замок.

– Холодно…– комментирую я свои действия под ее удивленным взглядом, и натягиваю толстовку на нее.

И теперь она целует меня в нос.

Открываю дверцу. Спрыгивает с моих колен на улицу, цокнув каблуками.

Не оглядываясь, идет к двери. Каблуки заставляют ее попку раскачиваться при ходьбе еще сильнее, чем обычно и я ухмыляюсь, наслаждаясь зрелищем. Словно почувствовав, она одергивает немного задранную на талии толстовку, скрывая от меня такой чудесный вид. Иду за ней следом.

У лифта Феликс.

Твою мать… Он знает кто я. Лишь бы, блядь, молчал! В нерешительности я немного торможу, и он начинает разглядывать Беллу. А я представляю, как сейчас выглядит ее возбужденное и прекрасное лицо, обрамленное растрепанной мной копной волос. Его взгляд съезжает с лица на ее грудь, голый живот и открытые ноги, упирается в блядские сапоги.

Ебать!

– Привет! – улыбается он.

– Привет… – неуверенно отвечает Белла.

Охуеть, да он только что оттрахал мою девушку глазами, прямо при мне!

Я быстро подхожу и прижимаю ее к себе, обвивая руками за талию. Как раз в момент, когда открываются дверцы лифта.

Он заходит первым, не сводя с меня любопытного взгляда. Мы - следом.

– Привет, Эд!

Я киваю, не отрывая рук от Беллы.

– Здорово, Феликс.

Жгу его взглядом, предупреждая, но он любит потупить…

– Та самая фея? – Белла напрягается.

– Феликс… – качаю я в раздражении головой.

Двери открываются на пару этажей ниже, чем нам нужно – у Феликса здесь подружка.

– Порекомендуй меня девочке… – выходя, подмигивает он, и я почти срываюсь, чувствуя, как ее тело натягивается, словно струна в моих руках.

– Прости за это! – шепчу я, сжимая ее сильнее. Молчит, но не отстраняется.

Не включая свет, сажусь у порога на колени, помогая стянуть сапожки. Подчиняется моим рукам, опираясь на закрытую дверь.

Снимаю с нее толстовку и, подхватывая на руки, уношу сразу на кровать, и оставляю там. Сам линяю на кухню. Наша игра, начатая в машине сбилась… Чувствую, что что-то не так. Что ее накрыло от всего, что случилось сегодня.

Открываю окно, чтобы покурить и успокоиться. Пытаюсь найти слова, чтобы успокоить ее, но их нет. Меня и самого накрыло.

Блядь, все же так хорошо было! Вот какого хера?

Но я понимаю, что дело не в Феликсе, а во мне…

Одна эта мысль начинает топить меня в океане бессилия и безнадеги. И я понимаю, что еще пара секунд, и я опять съеду в свою черную тоску, с осознанием того, что у меня нет никакого права втягивать ее в мою дерьмовую жизнь.

Но мой ангел опять чувствует, что я подыхаю, и обвивает меня сзади руками, стирая память и разум.

– Обними меня… – шепчет она.

Выкидывая сигарету в окно, я разворачиваюсь и впиваюсь ей в губы. Хочу ей дать то единственное, что умею – удовольствие. Успокоить единственным доступным мне способом.

Она неуверенно замирает, но я, не позволяя опомниться, настойчиво целую, захватив ее лицо в плен руками. Что-то мычит, сквозь поцелуй, но я уверен, что еще чуть-чуть и она сдастся. Так и есть. Ее рот расслабляется, принимая меня, и руки уже обвивают шею.

– Хочу тебя… – шепчу я сквозь поцелуй, и она немного оседает в моих руках.

Это – «да».

Стягиваю с нее через голову топ, наблюдая, как красиво качнулась освобожденная грудь – даже близко не сравнить с силиконовой! Совершенство… Она вся - сплошное совершенство. Прижимаю ее к подоконнику, чтобы иметь возможность ласкать двумя руками.

Пробегаясь пальцами по чувствительным ребрам, накрываю ладонями мягкие полусферы, пропуская сосочки между пальцами, и сжимаю. И, блядь, получаю в подарок такие долгожданные хриплые стоны! Наконец-то!

Подхватываю за талию и тяну второй рукой вниз маленький черные шортики, они мягкие и эластичные, поэтому поддаются легко. Под ними ничего нет, и я зверею от ревности и возбуждения.

– Какого хрена ты без белья?! – грубовато кусаю ее рядом с сосочком. Ее кожа солоноватая, и я всасываю в себя сосок, желая почувствовать больше ее вкуса. Она вскрикивает и, постанывая, смеется. – Тебе смешно?

Мои интонации угрожают, и это определенно возбуждает ее еще сильнее. Рывком разворачиваю ее к себе спиной, разводя бедра. Нагибаю, вынуждая опереться на локти. Блядь, хочется ворваться прямо сейчас! Но ей будет больно…

Усилием воли сдерживаю порыв, и решаю оттрахать для начала ее невинные ушки.

– Я мог бы отшлепать тебя за это… – шепчу я ей, и моя рука спускается ей между ног. Она сжимает губы, чтобы скрыть стон, но у нее плохо получается. – Но для начала… – я сжимаю ее мокрую, шелковую плоть, – ты просто кончишь для меня, маленькая… Я так скучал по этому… Ты такая мягкая… Тугая… Горячая… Кончи для меня…Я хочу посмотреть… Хочу почувствовать это пальцами… твое давление… твою пульсацию…

Мои хриплые пошлые нашептывания, заставляют ее дрожать в моих руках, а я в это время, мягко покусывая ее чувствительную спину вдоль позвоночника, прохожусь медленными круговыми движениями по ее клитору. Со стоном она опускает голову на подоконник, и я очерчивая ее вход, толкаю в ее теплое, узкое лоно два пальца – резко и неожиданно.

Вскрикивая, выгибается и начинает пульсировать на моих пальцах.

Рычу от нетерпения, прикусывая пирсинг… Блядь, я уже и забыл, как она ошеломительно на меня действует, когда кончает!

Сгорая от возбуждения, несильно тяну ее за волосы и обхватываю за талию, разворачивая к себе. Ее глаза закрыты, и тело еще не успокоилось – она послушна как кукла каждому моему движению...

Прижимаю ее за бедра к своей уже болезненной эрекции и прохожусь по ее губам измазанными в ней пальцами, тут же облизывая все поцелуем, а потом еще раз… и еще… пока она не открывает послушно рот, чтобы облизать их, вместе со мной. Ее губы горячие и послушные, сладкие, мягкие и немного солоновато-терпкие из-за моих прихотей. Идеальные…

– Вкусная? – шепчу я, задыхаясь от возбуждения.

– Только на твоих пальцах… – стонет она в ответ и ее губы трутся об мои. – Возьми меня…

Я мечтал услышать это от нее…

Подхватываю ее на руки и возвращаюсь в комнату. Ее губы замирают на моей ключице и мне хочется, чтобы она укусила меня. Опускаю на ноги перед кроватью, вдыхая запах ее волос. Присаживается передо мной на кровать и дергает за пряжку ремня, я помогаю ей справиться... Ее ножки разведены, и она полностью обнажена передо мной. Пальчики тянут вниз замок, освобождая мой член, белые зубки терзают губу – где, блядь, мой телефон? – хочу запечатлеть это в мою коллекцию! Это охуительно горячо…

Стягивает с меня джинсы, оставляя в одних боксерах, и я перехватываю нетерпеливые руки, когда они вцепляются в их резинку. Хотя ОЧЕНЬ хочется ощутить ее рот на своем члене…

Но понимаю, что им надо познакомиться в более расслабленной обстановке. Не уверен, что в прошлый раз она была в состоянии видеть и осознавать его некоторые особенности.

– Подожди… – сажусь перед ней на колени и развожу шире бедра, поглаживая их внутреннюю сторону. – Хочу еще парочку твоих оргазмов, перед этим…

Закрывает глаза и с улыбкой хмурится.

– Просто возьми меня… – обняв за шею, увлекает меня за собой на кровать. – Я чувствую, как тебе хочется…

И, блядь, мне ТАК хочется, как никогда в жизни!

– Давай еще разок, маленькая, – уговариваю я. – Я, блядь, слишком большой для тебя… Давай, расслабим тебя еще…

Она стонет и вздрагивает от каждого слова, снося остатки моей адекватности, и я опять вхожу в нее пальцами.

Сначала двумя, а потом под ее жалобный и возбужденный стон добавляю еще один. Немного напрягается, но я глубоко и жадно целую ее, покручивая ими внутри.

– Так хорошо, маленькая… – хриплю я и те звуки, которые я слышу в ответ… Ммм….

И уже нет никаких, блядь, сил играть с ней…

А она опять на грани – вся дрожит и цепляется за мои плечи.

Кусаю за сосочек, и она кончает, выгибаясь в моих руках. От ее сладких воплей по спине идут волны удовольствия, заставляя прикрывать глаза и сжимать челюсти.

Черт! Скорей бы уже в нее…

– Белла… – шепчу я и тяну ее руку к своему члену. – Погладь меня…

Ее ручка скользит мне в боксеры и обхватывает мой член – как заебись! – я со стоном кусаю ее губы…Пальчики ложатся прямо на верхние шарики под головкой, и она замирает.

Ммм?! – немного отстраняется, удивленно заглядывая мне в глаза.

– Все хорошо, маленькая… – шепчу я. – Я же не сделал тебе больно в прошлый раз?

Медленно и неуверенно качает головой.

– Просто расслабься…

Неуверенно вглядываясь в мои охуевающие от удовольствия глаза, она плавно скользит ручкой вдоль члена, оттягивая крайнюю плоть вниз, и, конечно же, проходясь ладошкой по еще трем шарикам. Ее глаза расширяются, и я немного улыбаюсь…

В нетерпении выдергиваю ее ручку и быстро стягиваю боксеры, возвращаясь к ней.

– Все хорошо…– шепчу я, лаская чувствительное ушко и вжимаясь головкой в ее центр.

Мое тело уже кипит от желания, а она зажимается, не пуская меня… Блядь! Только бы не сорваться!

– Белла… Мне так нужно… пусти, малышка… расслабься для меня… – уговариваю хриплым шепотом. – Будет хорошо, обещаю…

И она, вскрикнув, кончает прямо так! Только от давления и моих слов! Охренеть!!!

Не в силах сдерживаться, развожу ее ноги и плавно погружаюсь под ее вскрики.

Блядь, еще чуть-чуть потерпеть и можно двигаться…

– Как ты, маленькая..? – отвлекаю, покусывая ее шейку.

– Да… – стонет она, разрешая. – Давай…

И я, блядь, даю…

Сначала медленно, умирая от ее давления на меня, а потом быстрее и быстрее. Какая же скользкая, тугая и горячая, – как же меня кроет! Так хочется резче и сильнее долбить в нее, заставляя орать подо мной!

– Сильнее! – просит она и меня срывает на хер.

– Прости… – выдавливаю я, но тело рвется в нее, и она кричит, блядь, надеюсь от удовольствия, потому что мне уже по хрену – я кончаю… И она тоже… Обостряя мой пик больно кусает в плечо. Да…

 

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)