9 марта 2015 Просмотров: 1163 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 17

Глава 17 - Её мир 

На часах - девять, а ее нет.

Не звонил целый день, чтобы не доставать ее. Хотя ОЧЕНЬ хотелось. Может, уже - пора?

Телефон жжет руку.

Она не вбила свой номер, и это немного напрягает. Но милая девочка Элли охотно скинула мне его, задав пару сотен вопросов, на которые, конечно же, не получила ответов. Но она – умница, и не психует, когда я молчу.

Эллис попала… Хайди таки спалила ее. Трудно, блядь, быть незаметной в ее ситуации.

Штрафы платить малышка не любит, поэтому пока она в частной собственности у кого-то из постоянных клиентов…

Полдесятого…

Где она?

Для работы - слишком поздно.

Звонить, отчитываться - вроде как не обязана. Ни о чем конкретном не договаривались. Приедет? Может и приедет, вот только когда? Она - ночной житель, может и под утро появиться…

Только, блядь, я тут сдохну до утра!

Звоню…

«Вне зоны доступа»

Заебись!

Покажите мне, блядь, на карте такой адрес!

Может, оператор тупит?

Пишу Смс: «Белла у тебя все в порядке? Ты приедешь сегодня? Э» - Отправить.

Надеюсь, это - не перебор. Хотя, какой к хуям «перебор»?! Я уже фактически прямым текстом сказал, что люблю ее. И она осталась… И целовала меня… Блядь, и позволяла… Эта чертова родинка! Я - такой придурок, когда пьяный! Неудивительно, что она сбежала!

Она сбежала?

Черт, она не выглядела так, словно ей хотелось сбежать… Она хотела мой язык.

Прикасаюсь пальцами к штанге, так же как это делала сегодня она. Хочу еще…

Зуд телефона в руке отвлекает.

Доставлено!!!

Дозвон – «Вне зоны доступа». Что за херня?!

На экранчике - синий конвертик…

Хоть бы она! – открываю…

Белла!

Смс: «Связь глючит. Перезвоню».

Где она?

Звони уже, Белла!

Но пальцы сами жмут на дозвон. Гудки!

– Привет!

– Привет!

Молчание…

– Потерял меня?

– Есть немного… Где ты?

– Ммм… Прости, я просто забыла совсем, что обещала сегодня Эмбри…

Она - с другим. Ебануться! Не приедет?

– У тебя другие планы, да?

– Да, нет… – неуверенно.

– Можно я прямо спрошу?

– Конечно.

– Ты не оставила свой номер, потому, что..?

Не захотела?

– Потому, что была расстроена твоей реакцией, и было не до этого.

Хорошо…

– Я сейчас некстати?

– Черт! Ты как-то все неправильно переворачиваешь…

А как, блядь, мне еще переворачивать?!

– Эдвард, я просто обещала другу этот вечер. Обещала, что поучаствую с ним в «Дэмке», а к тебе позже планировала …

– В «Дэмке»?

– Сегодня дэмо-баттлы. Скоро уличные битвы. Я забыла совсем, поэтому так получилось.

– Ты будешь участвовать в чемпионате?!

– Наверное, нет. Но Эмбри хочет в индивидуалке, и я поддержу его просто морально на первых этапах, а потом сольюсь к финалу. Он такой паникер…

– Ты на Битве сейчас?

– Да. Хочешь приехать?

– Хочу.

Конечно, блядь, хочу!

– Я скину тебе адрес, там баннер черно-красный и вход в подвал. Здесь народу - море, мимо не пройдешь.

– Окей.

– Только… Связи нет. Смсками давай, если не найдешь сразу?

– Я найду. Через сколько твой баттл?

– Не знаю, сейчас побегу на жеребьевку… А ты когда приедешь?

– Уже еду. И, Белла…

– Да?

– Ты ХОЧЕШЬ, чтобы я приехал?

– Ммм…

Блядь!

–… а я получу твой язык?

БЛЯДЬ!

– Оу… – я в шоке…

Сбросила вызов.

Люблю ее! Во всех возможных смыслах… Особенно эти ее маленькие оглушающие меня порывы. И ее нежность… И чувственность. И чувствительность… И ее тело… И то, как она двигается…. И ее запах! И вкус… Бляяя… Я насмерть влюблен!

Как он мог просрать такое чудо? Влюбленное в него совершенство… завидую. Блядь, как же я ему завидую!

Нет. Она его не любит больше. Пусть теперь этот мудак завидует мне!

Недостроенный монстр огромного кондоминиума ребрами упирается в небо. Над массивной лестницей - баннер с эмблемой.

Но я бы нашел и так. Толпа пульсирует вверх-вниз как поток цветной жидкости. Я вливаюсь в нее, как родной, в своем хипповском прикиде.

Вырывающиеся из подземелья басы, подрывают внутренности, вызывая небольшие всплески адреналина и куража.

Круто.

Внизу высокие потолки, много бетона и красного света, стробоскоп делает атмосферу еще более дикой и агрессивной. Народу - тьма. Колонки выдают такие децибелы, что тело двигается само, ловя команды басов. Двигаются все – толпа пульсирует.

Ищу ее глазами, но в такой толпе - это нереально. Народ кучкуется у нескольких действующих баттл-площадок. Подхожу к первой. Одновременно отжигают четыре девчонки. Беллы среди них нет. Замечаю, что на полу диском лежит профессиональное покрытие – организаторы стараются.

Иду дальше. Знакомая фигурка в дерзких шортиках, топе и, блядь, каблуках, отжигает вместе с каким-то парнишкой. Там еще двое, но эти явно «вместе», хоть и каждый ведет свою партию. Она дразнит, он ведется, толпе нравится. Хороши. Надеюсь, это Эмбри, потому, что, блядь… Она сейчас не «прыгучесть», а охуенная, эротичная «гибучесть». И его глаза сверкают как фонари.

Друг, блядь, всех подруг…

Музыка затихает, на последних ударах они шалят, и Белла отбирает его бейсболку.

Ей идет эта бейсболка.

Ей вообще все идет!

– Пружинка и Волчонок - в следующий раунд, остальные слиты, – объявляет результаты организатор.

Кромка толпы, возле которой она стоит, тут же рассеивается и вываливается на танц-пол, обнимая и поздравляя ее и «Эмбри». Слишком много рук на ее фактически голой спине. Девочки, мальчики, девочки, мальчики… Ебучие поцелуйчики в щечку. Ее улыбка сверкает всем, и она обнимает и целует в ответ, практически не глядя.

Через пару минут снова образуется четкая кромка окружности, и Беллы уже нет на импровизированной сцене.

Немного расталкивая народ, иду, чтобы перехватить ее и не дать раствориться в толпе.

Площадки взрываются новой композицией.

Kraddy - Steppin Razor

Подхватываю ее сзади за талию и прижимаю к себе. Замечаю, что «друг» держит ее за руку. Или она его. Их руки натягиваются, и он оборачивается.

Белла вскидывает вторую руку, обнимая меня за шею, но его тоже не отпускает.

Это, блядь. охуенно злит меня!

Смотрю в глаза «друга» – ухмыляется. Не зло… весело. Ему, блядь, весело?

Музыка орет, и он наклоняется к ней близко-близко, что-то говоря в ушко. Их руки все еще слипшиеся. Она кивает, и отпускает его в толпу.

Ну, блядь, наконец-то!

Разворачиваю. Ее губы сминают мои.

Ах, да… она же хотела мой язык…

Ревность, адреналин и музыка не позволяют мне быть нежным. Сжимаю ее попку и жестко вытрахиваю ее рот своим языком. Она позволяет, пытаясь поймать мой язык, и я немного замедляюсь, позволяя вести поцелуй ей, и наслаждаюсь ее вкусом: ментол и что-то великолепно-неописуемое – Белла….

Мои руки скользят по ее голой спине, забираясь под топ и сжимая лопатки.

Народу так дохера, что я мог бы трахнуть ее прямо здесь, и никто бы, наверное, не заметил. Хотя нет… Вижу как на нас пялится приличное количество людей.

Идите все нахер – это моя девушка!

Немного отстраняюсь, заглядывая ей в глаза.

В них плещется нежность и дерзость. Да – это моя Белла. Оставляю несколько нежных поцелуев на ее мягких губах и веду подальше от колонок, но она берет меня за руку и тянет куда-то в другую сторону, потом - выше по лестнице, и мы оказываемся на балконе.

Зачем мы здесь?

А, ну, блядь, конечно – Эмбри…

Я должен быть вежливым?

Я могу…

Тянет руку. Ладно. Пожимаю. Не вижу в его глазах вызова и ничего собственнического, просто любопытство. Меня отпускает. Здесь все еще очень громко для того, чтобы обменяться любезностями, и мы просто киваем друг другу.

Он отворачивается и смотрит на действо внизу.

Белла обнимает меня за талию и опирается попкой на перила. Слишком опасно… Высота – пара этажей и бетон внизу. Обхватываю за талию страхуя, и просто потому, что есть повод касаться ее. Ее лицо где-то у мена на груди, и мне невероятно хорошо и спокойно. Мы немного покачиваемся под музыку…

У нее до сих пор его бейсболка, а это меня немного подбешивает.

Снимаю и протягиваю ему. Забирает не глядя, и одевает козырьком назад. Морда довольная-предовольная. С чего бы это?

Ее пальчики под моей футболкой бегают по голой пояснице и единственное, что я хочу, это утащить ее отсюда побыстрей домой и…… возможно, даже не снимая, этих чертовых сапог… Но это ее тусовка, и она хочет быть здесь, поэтому я просто наглаживаю ее поясницу в ответ, пробегаясь пальцами по моим любимым ямочкам.

Внизу начинаются командные баттлы – это всегда отличное зрелище - и я немного отвлекаюсь . Белла словно уснула в моих объятьях. И я раздумываю: оставить нас так как есть или развернуть ее к себе попкой, чтобы она тоже могла заценить зрелище. Наша позиция «сверху» дает просто фантастически правильный обзор, позволяя видеть картинку целиком.

Мое внимание привлекает нервно подпрыгнувший на месте Эмбри. Он смотрит на одну из площадок, и он чертовски разозлен. Слежу за его взглядом – на площадке красно-белая команда, замерла в стартовой комбинации.

Эмбри резко переводит взгляд на меня, и смотри в глаза. Вот его взгляд опускается на убаюканную Беллу, и лицо дергается в гримасе «раздражение-злость-боль».

Что происходит?

Наклоняется ко мне и орет, перекрикивая музыку:

– Уводи ее нахер отсюда! Быстро! Под любым предлогом! – кивает на лестницу за нашими спинами.

Рефлекторно сжимаю руки сильнее, и она поднимает голову, удивленно разглядывая нас. Лицо Эмбри застывает в непонятной гримасе, и он через силу улыбается. Лучше бы, блядь, ему этого не делать. Он хреновый актер. Белла переводит нахмуренный взгляд на меня.

Не знаю, что написано на моем лице. Но внутри почему-то паника…

Белла начинает оборачиваться, и я вижу по губам Эмбри, что он матерится. Я разворачиваю ее лицо обратно к себе - на нем недоумение.

Музыка резко прерывается, и мы слышим обрывки матов тут же заткнувшегося Эмбри.

Белла напрягается в моих руках:

– Да, что такое!? – с усилием вырывается и разворачивается к танцполу.

Прижимаю ее к себе ближе. Я не знаю что там такое, но ему виднее…

Смотрю на Эмбри – осуждающе качает головой, наблюдая за ее взглядом.

– Охренеть… – голос звенит и Белла цепенеет.

Дальше не слышу – музыка вырубает все остальные звуки. Это ее "номер три" - вспоминаю я.

The Prodigy and Pain – Diesel Power (Drum Bass Remix)

Перевожу взгляд на танц-пол: красные начинают рубиться. Постановка их движений великолепна, комбинации и синхрон - выше всяких похвал. Дохрена акробатики и фишек. У них все шансы попасть в финал. Публика ревет.

Эмбри вырывает Беллу из моих рук, и, схватив лицо руками, переводит ее взгляд на себя. От неожиданности я отпускаю. Он что-то зло и убедительно кричит ей, вытирая большими пальцами слезы.

БЕЛЛА ПЛАЧЕТ?!?

Замираю в шоке.

Какого хуя случилось - то!?

Белла срывается с места. Эмбри перехватывает ее за талию, но она, моментально вывернувшись, сбегает вниз по лестнице. А я в ступоре стою на месте, разрываясь между желанием рвануть за ней и получить объяснения.

Психанув, Эмбри кивает мне головой в сторону запасного выхода.

Иду, блядь!

Захлопываю за собой дверь, он разворачивается ко мне.

– Какого хрена ты тормозил?!

– Что за хуйня произошла!?

– Это - ее постановка! Это - наша бывшая команда! И этот козел привел их в ее тусовку! Они выиграли с этим европейскую сессию, кинув ее. Охуенный способ извиниться, не находишь?

Обтекаю…

– Он - там?

– ДА!

ДААА! Прямо в бетон и закопаю…

– Куда она сорвалась?

– Психанула… Хочет поздравить его с победой. Наверное, созрела, чтобы врезать ему, наконец-то, по яйцам… Найди ее и утащи оттуда, пока он не отмочил опять какой-нибудь херни в ее сторону.

Срываюсь вниз. Где моя девочка? Быстро расталкивая народ, иду по периметру центральной сцены. Музыка смолкает. Я наконец вижу ее на другом конце – растрепанная и злая – ОЧЕНЬ красивая! Народ начинает тискать красных в объятиях, поздравляя с крутым выступлением, и я иду к ней прямо через красных, чтобы успеть подстраховать и вмешаться, если это потребуется. Мой взгляд блуждает по команде – кто из них - ОН?

Похую, сейчас узнаю.

Замираю в паре метров – она еще не видит меня. Один из красных оборачивается к ней с улыбкой. Так себе чувак…

– Белла! Солнышко, ты здесь? Ты видела нас? – идет в ее сторону. Улыбка во все тридцать два. Это он.

– Здравствуй, Майк! – резко, со злой усмешкой. Слез, благо, уже нет.

– Тебе понравилось? – подходит ближе, между ними нет и метра. – Мы оставили твою партию свободной… Может, ты захочешь влиться к нам?

– Спасибо тебе, Майк! Что в ЭТОТ раз моя партия свободна!!

– Не нужно так, солнышко… – его рука тянется к ее пальчикам, но она отдергивает. – Ты же знаешь, что я пришел сюда за тобой.

– Хочу поздравить тебя с победой на «Евро»! Смотрела по телику. Ты, как постановщик танца, был просто великолепен!

– Белла, ты же знаешь, что я не мог вписать автором, того, кто не в команде… Не заводись.

– Интересно, по чьей же я инициативе оказалась не в команде?!

– Малышка, прекращай… Я так сожалею обо всем… Возвращайся к нам. Ко мне! Я знаю, что ты - одна, и все еще любишь меня…

Вот уж хер, тебе, мудак!

Мой выход.

Подхожу сзади и обнимаю Беллу, впечатывая ее в себя. И его челюсть падает на пол.

Жри, сука!

– Поздравляю, любимая, твоя постановка просто охерительная! Команда, правда, лажала немного…

Она замирает на секунду и тут же расслабляется, прижимаясь ко мне.

С вызовом цепляю его взглядом.

Глажу ее по щеке, преодолевая ее неуверенность, немного разворачиваю лицо, пробегаюсь штангой ей по губам и заканчивая свою ласку коротким поцелуем.

– Это что за хер, Белла?!

На танц-поле уже готовиться новый коллектив, и мы мешаем, как кстати!

– Пойдем? – киваю на выход. – Я тебе подробно отчитаюсь…

– Здорово, Майк! – подлетает Эмбри. – Заебись выигрывать с ворованными постановками, м?

Мы зависаем в заданных вопросах. Мудак, игнорируя вопрос, переводит взгляд с моего лица на ее.

– Белла, какого хрена ты позволяешь ему облизывать тебя! С каких пор ты стала такой доступной?

ЧТО?!?

Впихиваю Беллу в руки Эмбри, чтобы не зацепить ненароком и, блядь, мой кулак – спасибо тебе господи! – наконец-то находит достойную мишень!

Точно в зубы! – костяшки саднит – заебись, значит сломал!

Бросается в ответку. Рывок в сторону, и кулаком под дых! Согнись, сука! Падает. Бля-я-я, слабак… Я даже еще и не начал! Подлетаю, чтобы захерачить разок по почкам, но меня перехватывает Эмбри и еще пара каких-то чуваков, с силой втягивая, в смыкающуюся тут же толпу. Белла хватает за руку, Эмбри толкает в спину. Прямо, блядь, эвакуация какая-то!

– Да, какого хрена?!

– Копы!

О, бля… как-то я не подумал. Откуда тут копы!?!

Вылетев на улицу, останавливаемся.

Эмбри, притягивает Беллу и, целуя в щечку, отпускает:

– Валите отсюда, скандалисты!

Смывается обратно на битву.

Белла поворачивается ко мне, в глазах - претензия!

Да ну, нахер!!!

– Я хотела сама! – улыбка смывает возмущение. – Но все равно, спасибо! 

Похожие статьи:

- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...




Добавить комментарий
Комментарии (0)