8 марта 2015 Просмотров: 1197 Добавил: Викторишна

ВСПОМИНАЙ МЕНЯ НОЧЬЮ... Глава 13

Глава 13 - Поверить друг другу 

Срываюсь.

Только бы, блядь, успеть!

Но по одному взгляду на ее напряженную спину понимаю, что случилось непоправимое.

 

Замираю в паре метров. В голове только шум, ни одной спасительной мысли.

Смотрю на ее отражение в зеркале. Она в шоке. Ее руки взлетают, и накрывают губы.

Вздрагивает и резко оборачивается.

Ее глаза… Это пиздец!

Делает неуверенный шаг от меня.

Боится?!

Да. В ее глазах тихая паника.

А в моих нихера не тихая!

– Белла, – но голоса нет.

Я поднимаю руки в успокаивающем жесте и вижу, как ее начинает колотить.

– Белла, пожалуйста… – мягко прошу я, но, блядь, голос опять срывается на хрип. – Я объясню…

Неуверенно качает головой и делает еще один шаг назад, упираясь в стол.

Делаю маленький шаг к ней.

И ее глаза расширяются от ужаса.

Морально я был готов к ярости, но ее страх нахрен срывает все мою выдержку.

Ее глаза находят рюкзак, лежащий на кровати.

Она уйдет?! Ну, конечно, блядь, она уйдет!!!

Как же так? Почему она боится меня!? Разве я могу сделать хоть что-то…

– Белла, пожалуйста…

– Я… – ее рука медленно притрагивается к горлу и замирает там. – Хочу… уйти.

Ее грудь вздымается, а сердце колотится так, что, что я вижу, как трепещет свободная маечка.

Я, блядь, просто не могу отпустить ее так! Я вообще никак не могу отпустить ее!

Качаю отрицательно головой.

Вот теперь она в настоящем ужасе!

– Белла, мы просто поговорим, хорошо? – пытаюсь говорить спокойно, но меня колотит не меньше, чем ее.

Она не реагирует. И уже не смотрит…

– Ты боишься меня?!

Ноль реакции.

Я то, наивный, думал, что хуже ее отвращения и презрения ничего и быть не может!

Что, блядь, с ней не так?!? Я так безумно люблю ее! Разве я могу сделать хоть что-то, чего следует бояться?!

– Посмотри на меня!

Только черные от страха глаза.

И, блядь, я теряю последние остатки разумности.

– Какого хера ты боишься, меня?! А? Ты провела со мной две ночи! Я хоть раз сделал хоть что-нибудь…? Я хоть раз обидел или напугал тебя?!Какого черта я вижу страх в твоих глазах?!

Блядь, убейте меня кто-нибудь! Я еще и ору на нее…

– Ты не отпустишь меня…? – снова закрывается от меня: руки крест-накрест вцепляются в плечи, глаза в пол.

БЛЯДЬ!!!

– Почему ты боишься меня? – глухое, тупое отчаяние…

– Потому, что я не знаю тебя… – отворачивается.

– Ты знаешь. Только ты и знаешь, Белла…

– Мне так казалось… – ее голос звенит от напряжения, – но… МОЙ Эдвард никогда бы…– чуть заметно кивает на экран, – Никогда бы не сделал такой херни со мной.

«МОЙ» и ее разбившееся доверие в одном предложении - это охуенное чересчур для меня.

Не могу больше смотреть на ее отмороженный вид, не могу больше не прикасаться к ней. Просто больше, блядь, нет никаких сил!

– Белла! – срываюсь, и подхватываю ее за талию.

Толчок в грудь двумя руками и испуганный всхлип. Но я уже не могу тормознуть.

Почувствуй меня, пожалуйста! У меня нет слов, чтобы рассказать тебе правду!

– Белла, все не так, как выглядит, – шепчу я, прижимая ее лицо за затылок к своему плечу. Она отчаянно вырывается, но, я сильнее. – Я думал, что не увижу тебя больше никогда! Я просто хотел взять маленькую частичку с собой… Мне было так невыносимо уходить от тебя… Пожалуйста! Пожалуйста, не бросай меня сейчас! У меня больше нет сил…

Ее рывки становятся тише и она замирает. И тихий шепот:

– Ты удалишь это? – отстраняюсь и заглядываю в ее глаза.

– Ну конечно я удалю! – облегчение. Блядь, это самое приятное чувство, которое я когда либо испытывал. – Я удалю их все, если…

– ВСЕ!?! – очередной рывок, который я уже не в силах удержать

Ебать!

Мои глаза закрываются, и я усилием воли открываю их обратно.

Я, блядь, не мог не облажаться снова…

– У тебя порноколлекция с моими фото?!

По ее щекам катятся огромные слезы.

– НУ КАКАЯ НАХУЙ ПОРНОКОЛЛЕКЦИЯ!? – и, блядь, мой кулак опять летит в стену, в попытке выплеснуть хоть часть отчаяния, которое переполняет меня.

Я мудак! Я опять пугаю ее…

Но что мне остается еще?

Она неподвижно застыла, и я сажусь на колени к ее ногам.

– Белла. Там твои глаза, твои губы, ладони… плечи…

Протягиваю ей свой телефон.

С чуть слышным всхлипом оседает рядом. Тоже на колени. Смотрит на экран, а я не нее. Слезы…

Я должен собрать их всех своими губами, но… Я не смею.

Она опять плачет из-за меня, и я себя ненавижу за это

Ее пальчики несмело порхают по сенсорам. Она не ошибется. Там только один альбом.

– Пароль… – сбивчиво шепчет, на секунду поднимая на меня глаза.

– Пиши… – мне больше незачем скрывать от нее, я и так уже, наверное, все потерял, – «Я буду любить».

Мое сердце взрывается – я первый раз произнес это вслух. Я сказал это ЕЙ!

Набирает пару знаков и замирает. Телефон летит на пол из застывших рук. Ее глаза закрываются… Руки взлетают к лицу, и теперь она плачет навзрыд, едва справляясь с дыханием.

Я не знаю почему, и не знаю чем утешить ее. И это убивает меня!

Я нихрена не умею успокаивать женщин!

Но мое тело дрессировано по высшему классу, и я отпускаю его.

Обхватив за талию, притягиваю к себе, вынуждая оседлать мои колени. Не сопротивляется.

Мои губы скользят по ее мокрой коже вдоль прячущих лицо ладоней, проходясь по чувствительному ушку. Шепчу ей что-то ласковое, но ни я, ни – уверен – она, не можем разобрать ни слова. Нахожу нужные расслабляющие точки на затылке и пояснице. Пальцы умело продавливают нервные окончания и круговыми плавными движениями нежно массируют ее тело. Ей просто должно быть хорошо!

Хотя бы потому, что мне нереально хорошо, если ни о чем не думать сейчас.

И я не думаю.

Ее всхлипы становятся реже и слабее. Настойчиво притягиваю ее голову себе на плечо, отводя от лица ладошки. Целую каждую и размещаю у себя на груди. Ее лоб обжигает мою шею, и я вспоминаю, что моя девочка болеет…

Я все еще что-то шепчу ей…

Что?

– Не уходи от меня… Останься сегодня… Ты так нужна мне… Просто поспи у меня дома…

И ее руки ласково скользят по моей груди, успокаивая сердечный бунт. Ее губы упираются мне в шею, ниже подбородка. Они еще дрожат, и каждое их движение, каждое ее слово - как поцелуй:

– Все было по-настоящему у нас? Я не ошиблась?

– Ничего более настоящего никогда не было в моей жизни…

– Почему ты ушел тогда от меня?

Это простой вопрос. Мы оба знаем ответ на него.

– Ты и сама это знаешь, Белла. Что я сказал бы тебе с утра? На что мог надеяться? Кто ты, а кто я… И обстоятельства были просто… Я хотел, чтобы ты никогда не узнала, кто я. Просто приятное воспоминание…

– Я вспоминаю тебя каждую ночь…

Боже…

– Я знаю… И это убивает напрочь мое решение оставить тебя в покое. Прости меня за это. Я, блядь, такое ничтожество. Но нет сил…

Вот и все. Я весь вывернут перед тобой. Решай что-нибудь, Белла!

Но она только прерывисто вздыхает как заплаканный ребенок и задумчиво поглаживает меня.

Смещаю губы на ее лоб. Нужно что-то делать с ее состоянием.

– Ты останешься? – замираю и, по-моему, мое сердце тоже.

Блядь, ну ПОЖАЛУЙСТА!

– Да.

ДА!!!

– Мне нужно напоить тебя лекарством, – облегченно шепчу я, не в силах поверить в реальность происходящего. – Ты слишком горячая.

– Хорошо, – слабо отзывается она.

Ее тело полностью расслабилось у меня в руках. Подхватывая за талию, поднимаю нас обоих. Беру под колени и кладу на кровать.

Прячу лицо в ее волосах.

– Ты же не исчезнешь, пока меня не будет?

– Боюсь, не дойду и до двери…

В ее голосе чуть уловимая усмешка.

– Я знаю, что это отвратительно, но я, блядь, рад, что ты не сможешь…

Поднимаю на нее глаза. Она почти в ауте. Жар, страх и стресс раздавили ее напрочь. Глаза закрыты, и я оставляю на каждом свой поцелуй, извиняясь за все это безумие.

– Не засыпай пока, маленькая… Я быстро.

Еще один поцелуй в ладонь, и я сбегаю – отдышаться, осознать и сделать для нее лекарство.

Из всего запланированного времени хватает только на «заварить нужный порошок», так как меня невыносимо тянет обратно.

Я не отсутствовал и пары минут, но Белла уже спит. Сладко и по-детски вздрагивая во сне.

Ослабляю завязки на ее мягких полуспортивных брючках, целуя ее животик, рядом с пирсингом. Всеми силами торможу себя, чтобы не сорваться и не зацеловать ее спящую насмерть. Пробегаюсь по согнутым в коленях ножкам и освобождаю мягкие ступни от стягивающих белых носочков. Немного массирую ее пальчики, пытаясь расслабить еще сильнее и проходясь по акупунктурным точкам.

Дома жарко. И я решаю не доставать из-под нее одеяло и не тревожить лишний раз, а закрыть маминым пледом.

Выключаю свет, оставляя слабую настольную лампу, чтобы видеть ее лицо, вырубаю прямо из розетки комп и, переодевшись в пижамные бриджи, тихонечко ложусь рядом, притягивая ее к себе.

Я засыпаю, прижимаясь губами к ее виску.

Мне так хорошо, что я даже не могу ни о чем думать. Сплошное удовлетворение и облегчение.

Ночью просыпаюсь от того, что ее колотит лихорадка.

Черт, я должен был разбудить и напоить ее лекарством!

Целую лоб и щеки – как пламя.

– Белла, – я поглаживаю ее виски и целую лоб, – Просыпайся…

Невнятное мычание в ответ. Может получиться напоить ее во сне?

Приподнимаю, облокачивая ее на себя, и дотягиваюсь до кружки с лекарством. Все еще теплое. Подношу к губам.

– Белла, выпей, пожалуйста.

Рывок - и кружка переворачивается прямо на нее. От неожиданности я даже не успеваю перехватить ее второй рукой. Белла уже в метре от меня и ее глаза сонно и тревожно всматриваются в мое лицо.

Я в шоке…

Через пару секунд облегченно вздыхает и, расслабляясь, падает прямо там, где оказалась – на другом краю кровати.

Я это уже видел…

Это - система? Что ей сниться?

Такая испуганная и беззащитная в этот момент, просто жесть!

– Белла, – перекладываю подушки, так, чтобы устроить ее удобно там, где она лежит, – нужно выпить лекарства. Ты вся полыхаешь!

Она слабо кивает, немного поднимая голову, когда я устраиваю ее на подушке. Ее майка полностью мокрая. Пока закипает вода для очередной порции, достаю свою футболку. Притянув ее к себе спиной, аккуратно снимаю с нее маечку, чтобы переодеть.

А под ней ничего…

И меня топит резко нахлынувшее возбуждение…

Стряхивая это сумасшествие, быстренько помогаю ей влезть в сухую одежду,стягивая заодно ее брючки. Она не в состоянии сопротивляться. По-моему вообще слабо осознает, что происходит. И очень хочется воспользоваться этим, чтобы пройтись руками по ее податливому телу.

Но я встаю и ухожу. Это, блядь, даже для меня перебор.

Возвращаюсь с лекарством – опять спит.

Немного посоображав, делаю горку из подушек возле изголовья кровати. Сажусь и притягиваю ее спиной к себе на грудь, располагая между ног. Жду пока лекарство остынет, охлаждая ее лоб своими руками. И Белла слегка постанывает, когда я меняю одну руку на другую.

Маленькая моя! Если бы я мог, я бы с удовольствием болел сейчас вместо тебя.

Пробую пахнущую клубникой жидкость – уже не обжигает.

Поглаживая ее лицо, уговариваю выпить, и она делает несколько глотков.

Через пару минут спаиваю ей остатки.

– Выздоравливай, моя Белла… – шепчу я ей в ушко.

Белла поворачивается и, обхватывая руками мою шею, немного подтягивается вверх, отыскивая своими горячими губами мои.

Замираю – предвкушение, нежность, восторг!

И несколько поцелуев – быстрых, легких и нежных – обжигают меня.

Я, блядь, в счастливой коме!

Расслабляется и засыпает глубже. Тут же вырубаюсь следом, чувствуя абсолютное спокойствие и умиротворение…

Давящее чувство будит меня с утра.

Что?

Ее нет?

Блядь, ну пожалуйста, только не это… Она не могла так со мной! Я же, блядь, почти поверил…

Открываю глаза и поднимаюсь: моя футболка на краю кровати, рюкзачка нет, кроссовок тоже.

Ушла... 

Похожие статьи:

Он не останавливается, пока последние остатки напряжения не вытекают из моего тела. Тогда он приподнимается, развязывает мои руки. Его губы находят мои, и я чувствую терпкий привкус. Вкус моего наслаждения. Зарываюсь слабыми пальцами в его волосы, выгибаюсь ему навстречу и в то же мгновение ощущаю его в себе.  ...
Надо было остановиться тогда, отпустить друг друга, сказав последнее прощай. Но ни я, ни он не затрагивали эту тему, будто и не было того разговора, который принес нам столько боли. Я понимала — мне нет места в его мире, а заставить его выбирать никогда не смогла бы. Я видела, как светятся его глаза, когда он рассказывал о своей работе. Он был в своей стихии, по-настоящему счастлив, он занимался ЛЮБИМЫМ делом. И я слишком любила его, чтобы ставить перед таким выбором. ...
- Я не собираюсь обсуждать его с тобой!- он уже довел меня до бешенства. - Это мы еще посмотрим,- халат уже на полу, а мои руки почему-то перемещаются к спинке кровати. Поднимая глаза, вижу, как он аккуратно связывает их между собой тем самым пояском и крепко привязывает к изголовью. От возмущения у меня даже слов нет, но он все понимает по моему выразительному взгляду и, чмокнув в нос, поясняет: - Чтобы ты не могла отвертеться,- ему еще хватает наглости мне подмигнуть. - Это что допрос?- сквозь зубы выцеживаю...
Не стоило мне приезжать. Нужно было перезвонить и сказать ему, чтобы засунул эти билеты себе куда подальше! Но я, конечно же, поехала. Может быть, где-то в глубине души теплилась надежда, что он, в лучших традициях мыльной оперы, заявит - мы созданы друг для друга, я его судьба, ему без меня не жить и бла-бла-бла. Он ничего подобного, естественно, не сделал. Просто сказал: "Поехали",- и вот я здесь, в самом романтичном городе на земле, и лишь для того, чтобы проститься со своим любимым мужчиной навсегда. Что ж, если уж пить...
Прохладный душ приятно холодит кожу. То что нужно, чтобы привести мысли в порядок. Эх, вот как так может быть, что каждый раз с ним это как взрыв сверхновой?! Казалось бы, за столько лет можно и привыкнуть. Но нет! Он переворачивает мою душу стоит ему только прикоснуться. А ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как мы вместе. Много это или мало? Не знаю, но помню каждое мгновенье......




Добавить комментарий
Комментарии (0)